Крушение на станции Ока

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Крушение на станции Ока
Подробные сведения
Дата 13 сентября 1980 года
Время 4:30
Место станция Ока (Серпухов, Московская область)
Страна СССР СССР
Железнодорожная
линия
Тула — Серпухов (Курское направление Московской железной дороги)
Оператор МПС СССР
Тип происшествия столкновение
Причина сон локомотивной бригады
Статистика
Поезда № 94 и № 62
Погибшие н.д.
Раненые н.д.

Ночью 13 сентября 1980 года в Серпухове на станции Ока произошло крушение в результате столкновения пассажирских поездов «Баку — Москва» и «Нальчик — Москва».



Хронология событий

Вечером 12 сентября на пункт оборота станции Скуратово (Тульская область) прибыла для отдыха локомотивная бригада из депо Москва-пассажирская-Курская (ТЧ-1), состоявшая из машиниста 3-го класса В. М. Кузьменко и помощника машиниста И. С. Конова. Но в комнате отдыха бригада вместо сна стала играть в карты, что на этом пункте оборота в то время было довольно распространено, а руководство депо на это не обращало внимания. В результате ночью 13 сентября фактически не выспавшаяся локомотивная бригада приняла пассажирский поезд № 94 «Баку — Москва», ведомый электровозом ЧС2-479. В 4:15 поезд № 94 проехал станцию Приокская и пересёк границу Тульской и Московской областей. После прохода станции Ока в 4:20 на 104-м километре машинист Кузьменко снизил скорость поезда до 42 км/ч, так как состав приближался к началу предупреждения об ограничении скорости. После этого сильно уставшая бригада уснула. Следуя на выбеге по подъёму к станции Серпухов, поезд начал постепенно замедляться, и на 100-м километре в 4:26 скорость упала до нуля. Постояв так около полминуты, в 4:27 состав начал постепенно скатываться назад. Тем временем следом за № 94 с разницей в 4 минуты следовал другой пассажирский поезд — № 62 «Нальчик — Москва», ведомый электровозом ЧС2-724 под управлением машиниста Н. Д. Андросова. В 4:19, через шесть минут после проезда Приокской поездом № 62 на локомотивном светофоре электровоза появился жёлтый огонь, поэтому машинист Андросов снизил скорость поезда до 30 км/ч. Но вскоре огонь на локомотивном светофоре сменился на красно-жёлтый, а затем, когда до светофора Ч2 станции Ока оставалось около 450 метров, — уже на красный, в связи с чем Андросов на скорости 38 км/ч применил экстренное торможение. Одновременно с этим в поезде № 94, который, скатываясь на протяжении километра, уже разогнался до скорости около 32 км/ч, машинист Кузьменко проснулся и также применил экстренное торможение. Но из-за малого расстояния (около 200 метров) в 4:30, после тормозного пути около 100 метров у каждого, за 350 метров от сигнала Ч2 поезда́ № 94 и № 62 столкнулись с суммарной скоростью около 52 км/ч (№ 94 — 22-23 км/ч, № 62 — 29-30 км/ч). От удара три последних вагона поезда № 94 сошли с рельсов, причём хвостовой выбросило на первый путь, а предпоследний — на пассажирскую платформу Ока.

В результате крушения были разбиты два пассажирских вагона и электровоз, разрушена платформа Ока, из-за чего пришлось строить новую (остатки старой можно увидеть и поныне). Локомотивная бригада поезда № 62 успела выскочить из электровоза и потому осталась жива, данные о погибших и раненых пассажирах не обнародовались. В результате рассмотрения дела о крушении машинист Кузьменко был приговорён к лишению свободы сроком 8 лет, а помощник машиниста Конов уволен с железнодорожного транспорта.

См. также

Напишите отзыв о статье "Крушение на станции Ока"

Ссылки

  • [tch1.msk.ru/say.html Чёрная страница истории]. Проверено 16 октября 2012. [www.webcitation.org/6CuFWCGpI Архивировано из первоисточника 14 декабря 2012].
  • [www.traindisaster.ru/database.php?id=22 Крушение на станции Ока]. Проверено 16 октября 2012. [www.webcitation.org/6CuFXPhEv Архивировано из первоисточника 14 декабря 2012].
  • [www.glazey.info/authors/article/kovalev_andrej/okskaya_tragediya/ Окская трагедия]. Проверено 16 октября 2012. [www.webcitation.org/6CuFYSCtp Архивировано из первоисточника 14 декабря 2012].

Координаты: 54°53′17″ с. ш. 37°25′53″ в. д. / 54.888056° с. ш. 37.431389° в. д. / 54.888056; 37.431389 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=54.888056&mlon=37.431389&zoom=14 (O)] (Я)

Отрывок, характеризующий Крушение на станции Ока

Старый кобель, с своими мотавшимися на ляжках клоками, благодаря происшедшей остановке, перерезывая дорогу волку, был уже в пяти шагах от него. Как будто почувствовав опасность, волк покосился на Карая, еще дальше спрятав полено (хвост) между ног и наддал скоку. Но тут – Николай видел только, что что то сделалось с Караем – он мгновенно очутился на волке и с ним вместе повалился кубарем в водомоину, которая была перед ними.
Та минута, когда Николай увидал в водомоине копошащихся с волком собак, из под которых виднелась седая шерсть волка, его вытянувшаяся задняя нога, и с прижатыми ушами испуганная и задыхающаяся голова (Карай держал его за горло), минута, когда увидал это Николай, была счастливейшею минутою его жизни. Он взялся уже за луку седла, чтобы слезть и колоть волка, как вдруг из этой массы собак высунулась вверх голова зверя, потом передние ноги стали на край водомоины. Волк ляскнул зубами (Карай уже не держал его за горло), выпрыгнул задними ногами из водомоины и, поджав хвост, опять отделившись от собак, двинулся вперед. Карай с ощетинившейся шерстью, вероятно ушибленный или раненый, с трудом вылезал из водомоины.
– Боже мой! За что?… – с отчаянием закричал Николай.
Охотник дядюшки с другой стороны скакал на перерез волку, и собаки его опять остановили зверя. Опять его окружили.
Николай, его стремянной, дядюшка и его охотник вертелись над зверем, улюлюкая, крича, всякую минуту собираясь слезть, когда волк садился на зад и всякий раз пускаясь вперед, когда волк встряхивался и подвигался к засеке, которая должна была спасти его. Еще в начале этой травли, Данила, услыхав улюлюканье, выскочил на опушку леса. Он видел, как Карай взял волка и остановил лошадь, полагая, что дело было кончено. Но когда охотники не слезли, волк встряхнулся и опять пошел на утек. Данила выпустил своего бурого не к волку, а прямой линией к засеке так же, как Карай, – на перерез зверю. Благодаря этому направлению, он подскакивал к волку в то время, как во второй раз его остановили дядюшкины собаки.
Данила скакал молча, держа вынутый кинжал в левой руке и как цепом молоча своим арапником по подтянутым бокам бурого.
Николай не видал и не слыхал Данилы до тех пор, пока мимо самого его не пропыхтел тяжело дыша бурый, и он услыхал звук паденья тела и увидал, что Данила уже лежит в середине собак на заду волка, стараясь поймать его за уши. Очевидно было и для собак, и для охотников, и для волка, что теперь всё кончено. Зверь, испуганно прижав уши, старался подняться, но собаки облепили его. Данила, привстав, сделал падающий шаг и всей тяжестью, как будто ложась отдыхать, повалился на волка, хватая его за уши. Николай хотел колоть, но Данила прошептал: «Не надо, соструним», – и переменив положение, наступил ногою на шею волку. В пасть волку заложили палку, завязали, как бы взнуздав его сворой, связали ноги, и Данила раза два с одного бока на другой перевалил волка.
С счастливыми, измученными лицами, живого, матерого волка взвалили на шарахающую и фыркающую лошадь и, сопутствуемые визжавшими на него собаками, повезли к тому месту, где должны были все собраться. Молодых двух взяли гончие и трех борзые. Охотники съезжались с своими добычами и рассказами, и все подходили смотреть матёрого волка, который свесив свою лобастую голову с закушенною палкой во рту, большими, стеклянными глазами смотрел на всю эту толпу собак и людей, окружавших его. Когда его трогали, он, вздрагивая завязанными ногами, дико и вместе с тем просто смотрел на всех. Граф Илья Андреич тоже подъехал и потрогал волка.
– О, материщий какой, – сказал он. – Матёрый, а? – спросил он у Данилы, стоявшего подле него.
– Матёрый, ваше сиятельство, – отвечал Данила, поспешно снимая шапку.
Граф вспомнил своего прозеванного волка и свое столкновение с Данилой.
– Однако, брат, ты сердит, – сказал граф. – Данила ничего не сказал и только застенчиво улыбнулся детски кроткой и приятной улыбкой.


Старый граф поехал домой; Наташа с Петей обещались сейчас же приехать. Охота пошла дальше, так как было еще рано. В середине дня гончих пустили в поросший молодым частым лесом овраг. Николай, стоя на жнивье, видел всех своих охотников.
Насупротив от Николая были зеленя и там стоял его охотник, один в яме за выдавшимся кустом орешника. Только что завели гончих, Николай услыхал редкий гон известной ему собаки – Волторна; другие собаки присоединились к нему, то замолкая, то опять принимаясь гнать. Через минуту подали из острова голос по лисе, и вся стая, свалившись, погнала по отвершку, по направлению к зеленям, прочь от Николая.