Кудиркос-Науместис

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Кудиркос-Науместис
Kudirkos Naumiestis
Герб
Страна
Литва
Уезд
Мариямпольский уезд
Район
Координаты
Первое упоминание
Прежние названия
Владиславов, Нейштадт-Ширвиндт
Город с
Площадь
Официальный язык
Население
1 911 человек (2010)
Плотность
474 чел./км²
Часовой пояс
Почтовый индекс
LT–71317

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Куди́ркос-Науме́стис (лит. Kudirkos Naumiestis ) — город Шакяйского района Мариямпольского уезда Литвы. Расположен в 25 км от города Шакяй. Население 1911 человек.





География

Город расположен в месте впадения реки Ширвинта в приток Немана реку Шешупе на границе с Калининградской областью Российской Федерации. Через него проходит шоссе 138.

История

В XIII-XIV веках на территории современного города находился деревянный замок[1].Впервые упоминается в 1561 году как поселение на границе с Пруссией под именем Duoliebaičiai. В 1639 году переименовывается во Владиславов (польск. Władysławów) в честь короля Речи Посполитой Владислава IV, в составе которой он тогда находился. В 1643 году Владиславов получил права города. С 1643 года по 1917 год носил название Владиславов. В 1808 году, находясь недолгое время в составе Пруссии, назывался Нейштадт-Ширвиндт (нем. Neustadt-Schirwindt) по названию реки Ширвинты. После раздела Речи Посполитой отошёл к Российской Империи. В её составе с 1867 года был уездным городом Сувалкской губернии. По данным переписи 1897 года в уездном городе Владиславове проживало 4595 человек.

Во время Первой мировой войны Владиславов, расположенный на самой границе Российской империи, стал ареной ожесточенных боев между русской и германской армией и несколько раз переходил из рук в руки.

В 1918 году Владиславов переименовывается в Науместис. В 1919 году Владиславовский уезд отошёл к Литве и был упразднён. С 1934 года город носит название Кудиркос-Науместис в честь Винцаса Кудирки, который проживал в нём в 1895 — 1899 годах. До 1940 года в составе Литвы.

C 1940 года по 1991 года в составе Литовской ССР, СССР. Во время Второй мировой войны оставлен Красной Армией 22 июня 1941 года. Освобожден 16 октября 1944 года войсками 3-го Белорусского фронта в ходе Гумбинненской наступательной операции[2]. С июня 1950 до 1960 года являлся центром Науместского района[3].

С 1991 года в составе Литвы. 30 июня 1993 года был утверждён герб города. С 1995 года является центром Кудиркос-Науместиского староства. В 1998 году был открыт музей Винцаса Кудирки.

Во времена Российской Империи в городе находилась духовная семинария[4]. До Второй мировой войны в Кудиркос-Науместис была многочисленная еврейская община. В 1930 году была снесена православная Церковь Святителей Московских[5].

Население

Динамика населения Кудиркос-Науместис
Год 1897 1923 1959 1970 1979 1989 2001 2010
жителей 4 595 3 067 2 574 2 486 2 090 2 061 1 997 1 911

Экономика

Льнообрабатывающий завод. Пивоваренный завод. В районе Кудиркос Науместис выявлено месторождение нефти[6].

Этимология названии

  • Владиславов — по имени короля Речи Посполитой Владислава IV
  • Нейштадт-Ширвиндт — по-немецки означает Новый город на Ширвинте
  • Науместис — по-литовски означает Новый город (Neustadt, Nowe Miasto)
  • Кудиркос-Науместис — назван в честь Винцаса Кудирки[7].

Известные жители

  • Винцас Кудирка — литовский композитор, врач, прозаик, критик, публицист, переводчик, поэт, автор литовского государственного гимна «Национальная песнь», врач по образованию.
  • Герман Бернштайн — журналист и писатель
  • Регина Восилюте — литовский режиссёр и сценарист

Достопримечательности

  • Костёл Обретения Святого Креста (Švento Kryžiaus Atradimo bažnyčia) построен в 1783 году.
  • В городе располагается старое еврейское кладбище.
  • Три воинских захоронения[8].
  • Памятник писателю В. Кудирке работы скульптора В. Грибаса, установлен 1934 году.
  • Городской музей.
  • Памятник Витовту Великому (1931).

Галерея

См. также

  • [www.bagnowka.com/?m=cm&g=zoom&gal=38&img=4282 Старое еврейское кладбище]

Напишите отзыв о статье "Кудиркос-Науместис"

Примечания

  1. [viduramziu.istorija.net/pilys/iliustracijos-ru.htm Деревянные замки Литвы]
  2. [velikvoy.narod.ru/geograf/gorod/12gorod/kudirkos-naumiestis.htm Великая война]
  3. [wwhp.ru/lissr.htm Всемирный исторический проект]
  4. Владиславов // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  5. [www.istorija.lt/html/body_laukaityte2003_reziume.html ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ В ЛИТВЕ В XX ВЕКЕ]
  6. [kaliningrad-obl.narod.ru/p75.htm Полезные ископаемые региона]
  7. Кудиркос-Науместис — статья из Большой советской энциклопедии.
  8. [forum.vgd.ru/111/11289/30.htm Воинские захоронения]

Ссылки


Отрывок, характеризующий Кудиркос-Науместис

– А вот она, царица Петербурга, графиня Безухая, – говорила она, указывая на входившую Элен.
– Как хороша! Не уступит Марье Антоновне; смотрите, как за ней увиваются и молодые и старые. И хороша, и умна… Говорят принц… без ума от нее. А вот эти две, хоть и нехороши, да еще больше окружены.
Она указала на проходивших через залу даму с очень некрасивой дочерью.
– Это миллионерка невеста, – сказала Перонская. – А вот и женихи.
– Это брат Безуховой – Анатоль Курагин, – сказала она, указывая на красавца кавалергарда, который прошел мимо их, с высоты поднятой головы через дам глядя куда то. – Как хорош! неправда ли? Говорят, женят его на этой богатой. .И ваш то соusin, Друбецкой, тоже очень увивается. Говорят, миллионы. – Как же, это сам французский посланник, – отвечала она о Коленкуре на вопрос графини, кто это. – Посмотрите, как царь какой нибудь. А всё таки милы, очень милы французы. Нет милей для общества. А вот и она! Нет, всё лучше всех наша Марья то Антоновна! И как просто одета. Прелесть! – А этот то, толстый, в очках, фармазон всемирный, – сказала Перонская, указывая на Безухова. – С женою то его рядом поставьте: то то шут гороховый!
Пьер шел, переваливаясь своим толстым телом, раздвигая толпу, кивая направо и налево так же небрежно и добродушно, как бы он шел по толпе базара. Он продвигался через толпу, очевидно отыскивая кого то.
Наташа с радостью смотрела на знакомое лицо Пьера, этого шута горохового, как называла его Перонская, и знала, что Пьер их, и в особенности ее, отыскивал в толпе. Пьер обещал ей быть на бале и представить ей кавалеров.
Но, не дойдя до них, Безухой остановился подле невысокого, очень красивого брюнета в белом мундире, который, стоя у окна, разговаривал с каким то высоким мужчиной в звездах и ленте. Наташа тотчас же узнала невысокого молодого человека в белом мундире: это был Болконский, который показался ей очень помолодевшим, повеселевшим и похорошевшим.
– Вот еще знакомый, Болконский, видите, мама? – сказала Наташа, указывая на князя Андрея. – Помните, он у нас ночевал в Отрадном.
– А, вы его знаете? – сказала Перонская. – Терпеть не могу. Il fait a present la pluie et le beau temps. [От него теперь зависит дождливая или хорошая погода. (Франц. пословица, имеющая значение, что он имеет успех.)] И гордость такая, что границ нет! По папеньке пошел. И связался с Сперанским, какие то проекты пишут. Смотрите, как с дамами обращается! Она с ним говорит, а он отвернулся, – сказала она, указывая на него. – Я бы его отделала, если бы он со мной так поступил, как с этими дамами.


Вдруг всё зашевелилось, толпа заговорила, подвинулась, опять раздвинулась, и между двух расступившихся рядов, при звуках заигравшей музыки, вошел государь. За ним шли хозяин и хозяйка. Государь шел быстро, кланяясь направо и налево, как бы стараясь скорее избавиться от этой первой минуты встречи. Музыканты играли Польской, известный тогда по словам, сочиненным на него. Слова эти начинались: «Александр, Елизавета, восхищаете вы нас…» Государь прошел в гостиную, толпа хлынула к дверям; несколько лиц с изменившимися выражениями поспешно прошли туда и назад. Толпа опять отхлынула от дверей гостиной, в которой показался государь, разговаривая с хозяйкой. Какой то молодой человек с растерянным видом наступал на дам, прося их посторониться. Некоторые дамы с лицами, выражавшими совершенную забывчивость всех условий света, портя свои туалеты, теснились вперед. Мужчины стали подходить к дамам и строиться в пары Польского.
Всё расступилось, и государь, улыбаясь и не в такт ведя за руку хозяйку дома, вышел из дверей гостиной. За ним шли хозяин с М. А. Нарышкиной, потом посланники, министры, разные генералы, которых не умолкая называла Перонская. Больше половины дам имели кавалеров и шли или приготовлялись итти в Польской. Наташа чувствовала, что она оставалась с матерью и Соней в числе меньшей части дам, оттесненных к стене и не взятых в Польской. Она стояла, опустив свои тоненькие руки, и с мерно поднимающейся, чуть определенной грудью, сдерживая дыхание, блестящими, испуганными глазами глядела перед собой, с выражением готовности на величайшую радость и на величайшее горе. Ее не занимали ни государь, ни все важные лица, на которых указывала Перонская – у ней была одна мысль: «неужели так никто не подойдет ко мне, неужели я не буду танцовать между первыми, неужели меня не заметят все эти мужчины, которые теперь, кажется, и не видят меня, а ежели смотрят на меня, то смотрят с таким выражением, как будто говорят: А! это не она, так и нечего смотреть. Нет, это не может быть!» – думала она. – «Они должны же знать, как мне хочется танцовать, как я отлично танцую, и как им весело будет танцовать со мною».
Звуки Польского, продолжавшегося довольно долго, уже начинали звучать грустно, – воспоминанием в ушах Наташи. Ей хотелось плакать. Перонская отошла от них. Граф был на другом конце залы, графиня, Соня и она стояли одни как в лесу в этой чуждой толпе, никому неинтересные и ненужные. Князь Андрей прошел с какой то дамой мимо них, очевидно их не узнавая. Красавец Анатоль, улыбаясь, что то говорил даме, которую он вел, и взглянул на лицо Наташе тем взглядом, каким глядят на стены. Борис два раза прошел мимо них и всякий раз отворачивался. Берг с женою, не танцовавшие, подошли к ним.
Наташе показалось оскорбительно это семейное сближение здесь, на бале, как будто не было другого места для семейных разговоров, кроме как на бале. Она не слушала и не смотрела на Веру, что то говорившую ей про свое зеленое платье.
Наконец государь остановился подле своей последней дамы (он танцовал с тремя), музыка замолкла; озабоченный адъютант набежал на Ростовых, прося их еще куда то посторониться, хотя они стояли у стены, и с хор раздались отчетливые, осторожные и увлекательно мерные звуки вальса. Государь с улыбкой взглянул на залу. Прошла минута – никто еще не начинал. Адъютант распорядитель подошел к графине Безуховой и пригласил ее. Она улыбаясь подняла руку и положила ее, не глядя на него, на плечо адъютанта. Адъютант распорядитель, мастер своего дела, уверенно, неторопливо и мерно, крепко обняв свою даму, пустился с ней сначала глиссадом, по краю круга, на углу залы подхватил ее левую руку, повернул ее, и из за всё убыстряющихся звуков музыки слышны были только мерные щелчки шпор быстрых и ловких ног адъютанта, и через каждые три такта на повороте как бы вспыхивало развеваясь бархатное платье его дамы. Наташа смотрела на них и готова была плакать, что это не она танцует этот первый тур вальса.