Крест Всемирного торгового центра

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Крест Всемирного торгового центра (англ. World Trade Center cross; также Крест Граунд-Зиро, англ. Ground Zero cross) — сочленение стальных балок в виде христианского креста, найденное на участке Граунд-Зиро после обрушения башен Всемирного торгового центра.

В строительстве башен Всемирного торгового центра использовались сборные конструкции, которые скреплялись или сваривались на месте.[1] Такой подход позволил значительно сократить время и стоимость постройки. При строительстве использовались тавровые и прочие поперечные балки.[2] Обломки, образовавшиеся при обрушении башен комплекса, попали в том числе в здание ВТЦ 6. 13 сентября 2001 года, во время разбора обломков этого здания, рабочий Фрэнк Силеккья (Frank Silecchia) обнаружил сочленение двух стальных балок в виде креста размером 6,1 метров.[3][4] Люди, имевшие в то время доступ на Граунд-Зиро, использовали крест в качестве места поклонения.[5][6] Спустя несколько недель крест начал мешать проведению ремонтно-восстановительных работ. В связи с этим 3 октября его с разрешения правительства города перенесли на бывшую площадь у пересечения Черч- и Либерти-стрит и 4 октября установили на пьедестал. 5 октября 2006 года крест вновь переместили. На этот раз он был временно установлен у фасада Церкви Святого Петра[en], выходящего на Черч-стрит между Баркли- и Визи-стрит.[7] 23 июля 2011 года крест был благословлён преподобным Брайаном Джорданом и перемещён в Национальный мемориал и музей 11 сентября на Граунд-Зиро.[8]

Напишите отзыв о статье "Крест Всемирного торгового центра"



Примечания

  1. [www.lera.com/projects/usny/wtc.htm World Trade Center] (англ.). Leslie E. Robertson Associates. Проверено 24 августа 2013.
  2. McKinley, Stephen. [www.gothamgazette.com/citizen/sep02/irish-wtc.shtml Priest Wants WTC Cross Memorial Preserved], Gotham Gazette/Irish Echo (August 28 – September 3, 2002).
  3. Careless, Sue (September 11, 2002). «[web.archive.org/web/20020917210309/www.biblenetworknews.com/northamerica/091102_usa2.html For ten arduous months Frank Silecchia toiled in hell at Ground Zero]» (Bible Network News).
  4. Dreher, Rod (September 23, 2001). «[wasearch.loc.gov/sep11/20010923163745/www.nypost.com/commentary/4613.htm Holy Symbols Of Hope Amid The Rubble]». NY Post (Library of Congress September 11 Web Archive). Проверено November 7, 2008.
  5. [www.snopes.com/politics/religion/wtccross.asp snopes.com: Ground Zero Cross] (англ.). snopes.com. Проверено 24 августа 2013.
  6. Collins, Glenn. [www.nytimes.com/2005/03/23/nyregion/23rebuild.html?ex=1269234000&en=295256aff3f0559d&ei=5088&partner=rssnyt Port Authority Spells Out Efforts to Save Trade Center Remnants], New York Times (March 23, 2005). Проверено 6 апреля 2006.
  7. [web.archive.org/web/20061005185226/www.cnn.com/2006/US/10/05/wtc.cross.ap/index.html Steel-beam cross moved from WTC site] (англ.). CNN (5 October 2006).
  8. [newyork.cbslocal.com/2011/07/23/world-trade-center-cross-moving-to-permanent-home/ World Trade Center Cross Moving to Permanent Home]. CBSNewYork/AP. Проверено 28 августа 2011.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Крест Всемирного торгового центра

На другой день после смотра Борис, одевшись в лучший мундир и напутствуемый пожеланиями успеха от своего товарища Берга, поехал в Ольмюц к Болконскому, желая воспользоваться его лаской и устроить себе наилучшее положение, в особенности положение адъютанта при важном лице, казавшееся ему особенно заманчивым в армии. «Хорошо Ростову, которому отец присылает по 10 ти тысяч, рассуждать о том, как он никому не хочет кланяться и ни к кому не пойдет в лакеи; но мне, ничего не имеющему, кроме своей головы, надо сделать свою карьеру и не упускать случаев, а пользоваться ими».
В Ольмюце он не застал в этот день князя Андрея. Но вид Ольмюца, где стояла главная квартира, дипломатический корпус и жили оба императора с своими свитами – придворных, приближенных, только больше усилил его желание принадлежать к этому верховному миру.
Он никого не знал, и, несмотря на его щегольской гвардейский мундир, все эти высшие люди, сновавшие по улицам, в щегольских экипажах, плюмажах, лентах и орденах, придворные и военные, казалось, стояли так неизмеримо выше его, гвардейского офицерика, что не только не хотели, но и не могли признать его существование. В помещении главнокомандующего Кутузова, где он спросил Болконского, все эти адъютанты и даже денщики смотрели на него так, как будто желали внушить ему, что таких, как он, офицеров очень много сюда шляется и что они все уже очень надоели. Несмотря на это, или скорее вследствие этого, на другой день, 15 числа, он после обеда опять поехал в Ольмюц и, войдя в дом, занимаемый Кутузовым, спросил Болконского. Князь Андрей был дома, и Бориса провели в большую залу, в которой, вероятно, прежде танцовали, а теперь стояли пять кроватей, разнородная мебель: стол, стулья и клавикорды. Один адъютант, ближе к двери, в персидском халате, сидел за столом и писал. Другой, красный, толстый Несвицкий, лежал на постели, подложив руки под голову, и смеялся с присевшим к нему офицером. Третий играл на клавикордах венский вальс, четвертый лежал на этих клавикордах и подпевал ему. Болконского не было. Никто из этих господ, заметив Бориса, не изменил своего положения. Тот, который писал, и к которому обратился Борис, досадливо обернулся и сказал ему, что Болконский дежурный, и чтобы он шел налево в дверь, в приемную, коли ему нужно видеть его. Борис поблагодарил и пошел в приемную. В приемной было человек десять офицеров и генералов.
В то время, как взошел Борис, князь Андрей, презрительно прищурившись (с тем особенным видом учтивой усталости, которая ясно говорит, что, коли бы не моя обязанность, я бы минуты с вами не стал разговаривать), выслушивал старого русского генерала в орденах, который почти на цыпочках, на вытяжке, с солдатским подобострастным выражением багрового лица что то докладывал князю Андрею.
– Очень хорошо, извольте подождать, – сказал он генералу тем французским выговором по русски, которым он говорил, когда хотел говорить презрительно, и, заметив Бориса, не обращаясь более к генералу (который с мольбою бегал за ним, прося еще что то выслушать), князь Андрей с веселой улыбкой, кивая ему, обратился к Борису.