Крушение под Хинтоном

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Столкновение под Хинтоном
Подробные сведения
Дата 8 февраля 1986
Время 8:40
Место Далехурст (Альберта)
Страна Канада Канада
Железнодорожная
линия
Джаспер — Эдсон
Оператор Canadian National Railway
Тип происшествия Лобовое столкновение
Причина проезд запрещающего сигнала
Статистика
Поезда 2
Погибшие 23
Раненые 71
Ущерб 30 млн $

Утром 8 февраля 1986 года на железнодорожной линии в близ Хинтона (провинция Альберта, Канада) произошло крушение с тяжёлыми последствиями в результате лобового столкновения грузового поезда компании Canadian National Railway со сдвоенным пассажирским компании VIA Rail. В результате погибли 23 человека, что делает данное крушение самым смертоносным в истории Канады после столкновения поездов у Дугалда в 1947 году.





Поезда

Утром из Джаспера на восток к Эдмонтону отправился пассажирский поезд компании VIA Rail. Он представлял собой 2 соединённых фирменных пассажирских поезда: Super Continental и Skeena, каждый из них имел следующую составность:

Super Continental

  1. Тепловоз FP9A-6566
  2. Тепловоз F9B-6633 (бустерная секция)
  3. Багажный вагон
  4. Пассажирский вагон с сидячими местами
  5. Купольный вагон № 513
  6. Спальный вагон
  7. Спальный вагон

Skeena

  1. Тепловоз FP9A-6300
  2. Парогенераторный вагон
  3. Багажный вагон
  4. Пассажирский вагон с сидячими местами
  5. Вагон-ресторан
  6. Спальный вагон

Super Continental следовал из Ванкувера, а Skeena — из Принс-Руперта. В Джаспере к первому поезду был прицеплен второй, после чего к полученному составу был прицеплен дополнительный парогенераторный вагон (служат для получения питьевой воды). Таким образом получившийся поезд, которому был присвоен номер 4 состоял из 3 тепловозов (тепловоз в середине при этом был отключен) и 11 вагонов, в нём ехали 115 человек: 94 пассажира, 14 проводников и 7 членов локомотивных бригад. Навстречу ему из Эдсона на запад ехал грузовой поезд 413 компании Canadian National Railway (CN) который имел следующую составность (по порядку): 3 тепловоза (GP38-2W-5586, SD40-5062 и SD40-5104), высокоскоростной путевой струг, 35 хопперов с зерном, 7 платформ с трубами, 45 хопперов с серой, 20 гружённых цистерн, 6 вагонов с крупным зерном и 1 бригадный вагон. Всего поезд № 413 состоял из 3 тепловозов и 114 вагонов, полная длина его составляла 6124 фута (1867 метров) при весе 11 616 тонн. Управляла им локомотивная бригада, состоящая из 48-летнего машиниста Джона Эдварда (Джек) Хадсона (англ. John Edward (Jack) Hudson), 25-летнего помощника машиниста Марка Эдвардса (англ. Mark Edwards) и 33-летнего кондуктора (ехал в бригадном вагоне в хвосте поезда) Уэйна (Смитти) Смита (англ. Wayne (Smitty) Smith). 100-мильный (160 километров) участок железнодорожного пути от Джаспера до Эдсона проходил близ таких крупных городов, как Хинтон и Эдмонтон и находился в ведении Canadian National Railway. Примерно половина длины участка занимает двухпутная вставка, а управление на всей линии осуществлялось посредством диспетчерской централизации.

Грузовой поезд отправился из Эдсона в 6:40 и в Медицин-Лодж (англ. Medicine Lodge) был поставлен на боковой путь для пропуска двух поездов с востока. С данной станции он отправился в 8:02 и к 8:20 прибыл в Харгуен (англ. Hargwen), где начиналась двухпутная вставка и где поезд № 413 диспетчером был направлен по северному пути. В это же самое время в Хинтоне остановился сдвоенный пассажирский поезд № 4, который в 8:25 отправился дальше на восток.

Катастрофа

В 8:29 диспетчер перевёл стрелку в Далехурсте (англ. Dalehurst) так, чтобы пассажирский поезд был направлен по южному пути. Одновременно грузовому поезду был перекрыт выходной сигнал (три красных), о чём расположенный перед ним за 4,15 километров маршрутный светофор стал сигнализировать предупреждающим показанием (жёлтый с красным). Но грузовой поезд компании CN, который ещё в начале двухпутной вставки ехал со скоростью 50 миль/ч (80 км/ч), при проходе маршрутного светофора не только не замедлился, а наоборот — ускорился до 59 миль/ч (95 км/ч) и продолжал мчаться дальше. Проскочи пассажирский поезд стрелочный перевод в Далехаурсте всего на минуту раньше, и катастрофы можно было избежать. Но этого не произошло и в 8:40 грузовой состав на большой скорости проехал выходной светофор с запрещающим показанием, взрезал находящийся за ним в 149 метрах стрелочный перевод и проехав всего 1270 футов (387 метров) в 8:40:52 лоб в лоб протаранил пассажирский поезд.

От удара тепловозы оказались тут же разрушены, а находящееся в них локомотивные бригады (4 человека) мгновенно погибли. Вытекшее из баков топливо вспыхнуло и огонь стал распространяться на пассажирские вагоны. Колоссальная сила накопленной инерции выбросила грузовые вагоны на пассажирский состав. В сидячем вагоне из 36 пассажиров погибли 18, а расположенный за ним купольный вагон развернуло поперёк путей и его стеклянный купол был протаранен одним из грузовых вагонов, убив при этом одного пассажира, хотя и дав возможность выбраться из вагона остальным людям. Также рассыпавшееся зерно помогало несколько сбить пламя. Будь впереди грузового состава вагоны с серой и нефтепродуктами, и количество жертв было бы уже куда выше. Всего в грузовом поезде были разрушены или повреждены 76 вагонов.

Расследование

Медиа

Крушение было показано в третьем сезоне канадского документального телесериала «Расследования авиакатастроф» производства National Geographic Channel в эпизоде Столкновение поездов.

Напишите отзыв о статье "Крушение под Хинтоном"

Ссылки

Координаты: 53°28′41″ с. ш. 117°24′48″ з. д. / 53.47806° с. ш. 117.41333° з. д. / 53.47806; -117.41333 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=53.47806&mlon=-117.41333&zoom=14 (O)] (Я)

  • [youtube.com/watch?v=suPaHXdPFnI Train collision // Столкновение поездов] на YouTube
  • [www.hinton.ca/index.aspx?NID=148 Hinton Train Collision] (англ.). Hinton Voice. Проверено 20 октября 2012. [www.webcitation.org/6CznAt5U7 Архивировано из первоисточника 18 декабря 2012].
  • Rene P. Foisy. [epe.lac-bac.gc.ca/100/200/301/pco-bcp/commissions-ef/foisy1986-eng/foisy1986-part1-eng.pdf Commission of inquiry Hinton train collision] (англ.) (december, 1986). — доклад комиссии по расследованию столкновения поездов под Хинтоном (часть 1). Проверено 20 октября 2012. [www.webcitation.org/6CznBxNNZ Архивировано из первоисточника 18 декабря 2012].
  • Rene P. Foisy. [epe.lac-bac.gc.ca/100/200/301/pco-bcp/commissions-ef/foisy1986-eng/foisy1986-part2-eng.pdf Commission of inquiry Hinton train collision] (англ.) (december, 1986). — доклад комиссии по расследованию столкновения поездов под Хинтоном (часть 2). Проверено 20 октября 2012. [www.webcitation.org/6CznDUS5w Архивировано из первоисточника 18 декабря 2012].

Отрывок, характеризующий Крушение под Хинтоном

Мысль о поражении и бегстве не могла притти в голову Ростову. Хотя он и видел французские орудия и войска именно на Праценской горе, на той самой, где ему велено было отыскивать главнокомандующего, он не мог и не хотел верить этому.


Около деревни Праца Ростову велено было искать Кутузова и государя. Но здесь не только не было их, но не было ни одного начальника, а были разнородные толпы расстроенных войск.
Он погонял уставшую уже лошадь, чтобы скорее проехать эти толпы, но чем дальше он подвигался, тем толпы становились расстроеннее. По большой дороге, на которую он выехал, толпились коляски, экипажи всех сортов, русские и австрийские солдаты, всех родов войск, раненые и нераненые. Всё это гудело и смешанно копошилось под мрачный звук летавших ядер с французских батарей, поставленных на Праценских высотах.
– Где государь? где Кутузов? – спрашивал Ростов у всех, кого мог остановить, и ни от кого не мог получить ответа.
Наконец, ухватив за воротник солдата, он заставил его ответить себе.
– Э! брат! Уж давно все там, вперед удрали! – сказал Ростову солдат, смеясь чему то и вырываясь.
Оставив этого солдата, который, очевидно, был пьян, Ростов остановил лошадь денщика или берейтора важного лица и стал расспрашивать его. Денщик объявил Ростову, что государя с час тому назад провезли во весь дух в карете по этой самой дороге, и что государь опасно ранен.
– Не может быть, – сказал Ростов, – верно, другой кто.
– Сам я видел, – сказал денщик с самоуверенной усмешкой. – Уж мне то пора знать государя: кажется, сколько раз в Петербурге вот так то видал. Бледный, пребледный в карете сидит. Четверню вороных как припустит, батюшки мои, мимо нас прогремел: пора, кажется, и царских лошадей и Илью Иваныча знать; кажется, с другим как с царем Илья кучер не ездит.
Ростов пустил его лошадь и хотел ехать дальше. Шедший мимо раненый офицер обратился к нему.
– Да вам кого нужно? – спросил офицер. – Главнокомандующего? Так убит ядром, в грудь убит при нашем полку.
– Не убит, ранен, – поправил другой офицер.
– Да кто? Кутузов? – спросил Ростов.
– Не Кутузов, а как бишь его, – ну, да всё одно, живых не много осталось. Вон туда ступайте, вон к той деревне, там всё начальство собралось, – сказал этот офицер, указывая на деревню Гостиерадек, и прошел мимо.
Ростов ехал шагом, не зная, зачем и к кому он теперь поедет. Государь ранен, сражение проиграно. Нельзя было не верить этому теперь. Ростов ехал по тому направлению, которое ему указали и по которому виднелись вдалеке башня и церковь. Куда ему было торопиться? Что ему было теперь говорить государю или Кутузову, ежели бы даже они и были живы и не ранены?
– Этой дорогой, ваше благородие, поезжайте, а тут прямо убьют, – закричал ему солдат. – Тут убьют!
– О! что говоришь! сказал другой. – Куда он поедет? Тут ближе.
Ростов задумался и поехал именно по тому направлению, где ему говорили, что убьют.
«Теперь всё равно: уж ежели государь ранен, неужели мне беречь себя?» думал он. Он въехал в то пространство, на котором более всего погибло людей, бегущих с Працена. Французы еще не занимали этого места, а русские, те, которые были живы или ранены, давно оставили его. На поле, как копны на хорошей пашне, лежало человек десять, пятнадцать убитых, раненых на каждой десятине места. Раненые сползались по два, по три вместе, и слышались неприятные, иногда притворные, как казалось Ростову, их крики и стоны. Ростов пустил лошадь рысью, чтобы не видать всех этих страдающих людей, и ему стало страшно. Он боялся не за свою жизнь, а за то мужество, которое ему нужно было и которое, он знал, не выдержит вида этих несчастных.
Французы, переставшие стрелять по этому, усеянному мертвыми и ранеными, полю, потому что уже никого на нем живого не было, увидав едущего по нем адъютанта, навели на него орудие и бросили несколько ядер. Чувство этих свистящих, страшных звуков и окружающие мертвецы слились для Ростова в одно впечатление ужаса и сожаления к себе. Ему вспомнилось последнее письмо матери. «Что бы она почувствовала, – подумал он, – коль бы она видела меня теперь здесь, на этом поле и с направленными на меня орудиями».
В деревне Гостиерадеке были хотя и спутанные, но в большем порядке русские войска, шедшие прочь с поля сражения. Сюда уже не доставали французские ядра, и звуки стрельбы казались далекими. Здесь все уже ясно видели и говорили, что сражение проиграно. К кому ни обращался Ростов, никто не мог сказать ему, ни где был государь, ни где был Кутузов. Одни говорили, что слух о ране государя справедлив, другие говорили, что нет, и объясняли этот ложный распространившийся слух тем, что, действительно, в карете государя проскакал назад с поля сражения бледный и испуганный обер гофмаршал граф Толстой, выехавший с другими в свите императора на поле сражения. Один офицер сказал Ростову, что за деревней, налево, он видел кого то из высшего начальства, и Ростов поехал туда, уже не надеясь найти кого нибудь, но для того только, чтобы перед самим собою очистить свою совесть. Проехав версты три и миновав последние русские войска, около огорода, окопанного канавой, Ростов увидал двух стоявших против канавы всадников. Один, с белым султаном на шляпе, показался почему то знакомым Ростову; другой, незнакомый всадник, на прекрасной рыжей лошади (лошадь эта показалась знакомою Ростову) подъехал к канаве, толкнул лошадь шпорами и, выпустив поводья, легко перепрыгнул через канаву огорода. Только земля осыпалась с насыпи от задних копыт лошади. Круто повернув лошадь, он опять назад перепрыгнул канаву и почтительно обратился к всаднику с белым султаном, очевидно, предлагая ему сделать то же. Всадник, которого фигура показалась знакома Ростову и почему то невольно приковала к себе его внимание, сделал отрицательный жест головой и рукой, и по этому жесту Ростов мгновенно узнал своего оплакиваемого, обожаемого государя.
«Но это не мог быть он, один посреди этого пустого поля», подумал Ростов. В это время Александр повернул голову, и Ростов увидал так живо врезавшиеся в его памяти любимые черты. Государь был бледен, щеки его впали и глаза ввалились; но тем больше прелести, кротости было в его чертах. Ростов был счастлив, убедившись в том, что слух о ране государя был несправедлив. Он был счастлив, что видел его. Он знал, что мог, даже должен был прямо обратиться к нему и передать то, что приказано было ему передать от Долгорукова.
Но как влюбленный юноша дрожит и млеет, не смея сказать того, о чем он мечтает ночи, и испуганно оглядывается, ища помощи или возможности отсрочки и бегства, когда наступила желанная минута, и он стоит наедине с ней, так и Ростов теперь, достигнув того, чего он желал больше всего на свете, не знал, как подступить к государю, и ему представлялись тысячи соображений, почему это было неудобно, неприлично и невозможно.