Крутиков, Алексей Дмитриевич

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Алексей Дмитриевич Крутиков<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>
Заместитель Председателя Совета Министров СССР
13 июля 1948 — 8 февраля 1949
Глава правительства: Иосиф Виссарионович Сталин
 
Рождение: д. Филяево, Грязовецкий уезд, Вологодская губерния, Российская империя
Место погребения: Москва
Дети: Феликс
Партия: ВКП(б) / КПСС
 
Военная служба
Годы службы: 1924
Принадлежность: СССР СССР
Звание: не установлено
 
Награды:

Алексе́й Дми́триевич Кру́тиков (20 декабря 1901 [2 января 1902], д. Филяево, Вологодская губерния[1] — 1962, Москва) — советский хозяйственный и государственный деятель.





Биография

Родился в крестьянской семье.

В 1932 году окончил Ленинградские высшие педагогические курсы[2].

  • 19321933 — завуч Псковского кооперативного техникума[2].
  • 19331934 — директор Новгородского учебного комбината.
  • 19341936 — директор Павловского торгового техникума.
  • 19361938 — слушатель экономического отделения Института красной профессуры, не закончил.
  • 1938 — заведующий отделом пропаганды и агитации Куйбышевского райкома ВКП(б) Ленинграда[2], заведующий отделом руководящих партийных органов Ярославского обкома ВКП(б).
  • 19381948 — заместитель, 1-й заместитель наркома (министра) внешней торговли СССР.
  • 19481951 — заместитель председателя Бюро по торговле при Совмине СССР, одновременно в 1948—1949 годах заместитель Председателя Совмина СССР.
  • 19511954 — начальник управления, Заместитель Министра торговли СССР, зам. председателя Бюро по торговле при Совмине СССР.
  • С 1954 года — заместитель начальника Главного торгового управления Центросоюза.

Член ВКП(б) с 1927 г. Избирался делегатом XVIII конференции ВКП(б) (1941)[3]. Кандидат в члены ЦК ВКП(б) (1941[4]—1952). Депутат Совета Союза Верховного Совета СССР 2 созыва (от Калининской области; 1946—1950)[5].

В июле 1954 г. исключён из КПСС в связи с тем, что его сын Феликс, секретарь советской торговой миссии во Франции, был объявлен французским шпионом и арестован[6]. В октябре 1960 г. восстановлен в КПСС[2].

Похоронен в Москве[7].

Награды

Напишите отзыв о статье "Крутиков, Алексей Дмитриевич"

Примечания

  1. Деревня Филяево, относившаяся к Комьянскому муниципальному образованию Грязовецкого района, упразднена 16 января 2001 года в связи с отсутствием домов (см.: [wikimapia.org/26571819/ru/Филяево Филяево]. wikimapia (2014). Проверено 12 октября 2015.).
  2. 1 2 3 4 5 6 Люди и книги.
  3. [www.knowbysight.info/2_KPSS/10306.asp Делегаты XVIII-й конференций ВКП(б) 15–20.2.1941]. Справочник по истории Коммунистической партии и Советского Союза 1898—1991. Проверено 12 октября 2015.
  4. [www.knowbysight.info/2_KPSS/07184.asp Центральный Комитет, пополненный XVIII-й конференцией ВКП(б) 20.2.1941, кандидаты в члены]. Справочник по истории Коммунистической партии и Советского Союза 1898—1991. Проверено 12 октября 2015.
  5. [www.knowbysight.info/1_SSSR/08965.asp Депутаты Верховного Совета СССР II-го созыва 1946—1950]. Справочник по истории Коммунистической партии и Советского Союза 1898—1991. Проверено 12 октября 2015.
  6. Крутиков Е. [vz.ru/columns/2015/5/8/744332.html Это была неслыханная дерзость, которую запомнил Сталин] // Взгляд. — 2015. — № от 8 мая.
  7. Музей «Дом на Набережной».

Литература

  • Государственная власть СССР. Высшие органы власти и управления и их руководители. 1923—1991 гг. Историко-биографический справочник / Сост. В. И. Ивкин. — М., 1999. — ISBN 5-8243-0014-3

Ссылки

  • [www.az-libr.ru/Persons/70B/b6310cc5/0001/6f9d267e.shtml Крутиков Алексей Дмитриевич]. Люди и книги. Проверено 12 октября 2015.
  • [museum-dom.ru/bio02/krut.html Алексей Дмитриевич Крутиков (1902—1962)]. Государственный краеведческий музей «Дом на Набережной». Проверено 12 октября 2015.

Отрывок, характеризующий Крутиков, Алексей Дмитриевич

– Это ужасно! ужасно! – говорила она, – но чего бы мне ни стоило, я исполню свой долг. Я приеду ночевать. Его нельзя так оставить. Каждая минута дорога. Я не понимаю, чего мешкают княжны. Может, Бог поможет мне найти средство его приготовить!… Adieu, mon prince, que le bon Dieu vous soutienne… [Прощайте, князь, да поддержит вас Бог.]
– Adieu, ma bonne, [Прощайте, моя милая,] – отвечал князь Василий, повертываясь от нее.
– Ах, он в ужасном положении, – сказала мать сыну, когда они опять садились в карету. – Он почти никого не узнает.
– Я не понимаю, маменька, какие его отношения к Пьеру? – спросил сын.
– Всё скажет завещание, мой друг; от него и наша судьба зависит…
– Но почему вы думаете, что он оставит что нибудь нам?
– Ах, мой друг! Он так богат, а мы так бедны!
– Ну, это еще недостаточная причина, маменька.
– Ах, Боже мой! Боже мой! Как он плох! – восклицала мать.


Когда Анна Михайловна уехала с сыном к графу Кириллу Владимировичу Безухому, графиня Ростова долго сидела одна, прикладывая платок к глазам. Наконец, она позвонила.
– Что вы, милая, – сказала она сердито девушке, которая заставила себя ждать несколько минут. – Не хотите служить, что ли? Так я вам найду место.
Графиня была расстроена горем и унизительною бедностью своей подруги и поэтому была не в духе, что выражалось у нее всегда наименованием горничной «милая» и «вы».
– Виновата с, – сказала горничная.
– Попросите ко мне графа.
Граф, переваливаясь, подошел к жене с несколько виноватым видом, как и всегда.
– Ну, графинюшка! Какое saute au madere [сотэ на мадере] из рябчиков будет, ma chere! Я попробовал; не даром я за Тараску тысячу рублей дал. Стоит!
Он сел подле жены, облокотив молодецки руки на колена и взъерошивая седые волосы.
– Что прикажете, графинюшка?
– Вот что, мой друг, – что это у тебя запачкано здесь? – сказала она, указывая на жилет. – Это сотэ, верно, – прибавила она улыбаясь. – Вот что, граф: мне денег нужно.
Лицо ее стало печально.
– Ах, графинюшка!…
И граф засуетился, доставая бумажник.
– Мне много надо, граф, мне пятьсот рублей надо.
И она, достав батистовый платок, терла им жилет мужа.
– Сейчас, сейчас. Эй, кто там? – крикнул он таким голосом, каким кричат только люди, уверенные, что те, кого они кличут, стремглав бросятся на их зов. – Послать ко мне Митеньку!
Митенька, тот дворянский сын, воспитанный у графа, который теперь заведывал всеми его делами, тихими шагами вошел в комнату.
– Вот что, мой милый, – сказал граф вошедшему почтительному молодому человеку. – Принеси ты мне… – он задумался. – Да, 700 рублей, да. Да смотри, таких рваных и грязных, как тот раз, не приноси, а хороших, для графини.
– Да, Митенька, пожалуйста, чтоб чистенькие, – сказала графиня, грустно вздыхая.
– Ваше сиятельство, когда прикажете доставить? – сказал Митенька. – Изволите знать, что… Впрочем, не извольте беспокоиться, – прибавил он, заметив, как граф уже начал тяжело и часто дышать, что всегда было признаком начинавшегося гнева. – Я было и запамятовал… Сию минуту прикажете доставить?
– Да, да, то то, принеси. Вот графине отдай.
– Экое золото у меня этот Митенька, – прибавил граф улыбаясь, когда молодой человек вышел. – Нет того, чтобы нельзя. Я же этого терпеть не могу. Всё можно.
– Ах, деньги, граф, деньги, сколько от них горя на свете! – сказала графиня. – А эти деньги мне очень нужны.
– Вы, графинюшка, мотовка известная, – проговорил граф и, поцеловав у жены руку, ушел опять в кабинет.
Когда Анна Михайловна вернулась опять от Безухого, у графини лежали уже деньги, всё новенькими бумажками, под платком на столике, и Анна Михайловна заметила, что графиня чем то растревожена.
– Ну, что, мой друг? – спросила графиня.
– Ах, в каком он ужасном положении! Его узнать нельзя, он так плох, так плох; я минутку побыла и двух слов не сказала…
– Annette, ради Бога, не откажи мне, – сказала вдруг графиня, краснея, что так странно было при ее немолодом, худом и важном лице, доставая из под платка деньги.
Анна Михайловна мгновенно поняла, в чем дело, и уж нагнулась, чтобы в должную минуту ловко обнять графиню.
– Вот Борису от меня, на шитье мундира…
Анна Михайловна уж обнимала ее и плакала. Графиня плакала тоже. Плакали они о том, что они дружны; и о том, что они добры; и о том, что они, подруги молодости, заняты таким низким предметом – деньгами; и о том, что молодость их прошла… Но слезы обеих были приятны…