Кружка пива

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Кружка пива
Un bon bock
Жанр

мультфильм

Режиссёр

Эмиль Рено

Композитор

Гастон Полин

Длительность

15 мин

Страна

Франция

Язык

Немое кино

Год

1892

IMDb

ID 0000004

К:Фильмы 1892 года

«Кружка пива» — немой короткометражный мультфильм режиссёра Эмиля Рено. Мультфильм состоит из 700 раскрашенных вручную сцен. Премьера прошла в Музее Гревен, Франция в 1892 году.



Интересные факты

  • Это один из первых анимационных фильмов в мире.
  • Мультфильм считается утерянным. Не сохранилось ни одной копии фильма.
  • Мультфильм транслировался в Оптическом театре.
  • Это самая первая презентация с манипулированием изображением.

Источники

  • «Кружка пива» (англ.) на сайте Internet Movie Database
  • [schools.spsd.sk.ca/mountroyal/Hoffman/Animation/Reference/History.html The History of Animation] (HTML). Проверено 6 января 2010. [www.webcitation.org/66urCaIMn Архивировано из первоисточника 14 апреля 2012].
  • [www.victorian-cinema.net/reynaud.htm Charles-Émile Reynaud] (HTML). Who's Who of Victorian Cinema. Проверено 6 января 2010. [www.webcitation.org/66urD4Fhy Архивировано из первоисточника 14 апреля 2012].


Напишите отзыв о статье "Кружка пива"

Отрывок, характеризующий Кружка пива

Один из докторов, в окровавленном фартуке и с окровавленными небольшими руками, в одной из которых он между мизинцем и большим пальцем (чтобы не запачкать ее) держал сигару, вышел из палатки. Доктор этот поднял голову и стал смотреть по сторонам, но выше раненых. Он, очевидно, хотел отдохнуть немного. Поводив несколько времени головой вправо и влево, он вздохнул и опустил глаза.
– Ну, сейчас, – сказал он на слова фельдшера, указывавшего ему на князя Андрея, и велел нести его в палатку.
В толпе ожидавших раненых поднялся ропот.
– Видно, и на том свете господам одним жить, – проговорил один.
Князя Андрея внесли и положили на только что очистившийся стол, с которого фельдшер споласкивал что то. Князь Андрей не мог разобрать в отдельности того, что было в палатке. Жалобные стоны с разных сторон, мучительная боль бедра, живота и спины развлекали его. Все, что он видел вокруг себя, слилось для него в одно общее впечатление обнаженного, окровавленного человеческого тела, которое, казалось, наполняло всю низкую палатку, как несколько недель тому назад в этот жаркий, августовский день это же тело наполняло грязный пруд по Смоленской дороге. Да, это было то самое тело, та самая chair a canon [мясо для пушек], вид которой еще тогда, как бы предсказывая теперешнее, возбудил в нем ужас.