Кузнецов, Василий Васильевич (политик)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Василий Васильевич Кузнецов<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>
Член Президиума ЦК КПСС
16 октября 1952 года — 5 марта 1953 года
Кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС
3 октября 1977 года — 25 февраля 1986 года
Член Оргбюро ЦК ВКП(б)
18 марта 1946 года — 5 октября 1952 года
Первый заместитель Председателя Президиума Верховного Совета СССР
7 октября 1977 года — 18 июня 1986 года
Предшественник: должность воссоздана
Преемник: Демичев, Пётр Нилович
Первый заместитель Министра иностранных дел СССР
1955 года — октябрь 1977 года
Преемник: Мальцев, Виктор Федорович
Председатель Совета Национальностей Верховного Совета СССР
12 марта 1946 года — 12 марта 1950 года
Предшественник: Шверник, Николай Михайлович
Преемник: Шаяхметов, Жумабай Шаяхметович
Председатель ВЦСПС
16 марта 1944 года — 12 марта 1953 года
Предшественник: Шверник, Николай Михайлович
Преемник: Шверник, Николай Михайлович
 
Рождение: 31 января (13 февраля) 1901(1901-02-13)
д. Софиловка,
Костромская губерния,
Российская империя
Смерть: 5 июня 1990(1990-06-05) (89 лет)
Москва, СССР
Партия: ВКП(б) (с 1927 года)
 
Награды:

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Васи́лий Васи́льевич Кузнецо́в (31 января (13 февраля) 1901 года, дер. Софиловка, Костромская губерния, Российская империя, — 5 июня 1990 года, г. Москва, РСФСР) — советский политический и государственный деятель, дипломат. Трижды (1982—1983, 1984 и 1985 годах) являлся формальным руководителем Советского Союза.





Биография

Родился 31 января 1901 года в деревне Софиловка (ныне Семеновский район (Нижегородская область)) в семье крестьянина. В 1915 году поступил в педагогическое училище в селе Порецкое Казанской губернии. В 19201921 годах служил в РККА.

В 1926 году окончил ЛПИ. С ноября 1926 работал на Макеевском металлургическом заводе: инженер-исследователь, сменный инженер, заместитель начальника, с декабря 1930 начальник мартеновского цеха. С 1931 годах находился на учёбе в США, в Технологическом институте Карнеги, где изучал металлургию. С декабря 1933 старший инженер, заместитель начальника лаборатории, с августа 1936 начальник металлографической лаборатории завода «Электросталь» Московской области.

С сентября 1937 в аппарате Наркомата тяжёлой промышленности СССР: руководитель технологической группы технического отдела Главспецстали; с мая 1938 заместитель начальника, с октября 1938 главный инженер Главспецстали.

В 1940 году стал заместителем председателя Госплана СССР. Был заместителем Члена ГКО Г. М. Маленкова по металлургии.

Председатель Президиума ВЦСПС с 15 марта 1944 года по 12 марта 1953 года. С 1945 года — член Генерального совета Исполкома и вице-председатель Всемирной федерации профсоюзов[1].

Председатель Совета Национальностей ВС СССР с 12 марта 1946 года по 12 марта 1950 года. Депутат Совета Национальностей Верховного Совета СССР 2—11 созывов (1946—1989) от РСФСР.

В 1946—1952 годах — член Оргбюро ЦК ВКП(б). В 1952—1989 годах — член ЦК КПСС. В 1952—1953 годах член Президиума ЦК КПСС, член Постоянной комиссии по внешним делам при Президиуме ЦК КПСС.

С 1953 года на работе в МИД СССР. В 1953 году был послом СССР в Китае. В 1953—1955 годах — заместитель, в 1955—1977 годах — первый заместитель министра иностранных дел СССР. В. В. Кузнецов внёс вклад в урегулирование Карибского кризиса, налаживание переговорного процесса с КНР после вооружённых столкновений на острове Даманский, урегулирование индо-пакистанского кризиса 1971 года[2]. В 1969—1970 годах возглавлял советскую делегацию на переговорах с КНР по вопросам границы.

В 1977—1986 годах — кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС. Первый заместитель Председателя Президиума ВС СССР с 1977 по 1986. В начале 1980-х годов (см. «эпоха пышных похорон») трижды исполнял обязанности номинального главы советского государства — Председателя Президиума ВС СССР:

  1. 10 ноября 1982 года — 16 июня 1983 года (со смерти Л. И. Брежнева и до избрания Ю. В. Андропова). Кузнецов 31 декабря 1982 года поздравлял советских людей с Новым годом.
  2. 9 февраля — 11 апреля 1984 года (со смерти Ю. В. Андропова и до избрания К. У. Черненко)
  3. 10 марта — 2 июля 1985 года (со смерти К. У. Черненко и до избрания А. А. Громыко).

Во время исполнения полномочий Кузнецову было соответственно 81—82, 82—83 и 84 года, таким образом, он является старейшим из всех глав советского и российского государства и правительства в истории.

На пенсии находился с июня 1986 года.

Скончался 5 июня 1990 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище (участок № 10)[3].

Семья

  • жена — Зоя Петровна Игумнова (1903—1988), кандидат исторических наук, доцент кафедры истории КПСС Московского государственного университета.
  • дочь — Эра (р. 1928), сын — Валерий (р. 1934), дочь — Елена (р. 1939), сын — Александр (р. 1946).

Награды и звания

Напишите отзыв о статье "Кузнецов, Василий Васильевич (политик)"

Примечания

  1. [www.personal-factor.ru/books/nngritsenko/kuznetsov-vasilii-vasi.html Кузнецов Василий Васильевич 1901 1990 | resource]
  2. Зверев, 2001
  3. [proekt-wms.narod.ru/states/kuznecov-vv.htm Василий Васильевич Кузнецов — биография, фотографии]

Ссылки

  • [семеновъ.рф/o-gorode/znamenitye-urozhency/vasilii-vasilevich-kuznecov.html В. В. Кузнецов городской портал города Семенов]
  • [russia-history.ucoz.ru/publ/12-1-0-39 В. В. Кузнецов на сайте «Биографии великих людей»]
  • edu.of.ru/attach/17/48551.doc
  • Зверев Э. Н. [www.mid.ru/bdomp/dip_vest.nsf/99b2ddc4f717c733c32567370042ee43/9656adcf9b9b4e05c3256a3a003d8459!OpenDocument В. В. Кузнецов (к 100-летию со дня рождения)] // ж-л "Дипломатический вестник", февраль 2001 год
Предшественник:
Александр Семенович Панюшкин
Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Китайской Народной Республике

1953
Преемник:
Павел Федорович Юдин

Отрывок, характеризующий Кузнецов, Василий Васильевич (политик)

– Подите сюда, – проговорил Ростов, хватая Телянина за руку. Он почти притащил его к окну. – Это деньги Денисова, вы их взяли… – прошептал он ему над ухом.
– Что?… Что?… Как вы смеете? Что?… – проговорил Телянин.
Но эти слова звучали жалобным, отчаянным криком и мольбой о прощении. Как только Ростов услыхал этот звук голоса, с души его свалился огромный камень сомнения. Он почувствовал радость и в то же мгновение ему стало жалко несчастного, стоявшего перед ним человека; но надо было до конца довести начатое дело.
– Здесь люди Бог знает что могут подумать, – бормотал Телянин, схватывая фуражку и направляясь в небольшую пустую комнату, – надо объясниться…
– Я это знаю, и я это докажу, – сказал Ростов.
– Я…
Испуганное, бледное лицо Телянина начало дрожать всеми мускулами; глаза всё так же бегали, но где то внизу, не поднимаясь до лица Ростова, и послышались всхлипыванья.
– Граф!… не губите молодого человека… вот эти несчастные деньги, возьмите их… – Он бросил их на стол. – У меня отец старик, мать!…
Ростов взял деньги, избегая взгляда Телянина, и, не говоря ни слова, пошел из комнаты. Но у двери он остановился и вернулся назад. – Боже мой, – сказал он со слезами на глазах, – как вы могли это сделать?
– Граф, – сказал Телянин, приближаясь к юнкеру.
– Не трогайте меня, – проговорил Ростов, отстраняясь. – Ежели вам нужда, возьмите эти деньги. – Он швырнул ему кошелек и выбежал из трактира.


Вечером того же дня на квартире Денисова шел оживленный разговор офицеров эскадрона.
– А я говорю вам, Ростов, что вам надо извиниться перед полковым командиром, – говорил, обращаясь к пунцово красному, взволнованному Ростову, высокий штаб ротмистр, с седеющими волосами, огромными усами и крупными чертами морщинистого лица.
Штаб ротмистр Кирстен был два раза разжалован в солдаты зa дела чести и два раза выслуживался.
– Я никому не позволю себе говорить, что я лгу! – вскрикнул Ростов. – Он сказал мне, что я лгу, а я сказал ему, что он лжет. Так с тем и останется. На дежурство может меня назначать хоть каждый день и под арест сажать, а извиняться меня никто не заставит, потому что ежели он, как полковой командир, считает недостойным себя дать мне удовлетворение, так…
– Да вы постойте, батюшка; вы послушайте меня, – перебил штаб ротмистр своим басистым голосом, спокойно разглаживая свои длинные усы. – Вы при других офицерах говорите полковому командиру, что офицер украл…
– Я не виноват, что разговор зашел при других офицерах. Может быть, не надо было говорить при них, да я не дипломат. Я затем в гусары и пошел, думал, что здесь не нужно тонкостей, а он мне говорит, что я лгу… так пусть даст мне удовлетворение…
– Это всё хорошо, никто не думает, что вы трус, да не в том дело. Спросите у Денисова, похоже это на что нибудь, чтобы юнкер требовал удовлетворения у полкового командира?
Денисов, закусив ус, с мрачным видом слушал разговор, видимо не желая вступаться в него. На вопрос штаб ротмистра он отрицательно покачал головой.
– Вы при офицерах говорите полковому командиру про эту пакость, – продолжал штаб ротмистр. – Богданыч (Богданычем называли полкового командира) вас осадил.
– Не осадил, а сказал, что я неправду говорю.
– Ну да, и вы наговорили ему глупостей, и надо извиниться.
– Ни за что! – крикнул Ростов.
– Не думал я этого от вас, – серьезно и строго сказал штаб ротмистр. – Вы не хотите извиниться, а вы, батюшка, не только перед ним, а перед всем полком, перед всеми нами, вы кругом виноваты. А вот как: кабы вы подумали да посоветовались, как обойтись с этим делом, а то вы прямо, да при офицерах, и бухнули. Что теперь делать полковому командиру? Надо отдать под суд офицера и замарать весь полк? Из за одного негодяя весь полк осрамить? Так, что ли, по вашему? А по нашему, не так. И Богданыч молодец, он вам сказал, что вы неправду говорите. Неприятно, да что делать, батюшка, сами наскочили. А теперь, как дело хотят замять, так вы из за фанаберии какой то не хотите извиниться, а хотите всё рассказать. Вам обидно, что вы подежурите, да что вам извиниться перед старым и честным офицером! Какой бы там ни был Богданыч, а всё честный и храбрый, старый полковник, так вам обидно; а замарать полк вам ничего? – Голос штаб ротмистра начинал дрожать. – Вы, батюшка, в полку без году неделя; нынче здесь, завтра перешли куда в адъютантики; вам наплевать, что говорить будут: «между павлоградскими офицерами воры!» А нам не всё равно. Так, что ли, Денисов? Не всё равно?
Денисов всё молчал и не шевелился, изредка взглядывая своими блестящими, черными глазами на Ростова.
– Вам своя фанаберия дорога, извиниться не хочется, – продолжал штаб ротмистр, – а нам, старикам, как мы выросли, да и умереть, Бог даст, приведется в полку, так нам честь полка дорога, и Богданыч это знает. Ох, как дорога, батюшка! А это нехорошо, нехорошо! Там обижайтесь или нет, а я всегда правду матку скажу. Нехорошо!
И штаб ротмистр встал и отвернулся от Ростова.
– Пг'авда, чог'т возьми! – закричал, вскакивая, Денисов. – Ну, Г'остов! Ну!
Ростов, краснея и бледнея, смотрел то на одного, то на другого офицера.
– Нет, господа, нет… вы не думайте… я очень понимаю, вы напрасно обо мне думаете так… я… для меня… я за честь полка.да что? это на деле я покажу, и для меня честь знамени…ну, всё равно, правда, я виноват!.. – Слезы стояли у него в глазах. – Я виноват, кругом виноват!… Ну, что вам еще?…
– Вот это так, граф, – поворачиваясь, крикнул штаб ротмистр, ударяя его большою рукою по плечу.
– Я тебе говог'ю, – закричал Денисов, – он малый славный.
– Так то лучше, граф, – повторил штаб ротмистр, как будто за его признание начиная величать его титулом. – Подите и извинитесь, ваше сиятельство, да с.
– Господа, всё сделаю, никто от меня слова не услышит, – умоляющим голосом проговорил Ростов, – но извиняться не могу, ей Богу, не могу, как хотите! Как я буду извиняться, точно маленький, прощенья просить?
Денисов засмеялся.
– Вам же хуже. Богданыч злопамятен, поплатитесь за упрямство, – сказал Кирстен.
– Ей Богу, не упрямство! Я не могу вам описать, какое чувство, не могу…
– Ну, ваша воля, – сказал штаб ротмистр. – Что ж, мерзавец то этот куда делся? – спросил он у Денисова.
– Сказался больным, завтг'а велено пг'иказом исключить, – проговорил Денисов.
– Это болезнь, иначе нельзя объяснить, – сказал штаб ротмистр.
– Уж там болезнь не болезнь, а не попадайся он мне на глаза – убью! – кровожадно прокричал Денисов.
В комнату вошел Жерков.
– Ты как? – обратились вдруг офицеры к вошедшему.
– Поход, господа. Мак в плен сдался и с армией, совсем.
– Врешь!
– Сам видел.
– Как? Мака живого видел? с руками, с ногами?
– Поход! Поход! Дать ему бутылку за такую новость. Ты как же сюда попал?
– Опять в полк выслали, за чорта, за Мака. Австрийской генерал пожаловался. Я его поздравил с приездом Мака…Ты что, Ростов, точно из бани?
– Тут, брат, у нас, такая каша второй день.
Вошел полковой адъютант и подтвердил известие, привезенное Жерковым. На завтра велено было выступать.
– Поход, господа!
– Ну, и слава Богу, засиделись.


Кутузов отступил к Вене, уничтожая за собой мосты на реках Инне (в Браунау) и Трауне (в Линце). 23 го октября .русские войска переходили реку Энс. Русские обозы, артиллерия и колонны войск в середине дня тянулись через город Энс, по сю и по ту сторону моста.
День был теплый, осенний и дождливый. Пространная перспектива, раскрывавшаяся с возвышения, где стояли русские батареи, защищавшие мост, то вдруг затягивалась кисейным занавесом косого дождя, то вдруг расширялась, и при свете солнца далеко и ясно становились видны предметы, точно покрытые лаком. Виднелся городок под ногами с своими белыми домами и красными крышами, собором и мостом, по обеим сторонам которого, толпясь, лилися массы русских войск. Виднелись на повороте Дуная суда, и остров, и замок с парком, окруженный водами впадения Энса в Дунай, виднелся левый скалистый и покрытый сосновым лесом берег Дуная с таинственною далью зеленых вершин и голубеющими ущельями. Виднелись башни монастыря, выдававшегося из за соснового, казавшегося нетронутым, дикого леса; далеко впереди на горе, по ту сторону Энса, виднелись разъезды неприятеля.
Между орудиями, на высоте, стояли спереди начальник ариергарда генерал с свитским офицером, рассматривая в трубу местность. Несколько позади сидел на хоботе орудия Несвицкий, посланный от главнокомандующего к ариергарду.
Казак, сопутствовавший Несвицкому, подал сумочку и фляжку, и Несвицкий угощал офицеров пирожками и настоящим доппелькюмелем. Офицеры радостно окружали его, кто на коленах, кто сидя по турецки на мокрой траве.