Крузенштерн, Иван Фёдорович

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Иван Фёдорович Крузенштерн
Adam Johann von Krusenstern
русский мореплаватель, адмирал
Место рождения:

Хаггуд (близ Раппеля), Российская империя (нынешняя Рапламаа, Эстония)

Место смерти:

Гильзенхоф, Эстляндская губерния

Отец:

Иоганн Фридрих фон Крузенштерн

Мать:

Кристина Фридерика фон Толь

Супруга:

Юлиана Шарлотта фон Таубе

Награды и премии:

Ива́н Фёдорович Крузенште́рн, при рождении Адам Иоганн фон Крузенштерн (нем. Adam Johann von Krusenstern; 8 (19) ноября 1770 — 12 (24) августа 1846)[1] — российский мореплаватель, адмирал.

Происходил из остзейских дворян[2]. Иван Крузенштерн и Юрий Лисянский на кораблях «Надежда» и «Нева» совершили первую русскую кругосветную экспедицию.





Биография

Потомок обрусевшего немецкого дворянского рода Крузенштернов, праправнук родоначальника в России Филиппа Крузиуса фон Крузенштерна, сын судьи Иоганна Фридриха фон Крузенштерна (1724—1791) и Христины Фредерики, урождённой фон Толь (1730—1804). После пяти дочерей в семье родился сын Карл Фридрих (1769—1847) и, наконец, Адам Иоганн.

С двенадцати лет он три года учился в городской школе при Домском соборе в Ревеле, а затем в Морском кадетском корпусе в Кронштадте; в 1787 году был произведён в гардемарины.

Военная служба

В 1788 году в связи с войной со Швецией досрочно выпущен из корпуса, произведён в мичманы и назначен на 74-пушечный корабль «Мстислав». Сразу после этого отличился в Гогландском сражении (1788), в 1789 году участвовал в Эландском[3], а в 1790 — в морских боях при Ревеле, Красной Горке и Выборгской бухте, после чего был произведён в лейтенанты.

В 1793 году послан для изучения морского искусства в Англию; с английским флотом отплыл к северным берегам Америки, где участвовал в сражениях с французскими судами; посетил Барбадос, Суринам, Бермудские острова; ходил в Бенгальском заливе, с целью исследовать ост-индские воды и открыть русской торговле маршрут в Ост-Индию.

Кругосветная экспедиция

Заинтересованный русской меховой торговлей с Китаем, которая шла из Охотска сухим маршрутом на Кяхту, Крузенштерн пришёл к мысли о том, что она более выгодно могла идти прямо морем, он имел также в виду установить прямые отношения метрополии с русскими владениями в Америке. В Петербурге Крузенштерн представил в 1799 году властям свои соображения, но проект его был отвергнут. Однако в 1802 году с аналогичным предложением выступило главное правление РАК, император Александр I утвердил проект, для исполнения которого решено было снарядить первую русскую кругосветную экспедицию. Тогда и вспомнили об Иване Фёдоровиче.

Экспедиция, состоявшая из двух кораблей («Надежда» и «Нева») под командой Крузенштерна и Резанова[4], с помощником капитан-лейтенантом Лисянским, 26 июля (7 августа1803 год отплыла из Кронштадта. Экспедиция направилась через Атлантический океан и 20 февраля (3 марта1804 год обогнула мыс Горн; из русских и соседних с ними земель на севере Тихого океана она обратила особенное внимание на Камчатку, Курильские острова и Сахалин. В Кронштадт экспедиция вернулась 7 (19) августа 1806 год.

В своих записках об этом путешествии (СПб., 1809—1813) Крузенштерн рассказывает много любопытного о виденном им в плавании, особенно о быте и нравах дикарей; для своего времени великолепный атлас изобилует картами, планами и рисунками. Лисянский правил вторым кораблём экспедиции и шёл иногда отдельно от первого; в его книге о том же путешествии (СПб., 1812) есть подробное описание берегов Ситки и Кодиака.

В 1811 году Крузенштерн был определён инспектором классов морского кадетского корпуса. В 1814 году, разработав подробную инструкцию для кругосветной экспедиции 1815—1818 гг. под начальством Коцебу, одного из младших офицеров первого кругосветного плавания, Крузенштерн посетил Англию для заказа необходимых для экспедиции инструментов. Вернувшись, он получил бессрочный отпуск и занялся созданием «Атласа Южного моря», с приложением гидрографических записок, под заглавием: «Собрание сочинений служащих разбором и изъяснением Атласа Южного моря» (СПб., 1823 и 1826; франц. перевод: «Recueil. des memoires hydrographiques…», СПб., 1824—1827; дополнение СПб., 1835—36; сочинение это увенчано полной Демидовской премией).

Преподавательская деятельность

В 1827 году Крузенштерн назначен директором морского кадетского корпуса и членом адмиралтейств-совета. Шестнадцатилетняя деятельность на посту директора ознаменована введением в курсы морского корпуса новых предметов преподавания, обогащением его библиотеки и музеев многими учебными пособиями, учреждением офицерского класса и другими улучшениями.

Иван Фёдорович Крузенштерн скончался в 1846 году. Похоронен в Домском соборе Таллинна.

Интересные факты

  • Крузенштерн был очень хорошо развит физически. По словам современников, он сильно выделялся среди окружающих, отличался атлетическим телосложением, по внушительности плечевого пояса и богатырской груди превосходил сильнейших матросов возглавляемой им экспедиции. Доподлинно известно, что он в этом путешествии, несмотря на недоумение коллег, возил с собой две двухпудовые гири и ежедневно занимался с ними по 30-40 минут, выполняя своё любимое упражнение — швунг жимовой.
  • Крузенштерн был большим любителем домашних животных. В путешествиях его сопровождал спаниель, любимец всей команды. Перед каждым отплытием вошло в добрую традицию каждому члену экспедиции потрепать спаниеля за длинные висячие уши, и действительно, путешествия проходили на удивление гладко. Известны буквально анекдотические ситуации, когда дикари, в жизни не видевшие животных с настолько длинными висячими ушами, в ужасе разбегались.
  • В плавании Крузенштерна принимал участие Фёдор Толстой, а также Николай Петрович Резанов, который стал широко известен благодаря поэме Андрея Вознесенского и рок-опере «Юнона и Авось» Рыбникова.
  • Имя Крузенштерна упоминается в мультфильме «Зима в Простоквашино». Кот Матроскин не знает его, но говорит, что его именем назывался пароход, на котором плавала бабушка Кота.
  • Из своего путешествия в Юго-Восточную Азию на английском фрегате «Oiseau» он привёз в Россию в 1799 г. список памятника малайской словесности «Малайские родословия», который хранится в архиве Института восточных рукописей в Петербурге.

Награды

Память

В честь И. Ф. Крузенштерна названы:

Его имя носят:

Труды Крузенштерна

  • «Wörtersammlungen aus den Sprachen einiger Völker des östlichen Asiens und der Nordwestküste von Amerika» (СПб.,1813);
  • «Memoire sur une carte da detroit de la Sonde et de la rade de Batavia» (СПб., 1813);
  • «Beiträge zur Hydrographie d. grösseren Oceane» (Лпц., 1819);
  • статьи в «Bulletin» акад. наук, «Записках» адмиралтейского д-та (1807 — 27), «Nouvelles Annales de Geographie de Malte-Brun» и др. изданиях.
  • Труд [elib.shpl.ru/ru/nodes/4877-kruzenshtern-i-f-puteshestvie-vokrug-sveta-v-1803-4-5-i-1806-gg-na-korablyah-nadezhda-i-neva-spb-1809-1812 «Путешествие вокруг света в 1803, 1804, 1805 и 1806 годах на кораблях „Надежда“ и „Нева“»] издавался на русском языке трижды:
    • Первое издание. Первая часть вышла впервые в 1809 г., вторая и третья — в 1810 и 1812 гг. В 1813 г. опубликован «Атлас» большого формата, содержащий карты и иллюстративный материал. Третья часть книги была научной, содержа результаты наблюдений, таблицы долгот и температур и прочее.
    • Второе издание вышло в 1950 г. в современной орфографии и со значительными сокращениями. Были убраны узкоспециализированные места: детальные описания бухт и якорных стоянок, и проч., что ныне помещается в лоциях. Крузенштерн очень подробно писал о местных ценах, что требовало бы большого экономического комментария, поэтому данные места также были выпущены. Почти целиком была выпущена третья часть труда, оставлены только нотные записи камчадальской и маркизской музыки, а также письмо министра коммерции графа Н. П. Румянцева.
    • Третье издание (М.: Изд. дом «Дрофа», 2007) полностью повторяло издание 1950 г., было лишь добавлено новое предисловие.

Семья

В 1801 году И. Ф. Крузенштерн женился на Юлианне Шарлотте фон Таубе дер Иссен (1780—1849). В семье родилось 4 сына и две дочери:

Напишите отзыв о статье "Крузенштерн, Иван Фёдорович"

Примечания

  1. Крузенштерн, Иван Фёдорович — статья из Большой советской энциклопедии.
  2. [daten.digitale-sammlungen.de/~db/bsb00000600/images/index.html?seite=874 Генеалогическая справка: Genealogisches Handbuch der Oeselschen Ritterschaft, 1935, — S.104]
  3. Санкт-Петербург. 300 + 300 биографий. Биографический словарь / St. Petersburg. 300 + 300 biographies. Biographic Glossary // Сост. Г. Гопиенко. — На рус. и англ. яз. — М.: Маркграф, 2004. — 320 с. — Тир. 5000 экз. — ISBN 5-85952-032-8
  4. [www.vokrugsveta.ru/vs/article/308/ Одна «НАДЕЖДА» на двоих | Публикации | Вокруг Света]. www.vokrugsveta.ru. Проверено 17 мая 2016.
  5. 1 2 [www.vokrugsveta.ru/vs/article/308/ Одна «НАДЕЖДА» на двоих]. Вокруг света. Проверено 27 сентября 2013.
  6.  // Зодчий. — 1873. — № 10-11. — С. 126.
  7. В 1865 году был назначен начальником Рижской таможни. В браке (1852) с Софьей Александровной Бутковской (1835—1903) родилось семеро детей, трое из которых умерли в детстве. Их сын Платон (1861—1919) вместе с женой и шестью детьми был убит в 1919 году.

Литература

  • Пасецкий В. М. Иван Фёдорович Крузенштерн (1770—1846) / Отв. ред. академик А. П. Окладников; Академия наук СССР. — М.: Наука, 1974. — 176 с. — (Научно-биографическая серия). — 29 000 экз.
  • Пасецкий В. М. Очарованный надеждой / Под ред. д-ра истор. наук С. Б. Окуня. — М.: Гидрометеоиздат, 1970. — 264 с. — 60 000 экз. (в пер.)
  • Геннади Г. Н. Справочный словарь о русских писателях и ученых, умерших в XVIII и XIX столетиях. М., 1876—1908. Т. 1—36.
  • «ВоенноЭнциклопедический Лексикон» (т. VII, ст. А. И. Зелёного)
  • «St. Petersburger Zeitung» (1839 г., № 23—37, и отд.; ст. академика Бера)
  • Литке «Записки» гидрограф. общ. (1847, кн. II)
  • Соколов «Записки» гидрогр. департамента (VIII, 1850)
  • «Морской Сборник» (1869,. No 6)
  • А. Н. Пыпин «История русской этнографии» (т. IV)
  • Венюков «Apercu hisi des decouvertes geographiques etc.»
  • Ивашинцев Н. А. «Обозрение русских кругосветных путешествий» (СПб., 1850)
  • «Memoir of the celebrated admiral A. J. K. etc.» (1856, Лондон)
  • Н. Чуковский «Водители Фрегатов»
  • [www.runivers.ru/lib/read_djvu.php?ID=128548&PAGE_NUMBER=356&VOLUME=12 Военная энциклопедия] / Под ред. В. Ф. Новицкого, А.В. фон Шварца, В. А. Апушкина, Г. К. фон Шульца. — Петербург: Т-во И. Д. Сытина, 1911. — Т. 13. — С. 318-319.
  • Нозиков Н.Н. "Русские кругосветные мореплаватели" Государственное Военно-Морское Издательство НКВМФ 1941 Ленинград стр.17-102.
  • Вокруг света с Крузенштерном. — Идея издания, составление и издание А.В.Крузенштерна. — СПб.: Издательство «Крига», 2005. — С. 288. — ISBN 5-901805-16-X.
  • Чуковский Н. К. Капитан Крузенштерн. М., Русское слово, 2008
  • Крузенштерн Иоганн-Антон // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Крузенштерн Иван Фёдорович // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.</span>

Ссылки

  • [www.ras.ru/win/db/show_per.asp?P=.id-50902.ln-ru Профиль Ивана Фёдоровича (Адама-Иоганна) Крузенштерна] на официальном сайте РАН
  • [biography.globala.ru/wp-content/images/1250242523.jpg И. Ф. Крузенштерн: портрет]
  • [www.vokrugsveta.ru/img/cmn/2007/02/05/020.jpg Путь путешествия И. Ф. Крузенштерна]
  • [memoirs.ru/texts/KruzRA78K1V4.htm Крузенштерн И. Ф. Письмо к О. М. Рибасу 5 декабря 1800 г. (На случай войны с Англией) // Русский архив, 1878. — Кн. 1. — Вып. 4. — С. 490—493.].

Отрывок, характеризующий Крузенштерн, Иван Фёдорович

«Нет, теперь уже не упущу случая, как после Аустерлица, думал он, ожидая всякую секунду встретить государя и чувствуя прилив крови к сердцу при этой мысли. Упаду в ноги и буду просить его. Он поднимет, выслушает и еще поблагодарит меня». «Я счастлив, когда могу сделать добро, но исправить несправедливость есть величайшее счастье», воображал Ростов слова, которые скажет ему государь. И он пошел мимо любопытно смотревших на него, на крыльцо занимаемого государем дома.
С крыльца широкая лестница вела прямо наверх; направо видна была затворенная дверь. Внизу под лестницей была дверь в нижний этаж.
– Кого вам? – спросил кто то.
– Подать письмо, просьбу его величеству, – сказал Николай с дрожанием голоса.
– Просьба – к дежурному, пожалуйте сюда (ему указали на дверь внизу). Только не примут.
Услыхав этот равнодушный голос, Ростов испугался того, что он делал; мысль встретить всякую минуту государя так соблазнительна и оттого так страшна была для него, что он готов был бежать, но камер фурьер, встретивший его, отворил ему дверь в дежурную и Ростов вошел.
Невысокий полный человек лет 30, в белых панталонах, ботфортах и в одной, видно только что надетой, батистовой рубашке, стоял в этой комнате; камердинер застегивал ему сзади шитые шелком прекрасные новые помочи, которые почему то заметил Ростов. Человек этот разговаривал с кем то бывшим в другой комнате.
– Bien faite et la beaute du diable, [Хорошо сложена и красота молодости,] – говорил этот человек и увидав Ростова перестал говорить и нахмурился.
– Что вам угодно? Просьба?…
– Qu'est ce que c'est? [Что это?] – спросил кто то из другой комнаты.
– Encore un petitionnaire, [Еще один проситель,] – отвечал человек в помочах.
– Скажите ему, что после. Сейчас выйдет, надо ехать.
– После, после, завтра. Поздно…
Ростов повернулся и хотел выйти, но человек в помочах остановил его.
– От кого? Вы кто?
– От майора Денисова, – отвечал Ростов.
– Вы кто? офицер?
– Поручик, граф Ростов.
– Какая смелость! По команде подайте. А сами идите, идите… – И он стал надевать подаваемый камердинером мундир.
Ростов вышел опять в сени и заметил, что на крыльце было уже много офицеров и генералов в полной парадной форме, мимо которых ему надо было пройти.
Проклиная свою смелость, замирая от мысли, что всякую минуту он может встретить государя и при нем быть осрамлен и выслан под арест, понимая вполне всю неприличность своего поступка и раскаиваясь в нем, Ростов, опустив глаза, пробирался вон из дома, окруженного толпой блестящей свиты, когда чей то знакомый голос окликнул его и чья то рука остановила его.
– Вы, батюшка, что тут делаете во фраке? – спросил его басистый голос.
Это был кавалерийский генерал, в эту кампанию заслуживший особенную милость государя, бывший начальник дивизии, в которой служил Ростов.
Ростов испуганно начал оправдываться, но увидав добродушно шутливое лицо генерала, отойдя к стороне, взволнованным голосом передал ему всё дело, прося заступиться за известного генералу Денисова. Генерал выслушав Ростова серьезно покачал головой.
– Жалко, жалко молодца; давай письмо.
Едва Ростов успел передать письмо и рассказать всё дело Денисова, как с лестницы застучали быстрые шаги со шпорами и генерал, отойдя от него, подвинулся к крыльцу. Господа свиты государя сбежали с лестницы и пошли к лошадям. Берейтор Эне, тот самый, который был в Аустерлице, подвел лошадь государя, и на лестнице послышался легкий скрип шагов, которые сейчас узнал Ростов. Забыв опасность быть узнанным, Ростов подвинулся с несколькими любопытными из жителей к самому крыльцу и опять, после двух лет, он увидал те же обожаемые им черты, то же лицо, тот же взгляд, ту же походку, то же соединение величия и кротости… И чувство восторга и любви к государю с прежнею силою воскресло в душе Ростова. Государь в Преображенском мундире, в белых лосинах и высоких ботфортах, с звездой, которую не знал Ростов (это была legion d'honneur) [звезда почетного легиона] вышел на крыльцо, держа шляпу под рукой и надевая перчатку. Он остановился, оглядываясь и всё освещая вокруг себя своим взглядом. Кое кому из генералов он сказал несколько слов. Он узнал тоже бывшего начальника дивизии Ростова, улыбнулся ему и подозвал его к себе.
Вся свита отступила, и Ростов видел, как генерал этот что то довольно долго говорил государю.
Государь сказал ему несколько слов и сделал шаг, чтобы подойти к лошади. Опять толпа свиты и толпа улицы, в которой был Ростов, придвинулись к государю. Остановившись у лошади и взявшись рукою за седло, государь обратился к кавалерийскому генералу и сказал громко, очевидно с желанием, чтобы все слышали его.
– Не могу, генерал, и потому не могу, что закон сильнее меня, – сказал государь и занес ногу в стремя. Генерал почтительно наклонил голову, государь сел и поехал галопом по улице. Ростов, не помня себя от восторга, с толпою побежал за ним.


На площади куда поехал государь, стояли лицом к лицу справа батальон преображенцев, слева батальон французской гвардии в медвежьих шапках.
В то время как государь подъезжал к одному флангу баталионов, сделавших на караул, к противоположному флангу подскакивала другая толпа всадников и впереди их Ростов узнал Наполеона. Это не мог быть никто другой. Он ехал галопом в маленькой шляпе, с Андреевской лентой через плечо, в раскрытом над белым камзолом синем мундире, на необыкновенно породистой арабской серой лошади, на малиновом, золотом шитом, чепраке. Подъехав к Александру, он приподнял шляпу и при этом движении кавалерийский глаз Ростова не мог не заметить, что Наполеон дурно и не твердо сидел на лошади. Батальоны закричали: Ура и Vive l'Empereur! [Да здравствует Император!] Наполеон что то сказал Александру. Оба императора слезли с лошадей и взяли друг друга за руки. На лице Наполеона была неприятно притворная улыбка. Александр с ласковым выражением что то говорил ему.
Ростов не спуская глаз, несмотря на топтание лошадьми французских жандармов, осаживавших толпу, следил за каждым движением императора Александра и Бонапарте. Его, как неожиданность, поразило то, что Александр держал себя как равный с Бонапарте, и что Бонапарте совершенно свободно, как будто эта близость с государем естественна и привычна ему, как равный, обращался с русским царем.
Александр и Наполеон с длинным хвостом свиты подошли к правому флангу Преображенского батальона, прямо на толпу, которая стояла тут. Толпа очутилась неожиданно так близко к императорам, что Ростову, стоявшему в передних рядах ее, стало страшно, как бы его не узнали.
– Sire, je vous demande la permission de donner la legion d'honneur au plus brave de vos soldats, [Государь, я прошу у вас позволенья дать орден Почетного легиона храбрейшему из ваших солдат,] – сказал резкий, точный голос, договаривающий каждую букву. Это говорил малый ростом Бонапарте, снизу прямо глядя в глаза Александру. Александр внимательно слушал то, что ему говорили, и наклонив голову, приятно улыбнулся.
– A celui qui s'est le plus vaillament conduit dans cette derieniere guerre, [Тому, кто храбрее всех показал себя во время войны,] – прибавил Наполеон, отчеканивая каждый слог, с возмутительным для Ростова спокойствием и уверенностью оглядывая ряды русских, вытянувшихся перед ним солдат, всё держащих на караул и неподвижно глядящих в лицо своего императора.
– Votre majeste me permettra t elle de demander l'avis du colonel? [Ваше Величество позволит ли мне спросить мнение полковника?] – сказал Александр и сделал несколько поспешных шагов к князю Козловскому, командиру батальона. Бонапарте стал между тем снимать перчатку с белой, маленькой руки и разорвав ее, бросил. Адъютант, сзади торопливо бросившись вперед, поднял ее.
– Кому дать? – не громко, по русски спросил император Александр у Козловского.
– Кому прикажете, ваше величество? – Государь недовольно поморщился и, оглянувшись, сказал:
– Да ведь надобно же отвечать ему.
Козловский с решительным видом оглянулся на ряды и в этом взгляде захватил и Ростова.
«Уж не меня ли?» подумал Ростов.
– Лазарев! – нахмурившись прокомандовал полковник; и первый по ранжиру солдат, Лазарев, бойко вышел вперед.
– Куда же ты? Тут стой! – зашептали голоса на Лазарева, не знавшего куда ему итти. Лазарев остановился, испуганно покосившись на полковника, и лицо его дрогнуло, как это бывает с солдатами, вызываемыми перед фронт.
Наполеон чуть поворотил голову назад и отвел назад свою маленькую пухлую ручку, как будто желая взять что то. Лица его свиты, догадавшись в ту же секунду в чем дело, засуетились, зашептались, передавая что то один другому, и паж, тот самый, которого вчера видел Ростов у Бориса, выбежал вперед и почтительно наклонившись над протянутой рукой и не заставив ее дожидаться ни одной секунды, вложил в нее орден на красной ленте. Наполеон, не глядя, сжал два пальца. Орден очутился между ними. Наполеон подошел к Лазареву, который, выкатывая глаза, упорно продолжал смотреть только на своего государя, и оглянулся на императора Александра, показывая этим, что то, что он делал теперь, он делал для своего союзника. Маленькая белая рука с орденом дотронулась до пуговицы солдата Лазарева. Как будто Наполеон знал, что для того, чтобы навсегда этот солдат был счастлив, награжден и отличен от всех в мире, нужно было только, чтобы его, Наполеонова рука, удостоила дотронуться до груди солдата. Наполеон только прило жил крест к груди Лазарева и, пустив руку, обратился к Александру, как будто он знал, что крест должен прилипнуть к груди Лазарева. Крест действительно прилип.
Русские и французские услужливые руки, мгновенно подхватив крест, прицепили его к мундиру. Лазарев мрачно взглянул на маленького человечка, с белыми руками, который что то сделал над ним, и продолжая неподвижно держать на караул, опять прямо стал глядеть в глаза Александру, как будто он спрашивал Александра: всё ли еще ему стоять, или не прикажут ли ему пройтись теперь, или может быть еще что нибудь сделать? Но ему ничего не приказывали, и он довольно долго оставался в этом неподвижном состоянии.
Государи сели верхами и уехали. Преображенцы, расстроивая ряды, перемешались с французскими гвардейцами и сели за столы, приготовленные для них.
Лазарев сидел на почетном месте; его обнимали, поздравляли и жали ему руки русские и французские офицеры. Толпы офицеров и народа подходили, чтобы только посмотреть на Лазарева. Гул говора русского французского и хохота стоял на площади вокруг столов. Два офицера с раскрасневшимися лицами, веселые и счастливые прошли мимо Ростова.
– Каково, брат, угощенье? Всё на серебре, – сказал один. – Лазарева видел?
– Видел.
– Завтра, говорят, преображенцы их угащивать будут.
– Нет, Лазареву то какое счастье! 10 франков пожизненного пенсиона.
– Вот так шапка, ребята! – кричал преображенец, надевая мохнатую шапку француза.
– Чудо как хорошо, прелесть!
– Ты слышал отзыв? – сказал гвардейский офицер другому. Третьего дня было Napoleon, France, bravoure; [Наполеон, Франция, храбрость;] вчера Alexandre, Russie, grandeur; [Александр, Россия, величие;] один день наш государь дает отзыв, а другой день Наполеон. Завтра государь пошлет Георгия самому храброму из французских гвардейцев. Нельзя же! Должен ответить тем же.
Борис с своим товарищем Жилинским тоже пришел посмотреть на банкет преображенцев. Возвращаясь назад, Борис заметил Ростова, который стоял у угла дома.
– Ростов! здравствуй; мы и не видались, – сказал он ему, и не мог удержаться, чтобы не спросить у него, что с ним сделалось: так странно мрачно и расстроено было лицо Ростова.
– Ничего, ничего, – отвечал Ростов.
– Ты зайдешь?
– Да, зайду.
Ростов долго стоял у угла, издалека глядя на пирующих. В уме его происходила мучительная работа, которую он никак не мог довести до конца. В душе поднимались страшные сомнения. То ему вспоминался Денисов с своим изменившимся выражением, с своей покорностью и весь госпиталь с этими оторванными руками и ногами, с этой грязью и болезнями. Ему так живо казалось, что он теперь чувствует этот больничный запах мертвого тела, что он оглядывался, чтобы понять, откуда мог происходить этот запах. То ему вспоминался этот самодовольный Бонапарте с своей белой ручкой, который был теперь император, которого любит и уважает император Александр. Для чего же оторванные руки, ноги, убитые люди? То вспоминался ему награжденный Лазарев и Денисов, наказанный и непрощенный. Он заставал себя на таких странных мыслях, что пугался их.
Запах еды преображенцев и голод вызвали его из этого состояния: надо было поесть что нибудь, прежде чем уехать. Он пошел к гостинице, которую видел утром. В гостинице он застал так много народу, офицеров, так же как и он приехавших в статских платьях, что он насилу добился обеда. Два офицера одной с ним дивизии присоединились к нему. Разговор естественно зашел о мире. Офицеры, товарищи Ростова, как и большая часть армии, были недовольны миром, заключенным после Фридланда. Говорили, что еще бы подержаться, Наполеон бы пропал, что у него в войсках ни сухарей, ни зарядов уж не было. Николай молча ел и преимущественно пил. Он выпил один две бутылки вина. Внутренняя поднявшаяся в нем работа, не разрешаясь, всё также томила его. Он боялся предаваться своим мыслям и не мог отстать от них. Вдруг на слова одного из офицеров, что обидно смотреть на французов, Ростов начал кричать с горячностью, ничем не оправданною, и потому очень удивившею офицеров.
– И как вы можете судить, что было бы лучше! – закричал он с лицом, вдруг налившимся кровью. – Как вы можете судить о поступках государя, какое мы имеем право рассуждать?! Мы не можем понять ни цели, ни поступков государя!
– Да я ни слова не говорил о государе, – оправдывался офицер, не могший иначе как тем, что Ростов пьян, объяснить себе его вспыльчивости.
Но Ростов не слушал.
– Мы не чиновники дипломатические, а мы солдаты и больше ничего, – продолжал он. – Умирать велят нам – так умирать. А коли наказывают, так значит – виноват; не нам судить. Угодно государю императору признать Бонапарте императором и заключить с ним союз – значит так надо. А то, коли бы мы стали обо всем судить да рассуждать, так этак ничего святого не останется. Этак мы скажем, что ни Бога нет, ничего нет, – ударяя по столу кричал Николай, весьма некстати, по понятиям своих собеседников, но весьма последовательно по ходу своих мыслей.
– Наше дело исполнять свой долг, рубиться и не думать, вот и всё, – заключил он.
– И пить, – сказал один из офицеров, не желавший ссориться.
– Да, и пить, – подхватил Николай. – Эй ты! Еще бутылку! – крикнул он.