Кречмер, Иоганн Герман

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Иоганн Герман Кречмер
Дата рождения:

28 октября 1811(1811-10-28)

Место рождения:

Анклам

Дата смерти:

5 февраля 1890(1890-02-05) (78 лет)

Место смерти:

Берлин

Работы на Викискладе

Иоганн Герман Кречмер (нем. Johann Hermann Kretzschmer; 18111890) — немецкий художник.

Получил художественное образование сначала в мастерской Вильгельма Ваха в Берлине, а затем в Дюссельдорфской академии художеств у Вильгельма фон Шадова. В 1830-е годы писал жанровые картины в характерном для эпохи романтическом роде, затем, после поездки в 18401841 годах по Средиземноморью, захватившей Грецию, Константинополь и Египет, первым среди берлинских художников обратился к воспроизведению быта и нравов Востока. Из его картин этой тематики особенно известны «Завтрак в пустыне», «Караван, застигнутый самумом» (1844; в Лейпцигском музее), «Возвращение каравана богомольцев», «Афинские Пропилеи» (1845) и «Хижины феллахов в Луксорском храме» (1849). Впоследствии, но уже с меньшим успехом, он писал исторические сцены, юмористические жанры, чаще всего из детской жизни, а также портреты. Кроме того, занимался офортным гравированием и много работал акварелью.

При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).

Напишите отзыв о статье "Кречмер, Иоганн Герман"

Отрывок, характеризующий Кречмер, Иоганн Герман

– Но как вы находите всю эту последнюю комедию du sacre de Milan? [миланского помазания?] – сказала Анна Павловна. Et la nouvelle comedie des peuples de Genes et de Lucques, qui viennent presenter leurs voeux a M. Buonaparte assis sur un trone, et exaucant les voeux des nations! Adorable! Non, mais c'est a en devenir folle! On dirait, que le monde entier a perdu la tete. [И вот новая комедия: народы Генуи и Лукки изъявляют свои желания господину Бонапарте. И господин Бонапарте сидит на троне и исполняет желания народов. 0! это восхитительно! Нет, от этого можно с ума сойти. Подумаешь, что весь свет потерял голову.]
Князь Андрей усмехнулся, прямо глядя в лицо Анны Павловны.
– «Dieu me la donne, gare a qui la touche», – сказал он (слова Бонапарте, сказанные при возложении короны). – On dit qu'il a ete tres beau en prononcant ces paroles, [Бог мне дал корону. Беда тому, кто ее тронет. – Говорят, он был очень хорош, произнося эти слова,] – прибавил он и еще раз повторил эти слова по итальянски: «Dio mi la dona, guai a chi la tocca».
– J'espere enfin, – продолжала Анна Павловна, – que ca a ete la goutte d'eau qui fera deborder le verre. Les souverains ne peuvent plus supporter cet homme, qui menace tout. [Надеюсь, что это была, наконец, та капля, которая переполнит стакан. Государи не могут более терпеть этого человека, который угрожает всему.]
– Les souverains? Je ne parle pas de la Russie, – сказал виконт учтиво и безнадежно: – Les souverains, madame! Qu'ont ils fait pour Louis XVII, pour la reine, pour madame Elisabeth? Rien, – продолжал он одушевляясь. – Et croyez moi, ils subissent la punition pour leur trahison de la cause des Bourbons. Les souverains? Ils envoient des ambassadeurs complimenter l'usurpateur. [Государи! Я не говорю о России. Государи! Но что они сделали для Людовика XVII, для королевы, для Елизаветы? Ничего. И, поверьте мне, они несут наказание за свою измену делу Бурбонов. Государи! Они шлют послов приветствовать похитителя престола.]