Кривой Рог

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Кривой Рог
укр. Кривий Ріг
Флаг Герб
Страна
Украина
Статус
город областного значения
Область
Днепропетровская
Городской совет
Координаты
Внутреннее деление
Районы города:
Долгинцевский, Ингулецкий, Металлургический, Покровский, Саксаганский, Терновской, Центрально-Городской.
Городской глава
Основан
Город с
Площадь
415 км²
Высота центра
95 м
Тип климата
умеренно-континентальный
Официальный язык
Население
642 137[1] человек (2016)
Агломерация
Национальный состав
украинцы, русские, евреи
Названия жителей
криворожа́нин,
криворожа́нка,
криворожа́не
Часовой пояс
Телефонный код
+380 (56), +380 (564)
Почтовый индекс
50000
Почтовые индексы
50000-50479
Автомобильный код
AE, КЕ / 04
КОАТУУ
1211000000
Официальный сайт
[kr.gov.ua ua]
Награды
Города-побратимы
Криворожский
городской совет
Украина, 50101, Днепропетровская обл., Кривой Рог, Молодёжная пл., 1
К:Населённые пункты, основанные в 1775 году

Криво́й Рог (укр. Кривий Ріг) — город областного значения в Днепропетровской области Украины. Административный центр Криворожского городского совета и Криворожского района, в состав которого не входит.

Город основан в 1775 году, российской императрицей Екатериной II, и расположен на месте слияния рек Саксагань и Ингулец. Население на 1 апреля 2016 года — 642 137 постоянных жителей и 643 618 человек наличного населения[1] — восьмой по численности населения город Украины, центр Криворожской агломерации. Один из самых длинных городов Европы — расстояние от крайней северной точки до южной равняется 67 км по прямой. На официальном сайте исполкома Криворожского городского совета указанная длина города — 126 км[2].

Кривой Рог — важный экономический и научный центр Украины, крупный транспортный узел. Центр разработки Криворожского железорудного бассейна.





Административно-территориальное устройство

Город является административным центром Криворожского городского совета, в который, кроме того, входят посёлки Авангард, Горняцкое, Коломийцево, сёла Новоивановка, Терноватый Кут. В состав города вошли ранее самостоятельные населённые пункты — город Ингулец, пгт Калинино, Зелёное, Мировское, Рахмановка, Зализничное, посёлки Рудничное и Степное.

В состав Криворожского городского совета входят 90 депутатов, избираемых общиной сроком на 5 лет.

Исполнительную власть возглавляет городской глава и исполнительный комитет, состоящий из 12 членов. Ему подчинены 33 департамента и управления, каждое из которых отвечает за определенную сферу городской жизни: градостроительство, экономическую или финансовую политику, жилищное хозяйство и инфраструктуру. В каждом административном районе органом исполнительной власти является районная администрация.

Городским главой с 2010 года является Юрий Вилкул.

Единого общегородского органа судебной власти нет — существует 7 районных судов, юрисдикции которых распространяются на соответствующие административные районы города. В городе функционируют 10 отделений полиции, которые подчиняются Криворожскому городскому отделу полиции ГУНП Украины в Днепропетровской области[3]. В Кривом Роге действуют учреждение исполнения наказаний № 3 и исправительная колония № 80.

Районы города

Криворожская агломерация

Криворожскую агломерацию с общей численностью населения около 1 010 000 человек (2010 год) часто рассматривают как полицентрическую агломерацию-конурбацию, аналогичную, например, Рурской области в Германии.

Физико-географическая характеристика

Кривой Рог находится в юго-восточной части Украины и юго-западной части Днепропетровской области, в степной зоне на месте слияния рек Саксагань и Ингулец.

Гидрография

Долина Ингульца в пределах города преимущественно V-образная, склоны долин высотой 25—35 м крутые, местами пологие, рассечены балками и оврагами. Пойма реки шириной 60—120 м. Русло извилистое, шириной 40—60 м, глубиной на перекатах 0,2—0,6 м, на плёсах до 5 м. Скорость течения реки на плёсах незначительная, на перекатах 0,2—0,5 м/с.

Долина Саксагани в пределах города преимущественно трапецеидальная, пойма открытая, луговая, сухая. Преобладающая ширина поймы — 100—200 м. В период весеннего половодья пойма затапливается на глубину 1—1,5 м. Русло реки не разветвлённое, подавляющая ширина его (за исключением участков водохранилищ) 20—40 м. Скорость течения незначительная. Естественный режим реки сильно изменён регулирующим влиянием плотин, сбросом шахтных и промышленных вод, а также забором воды для технических нужд. Наибольшие расходы воды достигают 240 м³/с. На участке «шахта "Саксагань" — Черногорка» река переведена в подземный коллектор. В город подведены каналы Днепр — Ингулец и Днепр — Кривой Рог.

Территория окраин рассечена многочисленными балками (Зелёная, Крутая, Березнеговатая, Красная, Макортова, Галахова, Лозоватка, Грушеватая, Петрикова, Красная, Роковатая, Сухая, Глееватая, Дубовая, Волчья, Суслова, Ковальская, Калетина, Крутой Яр и других). В местах выхода коренных пород склоны речных долин крутые. В период таяния снега и после дождей по балкам протекают временные водостоки. Сток Ингульца зарегулирован Карачуновским водохранилищем, сток Саксагани — Крэсовским, Дзержинским и Макортовским водохранилищами.

Абсолютные отметки поверхности водохранилищ колеблются от 30 до 160 м. Преобладающие абсолютные отметки поверхности составляют 50—100 м, минимальные — характерны для пойменных участков речных долин и составляют 30—45 м.

Геология

Город Кривой Рог расположен в центральной части Украинского кристаллического щита. В геологическом построении города и его окрестностей участвуют четвертичные суглинки, толщиной 3—25 м подстилаемые неогеновыми глинами, песками или известняками, толщиной 5—11 м. Над неогеновыми отложениями залегают докембрийские кристаллические породы (граниты), выходящие на поверхность в долинах рек. В пределах района выделяются два водоносных горизонта.

Чернозёмы обыкновенные — главная генетическая группа почв в пригородной зоне. Они обеспечены питательными веществами, содержат 4,5—4,9 % гумуса и распространены на водоразделах. Лугово-чернозёмные почвы характеризуются высокими показателями содержания гумуса (5,9 %) и распространены на пойменных террасах рек. Щёлочно-солончаковые почвы распространены в поймах рек. Количество солей в них 0,3—0,5 %, глубина залегания — 10—60 см. Агрономическая ценность луговых солончаковых почв очень низкая. Почвы пригородной зоны при условии искусственного полива пригодны для выращивания всех видов зелёных насаждений, характерных для степной зоны.

Климат

Климат степной, атлантический-континентальный, характеризуется жарким засушливым летом и умеренно мягкой с частыми оттепелями зимой. Средняя продолжительность безморозного периода составляет 182 дня, максимальная — 224 дня. Большая часть осадков выпадает во время тёплой половины года (апрель—октябрь) — 268 мм. Суточный максимум осадков (90 мм) наблюдался в июне 1913 года. Количество дней со снежным покровом — 69. Устойчивого снежного покрова почти не бывает. Средняя высота снега, из наибольших за зиму, составляет 10 см, максимальная — 30 см. Преимущественные направления ветра: в тёплый период года — северный (18,4 % дней), в холодный период — восточный (17,6 % дней). Максимальная скорость ветра — 24 м/с ежегодно, 28—29 м/с один раз в 5—10 лет, 30—31 м/с один раз в 15—20 лет.

Климат Кривого Рога
Показатель Янв. Фев. Март Апр. Май Июнь Июль Авг. Сен. Окт. Нояб. Дек. Год
Абсолютный максимум, °C 13,0 18,9 23,5 28,9 35,8 36,4 40,3 39,6 32,2 31,7 21,7 15,3 42,3
Средний максимум, °C −0,9 0,1 6,1 15,0 21,8 25,2 27,8 27,5 21,4 14,0 5,5 0,4 13,7
Средняя температура, °C −3,5 −3,1 1,9 9,6 15,9 19,5 21,8 21,2 15,6 9,1 2,3 −2,1 9,0
Средний минимум, °C −6,3 −6,2 −1,8 4,4 9,8 13,7 15,7 15,0 10,1 4,7 −0,6 −4,7 4,5
Абсолютный минимум, °C −27,2 −27,2 −21 −8,9 −1,6 2,8 7,3 5,0 −3,7 −10 −18,6 −24,5 −27,2
Норма осадков, мм 30 29 24 28 45 62 58 32 38 37 31 28 442
Источник: СНиП 22-13. Строительная климатология. Таблица 1. Климатические параметры холодного времени года. Украина.

Символика

В городе утверждены официальные символы — герб, флаг, гимн и печать.

Проект городского герба 1912 года  
Герб города в советский период  
Современный герб города  
Туристический логотип города  
Городская печать  

История

Официальной датой основания города считается 27 апреля (8 мая) 1775 года[2].

Первое официальное письменное упоминание о Кривом Роге в «Описи основанных почтовых станций по речке Ингулец от Кременчуга до Херсона» датировано 27 апреля (8 мая по новому стилю) 1775 года. Вдоль почтового тракта, соединявшего центр Украины с югом, начали строиться жилые дома. Почтовая улица (ныне Почтовый проспект) стала отправным пунктом расселения жителей в Кривом Роге.

В действительности, в 1761 году в Кривом Роге была открыта церковь Святого Николая, что ставит под сомнение официальную дату. Кроме того, в упомянутой «Описи…» говорится «станция в Кривом Роге», но не «станция Кривой Рог», что прямо указывает на существование поселения на момент создания документа.

Будущий академик Василий Зуев, посетивший эту местность в 1781 году, предположил, что название города означает «кривой мыс» по извилистому руслу реки Саксагань в месте её впадения в реку Ингулец.

В 1860 году Кривой Рог приобрёл статус местечка в составе Моисеевской волости Александрийского уезда Херсонской губернии. Основным его населением были евреи.

Во время половодья из Александрии на юг уезда (в Моисеевку и Кривой Рог) проехать прямой дорогой на Александровку (Аврам.) и Петрово нельзя, так как у с. Чечелеевки вода затопляет береговую полосу, по которой проходит дорога, а в с. Петрово сообщение левого берега с правым возможно только на лодке; выше же Ново-Стародуба, у с. Звенигородки и этого нет.

— Материалы для оценки земель Херсонской губернии.

С начала добычи железной руды в 1881 году город пережил экономический подъём, а его население стремительно увеличивалось. Начало добычи железной руды положил Александр Николаевич Поль. Именно с этого периода этнический состав местечка меняется. В нём появляется много поляков, русских из Киевской, Курской, Орловской губерний.

Владения английской компании «Новороссийское общество каменноугольного, железного и рельсового производства» основатель Джон Хьюз … Общество владеет в Кривом Роге около 1 500 дес. земли, с залежами железных руд, содержащих 58 % — 65 % железа. Добыча составляет в настоящее время 16 млрд пуд. в год. … В недрах общества имеется запас руды около 1 ½ миллиарда пудов. …

— Из обзора В. С. Зива, январь 1917 года.

В городе были совершены теракты1903 году), погромы магазинов (в 1904 году) и евреев (в октябре 1905 года) социалист-революционерами, горняками, казаками и крестьянами.

Почтовая улица в начале ХХ века  
Здание Криворожского Кредитного Общества  
Акция бельгийской компании Joltaia Reka (Жёлтая Река). 1899 год  
Панорама Гданцевки в 1899 году  
Немецкая электростанция AEG открытая в 1930 году  

Революционные потрясения

В период революционной смуты на Криворожье с марта по август 1917 года установилась власть Временного правительства, а с сентября по январь 1918 года — власть Центральной рады. В январе-марте 1918 года Криворожье перешло под контроль красных. Город вошёл в состав Донецко-Криворожской республики в составе Советской России.

Однако в борьбе за власть на Юге России приняли участие союзные немецкой армии австро-венгерские войска. Оккупационные войска вошли в город 27 февраля 1918 года, а спустя месяц, 29 марта, они смогли занять и северные окрестности Кривого Рога, а в следующие два дня — установили контроль над всем городом и его окрестностями, провозгласив его территорией Украинской державы. Городским комендантом был назначен обер-лейтенант Генрих Антон фон Хельтке. Номинально власть над Кривбассом, с апреля по ноябрь, была у гетмана Павла Скоропадского.

Практически с официального начала оккупации союзники УНР начали конфискацию имущества у населения, забирали скот, вещи и продукты питания, наладили вывоз железной руды в Австро-Венгерскую империю. Всех несогласных с таким положением дел, а также бастующих и митингующих против оккупационной власти начали преследовать. Хотя по договору с УНР эти войска не должны были вмешиваться во внутренние дела Криворожья, все договорённости были нарушены с самого начала захвата. В апреле 1918 года немецкие войска разогнали раду и объявили гетманскую диктатуру. Местное население ответило на происходящее сопротивлением и победило. Так, в апреле 1918 года была образована нелегальная партийная организация, в комитет которой вошли В. П. Чередниченко, И. Л. Калиниченко, Ю. Г. Умникова, С. М. Харитонов и П. С. Цына. Комитет развернул агитацию, призывая к борьбе против оккупантов. Подпольщики были схвачены и после пыток расстреляны австро-немецкими оккупантами 2 июня 1918 года за станцией Кривой Рог[5]. Оккупация продлилась с марта по ноябрь 1918 года.

С 15 ноября по 30 ноября на Криворожье вновь установилась Советская власть, но уже с декабря 1918 года по январь 1919 года командовала Директория Украинской Народной Республики. Продержавшись до февраля 1919 года Директорию снова сменила Советская власть, до июля 1919 года. В это же время, 26 февраля на первом съезде Советов рабочих, крестьян и солдат Криворожья был создан Криворожский уезд — административно-территориальная единица, существовавшая в пределах Екатеринославской губернии в 1919—1923 годах, волостное местечко Кривой Рог объявляется уездным городом.

В августе 1919 года Кривой Рог переходит под контроль Деникина и русской добровольческой армии. Вплоть до января 1920 года Кривой Рог входит в состав Юга России.

В январе 1920 года на Криворожье вновь одержали победу красные, установив советскую власть.

Активными участниками революционных событий были Тынок С. С., П. Ф. Сиволап, И. Л. Калиниченко, А. К. Фесенко, М. С. Монастырский.

Во время Гражданской войны Кривой Рог был одним из центров анархистского движения под руководством Нестора Махно.

Великая Отечественная война

Во время Великой Отечественной войны город был оккупирован немецкими войсками с 15 августа 1941 по 22 февраля 1944 года.

Город был сдан без боя. Красная армия отступила и оставила Кривой Рог. Промышленное оборудование заводов и предприятий города вместе с рабочими было эвакуировано в город Нижний Тагил. Остальное было приказано взорвать, чтобы стратегически важные объекты не достались врагу. Сотрудниками НКВД, оставленными на местах при отступлении, другими жителями велась активная подрывная и разведывательная деятельность против оккупантов.

В период оккупации в Кривом Роге действовало множество советских подпольных организаций, руководителями которых были Мазыкин Н. Д.[6] и Гринёв Н. (группа «Красногвардеец»), Козаченко Ю. М., Демиденко И. М., Решетняк Н., семья Демида. Были сформированы партизанские отряды.

В городе на территории Военного городка № 1 был размещён концентрационный лагерь Шталаг № 338, где было уничтожено множество советских граждан.

Митинг оккупантов, фото пленного немецкого офицера (из фондов Криворожского историко-краеведческого музея)  
Митинг оккупантов, фото пленного немецкого офицера (из фондов Криворожского историко-краеведческого музея)  
Солдаты вермахта на улице Свободы, 1942 год  
Геноцид советского народа, фото пленного немецкого офицера (из фондов Криворожского историко-краеведческого музея)  

Во время освобождения города формированиями 3-го Украинского фронта, специальным сводным отрядом 37-й армии под командованием подполковника А. Н. Шурупова, часть города была спасена от затопления[7].

Советские войска 3-го Украинского фронта освобождавшие город[8] — 37-я армия, 46-я армия и 17-я воздушная армия. Войскам, участвовавшим в освобождении Кривого Рога, приказом Ставки ВГК от 22 февраля 1944 года объявлена благодарность и в столице г. Москве дан салют 20-ю артиллерийскими залпами из 224 орудий[8]. Приказом Ставки ВГК № 042 от 26.02.1944 года в ознаменование одержанной победы соединения и части, отличившиеся в боях за освобождение города Кривой Рог, 22 воинских формирования, таких как 20-я гвардейская стрелковая дивизия и 48-я гвардейская стрелковая дивизия[9] получили наименование «Криворожских»[8][10].

Послевоенные годы

После окончания Великой Отечественной войны Кривой Рог был отстроен, в том числе пленными немцами, и превращён в промышленный центр области, республики и страны.

В 1946 году Кривой Рог стал центром стахановского движения, а к 1950 году восстановил довоенный объём добычи руды, что составляло половину добычи в СССР. В 1952 году было начато строительство Южного, а позже — Северного и Центрального ГОКов, а также цементного завода. Было основано авиаучилище и завершается формирование Соцгорода и парка имени Богдана Хмельницкого.

16-18 июня 1963 года в городе произошли массовые беспорядки, в которых, по разным оценкам, участвовало от 1 000 до 6 000 человек. Поводом для беспорядков стало оказание сопротивления сотрудникам милиции со стороны военнослужащего. В итоге — четверо убитых, 15 раненых, примерно 3 000 предстали перед судом, 1 500 из них получили тюремные сроки, остальные — административный арест на 15 суток. Оправдан был лишь один человек — женщина, видевшая кто бросил камень и разбил голову областного партийного работника. На основании этого свидетельства, прокурор потребовал осудить свидетельницу, как присутствующую на месте массовых беспорядков, а именно это и вменялось большинству обвиняемых[11].

В 1975 году общественность нашей страны отмечала двухсотлетие города Кривого Рога и столетие начала разработки железных руд Криворожского бассейна. За это время Кривой Рог превратился в один из крупных индустриальных и культурных центров нашей страны, а Криворожский бассейн стал всемирно известной кладовой высококачественных железных руд, неизменно дающих более 50 % товарного железа СССР.

— «Минералогия Криворожского бассейна», 1977 год.

С постройкой в начале 1960-х годов нескольких крупных домостроительных комбинатов началась массовая застройка города домами-«хрущёвками».

В 1975 году праздновалось двухсотлетие города — по такому случаю были заложены масштабные проекты: шахта «Юбилейная» и прилегающий жилой массив, здание городской администрации, Юбилейный парк. В 1986 году была запущена первая линия криворожского скоростного трамвая, а криворожский аэропорт получил статус международного. К концу девяностых с постройкой микрорайонов «Всебратское» и «Солнечный» завершилось формирование городского ансамбля.

На рубеже 1980—1990-х годов Кривой Рог был известен столкновениями преступных группировок молодёжи в районах города, участников беспорядков называли «бегунами»[12].

Современность

4 марта 1992 года Криворожский городской совет народных депутатов выбрал главой Юрия Любоненко, а в 1994 году он же победил на выборах городского главы. Следующим градоначальником в 2010 году стал Юрий Вилкул.

С 2009 года в городе проводится День Европы, а в 2014 году часть жителей поддержала евромайдан. В городе происходили межэтнические столкновения[13].

Реконструируют больницы, метрополитен и железнодорожную станцию Роковатая, театр, 44 квартал и проспект Карла Маркса. В 2005 году комбинат «Криворожсталь» приватизирует крупнейшая металлургическая компания ArcelorMittal, город становится одним из центров компаний «Евраз» и «Метинвест».

Население

Официальные национальные общины города[14]
Русская
Армянская
Молдавская
Польская
Еврейская
Ромская
Грузинская
Азербайджанская

<center><timeline> Colors=

 id:lightgrey value:gray(0.9)
 id:darkgrey  value:gray(0.7)
 id:canvas value:rgb(1,1,1)
 id:barra value:rgb(0.6,0.7,0.8)

ImageSize = width:auto height:220 barincrement:30 PlotArea = left:60 bottom:50 top:20 right:20 DateFormat = yyyy Period = from:0 till:800000 TimeAxis = orientation:vertical AlignBars = late BackgroundColors = canvas:canvas ScaleMajor = gridcolor:darkgrey increment:100000 start:0 ScaleMinor = gridcolor:lightgrey increment:100000 start:0 BarData=

 bar:1781 text:1781
 bar:1859 text:1859
 bar:1887 text:1887
 bar:1896 text:1896
 bar:1916 text:1916
 bar:1920 text:1920
 bar:1923 text:1923
 bar:1939 text:1939
 bar:1941 text:1941
 bar:1956 text:1956
 bar:1969 text:1969
 bar:1989 text:1989
 bar:2001 text:2001
 bar:2009 text:2009
 bar:2014 text:2014
 bar:2015 text:2015
 bar:2016 text:2016

PlotData=

 color:barra width:5 align:left
 bar:1781 from:0 till:2184
 bar:1859 from:0 till:3644
 bar:1887 from:0 till:6000
 bar:1896 from:0 till:17000
 bar:1916 from:0 till:26700
 bar:1920 from:0 till:22700
 bar:1923 from:0 till:19000
 bar:1939 from:0 till:197000
 bar:1941 from:0 till:213000
 bar:1956 from:0 till:322000
 bar:1969 from:0 till:623000
 bar:1989 from:0 till:769100
 bar:2001 from:0 till:712500
 bar:2009 from:0 till:674866
 bar:2014 from:0 till:654900
 bar:2015 from:0 till:641670
 bar:2016 from:0 till:642137

TextData=

 fontsize: S pos:(180,30)
 text: Динамика населения Кривого Рога

</timeline></center>


Население по переписи 2001 года составляло 666 812 человек[15].

По состоянию на 1 марта 2015 года в городе проживало 645 234 постоянных жителя и 646 748 человек наличного населения[16], на 1 ноября 2015 года — 641 670 постоянных жителей и 643 184 человека наличного населения[17]. Население на 1 апреля 2016 года — 642 137 постоянных жителей и 643 618 человек наличного населения[1]

Экономика

Послевоенные годы

После окончания Великой Отечественной войны Кривой Рог был отстроен, в том числе пленными немцами, и превращён в промышленный центр области, республики и страны.

Промышленность

Город является крупным промышленным центром, центром разработки Криворожского железорудного бассейна (Кривбасс).

Отрасли:

В 2010 году предприятиями города выработано промышленной продукции на сумму 61 млрд грн.

Транспорт

Кривой Рог — большой транспортный узел Днепропетровской области. Через город проходят автомобильные дороги Н-11, Н-23, Т-0418, Т-0434. Железнодорожный вокзал Кривой Рог-Главный является центральной станцией Криворожской дирекции железнодорожных перевозок. Через станцию проходят четыре железнодорожные линии Приднепровской железной дороги, курсирует поезд «Криворожье».

На западе от Донецкого кряжа, за Днепром, лежит Кривой Рог, месторождение железных руд, по качеству и количеству их — южная гора Благодать. Местечко Кривой Рог для пользы горного дела на юге России должно быть соединено с Донецким кряжем дорогой и прямой и удобной. По этой дороге повезут руду в Донецкий край, по ней поедет уголь за Днепр в Киевскую губернию.

П. Н. Горлов, обзорный доклад на I съезде горнопромышленников юга России, 1874 год.

Кривой Рог является крупным железнодорожным узлом со станциями Терны, Роковатая, Вечерний Кут, Шмаково, Кривой Рог-Главный, Кривой Рог, Кривой Рог-Западный, Новоблочная, Мудрёная, Лесозащитная, Батуринская, Кривой Рог-Сортировочный.

В начале ХХ века в городе активно развивалась трамвайная сеть, с 1986 года действует Криворожский скоростной трамвай[18]. По сути, эта транспортная система является метрополитеном облегчённого типа. Протяжённость 18 километров, в том числе подземные участки — 7 километров. Имеется 11 действующих станций и одна бездействующая, в том числе 4 подземных на трёх линиях. Он является продолжением объединённой трамвайной сети города. Также в городе имеются развитые сети маршрутных такси и троллейбусного сообщения.

Ранее в черте города располагался городской аэропорт «Кривой Рог» («Смычка») (перенесён на новое место в январе 1979 года), в 1959 году наиболее значительные перевозки пассажиров на дальние расстояния осуществлялись гражданской авиацией на направлениях Кривой Рог — Киев, Кривой Рог — Днепропетровск, Кривой Рог — Запорожье и Кривой Рог — Черкассы[19]. С 1986 года городской аэропорт имеет статус международного, но фактически обслуживает только чартерные рейсы. Ближайшим к городу региональным аэропортом является Днепропетровский.

Транспорт в 1930-е годы (автобус № 2 и «пролётка»)  
Электропоезд на станции Кривой Рог-Главный  

Наука и образование

Город является научным и образовательным центром области, вторым по значимости в Днепропетровской области после г. Днепра. В Кривом Роге имеется два самостоятельных университета, множество институтов, филиалов и техникумов.

Высшие учебные заведения

Научно-исследовательские и проектные организации

Культура и отдых

Культура

Театры

Музеи

  • Криворожский историко-краеведческий музей и его филиал в Терновском районе;
  • музей-квартира художника, лауреата Национальной премии Украины им. Т. Г. Шевченко, Григория Синицы;
  • музей Михаила Мармера[20] — музей культуры еврейского народа и истории Холокоста. Создан по инициативе и на основе личной коллекции мецената Михаила Мармера;
  • мемориал трудовой славы ПАО «СевГОК»;
  • музей истории Криворожского меткомбината;
  • музей трудовой славы ПАО «ЦГОК».

Выставки

  • Городской выставочный центр — место проведения выставок художников города, Украины и зарубежья.

Памятники

Большинство памятников расположены на площадях или в общественных парках — в городе есть памятники посвящённые Александру Полю, Тарасу Шевченко (два), Богдану Хмельницкому (три, с 1954 года), Василию Маргелову, Александру Пушкину, Михаилу Лермонтову и Максиму Горькому. Большинство памятников выполнены в стиле социалистического реализма, они установлены в советские годы. Все памятники Ленину во время и после событий евромайдана 2014 года были снесены. В городе есть 22 братские могилы советских воинов[21], мемориалы и памятные доски. В 1968 году воздвигнут Монумент «Победа». Самолет Су-15 установлен возле авиационного клуба, Як-40 в сквере на Смычке, возле Криворожского колледжа Национального авиационного университета. На площади Освобождения установлен танк Т-34[21]. Паровоз Е установлен на Привокзальной площади станции Кривой Рог-Главный.

Символом города стал памятник «Казак Кривой Рог».

Религия

В городе находится больше двух десятков православных храмов, среди них — Рождества Пресвятой Богородицы и Свято-Преображенский кафедральный собор. Последний является центром Криворожской и Никопольской епархии Украинской православной церкви (Московского патриархата). За десять лет количество приходов на территории епархии увеличилось с 85 до 224, а священнослужителей с 98 до 202, было открыто и восстановлено несколько новых церквей, действует епархиальная иконописная школа им. Андрея Рублёва. Святыми покровителями города считаются епископы Онуфрий (Гагалюк) и Порфирий (Гулевич), в 2013 году был открыт посвящённый им памятник[22].

В 2010 году была построена синагога «Бейт Штерн Шульман», активно действуют еврейская община, общеобразовательная школа и детский сад, выпускается городская еврейская газета, а в телеэфир регулярно выходит передача «Шофар». Также работает Храм успения Пресвятой Девы Марии Римско-Католической Церкви; церковь Евангельских христиан-баптистов и церковь пятидесятников ОЦХВЕ «Благодать», Залы Царства свидетелей Иеговы; Храм ведической культуры (Харе Кришна). На территории города проживает большое количество мусульман, среди которых азербайджанцы, курды, чеченцы. С 2007 года начались организационые мероприятия по строительству в городе мечети.

Спорт

В Кривом Роге развит как любительский, так и профессиональный спорт. Крупнейший стадион «Металлург» вместимостью 29 700 человек, 2 ледовые арены, 17 спортивных школ воспитывают примерно 11 тысяч спортсменов.

Уникальным является городской парашютный клуб «Юный авиатор». «Кривбассбаскет» выступает в Украинской баскетбольной суперлиге.

ФК «Кривбасс» до 2013 года все чемпионаты Украины, кроме первого, провёл в Высшей лиге. В 2000 году играл в финале Кубка Украины. В 1999 и 2000 годах становился бронзовым призёром чемпионата, но был объявлен банкротом в 2013 году. В Первой лиге до лета 2016 года выступал ФК «Горняк», основанный в 1925 году.

Отдых

Криворожский государственный цирк выступает не только в качестве крупной арены, но и часто принимает у себя различные выставки и галереи. В Кривом Роге проводится множество крупных культурных и спортивных мероприятий, различных выставок и фестивалей. Среди наиболее известных и посещаемых из них «Турбофлай», «Студенческая республика», «Криворожский фотоквест»[23], «Джаз и юность», «Моя країна — Україна», кинофестиваль «Кино под звёздами»[24], литературный фестиваль «Руді тексти», «Криворожский фестиваль мёда» (проводится с 2011 года Криворожской гильдией пчеловодов).

Средства массовой информации

С 1932 года в Кривом Роге издаётся городская газета «Красный горняк» («укр. Червоний гірник»). В городе издаётся множество газет и журналов различной направленности — общегородские «Вестник Кривбасса», «Домашняя газета», «Пульс», «Купля Продажа», литературный альманах «Саксагань», литературный журнал «Курьер Кривбасса». Популярными интернет-ресурсами являются «Первый Криворожский», «0564», «Кривой Рог LIFE» и другие.

В городе вещает несколько десятков радиостанций на FM-частотах, большинство из них — «Авторадио», «Европа Плюс», «ХІТ-FM», «Первый канал Украинского радио», — передаются с городской телевышки, построенной в 1960 году.

В мае 1990 года была основана КРГТРК «Криворожье», а 10 марта 1993 года — муниципальная телерадиокомпания «Рудана». На сегодня ТРК «Рудана» — крупнейшая в криворожском регионе телекомпания, потенциальными зрителями и слушателями которой являются более миллиона жителей города и прилегающих районов Днепропетровской, Кировоградской, Херсонской и Николаевской областей.

В августе 2015 был основан телеканал «Первый городской» на базе одесской франшизы телеканала «Первый городской». Телеканал получил десятилетнюю лицензию на кабельное вещание[25]. В эфире телеканала присутствуют передачи «Время Кривбасса», «Происшествия», «Итоги недели». Вещание телеканала происходит на русском языке, итоговые новости недели ведутся на украинском языкеК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1444 дня].

Награды

  • Орден Ленина;
  • Орден Трудового Красного Знамени.

Персоналии

Людям внёсшим особый вклад в развитие города присваивается звание Почётный гражданин Кривого Рога.

См. также

Напишите отзыв о статье "Кривой Рог"

Литература

Примечания

  1. 1 2 3 [www.dneprstat.gov.ua/statinfo%202015/ds/2016/ds1_m03.pdf Главное управление статистики в Днепропетровской области: Численность населения на 1 апреля 2016 года.]  (укр.)
  2. 1 2 [kr.gov.ua/pro_misto_kriviy_rig Официальный сайт исполкома Криворожского городского совета: Кратко о городе.]  (укр.)
  3. [www.dp.npu.gov.ua/uk/publish/article/81729 Головне управління національної поліції в Дніпропетровській області  (укр.)]
  4. [www.lardi-trans.com/distance Расчёт расстояний между городами]. Транспортная компания «КСВ 911». Проверено 13 августа 2009. [www.webcitation.org/60tIrKOQf Архивировано из первоисточника 13 августа 2011].
  5. Шверник Н. М. Октябрь и профсоюзы. — М.: Профиздат, 1967. — С. 111.
  6. До последнего патрона: воспоминания фронтовиков / сб., сост. Р. Н. Суворов. — Днепропетровск: Проминь, 1990. — С. 102—106.
  7. Фокин Е. И. Хроника рядового разведчика. Фронтовая разведка в годы Великой Отечественной войны. 1943—1945 гг. — М.: Центрполиграф, 2006. — 285 с. — (На линии фронта. Правда о войне). Тираж 6000 экз. — ISBN 5-9524-2338-8.
  8. 1 2 3 militera.lib.ru/h/liberation/01.html Освобождение городов: Справочник по освобождению городов в период Великой Отечественной войны 1941–1945 / М. Л. Дударенко, Ю. Г. Перечнев, В. Т. Елисеев и др. — М.: Воениздат, 1985. — 598 с.
  9. [rkka.ru/ihandbook.htm Сайт «РККА»: Гвардейские стрелковые дивизии.]
  10. Сайт Soldat.ru.
  11. Неопубликованные воспоминания адвоката Паперной Р. Л., принимавшей участие в судебных процессах в качестве защитника.
  12. [kri.com.ua/4221-beguny-istorija-glupojj-vojjny.html «Бегуны». История глупой войны…]  (Проверено 21 февраля 2013)
  13. [censor.net.ua/video_news/251392/bunt_v_krivom_roge_berkut_ne_mojet_spravitsya_s_molodejyu_vosstavsheyi_protiv_kavkaztsev_fotoreportajvideo Бунт в Кривом Роге: «Беркут» не может справиться с молодёжью восставшей против кавказцев.]
  14. [kryvyirih.dp.ua/obednannya_gromadyan Объединение граждан на официальном сайте исполкома Криворожского городского совета.]  (укр.)
  15. [gska2.rada.gov.ua/pls/z7502/A005?rf7571=6899 Учётная карточка Кривого Рога на портале Верховной рады Украины.]  (укр.)
  16. [www.dneprstat.gov.ua/expres/2015/04/16_04_15/ChN_03.pdf Численность населения на 1 марта 2015 года]. Управление статистики в Днепропетровской области.  (укр.)
  17. [www.dneprstat.gov.ua/expres/2015/12/17_11_15/ChN10.pdf Численность населения на 1 ноября 2015 года]. Управление статистики в Днепропетровской области.  (укр.)
  18. [metroworld.ruz.net/others/krr_index.htm Страница о метротрамвае на сайте «Мир метро».]
  19. Экономические связи и транспорт. Том 61 / Государственное издательство, 1963. — С. 90.
  20. [jewish-museum-marmer.dp.ua Музей Михаила Мармера]
  21. 1 2 Новик Л. И. Кривой Рог: Путеводитель-справочник / Л. И. Новик, Д. И. Кан. — Днепропетровск: «Промiнь», 1986. — 191 с., цв. ил.
  22. [dnepr.ukraineinfo.net/events/v-krivom-roge-otkryt-pamjatnik-posvjaschennyj-ego-nebesnym-pokroviteljam/ В Кривом Роге открыт памятник, посвящённый его небесным покровителям.]
  23. [photoquest.dp.ua Криворожский фотоквест]
  24. [kr-fest.blogspot.com Кино под звездами]
  25. [1kr.ua/news-22221.html Нацрада дала кабельную лицензию телеканалу «Первый городской» на вещание в Кривом Роге | Первый Криворожский]. 1kr.ua. Проверено 6 декабря 2015.
  26. [sudilovski.livejournal.com/67427.html Альбом Кривой Рог-Гданцевка. 1899.]

Ссылки

</div>

Отрывок, характеризующий Кривой Рог

С пленными на этом привале конвойные обращались еще хуже, чем при выступлении. На этом привале в первый раз мясная пища пленных была выдана кониною.
От офицеров до последнего солдата было заметно в каждом как будто личное озлобление против каждого из пленных, так неожиданно заменившее прежде дружелюбные отношения.
Озлобление это еще более усилилось, когда при пересчитывании пленных оказалось, что во время суеты, выходя из Москвы, один русский солдат, притворявшийся больным от живота, – бежал. Пьер видел, как француз избил русского солдата за то, что тот отошел далеко от дороги, и слышал, как капитан, его приятель, выговаривал унтер офицеру за побег русского солдата и угрожал ему судом. На отговорку унтер офицера о том, что солдат был болен и не мог идти, офицер сказал, что велено пристреливать тех, кто будет отставать. Пьер чувствовал, что та роковая сила, которая смяла его во время казни и которая была незаметна во время плена, теперь опять овладела его существованием. Ему было страшно; но он чувствовал, как по мере усилий, которые делала роковая сила, чтобы раздавить его, в душе его вырастала и крепла независимая от нее сила жизни.
Пьер поужинал похлебкою из ржаной муки с лошадиным мясом и поговорил с товарищами.
Ни Пьер и никто из товарищей его не говорили ни о том, что они видели в Москве, ни о грубости обращения французов, ни о том распоряжении пристреливать, которое было объявлено им: все были, как бы в отпор ухудшающемуся положению, особенно оживлены и веселы. Говорили о личных воспоминаниях, о смешных сценах, виденных во время похода, и заминали разговоры о настоящем положении.
Солнце давно село. Яркие звезды зажглись кое где по небу; красное, подобное пожару, зарево встающего полного месяца разлилось по краю неба, и огромный красный шар удивительно колебался в сероватой мгле. Становилось светло. Вечер уже кончился, но ночь еще не начиналась. Пьер встал от своих новых товарищей и пошел между костров на другую сторону дороги, где, ему сказали, стояли пленные солдаты. Ему хотелось поговорить с ними. На дороге французский часовой остановил его и велел воротиться.
Пьер вернулся, но не к костру, к товарищам, а к отпряженной повозке, у которой никого не было. Он, поджав ноги и опустив голову, сел на холодную землю у колеса повозки и долго неподвижно сидел, думая. Прошло более часа. Никто не тревожил Пьера. Вдруг он захохотал своим толстым, добродушным смехом так громко, что с разных сторон с удивлением оглянулись люди на этот странный, очевидно, одинокий смех.
– Ха, ха, ха! – смеялся Пьер. И он проговорил вслух сам с собою: – Не пустил меня солдат. Поймали меня, заперли меня. В плену держат меня. Кого меня? Меня! Меня – мою бессмертную душу! Ха, ха, ха!.. Ха, ха, ха!.. – смеялся он с выступившими на глаза слезами.
Какой то человек встал и подошел посмотреть, о чем один смеется этот странный большой человек. Пьер перестал смеяться, встал, отошел подальше от любопытного и оглянулся вокруг себя.
Прежде громко шумевший треском костров и говором людей, огромный, нескончаемый бивак затихал; красные огни костров потухали и бледнели. Высоко в светлом небе стоял полный месяц. Леса и поля, невидные прежде вне расположения лагеря, открывались теперь вдали. И еще дальше этих лесов и полей виднелась светлая, колеблющаяся, зовущая в себя бесконечная даль. Пьер взглянул в небо, в глубь уходящих, играющих звезд. «И все это мое, и все это во мне, и все это я! – думал Пьер. – И все это они поймали и посадили в балаган, загороженный досками!» Он улыбнулся и пошел укладываться спать к своим товарищам.


В первых числах октября к Кутузову приезжал еще парламентер с письмом от Наполеона и предложением мира, обманчиво означенным из Москвы, тогда как Наполеон уже был недалеко впереди Кутузова, на старой Калужской дороге. Кутузов отвечал на это письмо так же, как на первое, присланное с Лористоном: он сказал, что о мире речи быть не может.
Вскоре после этого из партизанского отряда Дорохова, ходившего налево от Тарутина, получено донесение о том, что в Фоминском показались войска, что войска эти состоят из дивизии Брусье и что дивизия эта, отделенная от других войск, легко может быть истреблена. Солдаты и офицеры опять требовали деятельности. Штабные генералы, возбужденные воспоминанием о легкости победы под Тарутиным, настаивали у Кутузова об исполнении предложения Дорохова. Кутузов не считал нужным никакого наступления. Вышло среднее, то, что должно было совершиться; послан был в Фоминское небольшой отряд, который должен был атаковать Брусье.
По странной случайности это назначение – самое трудное и самое важное, как оказалось впоследствии, – получил Дохтуров; тот самый скромный, маленький Дохтуров, которого никто не описывал нам составляющим планы сражений, летающим перед полками, кидающим кресты на батареи, и т. п., которого считали и называли нерешительным и непроницательным, но тот самый Дохтуров, которого во время всех войн русских с французами, с Аустерлица и до тринадцатого года, мы находим начальствующим везде, где только положение трудно. В Аустерлице он остается последним у плотины Аугеста, собирая полки, спасая, что можно, когда все бежит и гибнет и ни одного генерала нет в ариергарде. Он, больной в лихорадке, идет в Смоленск с двадцатью тысячами защищать город против всей наполеоновской армии. В Смоленске, едва задремал он на Молоховских воротах, в пароксизме лихорадки, его будит канонада по Смоленску, и Смоленск держится целый день. В Бородинский день, когда убит Багратион и войска нашего левого фланга перебиты в пропорции 9 к 1 и вся сила французской артиллерии направлена туда, – посылается никто другой, а именно нерешительный и непроницательный Дохтуров, и Кутузов торопится поправить свою ошибку, когда он послал было туда другого. И маленький, тихенький Дохтуров едет туда, и Бородино – лучшая слава русского войска. И много героев описано нам в стихах и прозе, но о Дохтурове почти ни слова.
Опять Дохтурова посылают туда в Фоминское и оттуда в Малый Ярославец, в то место, где было последнее сражение с французами, и в то место, с которого, очевидно, уже начинается погибель французов, и опять много гениев и героев описывают нам в этот период кампании, но о Дохтурове ни слова, или очень мало, или сомнительно. Это то умолчание о Дохтурове очевиднее всего доказывает его достоинства.
Естественно, что для человека, не понимающего хода машины, при виде ее действия кажется, что важнейшая часть этой машины есть та щепка, которая случайно попала в нее и, мешая ее ходу, треплется в ней. Человек, не знающий устройства машины, не может понять того, что не эта портящая и мешающая делу щепка, а та маленькая передаточная шестерня, которая неслышно вертится, есть одна из существеннейших частей машины.
10 го октября, в тот самый день, как Дохтуров прошел половину дороги до Фоминского и остановился в деревне Аристове, приготавливаясь в точности исполнить отданное приказание, все французское войско, в своем судорожном движении дойдя до позиции Мюрата, как казалось, для того, чтобы дать сражение, вдруг без причины повернуло влево на новую Калужскую дорогу и стало входить в Фоминское, в котором прежде стоял один Брусье. У Дохтурова под командою в это время были, кроме Дорохова, два небольших отряда Фигнера и Сеславина.
Вечером 11 го октября Сеславин приехал в Аристово к начальству с пойманным пленным французским гвардейцем. Пленный говорил, что войска, вошедшие нынче в Фоминское, составляли авангард всей большой армии, что Наполеон был тут же, что армия вся уже пятый день вышла из Москвы. В тот же вечер дворовый человек, пришедший из Боровска, рассказал, как он видел вступление огромного войска в город. Казаки из отряда Дорохова доносили, что они видели французскую гвардию, шедшую по дороге к Боровску. Из всех этих известий стало очевидно, что там, где думали найти одну дивизию, теперь была вся армия французов, шедшая из Москвы по неожиданному направлению – по старой Калужской дороге. Дохтуров ничего не хотел предпринимать, так как ему не ясно было теперь, в чем состоит его обязанность. Ему велено было атаковать Фоминское. Но в Фоминском прежде был один Брусье, теперь была вся французская армия. Ермолов хотел поступить по своему усмотрению, но Дохтуров настаивал на том, что ему нужно иметь приказание от светлейшего. Решено было послать донесение в штаб.
Для этого избран толковый офицер, Болховитинов, который, кроме письменного донесения, должен был на словах рассказать все дело. В двенадцатом часу ночи Болховитинов, получив конверт и словесное приказание, поскакал, сопутствуемый казаком, с запасными лошадьми в главный штаб.


Ночь была темная, теплая, осенняя. Шел дождик уже четвертый день. Два раза переменив лошадей и в полтора часа проскакав тридцать верст по грязной вязкой дороге, Болховитинов во втором часу ночи был в Леташевке. Слезши у избы, на плетневом заборе которой была вывеска: «Главный штаб», и бросив лошадь, он вошел в темные сени.
– Дежурного генерала скорее! Очень важное! – проговорил он кому то, поднимавшемуся и сопевшему в темноте сеней.
– С вечера нездоровы очень были, третью ночь не спят, – заступнически прошептал денщицкий голос. – Уж вы капитана разбудите сначала.
– Очень важное, от генерала Дохтурова, – сказал Болховитинов, входя в ощупанную им растворенную дверь. Денщик прошел вперед его и стал будить кого то:
– Ваше благородие, ваше благородие – кульер.
– Что, что? от кого? – проговорил чей то сонный голос.
– От Дохтурова и от Алексея Петровича. Наполеон в Фоминском, – сказал Болховитинов, не видя в темноте того, кто спрашивал его, но по звуку голоса предполагая, что это был не Коновницын.
Разбуженный человек зевал и тянулся.
– Будить то мне его не хочется, – сказал он, ощупывая что то. – Больнёшенек! Может, так, слухи.
– Вот донесение, – сказал Болховитинов, – велено сейчас же передать дежурному генералу.
– Постойте, огня зажгу. Куда ты, проклятый, всегда засунешь? – обращаясь к денщику, сказал тянувшийся человек. Это был Щербинин, адъютант Коновницына. – Нашел, нашел, – прибавил он.
Денщик рубил огонь, Щербинин ощупывал подсвечник.
– Ах, мерзкие, – с отвращением сказал он.
При свете искр Болховитинов увидел молодое лицо Щербинина со свечой и в переднем углу еще спящего человека. Это был Коновницын.
Когда сначала синим и потом красным пламенем загорелись серники о трут, Щербинин зажег сальную свечку, с подсвечника которой побежали обгладывавшие ее прусаки, и осмотрел вестника. Болховитинов был весь в грязи и, рукавом обтираясь, размазывал себе лицо.
– Да кто доносит? – сказал Щербинин, взяв конверт.
– Известие верное, – сказал Болховитинов. – И пленные, и казаки, и лазутчики – все единогласно показывают одно и то же.
– Нечего делать, надо будить, – сказал Щербинин, вставая и подходя к человеку в ночном колпаке, укрытому шинелью. – Петр Петрович! – проговорил он. Коновницын не шевелился. – В главный штаб! – проговорил он, улыбнувшись, зная, что эти слова наверное разбудят его. И действительно, голова в ночном колпаке поднялась тотчас же. На красивом, твердом лице Коновницына, с лихорадочно воспаленными щеками, на мгновение оставалось еще выражение далеких от настоящего положения мечтаний сна, но потом вдруг он вздрогнул: лицо его приняло обычно спокойное и твердое выражение.
– Ну, что такое? От кого? – неторопливо, но тотчас же спросил он, мигая от света. Слушая донесение офицера, Коновницын распечатал и прочел. Едва прочтя, он опустил ноги в шерстяных чулках на земляной пол и стал обуваться. Потом снял колпак и, причесав виски, надел фуражку.
– Ты скоро доехал? Пойдем к светлейшему.
Коновницын тотчас понял, что привезенное известие имело большую важность и что нельзя медлить. Хорошо ли, дурно ли это было, он не думал и не спрашивал себя. Его это не интересовало. На все дело войны он смотрел не умом, не рассуждением, а чем то другим. В душе его было глубокое, невысказанное убеждение, что все будет хорошо; но что этому верить не надо, и тем более не надо говорить этого, а надо делать только свое дело. И это свое дело он делал, отдавая ему все свои силы.
Петр Петрович Коновницын, так же как и Дохтуров, только как бы из приличия внесенный в список так называемых героев 12 го года – Барклаев, Раевских, Ермоловых, Платовых, Милорадовичей, так же как и Дохтуров, пользовался репутацией человека весьма ограниченных способностей и сведений, и, так же как и Дохтуров, Коновницын никогда не делал проектов сражений, но всегда находился там, где было труднее всего; спал всегда с раскрытой дверью с тех пор, как был назначен дежурным генералом, приказывая каждому посланному будить себя, всегда во время сраженья был под огнем, так что Кутузов упрекал его за то и боялся посылать, и был так же, как и Дохтуров, одной из тех незаметных шестерен, которые, не треща и не шумя, составляют самую существенную часть машины.
Выходя из избы в сырую, темную ночь, Коновницын нахмурился частью от головной усилившейся боли, частью от неприятной мысли, пришедшей ему в голову о том, как теперь взволнуется все это гнездо штабных, влиятельных людей при этом известии, в особенности Бенигсен, после Тарутина бывший на ножах с Кутузовым; как будут предлагать, спорить, приказывать, отменять. И это предчувствие неприятно ему было, хотя он и знал, что без этого нельзя.
Действительно, Толь, к которому он зашел сообщить новое известие, тотчас же стал излагать свои соображения генералу, жившему с ним, и Коновницын, молча и устало слушавший, напомнил ему, что надо идти к светлейшему.


Кутузов, как и все старые люди, мало спал по ночам. Он днем часто неожиданно задремывал; но ночью он, не раздеваясь, лежа на своей постели, большею частию не спал и думал.
Так он лежал и теперь на своей кровати, облокотив тяжелую, большую изуродованную голову на пухлую руку, и думал, открытым одним глазом присматриваясь к темноте.
С тех пор как Бенигсен, переписывавшийся с государем и имевший более всех силы в штабе, избегал его, Кутузов был спокойнее в том отношении, что его с войсками не заставят опять участвовать в бесполезных наступательных действиях. Урок Тарутинского сражения и кануна его, болезненно памятный Кутузову, тоже должен был подействовать, думал он.
«Они должны понять, что мы только можем проиграть, действуя наступательно. Терпение и время, вот мои воины богатыри!» – думал Кутузов. Он знал, что не надо срывать яблоко, пока оно зелено. Оно само упадет, когда будет зрело, а сорвешь зелено, испортишь яблоко и дерево, и сам оскомину набьешь. Он, как опытный охотник, знал, что зверь ранен, ранен так, как только могла ранить вся русская сила, но смертельно или нет, это был еще не разъясненный вопрос. Теперь, по присылкам Лористона и Бертелеми и по донесениям партизанов, Кутузов почти знал, что он ранен смертельно. Но нужны были еще доказательства, надо было ждать.
«Им хочется бежать посмотреть, как они его убили. Подождите, увидите. Все маневры, все наступления! – думал он. – К чему? Все отличиться. Точно что то веселое есть в том, чтобы драться. Они точно дети, от которых не добьешься толку, как было дело, оттого что все хотят доказать, как они умеют драться. Да не в том теперь дело.
И какие искусные маневры предлагают мне все эти! Им кажется, что, когда они выдумали две три случайности (он вспомнил об общем плане из Петербурга), они выдумали их все. А им всем нет числа!»
Неразрешенный вопрос о том, смертельна или не смертельна ли была рана, нанесенная в Бородине, уже целый месяц висел над головой Кутузова. С одной стороны, французы заняли Москву. С другой стороны, несомненно всем существом своим Кутузов чувствовал, что тот страшный удар, в котором он вместе со всеми русскими людьми напряг все свои силы, должен был быть смертелен. Но во всяком случае нужны были доказательства, и он ждал их уже месяц, и чем дальше проходило время, тем нетерпеливее он становился. Лежа на своей постели в свои бессонные ночи, он делал то самое, что делала эта молодежь генералов, то самое, за что он упрекал их. Он придумывал все возможные случайности, в которых выразится эта верная, уже свершившаяся погибель Наполеона. Он придумывал эти случайности так же, как и молодежь, но только с той разницей, что он ничего не основывал на этих предположениях и что он видел их не две и три, а тысячи. Чем дальше он думал, тем больше их представлялось. Он придумывал всякого рода движения наполеоновской армии, всей или частей ее – к Петербургу, на него, в обход его, придумывал (чего он больше всего боялся) и ту случайность, что Наполеон станет бороться против него его же оружием, что он останется в Москве, выжидая его. Кутузов придумывал даже движение наполеоновской армии назад на Медынь и Юхнов, но одного, чего он не мог предвидеть, это того, что совершилось, того безумного, судорожного метания войска Наполеона в продолжение первых одиннадцати дней его выступления из Москвы, – метания, которое сделало возможным то, о чем все таки не смел еще тогда думать Кутузов: совершенное истребление французов. Донесения Дорохова о дивизии Брусье, известия от партизанов о бедствиях армии Наполеона, слухи о сборах к выступлению из Москвы – все подтверждало предположение, что французская армия разбита и сбирается бежать; но это были только предположения, казавшиеся важными для молодежи, но не для Кутузова. Он с своей шестидесятилетней опытностью знал, какой вес надо приписывать слухам, знал, как способны люди, желающие чего нибудь, группировать все известия так, что они как будто подтверждают желаемое, и знал, как в этом случае охотно упускают все противоречащее. И чем больше желал этого Кутузов, тем меньше он позволял себе этому верить. Вопрос этот занимал все его душевные силы. Все остальное было для него только привычным исполнением жизни. Таким привычным исполнением и подчинением жизни были его разговоры с штабными, письма к m me Stael, которые он писал из Тарутина, чтение романов, раздачи наград, переписка с Петербургом и т. п. Но погибель французов, предвиденная им одним, было его душевное, единственное желание.
В ночь 11 го октября он лежал, облокотившись на руку, и думал об этом.
В соседней комнате зашевелилось, и послышались шаги Толя, Коновницына и Болховитинова.
– Эй, кто там? Войдите, войди! Что новенького? – окликнул их фельдмаршал.
Пока лакей зажигал свечу, Толь рассказывал содержание известий.
– Кто привез? – спросил Кутузов с лицом, поразившим Толя, когда загорелась свеча, своей холодной строгостью.
– Не может быть сомнения, ваша светлость.
– Позови, позови его сюда!
Кутузов сидел, спустив одну ногу с кровати и навалившись большим животом на другую, согнутую ногу. Он щурил свой зрячий глаз, чтобы лучше рассмотреть посланного, как будто в его чертах он хотел прочесть то, что занимало его.
– Скажи, скажи, дружок, – сказал он Болховитинову своим тихим, старческим голосом, закрывая распахнувшуюся на груди рубашку. – Подойди, подойди поближе. Какие ты привез мне весточки? А? Наполеон из Москвы ушел? Воистину так? А?
Болховитинов подробно доносил сначала все то, что ему было приказано.
– Говори, говори скорее, не томи душу, – перебил его Кутузов.
Болховитинов рассказал все и замолчал, ожидая приказания. Толь начал было говорить что то, но Кутузов перебил его. Он хотел сказать что то, но вдруг лицо его сщурилось, сморщилось; он, махнув рукой на Толя, повернулся в противную сторону, к красному углу избы, черневшему от образов.
– Господи, создатель мой! Внял ты молитве нашей… – дрожащим голосом сказал он, сложив руки. – Спасена Россия. Благодарю тебя, господи! – И он заплакал.


Со времени этого известия и до конца кампании вся деятельность Кутузова заключается только в том, чтобы властью, хитростью, просьбами удерживать свои войска от бесполезных наступлений, маневров и столкновений с гибнущим врагом. Дохтуров идет к Малоярославцу, но Кутузов медлит со всей армией и отдает приказания об очищении Калуги, отступление за которую представляется ему весьма возможным.
Кутузов везде отступает, но неприятель, не дожидаясь его отступления, бежит назад, в противную сторону.
Историки Наполеона описывают нам искусный маневр его на Тарутино и Малоярославец и делают предположения о том, что бы было, если бы Наполеон успел проникнуть в богатые полуденные губернии.
Но не говоря о том, что ничто не мешало Наполеону идти в эти полуденные губернии (так как русская армия давала ему дорогу), историки забывают то, что армия Наполеона не могла быть спасена ничем, потому что она в самой себе несла уже тогда неизбежные условия гибели. Почему эта армия, нашедшая обильное продовольствие в Москве и не могшая удержать его, а стоптавшая его под ногами, эта армия, которая, придя в Смоленск, не разбирала продовольствия, а грабила его, почему эта армия могла бы поправиться в Калужской губернии, населенной теми же русскими, как и в Москве, и с тем же свойством огня сжигать то, что зажигают?
Армия не могла нигде поправиться. Она, с Бородинского сражения и грабежа Москвы, несла в себе уже как бы химические условия разложения.
Люди этой бывшей армии бежали с своими предводителями сами не зная куда, желая (Наполеон и каждый солдат) только одного: выпутаться лично как можно скорее из того безвыходного положения, которое, хотя и неясно, они все сознавали.
Только поэтому, на совете в Малоярославце, когда, притворяясь, что они, генералы, совещаются, подавая разные мнения, последнее мнение простодушного солдата Мутона, сказавшего то, что все думали, что надо только уйти как можно скорее, закрыло все рты, и никто, даже Наполеон, не мог сказать ничего против этой всеми сознаваемой истины.
Но хотя все и знали, что надо было уйти, оставался еще стыд сознания того, что надо бежать. И нужен был внешний толчок, который победил бы этот стыд. И толчок этот явился в нужное время. Это было так называемое у французов le Hourra de l'Empereur [императорское ура].
На другой день после совета Наполеон, рано утром, притворяясь, что хочет осматривать войска и поле прошедшего и будущего сражения, с свитой маршалов и конвоя ехал по середине линии расположения войск. Казаки, шнырявшие около добычи, наткнулись на самого императора и чуть чуть не поймали его. Ежели казаки не поймали в этот раз Наполеона, то спасло его то же, что губило французов: добыча, на которую и в Тарутине и здесь, оставляя людей, бросались казаки. Они, не обращая внимания на Наполеона, бросились на добычу, и Наполеон успел уйти.
Когда вот вот les enfants du Don [сыны Дона] могли поймать самого императора в середине его армии, ясно было, что нечего больше делать, как только бежать как можно скорее по ближайшей знакомой дороге. Наполеон, с своим сорокалетним брюшком, не чувствуя в себе уже прежней поворотливости и смелости, понял этот намек. И под влиянием страха, которого он набрался от казаков, тотчас же согласился с Мутоном и отдал, как говорят историки, приказание об отступлении назад на Смоленскую дорогу.
То, что Наполеон согласился с Мутоном и что войска пошли назад, не доказывает того, что он приказал это, но что силы, действовавшие на всю армию, в смысле направления ее по Можайской дороге, одновременно действовали и на Наполеона.


Когда человек находится в движении, он всегда придумывает себе цель этого движения. Для того чтобы идти тысячу верст, человеку необходимо думать, что что то хорошее есть за этими тысячью верст. Нужно представление об обетованной земле для того, чтобы иметь силы двигаться.
Обетованная земля при наступлении французов была Москва, при отступлении была родина. Но родина была слишком далеко, и для человека, идущего тысячу верст, непременно нужно сказать себе, забыв о конечной цели: «Нынче я приду за сорок верст на место отдыха и ночлега», и в первый переход это место отдыха заслоняет конечную цель и сосредоточивает на себе все желанья и надежды. Те стремления, которые выражаются в отдельном человеке, всегда увеличиваются в толпе.
Для французов, пошедших назад по старой Смоленской дороге, конечная цель родины была слишком отдалена, и ближайшая цель, та, к которой, в огромной пропорции усиливаясь в толпе, стремились все желанья и надежды, – была Смоленск. Не потому, чтобы люди знала, что в Смоленске было много провианту и свежих войск, не потому, чтобы им говорили это (напротив, высшие чины армии и сам Наполеон знали, что там мало провианта), но потому, что это одно могло им дать силу двигаться и переносить настоящие лишения. Они, и те, которые знали, и те, которые не знали, одинаково обманывая себя, как к обетованной земле, стремились к Смоленску.
Выйдя на большую дорогу, французы с поразительной энергией, с быстротою неслыханной побежали к своей выдуманной цели. Кроме этой причины общего стремления, связывавшей в одно целое толпы французов и придававшей им некоторую энергию, была еще другая причина, связывавшая их. Причина эта состояла в их количестве. Сама огромная масса их, как в физическом законе притяжения, притягивала к себе отдельные атомы людей. Они двигались своей стотысячной массой как целым государством.
Каждый человек из них желал только одного – отдаться в плен, избавиться от всех ужасов и несчастий. Но, с одной стороны, сила общего стремления к цели Смоленска увлекала каждою в одном и том же направлении; с другой стороны – нельзя было корпусу отдаться в плен роте, и, несмотря на то, что французы пользовались всяким удобным случаем для того, чтобы отделаться друг от друга и при малейшем приличном предлоге отдаваться в плен, предлоги эти не всегда случались. Самое число их и тесное, быстрое движение лишало их этой возможности и делало для русских не только трудным, но невозможным остановить это движение, на которое направлена была вся энергия массы французов. Механическое разрывание тела не могло ускорить дальше известного предела совершавшийся процесс разложения.
Ком снега невозможно растопить мгновенно. Существует известный предел времени, ранее которого никакие усилия тепла не могут растопить снега. Напротив, чем больше тепла, тем более крепнет остающийся снег.
Из русских военачальников никто, кроме Кутузова, не понимал этого. Когда определилось направление бегства французской армии по Смоленской дороге, тогда то, что предвидел Коновницын в ночь 11 го октября, начало сбываться. Все высшие чины армии хотели отличиться, отрезать, перехватить, полонить, опрокинуть французов, и все требовали наступления.
Кутузов один все силы свои (силы эти очень невелики у каждого главнокомандующего) употреблял на то, чтобы противодействовать наступлению.
Он не мог им сказать то, что мы говорим теперь: зачем сраженье, и загораживанье дороги, и потеря своих людей, и бесчеловечное добиванье несчастных? Зачем все это, когда от Москвы до Вязьмы без сражения растаяла одна треть этого войска? Но он говорил им, выводя из своей старческой мудрости то, что они могли бы понять, – он говорил им про золотой мост, и они смеялись над ним, клеветали его, и рвали, и метали, и куражились над убитым зверем.
Под Вязьмой Ермолов, Милорадович, Платов и другие, находясь в близости от французов, не могли воздержаться от желания отрезать и опрокинуть два французские корпуса. Кутузову, извещая его о своем намерении, они прислали в конверте, вместо донесения, лист белой бумаги.
И сколько ни старался Кутузов удержать войска, войска наши атаковали, стараясь загородить дорогу. Пехотные полки, как рассказывают, с музыкой и барабанным боем ходили в атаку и побили и потеряли тысячи людей.
Но отрезать – никого не отрезали и не опрокинули. И французское войско, стянувшись крепче от опасности, продолжало, равномерно тая, все тот же свой гибельный путь к Смоленску.



Бородинское сражение с последовавшими за ним занятием Москвы и бегством французов, без новых сражений, – есть одно из самых поучительных явлений истории.
Все историки согласны в том, что внешняя деятельность государств и народов, в их столкновениях между собой, выражается войнами; что непосредственно, вследствие больших или меньших успехов военных, увеличивается или уменьшается политическая сила государств и народов.
Как ни странны исторические описания того, как какой нибудь король или император, поссорившись с другим императором или королем, собрал войско, сразился с войском врага, одержал победу, убил три, пять, десять тысяч человек и вследствие того покорил государство и целый народ в несколько миллионов; как ни непонятно, почему поражение одной армии, одной сотой всех сил народа, заставило покориться народ, – все факты истории (насколько она нам известна) подтверждают справедливость того, что большие или меньшие успехи войска одного народа против войска другого народа суть причины или, по крайней мере, существенные признаки увеличения или уменьшения силы народов. Войско одержало победу, и тотчас же увеличились права победившего народа в ущерб побежденному. Войско понесло поражение, и тотчас же по степени поражения народ лишается прав, а при совершенном поражении своего войска совершенно покоряется.
Так было (по истории) с древнейших времен и до настоящего времени. Все войны Наполеона служат подтверждением этого правила. По степени поражения австрийских войск – Австрия лишается своих прав, и увеличиваются права и силы Франции. Победа французов под Иеной и Ауерштетом уничтожает самостоятельное существование Пруссии.
Но вдруг в 1812 м году французами одержана победа под Москвой, Москва взята, и вслед за тем, без новых сражений, не Россия перестала существовать, а перестала существовать шестисоттысячная армия, потом наполеоновская Франция. Натянуть факты на правила истории, сказать, что поле сражения в Бородине осталось за русскими, что после Москвы были сражения, уничтожившие армию Наполеона, – невозможно.
После Бородинской победы французов не было ни одного не только генерального, но сколько нибудь значительного сражения, и французская армия перестала существовать. Что это значит? Ежели бы это был пример из истории Китая, мы бы могли сказать, что это явление не историческое (лазейка историков, когда что не подходит под их мерку); ежели бы дело касалось столкновения непродолжительного, в котором участвовали бы малые количества войск, мы бы могли принять это явление за исключение; но событие это совершилось на глазах наших отцов, для которых решался вопрос жизни и смерти отечества, и война эта была величайшая из всех известных войн…
Период кампании 1812 года от Бородинского сражения до изгнания французов доказал, что выигранное сражение не только не есть причина завоевания, но даже и не постоянный признак завоевания; доказал, что сила, решающая участь народов, лежит не в завоевателях, даже на в армиях и сражениях, а в чем то другом.
Французские историки, описывая положение французского войска перед выходом из Москвы, утверждают, что все в Великой армии было в порядке, исключая кавалерии, артиллерии и обозов, да не было фуража для корма лошадей и рогатого скота. Этому бедствию не могло помочь ничто, потому что окрестные мужики жгли свое сено и не давали французам.
Выигранное сражение не принесло обычных результатов, потому что мужики Карп и Влас, которые после выступления французов приехали в Москву с подводами грабить город и вообще не выказывали лично геройских чувств, и все бесчисленное количество таких мужиков не везли сена в Москву за хорошие деньги, которые им предлагали, а жгли его.

Представим себе двух людей, вышедших на поединок с шпагами по всем правилам фехтовального искусства: фехтование продолжалось довольно долгое время; вдруг один из противников, почувствовав себя раненым – поняв, что дело это не шутка, а касается его жизни, бросил свою шпагу и, взяв первую попавшуюся дубину, начал ворочать ею. Но представим себе, что противник, так разумно употребивший лучшее и простейшее средство для достижения цели, вместе с тем воодушевленный преданиями рыцарства, захотел бы скрыть сущность дела и настаивал бы на том, что он по всем правилам искусства победил на шпагах. Можно себе представить, какая путаница и неясность произошла бы от такого описания происшедшего поединка.
Фехтовальщик, требовавший борьбы по правилам искусства, были французы; его противник, бросивший шпагу и поднявший дубину, были русские; люди, старающиеся объяснить все по правилам фехтования, – историки, которые писали об этом событии.
Со времени пожара Смоленска началась война, не подходящая ни под какие прежние предания войн. Сожжение городов и деревень, отступление после сражений, удар Бородина и опять отступление, оставление и пожар Москвы, ловля мародеров, переимка транспортов, партизанская война – все это были отступления от правил.
Наполеон чувствовал это, и с самого того времени, когда он в правильной позе фехтовальщика остановился в Москве и вместо шпаги противника увидал поднятую над собой дубину, он не переставал жаловаться Кутузову и императору Александру на то, что война велась противно всем правилам (как будто существовали какие то правила для того, чтобы убивать людей). Несмотря на жалобы французов о неисполнении правил, несмотря на то, что русским, высшим по положению людям казалось почему то стыдным драться дубиной, а хотелось по всем правилам стать в позицию en quarte или en tierce [четвертую, третью], сделать искусное выпадение в prime [первую] и т. д., – дубина народной войны поднялась со всей своей грозной и величественной силой и, не спрашивая ничьих вкусов и правил, с глупой простотой, но с целесообразностью, не разбирая ничего, поднималась, опускалась и гвоздила французов до тех пор, пока не погибло все нашествие.
И благо тому народу, который не как французы в 1813 году, отсалютовав по всем правилам искусства и перевернув шпагу эфесом, грациозно и учтиво передает ее великодушному победителю, а благо тому народу, который в минуту испытания, не спрашивая о том, как по правилам поступали другие в подобных случаях, с простотою и легкостью поднимает первую попавшуюся дубину и гвоздит ею до тех пор, пока в душе его чувство оскорбления и мести не заменяется презрением и жалостью.


Одним из самых осязательных и выгодных отступлений от так называемых правил войны есть действие разрозненных людей против людей, жмущихся в кучу. Такого рода действия всегда проявляются в войне, принимающей народный характер. Действия эти состоят в том, что, вместо того чтобы становиться толпой против толпы, люди расходятся врозь, нападают поодиночке и тотчас же бегут, когда на них нападают большими силами, а потом опять нападают, когда представляется случай. Это делали гверильясы в Испании; это делали горцы на Кавказе; это делали русские в 1812 м году.
Войну такого рода назвали партизанскою и полагали, что, назвав ее так, объяснили ее значение. Между тем такого рода война не только не подходит ни под какие правила, но прямо противоположна известному и признанному за непогрешимое тактическому правилу. Правило это говорит, что атакующий должен сосредоточивать свои войска с тем, чтобы в момент боя быть сильнее противника.
Партизанская война (всегда успешная, как показывает история) прямо противуположна этому правилу.
Противоречие это происходит оттого, что военная наука принимает силу войск тождественною с их числительностию. Военная наука говорит, что чем больше войска, тем больше силы. Les gros bataillons ont toujours raison. [Право всегда на стороне больших армий.]
Говоря это, военная наука подобна той механике, которая, основываясь на рассмотрении сил только по отношению к их массам, сказала бы, что силы равны или не равны между собою, потому что равны или не равны их массы.
Сила (количество движения) есть произведение из массы на скорость.
В военном деле сила войска есть также произведение из массы на что то такое, на какое то неизвестное х.
Военная наука, видя в истории бесчисленное количество примеров того, что масса войск не совпадает с силой, что малые отряды побеждают большие, смутно признает существование этого неизвестного множителя и старается отыскать его то в геометрическом построении, то в вооружении, то – самое обыкновенное – в гениальности полководцев. Но подстановление всех этих значений множителя не доставляет результатов, согласных с историческими фактами.
А между тем стоит только отрешиться от установившегося, в угоду героям, ложного взгляда на действительность распоряжений высших властей во время войны для того, чтобы отыскать этот неизвестный х.
Х этот есть дух войска, то есть большее или меньшее желание драться и подвергать себя опасностям всех людей, составляющих войско, совершенно независимо от того, дерутся ли люди под командой гениев или не гениев, в трех или двух линиях, дубинами или ружьями, стреляющими тридцать раз в минуту. Люди, имеющие наибольшее желание драться, всегда поставят себя и в наивыгоднейшие условия для драки.
Дух войска – есть множитель на массу, дающий произведение силы. Определить и выразить значение духа войска, этого неизвестного множителя, есть задача науки.
Задача эта возможна только тогда, когда мы перестанем произвольно подставлять вместо значения всего неизвестного Х те условия, при которых проявляется сила, как то: распоряжения полководца, вооружение и т. д., принимая их за значение множителя, а признаем это неизвестное во всей его цельности, то есть как большее или меньшее желание драться и подвергать себя опасности. Тогда только, выражая уравнениями известные исторические факты, из сравнения относительного значения этого неизвестного можно надеяться на определение самого неизвестного.
Десять человек, батальонов или дивизий, сражаясь с пятнадцатью человеками, батальонами или дивизиями, победили пятнадцать, то есть убили и забрали в плен всех без остатка и сами потеряли четыре; стало быть, уничтожились с одной стороны четыре, с другой стороны пятнадцать. Следовательно, четыре были равны пятнадцати, и, следовательно, 4а:=15у. Следовательно, ж: г/==15:4. Уравнение это не дает значения неизвестного, но оно дает отношение между двумя неизвестными. И из подведения под таковые уравнения исторических различно взятых единиц (сражений, кампаний, периодов войн) получатся ряды чисел, в которых должны существовать и могут быть открыты законы.
Тактическое правило о том, что надо действовать массами при наступлении и разрозненно при отступлении, бессознательно подтверждает только ту истину, что сила войска зависит от его духа. Для того чтобы вести людей под ядра, нужно больше дисциплины, достигаемой только движением в массах, чем для того, чтобы отбиваться от нападающих. Но правило это, при котором упускается из вида дух войска, беспрестанно оказывается неверным и в особенности поразительно противоречит действительности там, где является сильный подъем или упадок духа войска, – во всех народных войнах.
Французы, отступая в 1812 м году, хотя и должны бы защищаться отдельно, по тактике, жмутся в кучу, потому что дух войска упал так, что только масса сдерживает войско вместе. Русские, напротив, по тактике должны бы были нападать массой, на деле же раздробляются, потому что дух поднят так, что отдельные лица бьют без приказания французов и не нуждаются в принуждении для того, чтобы подвергать себя трудам и опасностям.


Так называемая партизанская война началась со вступления неприятеля в Смоленск.
Прежде чем партизанская война была официально принята нашим правительством, уже тысячи людей неприятельской армии – отсталые мародеры, фуражиры – были истреблены казаками и мужиками, побивавшими этих людей так же бессознательно, как бессознательно собаки загрызают забеглую бешеную собаку. Денис Давыдов своим русским чутьем первый понял значение той страшной дубины, которая, не спрашивая правил военного искусства, уничтожала французов, и ему принадлежит слава первого шага для узаконения этого приема войны.
24 го августа был учрежден первый партизанский отряд Давыдова, и вслед за его отрядом стали учреждаться другие. Чем дальше подвигалась кампания, тем более увеличивалось число этих отрядов.
Партизаны уничтожали Великую армию по частям. Они подбирали те отпадавшие листья, которые сами собою сыпались с иссохшего дерева – французского войска, и иногда трясли это дерево. В октябре, в то время как французы бежали к Смоленску, этих партий различных величин и характеров были сотни. Были партии, перенимавшие все приемы армии, с пехотой, артиллерией, штабами, с удобствами жизни; были одни казачьи, кавалерийские; были мелкие, сборные, пешие и конные, были мужицкие и помещичьи, никому не известные. Был дьячок начальником партии, взявший в месяц несколько сот пленных. Была старостиха Василиса, побившая сотни французов.
Последние числа октября было время самого разгара партизанской войны. Тот первый период этой войны, во время которого партизаны, сами удивляясь своей дерзости, боялись всякую минуту быть пойманными и окруженными французами и, не расседлывая и почти не слезая с лошадей, прятались по лесам, ожидая всякую минуту погони, – уже прошел. Теперь уже война эта определилась, всем стало ясно, что можно было предпринять с французами и чего нельзя было предпринимать. Теперь уже только те начальники отрядов, которые с штабами, по правилам ходили вдали от французов, считали еще многое невозможным. Мелкие же партизаны, давно уже начавшие свое дело и близко высматривавшие французов, считали возможным то, о чем не смели и думать начальники больших отрядов. Казаки же и мужики, лазившие между французами, считали, что теперь уже все было возможно.
22 го октября Денисов, бывший одним из партизанов, находился с своей партией в самом разгаре партизанской страсти. С утра он с своей партией был на ходу. Он целый день по лесам, примыкавшим к большой дороге, следил за большим французским транспортом кавалерийских вещей и русских пленных, отделившимся от других войск и под сильным прикрытием, как это было известно от лазутчиков и пленных, направлявшимся к Смоленску. Про этот транспорт было известно не только Денисову и Долохову (тоже партизану с небольшой партией), ходившему близко от Денисова, но и начальникам больших отрядов с штабами: все знали про этот транспорт и, как говорил Денисов, точили на него зубы. Двое из этих больших отрядных начальников – один поляк, другой немец – почти в одно и то же время прислали Денисову приглашение присоединиться каждый к своему отряду, с тем чтобы напасть на транспорт.
– Нет, бг'ат, я сам с усам, – сказал Денисов, прочтя эти бумаги, и написал немцу, что, несмотря на душевное желание, которое он имел служить под начальством столь доблестного и знаменитого генерала, он должен лишить себя этого счастья, потому что уже поступил под начальство генерала поляка. Генералу же поляку он написал то же самое, уведомляя его, что он уже поступил под начальство немца.
Распорядившись таким образом, Денисов намеревался, без донесения о том высшим начальникам, вместе с Долоховым атаковать и взять этот транспорт своими небольшими силами. Транспорт шел 22 октября от деревни Микулиной к деревне Шамшевой. С левой стороны дороги от Микулина к Шамшеву шли большие леса, местами подходившие к самой дороге, местами отдалявшиеся от дороги на версту и больше. По этим то лесам целый день, то углубляясь в середину их, то выезжая на опушку, ехал с партией Денисов, не выпуская из виду двигавшихся французов. С утра, недалеко от Микулина, там, где лес близко подходил к дороге, казаки из партии Денисова захватили две ставшие в грязи французские фуры с кавалерийскими седлами и увезли их в лес. С тех пор и до самого вечера партия, не нападая, следила за движением французов. Надо было, не испугав их, дать спокойно дойти до Шамшева и тогда, соединившись с Долоховым, который должен был к вечеру приехать на совещание к караулке в лесу (в версте от Шамшева), на рассвете пасть с двух сторон как снег на голову и побить и забрать всех разом.
Позади, в двух верстах от Микулина, там, где лес подходил к самой дороге, было оставлено шесть казаков, которые должны были донести сейчас же, как только покажутся новые колонны французов.
Впереди Шамшева точно так же Долохов должен был исследовать дорогу, чтобы знать, на каком расстоянии есть еще другие французские войска. При транспорте предполагалось тысяча пятьсот человек. У Денисова было двести человек, у Долохова могло быть столько же. Но превосходство числа не останавливало Денисова. Одно только, что еще нужно было знать ему, это то, какие именно были эти войска; и для этой цели Денисову нужно было взять языка (то есть человека из неприятельской колонны). В утреннее нападение на фуры дело сделалось с такою поспешностью, что бывших при фурах французов всех перебили и захватили живым только мальчишку барабанщика, который был отсталый и ничего не мог сказать положительно о том, какие были войска в колонне.
Нападать другой раз Денисов считал опасным, чтобы не встревожить всю колонну, и потому он послал вперед в Шамшево бывшего при его партии мужика Тихона Щербатого – захватить, ежели можно, хоть одного из бывших там французских передовых квартиргеров.


Был осенний, теплый, дождливый день. Небо и горизонт были одного и того же цвета мутной воды. То падал как будто туман, то вдруг припускал косой, крупный дождь.
На породистой, худой, с подтянутыми боками лошади, в бурке и папахе, с которых струилась вода, ехал Денисов. Он, так же как и его лошадь, косившая голову и поджимавшая уши, морщился от косого дождя и озабоченно присматривался вперед. Исхудавшее и обросшее густой, короткой, черной бородой лицо его казалось сердито.