Кройцер, Оскар

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Оскар Кройцер
Личная информация

Оскар Кройцер (нем. Oscar Kreuzer); (14 июня 1887 — 3 мая 1968) ― немецкий теннисист и регбист.



Биография

Кройцер родился в Франкфурт-на-Майне 14 июня 1887 года[1].

Принимал участие в летних Олимпийских играх 1908 и 1912 годов в Стокгольме, где он выиграл бронзовую медаль в мужском одиночном турнире[2]. В 1912 году он также дошел до финала в чемпионате мира по теннису на твёрдых кортах в Париже, который он проиграл своему соотечественнику Отто Фройцхайму. В 1913 году на Уимблдонском турнире он достиг своего лучшего результата за всю спортивную карьеру, выйдя в полуфинал и потерпев там поражение от Стэнли Дауста.

Кроме тенниса, Кройцер также преуспел в регби. Он выиграл немецкий чемпионат со своим клубом SC 1880 Frankfurt в 1910 году и сыграл на нескольких международных чемпионатах за немецкую сборную[1].

В конце июля 1914 года он и Отто Фройцхайм играли в полуфинале чемпионата мира по теннису на твёрдых кортах в Питтсбурге против команды Австралии. Когда началась Первая мировая война, председатель местного теннисного клуба скрыл этот факт от Фройцхайма и Кройцера, поскольку не хотел сорвать этим матч. Немецкая команда проиграла 0-5. На обратном пути в Германию их итальянский пароход America был остановлен у Гибралтара британским военным кораблём, и они оба были помещены в тюрьму в Гибралтаре, где находились в течение нескольких месяцев перед отправкой в лагерь для интернированных в Англии. Кройцер остался в лагере возле Лидса, в то время как офицер Фройцхайм содержался в Доннингтон-Холл до самого конца войны в 1918 году[3][4][5].

В 1920 году Оскар Кройцер выиграл Открытый чемпионат Германии по теннису среди мужчин, который проводился в клубе «Ротенбаум» в Гамбурге, победив Луиса Марию Хейдена в финале в трёх сетах[6].

После ухода из тенниса Кройцер поселился в Висбадене рядом со своим другом Фройцхаймом.

Оскар Кройцер скончался 3 мая 1968 года[1].

Напишите отзыв о статье "Кройцер, Оскар"

Примечания

  1. 1 2 3 Kaiser Ulrich. Der zweite Mann // Tennis in Deutschland. Von den Anfängen bis 2002.. — Berlin: Duncker & Humblot. — P. 78–79. — ISBN 3-428-10846-9.
  2. [www.sports-reference.com/olympics/athletes/kr/oscar-kreuzer-1.html Oscar Kreuzer Olympic Results]. sports-reference.com. Проверено 13 мая 2013.
  3. [news.google.com/newspapers?id=_bUaAAAAIBAJ&sjid=RUkEAAAAIBAJ&dq=wilding%20froitzheim%20tennis&pg=5467%2C211431 Friotzheim, Tennis Star, is Heard From] (16 January 1916).
  4. [query.nytimes.com/mem/archive-free/pdf?res=9E04E4DD1E3EE733A05757C1A9649C946496D6CF Tennis Men Interned] (PDF) (14 February 1915).
  5. Gillmeister Heiner. Kleine und große Geschichte – Davis Cup // Tennis in Deutschland. Von den Anfängen bis 2002.. — Berlin: Duncker & Humblot. — P. 53–54. — ISBN 3-428-10846-9.
  6. Mazak, Karoly (2010).

Ссылки

  • [www.itftennis.com/procircuit/players/player/profile.aspx?playerid=10003832 Профиль на сайте ITF]  (англ.)
  • [www.daviscup.com/en/players/player.aspx?id=10003832 Профиль на сайте Кубка Дэвиса] (англ.)

Отрывок, характеризующий Кройцер, Оскар

– Il est assoupi, [Он задремал,] – сказала Анна Михайловна, заметив приходившую на смену княжну. – Аllons. [Пойдем.]
Пьер вышел.


В приемной никого уже не было, кроме князя Василия и старшей княжны, которые, сидя под портретом Екатерины, о чем то оживленно говорили. Как только они увидали Пьера с его руководительницей, они замолчали. Княжна что то спрятала, как показалось Пьеру, и прошептала:
– Не могу видеть эту женщину.
– Catiche a fait donner du the dans le petit salon, – сказал князь Василий Анне Михайловне. – Allez, ma pauvre Анна Михайловна, prenez quelque сhose, autrement vous ne suffirez pas. [Катишь велела подать чаю в маленькой гостиной. Вы бы пошли, бедная Анна Михайловна, подкрепили себя, а то вас не хватит.]
Пьеру он ничего не сказал, только пожал с чувством его руку пониже плеча. Пьер с Анной Михайловной прошли в petit salon. [маленькую гостиную.]
– II n'y a rien qui restaure, comme une tasse de cet excellent the russe apres une nuit blanche, [Ничто так не восстановляет после бессонной ночи, как чашка этого превосходного русского чаю.] – говорил Лоррен с выражением сдержанной оживленности, отхлебывая из тонкой, без ручки, китайской чашки, стоя в маленькой круглой гостиной перед столом, на котором стоял чайный прибор и холодный ужин. Около стола собрались, чтобы подкрепить свои силы, все бывшие в эту ночь в доме графа Безухого. Пьер хорошо помнил эту маленькую круглую гостиную, с зеркалами и маленькими столиками. Во время балов в доме графа, Пьер, не умевший танцовать, любил сидеть в этой маленькой зеркальной и наблюдать, как дамы в бальных туалетах, брильянтах и жемчугах на голых плечах, проходя через эту комнату, оглядывали себя в ярко освещенные зеркала, несколько раз повторявшие их отражения. Теперь та же комната была едва освещена двумя свечами, и среди ночи на одном маленьком столике беспорядочно стояли чайный прибор и блюда, и разнообразные, непраздничные люди, шопотом переговариваясь, сидели в ней, каждым движением, каждым словом показывая, что никто не забывает и того, что делается теперь и имеет еще совершиться в спальне. Пьер не стал есть, хотя ему и очень хотелось. Он оглянулся вопросительно на свою руководительницу и увидел, что она на цыпочках выходила опять в приемную, где остался князь Василий с старшею княжной. Пьер полагал, что и это было так нужно, и, помедлив немного, пошел за ней. Анна Михайловна стояла подле княжны, и обе они в одно время говорили взволнованным шопотом:
– Позвольте мне, княгиня, знать, что нужно и что ненужно, – говорила княжна, видимо, находясь в том же взволнованном состоянии, в каком она была в то время, как захлопывала дверь своей комнаты.
– Но, милая княжна, – кротко и убедительно говорила Анна Михайловна, заступая дорогу от спальни и не пуская княжну, – не будет ли это слишком тяжело для бедного дядюшки в такие минуты, когда ему нужен отдых? В такие минуты разговор о мирском, когда его душа уже приготовлена…
Князь Василий сидел на кресле, в своей фамильярной позе, высоко заложив ногу на ногу. Щеки его сильно перепрыгивали и, опустившись, казались толще внизу; но он имел вид человека, мало занятого разговором двух дам.