Кру Александра

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Кру Александра
Полное
название
Crewe Alexandra Football Club
Прозвища Алекс (англ. The Alex)
Железнодорожники (англ. The Railwaymen)
Основан 1877
Стадион Грести Роуд, Кру
Вместимость 10 153
Президент Джон Боулер
Тренер Стив Дэвис
Сайт [www.crewealex.net/ wealex.net]
Соревнование Вторая лига
2015/16 24-е в Первой Лиге
Основная
форма
Гостевая
форма
К:Футбольные клубы, основанные в 1877 годуКру АлександраКру Александра

«Кру Алекса́ндра» (англ. Crewe Alexandra FC; английское произношение: [ˈkruː ælɨɡˈzændrə]) — английский футбольный клуб из города Кру, в графстве Чешир. Клуб был основан в 1877 году и назван в честь Александры Датской. Прозвище клуба — «железнодорожники», связано с расположением города на крупном железнодорожном узле.

Всю свою историю клуб провел в низших дивизионах Англии. Два раза выигрывал Кубок Уэльса, становился победителем Молочного кубка.

С 1983 по 2007 год клуб возглавлял Дарио Гради, став тренером, дольше всего тренировавшим клуб английской футбольной лиги. Его рекорд был побит Алексом Фергюсоном, возглавлявшим «Манчестер Юнайтед» на три года дольше. С декабря 2008 года клуб тренировал исландец Гудьен Тордарсон, но вскоре он покинул свой пост. В сезоне 2011/12 команда победила в плей-офф и вышла в Первую Футбольную лигу Англии.

В сезоне 2012/13 клуб занял 13-е место, сыграв 46 игр, набрав 64 очка, разница забитых и пропущенных мячей 54-62.

Кроме того, в розыгрыше Трофея футбольной лиги 2012/13 команда дошла до финала, где в решающем матче обыграла клуб «Саутенд Юнайтед» со счетом 2:0.





Основной состав

По состоянию на 30 октября 2016 года[1] [2]
Игрок Страна Дата рождения Бывший клуб Контракт
Вратари
1 Бен Гарретт 25 апреля 1994 (30 лет) Воспитанник клуба 2011—2017
13 Дэйв Ричардс 31 декабря 1994 (29 лет) Бристоль Сити 2015—2017
Защитники
2 Оливер Тёртон 6 декабря 1992 (31 год) Воспитанник клуба 2010—2017
3 Джон Гатри 2 марта 1992 (32 года) Пьюси Вэйл 2012—2017
4 Харри Дэвис 24 сентября 1991 (32 года) Воспитанник клуба 2009—2017
5 Джордж Рэй 13 октября 1993 (30 лет) Воспитанник клуба 2011—2017
6 Бен Ньюджент 28 ноября 1993 (30 лет) Кардифф Сити 2015—2017
14 Зумана Бакайоко 17 августа 1986 (37 лет) Лестер Сити 2016—2017
23 Перри Нг 27 апреля 1996 (28 лет) Воспитанник клуба 2014—2017
Полузащитники
8 Джейми Джонс 1 февраля 1996 (28 лет) Воспитанник клуба 2014—2017
15 Дэнни Холландс 6 ноября 1985 (38 лет) Портсмут 2016—2017
18 Билли Бингем 15 июля 1990 (33 года) Дагенем энд Редбридж 2015—2017
20 Чарли Кёрк 31 января 1997 (27 лет) Воспитанник клуба 2015—2018
21 Райан Уинтл 13 июня 1997 (27 лет) Алсагер Таун 2015—2017
22 Алекс Кивомья 20 мая 1996 (28 лет) В аренде у Челси до 9.1.2017
25 Каллум Эйнли 2 ноября 1997 (26 лет) Воспитанник клуба 2015—2017
Нападающие
7 Райан Лоу 18 сентября 1978 (45 лет) Бери 2016—2017
9 Крис Дагнолл 15 апреля 1986 (38 лет) Хиберниан 2016—2017
10 Каллум Сондерс 26 сентября 1995 (28 лет) Воспитанник клуба 2014—2017
11 Джордж Купер 30 октября 1996 (27 лет) Воспитанник клуба 2014—2017
17 Даниэль Удох 30 августа 1996 (27 лет) Илкестон 2016—2018

Игроки, выступавшие за клуб в разные годы

См. также

Напишите отзыв о статье "Кру Александра"

Примечания

  1. [www.crewealex.net/team/ Состав клуба на официальном сайте]. (англ.)
  2. [www.transfermarkt.com/crewe-alexandra/kader/verein/1042/saison_id/2014 Состав клуба на сайте transfermarkt.com]. (англ.)

Ссылки

  • [www.crewealex.net/ Официальный сайт клуба]  (англ.)

Отрывок, характеризующий Кру Александра



Пьер хорошо знал эту большую, разделенную колоннами и аркой комнату, всю обитую персидскими коврами. Часть комнаты за колоннами, где с одной стороны стояла высокая красного дерева кровать, под шелковыми занавесами, а с другой – огромный киот с образами, была красно и ярко освещена, как бывают освещены церкви во время вечерней службы. Под освещенными ризами киота стояло длинное вольтеровское кресло, и на кресле, обложенном вверху снежно белыми, не смятыми, видимо, только – что перемененными подушками, укрытая до пояса ярко зеленым одеялом, лежала знакомая Пьеру величественная фигура его отца, графа Безухого, с тою же седою гривой волос, напоминавших льва, над широким лбом и с теми же характерно благородными крупными морщинами на красивом красно желтом лице. Он лежал прямо под образами; обе толстые, большие руки его были выпростаны из под одеяла и лежали на нем. В правую руку, лежавшую ладонью книзу, между большим и указательным пальцами вставлена была восковая свеча, которую, нагибаясь из за кресла, придерживал в ней старый слуга. Над креслом стояли духовные лица в своих величественных блестящих одеждах, с выпростанными на них длинными волосами, с зажженными свечами в руках, и медленно торжественно служили. Немного позади их стояли две младшие княжны, с платком в руках и у глаз, и впереди их старшая, Катишь, с злобным и решительным видом, ни на мгновение не спуская глаз с икон, как будто говорила всем, что не отвечает за себя, если оглянется. Анна Михайловна, с кроткою печалью и всепрощением на лице, и неизвестная дама стояли у двери. Князь Василий стоял с другой стороны двери, близко к креслу, за резным бархатным стулом, который он поворотил к себе спинкой, и, облокотив на нее левую руку со свечой, крестился правою, каждый раз поднимая глаза кверху, когда приставлял персты ко лбу. Лицо его выражало спокойную набожность и преданность воле Божией. «Ежели вы не понимаете этих чувств, то тем хуже для вас», казалось, говорило его лицо.
Сзади его стоял адъютант, доктора и мужская прислуга; как бы в церкви, мужчины и женщины разделились. Всё молчало, крестилось, только слышны были церковное чтение, сдержанное, густое басовое пение и в минуты молчания перестановка ног и вздохи. Анна Михайловна, с тем значительным видом, который показывал, что она знает, что делает, перешла через всю комнату к Пьеру и подала ему свечу. Он зажег ее и, развлеченный наблюдениями над окружающими, стал креститься тою же рукой, в которой была свеча.
Младшая, румяная и смешливая княжна Софи, с родинкою, смотрела на него. Она улыбнулась, спрятала свое лицо в платок и долго не открывала его; но, посмотрев на Пьера, опять засмеялась. Она, видимо, чувствовала себя не в силах глядеть на него без смеха, но не могла удержаться, чтобы не смотреть на него, и во избежание искушений тихо перешла за колонну. В середине службы голоса духовенства вдруг замолкли; духовные лица шопотом сказали что то друг другу; старый слуга, державший руку графа, поднялся и обратился к дамам. Анна Михайловна выступила вперед и, нагнувшись над больным, из за спины пальцем поманила к себе Лоррена. Француз доктор, – стоявший без зажженной свечи, прислонившись к колонне, в той почтительной позе иностранца, которая показывает, что, несмотря на различие веры, он понимает всю важность совершающегося обряда и даже одобряет его, – неслышными шагами человека во всей силе возраста подошел к больному, взял своими белыми тонкими пальцами его свободную руку с зеленого одеяла и, отвернувшись, стал щупать пульс и задумался. Больному дали чего то выпить, зашевелились около него, потом опять расступились по местам, и богослужение возобновилось. Во время этого перерыва Пьер заметил, что князь Василий вышел из за своей спинки стула и, с тем же видом, который показывал, что он знает, что делает, и что тем хуже для других, ежели они не понимают его, не подошел к больному, а, пройдя мимо его, присоединился к старшей княжне и с нею вместе направился в глубь спальни, к высокой кровати под шелковыми занавесами. От кровати и князь и княжна оба скрылись в заднюю дверь, но перед концом службы один за другим возвратились на свои места. Пьер обратил на это обстоятельство не более внимания, как и на все другие, раз навсегда решив в своем уме, что всё, что совершалось перед ним нынешний вечер, было так необходимо нужно.
Звуки церковного пения прекратились, и послышался голос духовного лица, которое почтительно поздравляло больного с принятием таинства. Больной лежал всё так же безжизненно и неподвижно. Вокруг него всё зашевелилось, послышались шаги и шопоты, из которых шопот Анны Михайловны выдавался резче всех.
Пьер слышал, как она сказала:
– Непременно надо перенести на кровать, здесь никак нельзя будет…
Больного так обступили доктора, княжны и слуги, что Пьер уже не видал той красно желтой головы с седою гривой, которая, несмотря на то, что он видел и другие лица, ни на мгновение не выходила у него из вида во всё время службы. Пьер догадался по осторожному движению людей, обступивших кресло, что умирающего поднимали и переносили.
– За мою руку держись, уронишь так, – послышался ему испуганный шопот одного из слуг, – снизу… еще один, – говорили голоса, и тяжелые дыхания и переступанья ногами людей стали торопливее, как будто тяжесть, которую они несли, была сверх сил их.
Несущие, в числе которых была и Анна Михайловна, поровнялись с молодым человеком, и ему на мгновение из за спин и затылков людей показалась высокая, жирная, открытая грудь, тучные плечи больного, приподнятые кверху людьми, державшими его под мышки, и седая курчавая, львиная голова. Голова эта, с необычайно широким лбом и скулами, красивым чувственным ртом и величественным холодным взглядом, была не обезображена близостью смерти. Она была такая же, какою знал ее Пьер назад тому три месяца, когда граф отпускал его в Петербург. Но голова эта беспомощно покачивалась от неровных шагов несущих, и холодный, безучастный взгляд не знал, на чем остановиться.