Красота

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Красота́ — эстетическая (неутилитарная, непрактическая) категория, обозначающая совершенство, гармоничное сочетание аспектов объекта, при котором последний вызывает у наблюдателя эстетическое наслаждение. Красота является одной из важнейших категорий культуры. Противоположностью красоты является безобразие[1].





Концепции красоты

Понятие красоты является одним из важнейших в философии восприятия бытияК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 4257 дней]. Древнегреческими философами красота воспринималась как явление объективное и онтологическое по своей сути, связанное с совершенством Универсума, с пониманием космоса как миропорядка, целесообразности, украшения[2].

  • Школа Пифагора связывала воедино красоту и математику, отмечая, что предметы, чьи пропорции находятся в соответствии с золотым сечением, кажутся более красивыми[3]. Классическая греческая архитектура основывалась на этом понимании красоты.
  • Со времён Сократа красота начинает рассматриваться не только в онтологическом смысле, но и как категория разума, сознания. Для самого Сократа красота являлась одной из важнейших категорий мироздания.
  • Аристотелем понятие красоты как олицетворения блага, совершенства относилось к сугубо нравственной, нерассудочной категории.
  • По Платону, до рождения человек пребывает в сфере красоты и чистой мысли. Восприятие красоты и блага (добра) как высшей идеи является основным мотивом его философского творчества.

Восприятие красоты античными философами было обобщено в работах Плотина, где, в частности, красота получала функцию возводящей к божественному и прекрасному. Обширное издание «История Красоты» под редакцией Умберто Эко рассматривает историю восприятия красоты на протяжении человеческой истории[4]. В частности, он указывает, что Платон положил начало двум наиболее значительным концепциям Красоты, разработанным в последующие века[5]:

  1. Красота как гармония и пропорциональность частей (восходящая к Пифагору)[6]
  2. Красота как сияние, описанная в диалоге Федр и повлиявшая на идеи неоплатонизма[7]

Также в данном исследовании указываются следующие аспекты:

  • Обычно прекрасной мы называем вещь пропорциональную
  • Симметрия стала одним из канонов прекрасного в классическом искусстве

Затем Эко указывает, что на более зрелой стадии развития средневековой мысли Фома Аквинский скажет[8], что для Красоты необходима:

  • не только надлежащая пропорциональность,
  • но также целостность (то есть каждая вещь должна иметь все составляющие части, а увечное тело считается уродливым),
  • сияние (ибо прекрасным считается то, что окрашено в чистый цвет)
  • пропорциональность, или созвучие

Восприятие красоты в искусстве

В настоящее время существует предположение, что наше восприятие красоты — инстинктивное, закрепившееся в памяти человека благодаря множеству предшествующих поколений живых существ с их бессознательным опытом, а также тысячам поколений людей с опытом осознаваемым[9].

Эрос и красота физическая

Мужчины и женщины красивы, когда они нравятся противоположному полу. Воспринимая женщину/мужчину как своего возможного партнера, мы никогда не ошибаемся, какому полу что нужно. Здесь действует «опыт предшествующих поколений»[10].

Разностороннее развитие человеческого тела достигается большим трудом — так же, как и все другие достижения.

Духовная красота

Антон Павлович Чехов, «Дядя Ваня»

В человеке должно быть всё прекрасно:
и лицо, и одежда, и душа, и мысли.

Помимо физической красоты в человеческой культуре сформировалось представление о нравственной, духовной красоте. Эта категория применима к людям независимо от их возраста и пола и определяет отношение к мудрости, честности, уравновешенности, порядочности человека. Для детей, подростков и молодых людей в это понятие также включаются такие характеристики, как «невинность», «неиспорченность» и другие.

Эталоны физической красоты в разных культурах

История показывает, что образцы, «стандарты» красоты очень сильно меняются в разных странах и культурах[11]. Помимо очевидного предпочтения людей без выраженной физической асимметрии тела[12], а также «средних» по внешнему виду (в каждой расе — свои эталоны), существуют иные, меняющиеся культурные предпочтения.

В древней Греции и Риме эталоны мужской и женской красоты были практически неотличимы от эталонов начала XX века, века развития олимпийского движения.

В Средние века можно отметить моду на бледность и худобу, но в эпоху барокко, напротив, появляется мода на полнотелость (например, на картинах Рубенса) и на потенциальную плодовитость (картины голландских мастеров — например, дамы Терборха).

XXI век

Эталоны женской красоты

Лорд Байрон, «Каин»

И если красота её поблекнет,
То, думаю, создатель красоты,
При гибели прекрасного созданья,
Утратить должен более, чем я.

В настоящее время «высокая мода» продолжает рекламировать стандарт женской красоты как чрезвычайно худую, очень высокую фигуру с очень узкой талией и длинными ногами. Женщина должна обладать грациозной фигурой, фотогеничностью и иметь знаменитые параметры 90 — 60 — 90[13].

Россия

В 2011 г. сотрудники Южного федерального университета впервые провели исследование сущности женской красоты. Участникам исследования было предложено ответить на вопросы о том, есть ли у них идеал красивой женщины и кого они считают своим идеалом. В результате опроса выяснилось, что для большинства респондентов красота имеет конкретный визуальный образ реальных людей. Около 30 процентов указали на собирательный образ красивой женщины, созданный под влиянием образцов, тиражируемых на телевидении. Чаще других опрошенные называли имена Одри Хепбёрн, Мэрилин Монро и Анджелины Джоли. В ответах молодых участников опроса звучали имена только западных красавиц, а люди более старшего поколения иногда называли имена Валентины Толкуновой и Ирины Алферовой[14].

При описании эталона женской красоты большая доля опрошенных описали её стройной, с длинными волосами и большими глазами. Женщины отмечали такие важные факторы как внешняя опрятность и ухоженность, а также аккуратность. Мужчины больше значения придавали цвету волос и глаз. При анализе фотографий известных людей, названных в качестве идеала красоты, сложилась такая картина: это брюнетка с большими, яркими, выразительными глазами, средней комплекции и с пропорциональной фигурой. За брюнеток голосовало большее, чем за блондинок[14].

В итоге получился следующий портрет красивой женщины: рост от 158 до 175 сантиметров вес от 48 до 64 килограмм, стройная и пропорциональная фигура, глаза зеленые или карие, ресницы пушистые и густые, волосы густые здоровые, губы чувственные, руки и ногти ухоженные, кожа гладкая чистая. Редко упоминалась миниатюрность, короткие волосы, отсутствие макияжа, и классические пропорции 90-60-90. В последнее время наблюдаются изменения в представлениях о красивой фигуре — это не худоба, а нормальная, «здоровая» женская фигура[14].

А вот при описании характера красивой женщины на первом месте оказались обязательными такие качества как доброта, ум и умение понимать, а также отзывчивость, нежность и чувство юмора. Женщины чаще указывали на мудрость и уверенность в себе, а мужчины — на общительность и нежность. Помимо этого кандидатка на звание прекраснейшей должна быть умной, вежливой, неглупой, гармоничной, харизматичной, любящей, целеустремленной, воспитанной, интересной в общении и обаятельной. Большинство опрошенных считают, что у красивой женщины обязательно должно быть высшее или незаконченное высшее образование[14].

Эталоны мужской красоты

Итальянцы признаны самыми красивыми мужчинами в мире, при этом редеющая с годами шевелюра и появляющиеся морщины далеко не всегда влекут за собой потерю привлекательности[15].

Конкурсы красоты

Конкурс красоты — это соревнование, в котором определяется самый красивый участник. Зачастую в таких конкурсах требуется проявить различные таланты, интеллект или ораторское искусство.

По легенде, первым конкурсом красоты стало состязание трех богинь Геры, Афины и Афродиты. Судьёй они выбрали Париса (человека), который и отдал главный приз — яблоко и звание Прекраснейшей — Афродите. Именно с этого и началась Троянская война.

Сохранились косвенные подтверждения того, что в древней Трое выбирали самую красивую девушку Илиона. В жюри входили певцы, скульпторы, ораторы и воины.

Наиболее давние документально подтвержденные конкурсы красоты прошли в Коринфе в 5 веке до н. э., где правил Кипелис, который учредил праздник в честь богини земли. Самая достойная претендентка была названа носительницей золота. Грекам начинание понравилось, подобные конкурсы проходили в городе Афины а после постоянно и повсеместно. Особенно популярны были состязания на острове Лесбос в Эгейском море.

В Древнем Вавилоне после конкурса красоты победительнице присваивалось не только звание красивой, ей назначалась цена: имя девушки выкрикивали, а мужчины выкрикивали цену. Именно за эти деньги, назначенные в результате конкурса, и можно было впоследствии купить эту девушку у семьи для того, чтобы на ней жениться.

В древнем Китае, а также и у инков и у малайцев были созданы специальные правила выбора красавицы. Выбрав победительницу, её в торжественной обстановке приносили в жертву кровавому божеству или духу.

Несмотря на суровые исламские нравы, в гаремах Османской империи развлекались, выбирая самую красивую одалиску.

Племена Австралии и островов Тихого океана до 20 века проводили конкурсы: незамужние внешне привлекательные девушки соревновались обнаженными. На победительнице женился «первый парень на деревне».

В Уганде проводились конкурсы красоты, причем на лицо особенно никто не смотрел. Выбирали обладательницу самой красивой попы. Некоторые победительницы действительно обладали настолько весомыми достоинствами, что не могли вставать без посторонней помощи.

В России долгое время царю жену избирали в результате конкурса, на который обязаны были привести со всего государства девушек всех семейств. При этом положение и достаток значения не имели — только красота и здоровье. Приз — звание царицы и скорее всего быстрая смерть или монастырь. Так что русские государи довольно быстро меняли жен.

В Европе о таких конкурсах забыли ещё в средневековье. Самая красивая девушка времён инквизиции могла претендовать только на Костёр вне очереди. Церковь свято верила, что самые красивые женщины, впрочем, как и самые уродливые, обязательно служат дьяволу, иначе откуда такие выдающиеся внешние данные?

Источник: fact.inf.ua/p.html [16]

19 сентября 1888 года в бельгийском городе Спа состоялся первый конкурс красоты. 21 из 350 кандидаток достигли финала, где исключительно мужское жюри «осматривало» их за закрытыми дверями. Победительницей стала 18-летная Берта Сукаре (фр. Bertha Soucaret) из Гваделупы, получившая приз в 5000 франков.[17]

Международные конкурсы красоты

К наиболее значимым международным конкурсам красоты относятся:

Мисс Мира

Мисс Мира (англ. Miss World) — проводящийся ежегодно международный конкурс красоты, один из самых престижных конкурсов красоты в мире, наряду с конкурсами Мисс Вселенная, Мисс Интернешнл и Мисс Земля.

Конкурс Мисс Мира появился в Великобритании благодаря Эрику Морли в 1951 году. Начиная с 2000 года, его жена, Джулия Морли, сопредседатель шоу. Наряду со своим конкурсами-конкурентами Мисс Вселенная и Мисс Земля, это шоу является одним из самых известных конкурсов красоты в мире. Телешоу финала конкурса является крупнейшим в мире, аудитория включает зрителей более чем в 200 странах.

Мисс Мира изначально был организован как фестиваль конкурс бикини и назывался «Мисс Мира» прессой. Первоначально он был запланирован как разовое мероприятие. Узнав о предстоящем шоу Мисс Вселенная, Морли решил сделать шоу ежегодным. Оппозиция на появление в бикини привела к их замене более скромными купальниками после первого конкурса. В 1959 году Би-би-си начала телевещание конкурса, отчего популярность шоу заметно выросла.

В 1980-х годах в шоу добавили тесты интеллекта и личности. Тем не менее, конкурс рассматривается как старомодный и довольно политически некорректный в своей родной Британии. Традиционно Мисс Мира живёт в Лондоне один год. С 18 августа 2012 года этот титул принадлежит 23-летней китаянке Юй Вэнься. Шесть раз за всю историю конкурса победительницами становились представительницы Венесуэлы.

Мисс Земля

«Мисс Земля» (англ. Miss Earth) — один из самых престижных конкурсов красоты в мире наряду с «Мисс Мира», «Мисс Интернешнл» и «Мисс Вселенная». Количество участниц конкурса считается рекордным среди всех конкурсов красоты первого уровня. Последние 6 лет конкурс проводился на Филиппинах.

Мисс Вселенная

Мисс Вселенная (англ. Miss Universe) — ежегодный международный конкурс красоты, один из самых престижных конкурсов красоты в мире, наряду с конкурсами Мисс Мира, Мисс Интернешнл и Мисс Земля.

После победы в конкурсе Мисс Америка 1951 года Иоланда Бетбезе отказалась позировать в купальниках Catalina, производившимися компанией Pacific Mills, которая была крупным спонсором конкурса. Тогда в 1952 году Pacific Mills вышла из участия в Мисс Америка и основала альтернативный американский конкурс Мисс США и международный конкурс Мисс Вселенная. Первый конкурс был проведен в Лонг-Бич и на нём победила Арми Куусела из Финляндии. Конкурс был впервые показан по телевидению в 1955 году. До 1971 года конкурс проводился в США, но с 1972 он каждый год проводится в новой стране.

Впоследствии конкурс стал частью компании Kayser-Roth, а затем Gulf and Western Industries. В 1996 году права на проведение конкурса были куплены Дональдом Трампом. География стран-участниц продолжает расширяться. В последние годы к нему присоединились Китай (2002), Албания (2002), Вьетнам (2004), Грузия (2004), Эфиопия (2004), Латвия (2005), Казахстан (2006) и Танзания (2007).

Россия как отдельная страна участвует в конкурсе с 1994 года. В 2002 году победительницей конкурса стала Мисс России Оксана Фёдорова. Однако она потеряла титул после того, как не смогла выполнить все связанные с ним обязанности. В 2005 году победила Наталья Глебова, Мисс Канада, родившаяся в России, Туапсе.

Мисс Интернешнл

Мисс Интернешнл (Miss International Beauty, The International Beauty Pageant, Международный конкурс красоты) — четвёртый по величине конкурс красоты в мире. Первоначально он был проведён в Лонг Бич, Калифорния, США в 1960 году после переноса конкурса Мисс Вселенная в Майами. До 1967 года конкурс проводился в Лонг Бич, с 1968 по 1970 он перекочевал в Японию, где и проводился каждый год в одном и том же городе, который также известен выставкой Экспо 70. В течение 1971 и 1972 годов конкурс снова был проведён в Лонг Бич, однако после этого периода он опять ежегодно проводился в Японии. Действующая Мисс Интернешнл — Икуми Ёсимацу из Японии, она завоевала этот титул 21 октября 2012 года.

Этот конкурс красоты, известный также как «Праздник красоты» и даже «Состязание красоты», проводится не только посредством оценки внешнего вида участниц. От конкурсанток ожидается образ «Послов мира и красоты», проявление отзывчивости, доброжелательности, дружелюбия, красоты, интеллекта, способности к принятию решений, и самое главное, лояльности к другим странам. Заключительным заданием для конкурсанток Мисс Интернешнл является презентация речи-убеждения в необходимости мира на Земле, доброжелательности и осознании этих понятий.

Конкурсы мужской красоты

В некоторых странах проводятся также конкурсы мужской красоты. Они во многом схожи с конкурсами женской красоты, отличаясь лишь тем, что упор делается на мужских качествах: удали, силе, атлетичности. Такие конкурсы проводятся, например, в Швейцарии, где ежегодно, путём голосования по окончании конкурса, выявляется «Мистер Швейцария»[18].

Примеры красоты

В природе

В архитектуре

В скульптуре

В изобразительном искусстве

В математике

См. также

Напишите отзыв о статье "Красота"

Примечания

  1. Бычков В. В. «Эстетика». — М.: Гардарики, 2005.
  2. Асмус В. Ф. «Античная философия»
  3. Seife, Charles (2000). Zéro: the biography of a dangerous idea. Penguin. ISBN 0-14-029647-6. p. 32
  4. Умберто Эко . История Красоты. — СЛОВО/SLOVO, 2013. — 440 с. — ISBN 978-5-387-00570-1.
  5. История Красоты… Там же. С. 50
  6. История Красоты… Там же. С. 61
  7. История Красоты… Там же. С. 72
  8. История Красоты… Там же. С. 88
  9. [books.rusf.ru/unzip/add-on/xussr_gk/efremi01.htm?9/89 И.Ефремов — Лезвие бритвы — спор о красоте]
  10. [ethology.ru/library/?id=12 Протопопов Анатолий. «Трактат о любви, как её понимает жуткий зануда»] + [protopop.chat.ru/tl3.html «зеркало»]
  11. [www.kontinent.org/article_rus_49baefc636f23.html Спасёт ли мир красота? Профессор Николай Крюковский даёт добро кинопроекту «Красота спасёт мир»// Континент.]
  12. [www.telegraph.co.uk/science/science-news/3341719/Why-beauty-is-an-advert-for-good-genes.html Highfield, Roger. «Why beauty is an advert for good genes»]. The Telegraph. Retrieved February 13, 2012
  13. [www.bodybeautiful.ru/krasota-i-fitnes/41-ideal-krasoty-v-raznye-jepokhi.html «Идеал красоты в разные эпохи» — статья на сайте Body Beautiful]
  14. 1 2 3 4 Ионова, Лариса [www.rg.ru/2011/05/20/krasavica.html Убойная сила XXI века] (рус.) // Российская газета. — М., 2011. — Вып. 5483 (107).
  15. [news.tut.by/kaleidoscope/122876.html Самыми красивыми мужчинами в мире признаны итальянцы]
  16. [fact.inf.ua/p.html Интересное про конкурсы красоты] (рус.). [www.webcitation.org/6H3qj0NzQ Архивировано из первоисточника 2 июня 2013].
  17. [www.calend.ru/event/4549/ В Бельгии прошел первый в истории конкурс красоты] (рус.). [www.webcitation.org/6H3qlZQYj Архивировано из первоисточника 2 июня 2013].
  18. [www.20min.ch/unterhaltung/people/story/25944902 André Reithebuch ist Mister Schweiz] (нем.)

Отрывок, характеризующий Красота

– А кто тебе сказал, что такое зло для другого человека? – спросил он.
– Зло? Зло? – сказал Пьер, – мы все знаем, что такое зло для себя.
– Да мы знаем, но то зло, которое я знаю для себя, я не могу сделать другому человеку, – всё более и более оживляясь говорил князь Андрей, видимо желая высказать Пьеру свой новый взгляд на вещи. Он говорил по французски. Je ne connais l dans la vie que deux maux bien reels: c'est le remord et la maladie. II n'est de bien que l'absence de ces maux. [Я знаю в жизни только два настоящих несчастья: это угрызение совести и болезнь. И единственное благо есть отсутствие этих зол.] Жить для себя, избегая только этих двух зол: вот вся моя мудрость теперь.
– А любовь к ближнему, а самопожертвование? – заговорил Пьер. – Нет, я с вами не могу согласиться! Жить только так, чтобы не делать зла, чтоб не раскаиваться? этого мало. Я жил так, я жил для себя и погубил свою жизнь. И только теперь, когда я живу, по крайней мере, стараюсь (из скромности поправился Пьер) жить для других, только теперь я понял всё счастие жизни. Нет я не соглашусь с вами, да и вы не думаете того, что вы говорите.
Князь Андрей молча глядел на Пьера и насмешливо улыбался.
– Вот увидишь сестру, княжну Марью. С ней вы сойдетесь, – сказал он. – Может быть, ты прав для себя, – продолжал он, помолчав немного; – но каждый живет по своему: ты жил для себя и говоришь, что этим чуть не погубил свою жизнь, а узнал счастие только тогда, когда стал жить для других. А я испытал противуположное. Я жил для славы. (Ведь что же слава? та же любовь к другим, желание сделать для них что нибудь, желание их похвалы.) Так я жил для других, и не почти, а совсем погубил свою жизнь. И с тех пор стал спокойнее, как живу для одного себя.
– Да как же жить для одного себя? – разгорячаясь спросил Пьер. – А сын, а сестра, а отец?
– Да это всё тот же я, это не другие, – сказал князь Андрей, а другие, ближние, le prochain, как вы с княжной Марьей называете, это главный источник заблуждения и зла. Le prochаin [Ближний] это те, твои киевские мужики, которым ты хочешь сделать добро.
И он посмотрел на Пьера насмешливо вызывающим взглядом. Он, видимо, вызывал Пьера.
– Вы шутите, – всё более и более оживляясь говорил Пьер. Какое же может быть заблуждение и зло в том, что я желал (очень мало и дурно исполнил), но желал сделать добро, да и сделал хотя кое что? Какое же может быть зло, что несчастные люди, наши мужики, люди такие же, как и мы, выростающие и умирающие без другого понятия о Боге и правде, как обряд и бессмысленная молитва, будут поучаться в утешительных верованиях будущей жизни, возмездия, награды, утешения? Какое же зло и заблуждение в том, что люди умирают от болезни, без помощи, когда так легко материально помочь им, и я им дам лекаря, и больницу, и приют старику? И разве не ощутительное, не несомненное благо то, что мужик, баба с ребенком не имеют дня и ночи покоя, а я дам им отдых и досуг?… – говорил Пьер, торопясь и шепелявя. – И я это сделал, хоть плохо, хоть немного, но сделал кое что для этого, и вы не только меня не разуверите в том, что то, что я сделал хорошо, но и не разуверите, чтоб вы сами этого не думали. А главное, – продолжал Пьер, – я вот что знаю и знаю верно, что наслаждение делать это добро есть единственное верное счастие жизни.
– Да, ежели так поставить вопрос, то это другое дело, сказал князь Андрей. – Я строю дом, развожу сад, а ты больницы. И то, и другое может служить препровождением времени. А что справедливо, что добро – предоставь судить тому, кто всё знает, а не нам. Ну ты хочешь спорить, – прибавил он, – ну давай. – Они вышли из за стола и сели на крыльцо, заменявшее балкон.
– Ну давай спорить, – сказал князь Андрей. – Ты говоришь школы, – продолжал он, загибая палец, – поучения и так далее, то есть ты хочешь вывести его, – сказал он, указывая на мужика, снявшего шапку и проходившего мимо их, – из его животного состояния и дать ему нравственных потребностей, а мне кажется, что единственно возможное счастье – есть счастье животное, а ты его то хочешь лишить его. Я завидую ему, а ты хочешь его сделать мною, но не дав ему моих средств. Другое ты говоришь: облегчить его работу. А по моему, труд физический для него есть такая же необходимость, такое же условие его существования, как для меня и для тебя труд умственный. Ты не можешь не думать. Я ложусь спать в 3 м часу, мне приходят мысли, и я не могу заснуть, ворочаюсь, не сплю до утра оттого, что я думаю и не могу не думать, как он не может не пахать, не косить; иначе он пойдет в кабак, или сделается болен. Как я не перенесу его страшного физического труда, а умру через неделю, так он не перенесет моей физической праздности, он растолстеет и умрет. Третье, – что бишь еще ты сказал? – Князь Андрей загнул третий палец.
– Ах, да, больницы, лекарства. У него удар, он умирает, а ты пустил ему кровь, вылечил. Он калекой будет ходить 10 ть лет, всем в тягость. Гораздо покойнее и проще ему умереть. Другие родятся, и так их много. Ежели бы ты жалел, что у тебя лишний работник пропал – как я смотрю на него, а то ты из любви же к нему его хочешь лечить. А ему этого не нужно. Да и потом,что за воображенье, что медицина кого нибудь и когда нибудь вылечивала! Убивать так! – сказал он, злобно нахмурившись и отвернувшись от Пьера. Князь Андрей высказывал свои мысли так ясно и отчетливо, что видно было, он не раз думал об этом, и он говорил охотно и быстро, как человек, долго не говоривший. Взгляд его оживлялся тем больше, чем безнадежнее были его суждения.
– Ах это ужасно, ужасно! – сказал Пьер. – Я не понимаю только – как можно жить с такими мыслями. На меня находили такие же минуты, это недавно было, в Москве и дорогой, но тогда я опускаюсь до такой степени, что я не живу, всё мне гадко… главное, я сам. Тогда я не ем, не умываюсь… ну, как же вы?…
– Отчего же не умываться, это не чисто, – сказал князь Андрей; – напротив, надо стараться сделать свою жизнь как можно более приятной. Я живу и в этом не виноват, стало быть надо как нибудь получше, никому не мешая, дожить до смерти.
– Но что же вас побуждает жить с такими мыслями? Будешь сидеть не двигаясь, ничего не предпринимая…
– Жизнь и так не оставляет в покое. Я бы рад ничего не делать, а вот, с одной стороны, дворянство здешнее удостоило меня чести избрания в предводители: я насилу отделался. Они не могли понять, что во мне нет того, что нужно, нет этой известной добродушной и озабоченной пошлости, которая нужна для этого. Потом вот этот дом, который надо было построить, чтобы иметь свой угол, где можно быть спокойным. Теперь ополчение.
– Отчего вы не служите в армии?
– После Аустерлица! – мрачно сказал князь Андрей. – Нет; покорно благодарю, я дал себе слово, что служить в действующей русской армии я не буду. И не буду, ежели бы Бонапарте стоял тут, у Смоленска, угрожая Лысым Горам, и тогда бы я не стал служить в русской армии. Ну, так я тебе говорил, – успокоиваясь продолжал князь Андрей. – Теперь ополченье, отец главнокомандующим 3 го округа, и единственное средство мне избавиться от службы – быть при нем.
– Стало быть вы служите?
– Служу. – Он помолчал немного.
– Так зачем же вы служите?
– А вот зачем. Отец мой один из замечательнейших людей своего века. Но он становится стар, и он не то что жесток, но он слишком деятельного характера. Он страшен своей привычкой к неограниченной власти, и теперь этой властью, данной Государем главнокомандующим над ополчением. Ежели бы я два часа опоздал две недели тому назад, он бы повесил протоколиста в Юхнове, – сказал князь Андрей с улыбкой; – так я служу потому, что кроме меня никто не имеет влияния на отца, и я кое где спасу его от поступка, от которого бы он после мучился.
– А, ну так вот видите!
– Да, mais ce n'est pas comme vous l'entendez, [но это не так, как вы это понимаете,] – продолжал князь Андрей. – Я ни малейшего добра не желал и не желаю этому мерзавцу протоколисту, который украл какие то сапоги у ополченцев; я даже очень был бы доволен видеть его повешенным, но мне жалко отца, то есть опять себя же.
Князь Андрей всё более и более оживлялся. Глаза его лихорадочно блестели в то время, как он старался доказать Пьеру, что никогда в его поступке не было желания добра ближнему.
– Ну, вот ты хочешь освободить крестьян, – продолжал он. – Это очень хорошо; но не для тебя (ты, я думаю, никого не засекал и не посылал в Сибирь), и еще меньше для крестьян. Ежели их бьют, секут, посылают в Сибирь, то я думаю, что им от этого нисколько не хуже. В Сибири ведет он ту же свою скотскую жизнь, а рубцы на теле заживут, и он так же счастлив, как и был прежде. А нужно это для тех людей, которые гибнут нравственно, наживают себе раскаяние, подавляют это раскаяние и грубеют от того, что у них есть возможность казнить право и неправо. Вот кого мне жалко, и для кого бы я желал освободить крестьян. Ты, может быть, не видал, а я видел, как хорошие люди, воспитанные в этих преданиях неограниченной власти, с годами, когда они делаются раздражительнее, делаются жестоки, грубы, знают это, не могут удержаться и всё делаются несчастнее и несчастнее. – Князь Андрей говорил это с таким увлечением, что Пьер невольно подумал о том, что мысли эти наведены были Андрею его отцом. Он ничего не отвечал ему.
– Так вот кого мне жалко – человеческого достоинства, спокойствия совести, чистоты, а не их спин и лбов, которые, сколько ни секи, сколько ни брей, всё останутся такими же спинами и лбами.
– Нет, нет и тысячу раз нет, я никогда не соглашусь с вами, – сказал Пьер.


Вечером князь Андрей и Пьер сели в коляску и поехали в Лысые Горы. Князь Андрей, поглядывая на Пьера, прерывал изредка молчание речами, доказывавшими, что он находился в хорошем расположении духа.
Он говорил ему, указывая на поля, о своих хозяйственных усовершенствованиях.
Пьер мрачно молчал, отвечая односложно, и казался погруженным в свои мысли.
Пьер думал о том, что князь Андрей несчастлив, что он заблуждается, что он не знает истинного света и что Пьер должен притти на помощь ему, просветить и поднять его. Но как только Пьер придумывал, как и что он станет говорить, он предчувствовал, что князь Андрей одним словом, одним аргументом уронит всё в его ученьи, и он боялся начать, боялся выставить на возможность осмеяния свою любимую святыню.
– Нет, отчего же вы думаете, – вдруг начал Пьер, опуская голову и принимая вид бодающегося быка, отчего вы так думаете? Вы не должны так думать.
– Про что я думаю? – спросил князь Андрей с удивлением.
– Про жизнь, про назначение человека. Это не может быть. Я так же думал, и меня спасло, вы знаете что? масонство. Нет, вы не улыбайтесь. Масонство – это не религиозная, не обрядная секта, как и я думал, а масонство есть лучшее, единственное выражение лучших, вечных сторон человечества. – И он начал излагать князю Андрею масонство, как он понимал его.
Он говорил, что масонство есть учение христианства, освободившегося от государственных и религиозных оков; учение равенства, братства и любви.
– Только наше святое братство имеет действительный смысл в жизни; всё остальное есть сон, – говорил Пьер. – Вы поймите, мой друг, что вне этого союза всё исполнено лжи и неправды, и я согласен с вами, что умному и доброму человеку ничего не остается, как только, как вы, доживать свою жизнь, стараясь только не мешать другим. Но усвойте себе наши основные убеждения, вступите в наше братство, дайте нам себя, позвольте руководить собой, и вы сейчас почувствуете себя, как и я почувствовал частью этой огромной, невидимой цепи, которой начало скрывается в небесах, – говорил Пьер.
Князь Андрей, молча, глядя перед собой, слушал речь Пьера. Несколько раз он, не расслышав от шума коляски, переспрашивал у Пьера нерасслышанные слова. По особенному блеску, загоревшемуся в глазах князя Андрея, и по его молчанию Пьер видел, что слова его не напрасны, что князь Андрей не перебьет его и не будет смеяться над его словами.
Они подъехали к разлившейся реке, которую им надо было переезжать на пароме. Пока устанавливали коляску и лошадей, они прошли на паром.
Князь Андрей, облокотившись о перила, молча смотрел вдоль по блестящему от заходящего солнца разливу.
– Ну, что же вы думаете об этом? – спросил Пьер, – что же вы молчите?
– Что я думаю? я слушал тебя. Всё это так, – сказал князь Андрей. – Но ты говоришь: вступи в наше братство, и мы тебе укажем цель жизни и назначение человека, и законы, управляющие миром. Да кто же мы – люди? Отчего же вы всё знаете? Отчего я один не вижу того, что вы видите? Вы видите на земле царство добра и правды, а я его не вижу.
Пьер перебил его. – Верите вы в будущую жизнь? – спросил он.
– В будущую жизнь? – повторил князь Андрей, но Пьер не дал ему времени ответить и принял это повторение за отрицание, тем более, что он знал прежние атеистические убеждения князя Андрея.
– Вы говорите, что не можете видеть царства добра и правды на земле. И я не видал его и его нельзя видеть, ежели смотреть на нашу жизнь как на конец всего. На земле, именно на этой земле (Пьер указал в поле), нет правды – всё ложь и зло; но в мире, во всем мире есть царство правды, и мы теперь дети земли, а вечно дети всего мира. Разве я не чувствую в своей душе, что я составляю часть этого огромного, гармонического целого. Разве я не чувствую, что я в этом огромном бесчисленном количестве существ, в которых проявляется Божество, – высшая сила, как хотите, – что я составляю одно звено, одну ступень от низших существ к высшим. Ежели я вижу, ясно вижу эту лестницу, которая ведет от растения к человеку, то отчего же я предположу, что эта лестница прерывается со мною, а не ведет дальше и дальше. Я чувствую, что я не только не могу исчезнуть, как ничто не исчезает в мире, но что я всегда буду и всегда был. Я чувствую, что кроме меня надо мной живут духи и что в этом мире есть правда.
– Да, это учение Гердера, – сказал князь Андрей, – но не то, душа моя, убедит меня, а жизнь и смерть, вот что убеждает. Убеждает то, что видишь дорогое тебе существо, которое связано с тобой, перед которым ты был виноват и надеялся оправдаться (князь Андрей дрогнул голосом и отвернулся) и вдруг это существо страдает, мучается и перестает быть… Зачем? Не может быть, чтоб не было ответа! И я верю, что он есть…. Вот что убеждает, вот что убедило меня, – сказал князь Андрей.
– Ну да, ну да, – говорил Пьер, – разве не то же самое и я говорю!
– Нет. Я говорю только, что убеждают в необходимости будущей жизни не доводы, а то, когда идешь в жизни рука об руку с человеком, и вдруг человек этот исчезнет там в нигде, и ты сам останавливаешься перед этой пропастью и заглядываешь туда. И, я заглянул…
– Ну так что ж! вы знаете, что есть там и что есть кто то? Там есть – будущая жизнь. Кто то есть – Бог.
Князь Андрей не отвечал. Коляска и лошади уже давно были выведены на другой берег и уже заложены, и уж солнце скрылось до половины, и вечерний мороз покрывал звездами лужи у перевоза, а Пьер и Андрей, к удивлению лакеев, кучеров и перевозчиков, еще стояли на пароме и говорили.
– Ежели есть Бог и есть будущая жизнь, то есть истина, есть добродетель; и высшее счастье человека состоит в том, чтобы стремиться к достижению их. Надо жить, надо любить, надо верить, – говорил Пьер, – что живем не нынче только на этом клочке земли, а жили и будем жить вечно там во всем (он указал на небо). Князь Андрей стоял, облокотившись на перила парома и, слушая Пьера, не спуская глаз, смотрел на красный отблеск солнца по синеющему разливу. Пьер замолк. Было совершенно тихо. Паром давно пристал, и только волны теченья с слабым звуком ударялись о дно парома. Князю Андрею казалось, что это полосканье волн к словам Пьера приговаривало: «правда, верь этому».
Князь Андрей вздохнул, и лучистым, детским, нежным взглядом взглянул в раскрасневшееся восторженное, но всё робкое перед первенствующим другом, лицо Пьера.
– Да, коли бы это так было! – сказал он. – Однако пойдем садиться, – прибавил князь Андрей, и выходя с парома, он поглядел на небо, на которое указал ему Пьер, и в первый раз, после Аустерлица, он увидал то высокое, вечное небо, которое он видел лежа на Аустерлицком поле, и что то давно заснувшее, что то лучшее что было в нем, вдруг радостно и молодо проснулось в его душе. Чувство это исчезло, как скоро князь Андрей вступил опять в привычные условия жизни, но он знал, что это чувство, которое он не умел развить, жило в нем. Свидание с Пьером было для князя Андрея эпохой, с которой началась хотя во внешности и та же самая, но во внутреннем мире его новая жизнь.


Уже смерклось, когда князь Андрей и Пьер подъехали к главному подъезду лысогорского дома. В то время как они подъезжали, князь Андрей с улыбкой обратил внимание Пьера на суматоху, происшедшую у заднего крыльца. Согнутая старушка с котомкой на спине, и невысокий мужчина в черном одеянии и с длинными волосами, увидав въезжавшую коляску, бросились бежать назад в ворота. Две женщины выбежали за ними, и все четверо, оглядываясь на коляску, испуганно вбежали на заднее крыльцо.
– Это Машины божьи люди, – сказал князь Андрей. – Они приняли нас за отца. А это единственно, в чем она не повинуется ему: он велит гонять этих странников, а она принимает их.
– Да что такое божьи люди? – спросил Пьер.
Князь Андрей не успел отвечать ему. Слуги вышли навстречу, и он расспрашивал о том, где был старый князь и скоро ли ждут его.
Старый князь был еще в городе, и его ждали каждую минуту.
Князь Андрей провел Пьера на свою половину, всегда в полной исправности ожидавшую его в доме его отца, и сам пошел в детскую.
– Пойдем к сестре, – сказал князь Андрей, возвратившись к Пьеру; – я еще не видал ее, она теперь прячется и сидит с своими божьими людьми. Поделом ей, она сконфузится, а ты увидишь божьих людей. C'est curieux, ma parole. [Это любопытно, честное слово.]
– Qu'est ce que c'est que [Что такое] божьи люди? – спросил Пьер
– А вот увидишь.
Княжна Марья действительно сконфузилась и покраснела пятнами, когда вошли к ней. В ее уютной комнате с лампадами перед киотами, на диване, за самоваром сидел рядом с ней молодой мальчик с длинным носом и длинными волосами, и в монашеской рясе.
На кресле, подле, сидела сморщенная, худая старушка с кротким выражением детского лица.
– Andre, pourquoi ne pas m'avoir prevenu? [Андрей, почему не предупредили меня?] – сказала она с кротким упреком, становясь перед своими странниками, как наседка перед цыплятами.
– Charmee de vous voir. Je suis tres contente de vous voir, [Очень рада вас видеть. Я так довольна, что вижу вас,] – сказала она Пьеру, в то время, как он целовал ее руку. Она знала его ребенком, и теперь дружба его с Андреем, его несчастие с женой, а главное, его доброе, простое лицо расположили ее к нему. Она смотрела на него своими прекрасными, лучистыми глазами и, казалось, говорила: «я вас очень люблю, но пожалуйста не смейтесь над моими ». Обменявшись первыми фразами приветствия, они сели.
– А, и Иванушка тут, – сказал князь Андрей, указывая улыбкой на молодого странника.
– Andre! – умоляюще сказала княжна Марья.
– Il faut que vous sachiez que c'est une femme, [Знай, что это женщина,] – сказал Андрей Пьеру.
– Andre, au nom de Dieu! [Андрей, ради Бога!] – повторила княжна Марья.
Видно было, что насмешливое отношение князя Андрея к странникам и бесполезное заступничество за них княжны Марьи были привычные, установившиеся между ними отношения.
– Mais, ma bonne amie, – сказал князь Андрей, – vous devriez au contraire m'etre reconaissante de ce que j'explique a Pierre votre intimite avec ce jeune homme… [Но, мой друг, ты должна бы быть мне благодарна, что я объясняю Пьеру твою близость к этому молодому человеку.]
– Vraiment? [Правда?] – сказал Пьер любопытно и серьезно (за что особенно ему благодарна была княжна Марья) вглядываясь через очки в лицо Иванушки, который, поняв, что речь шла о нем, хитрыми глазами оглядывал всех.
Княжна Марья совершенно напрасно смутилась за своих. Они нисколько не робели. Старушка, опустив глаза, но искоса поглядывая на вошедших, опрокинув чашку вверх дном на блюдечко и положив подле обкусанный кусочек сахара, спокойно и неподвижно сидела на своем кресле, ожидая, чтобы ей предложили еще чаю. Иванушка, попивая из блюдечка, исподлобья лукавыми, женскими глазами смотрел на молодых людей.