Кунаев, Динмухамед Ахмедович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Динмухамед Ахмедович Кунаев
каз. Дінмұхамед Ахмедұлы Қонаев<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>
Председатель Совета Министров Казахской ССР
31 марта 1955 года — 29 января 1960 года
Предшественник: Елубай Тайбеков
Преемник: Жумабек Ташенев
Первый секретарь ЦК КП Казахстана
19 января 1960 года — 26 декабря 1962 года
Предшественник: Николай Беляев
Преемник: Исмаил Юсупов
Председатель Совета Министров Казахской ССР
26 декабря 1962 года — 7 декабря 1964 года
Предшественник: Масымхан Бейсебаев
Преемник: Масымхан Бейсебаев
Первый секретарь ЦК КП Казахстана
7 декабря 1964 года — 16 декабря 1986 года
Предшественник: Исмаил Юсупов
Преемник: Геннадий Колбин
 
Рождение: Верный, Семиреченская область, Российская империя
Смерть: Алма-Ата, Казахстан
Отец: Минлиахмед Кунаев (1886—1976)
Мать: Зухра Баировна Кунаева (1888—1973)
Супруга: Ялымова, Зухра Шариповна
Дети: нет
Партия: КПСС (с 1939)
 
Награды:

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Динмухаме́д (Димаш) Ахме́дович Куна́ев (каз. Дінмұхамед (Димаш) Ахмедұлы Қонаев, 12 января 1912, Верный, Российская империя — 22 августа 1993, Алма-Ата, Казахстан) — советский государственный и общественный деятель, Первый секретарь ЦК Компартии Казахской ССР с 1960 по 1962 и с 1964 по 1986 гг., член Политбюро ЦК КПСС (9 апреля 1971 г. — 28 января 1987 г.), Трижды Герой Социалистического Труда (1972 г., 1976 г., 1982 г.). Автор более 100 научных трудов. Академик АН Казахской ССР (1952). Член КПСС с 1939 года. Депутат Верховного Совета СССР: Совета Национальностей 4—5 созывов от Казахской ССР[1][2] , Совета Союза 6-11 созывов (1954—1989) от Алма-Атинской области[3][4][5][6][7].





Биография

Происхождение

Согласно официальной биографии, предками Д. А. Кунаева были животноводы, жившие на берегах рек Курты и Или в районе Куйгана. Его отец, Минлиахмед (Ахмед) Жумабаевич, родился в 1886 году, работал в сельскохозяйственных и торговых организациях Алма-Атинской области, умел грамотно писать и читать по-русски и по-казахски. Мать, Зауре Баировна Кунаева, урожденная Шынболатова (Чинбулатова), родилась в 1888 году в бедной крестьянской семье в селе Чилик Чиликского района (нынешней Алматинской области). Они прожили совместно свыше семидесяти лет[8].

Вместе с тем, вокруг вопроса происхождения Кунаева ведутся споры. Согласно официальным данным, он по национальности казах[9].

Карьера

Окончил алма-атинскую школу № 14. Занятия в школе совмещал с работой статистиком в секторе районирования Госплана Казахстана, а вечерами учился на курсах по подготовке в институт. Окончил Московский институт цветных металлов и золота (1936), получив квалификацию горного инженера. По окончании института направлен на Прибалхашстрой. В начальный период Великой Отечественной войны являлся заместителем главного инженера и начальником технического отдела комбината «Алтайполиметалл», а также директором Риддерского рудника Лениногорского рудоуправления.

7 декабря 1964 года пленум ЦК КП Казахстана избрал Динмухамеда Ахмедовича Кунаева первым секретарём ЦК КП Казахстана. За семь лет экономический потенциал Казахстана удвоился. За досрочное выполнение плана были награждены орденами Ленина: Балхашский и Джезказганский горно-металлургические комбинаты, орденами Трудового Красного знамени: Соколовско-Сарбайский горно-обогатительный комбинат, Актюбинский химический комбинат, Карагандинский завод синтетического каучука, Иртышуголь, Карагандинский мясокомбинат.

Будучи первым секретарём, Кунаев твердо проводил в жизнь политику Центрального Комитета КПСС во главе с Леонидом Ильичом Брежневым. Ставленником Брежнева и его верным сторонником называл Кунаева Вадим Медведев[10]. Это объясняется их совместной работой, когда Брежнев был некоторое время Первым секретарем ЦК КП Казахстана (куда он был направлен Москвой из Молдавии).

С 1952 года — член ЦК КПСС. С апреля 1966 по апрель 1971 года — кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС. Динмухамед Ахмедович Кунаев почти 16 лет (с апреля 1971 по январь 1987 года) являлся членом Политбюро ЦК КПСС, 25 лет — депутатом Верховного Совета Казахской ССР. В 1974 году Кунаеву присвоено звание «Почётный гражданин города Балхаш», в 1982 — «Почётный гражданин города Экибастуз»

В феврале 1986 года состоялся XVI съезд КП Казахстана — последний под руководством Д. А. Кунаева. 11 декабря 1986 г. без участия Кунаева состоялось заседание Политбюро ЦК КПСС, принявшее его решение об уходе на пенсию.

16 декабря 1986 года в ходе рекордно короткого пленума ЦК КП Казахстана, длившегося всего 18 минут, обвинявшийся в широкомасштабной коррупции Динмухамед Кунаев был снят с поста первого секретаря ЦК КП Казахстана. На его место был избран присланный по рекомендации Генерального секретаря ЦК КПСС первый секретарь Ульяновского обкома КПСС Геннадий Колбин. Смена руководителя республики привела к массовым беспорядкам, вошедшим в казахстанскую историю под названием Желтоксан.

В январе 1987 года Д. А. Кунаев был выведен из состава Политбюро ЦК КПСС, а в июне 1987 года и из состава ЦК КПСС.

Динмухамед Ахмедович Кунаев жил в родном городе Алма-Ате. Скончался 22 августа 1993 года. Похоронен на Кенсайском кладбище.

Итоги деятельности

Один из немногих руководителей Коммунистической партии Казахстана и республики, который был коренной национальности и уроженцем Казахстана. (3 из 18). Тем не менее следует отметить, что в общей сумме они руководили республикой больше половины её общего срока существования: 36 из 71 года, с учетов периода существования в качестве Киргизской Автономии.

При Д. А. Кунаеве, тем не менее был углублен процесс русификации, особенно в сфере образования (в частности казахская школа-интернат оставалась лишь одна в каждом областном центре и то для детей сельских чабанов).

При Д. А. Кунаеве был достигнут значительный экономический подъём Казахстана, значительно вырос промышленный потенциал республики (в основном за счет горнодобывающих, сырьевых отраслей и обслуживающего их энергетики), сельского хозяйства, многократно добывался ежегодный знаменитый «миллиард пудов» зерна. Сам Д. А. Кунаев в своей книге «От Сталина до Горбачева» (1994 г.) ссылался на данные Госкомстата СССР:

«За 1955-85 гг.

объём промышленного производства Казахстана вырос в 8,9 раза,

сельского хозяйства — в 6,2 раза,

строительства — в 68 раз,

численность казахов — в 2,5 раза,

населения в целом — в 2 раза.

Словом, по экономическим потенциалам в это время было создано семь Казахстанов, в сравнении с 1955 годом.

На этой земле до Октябрьской социалистической революции производилось 0,3 % всей продукции царской России и были 2-3 % грамотного населения»К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3235 дней].

Память

  • В Алматы бюст установлен в сквере его имени. Также его бюст есть в Таразе и в селе Тортколь (ЮКО).
  • Улицы в ряде городов Казахстана - в Астане, Алма-Ате (см. улица Кунаева),Таразе, Талдыкоргане, Капшагае носят его имя.
  • Имя Кунаева получил Большой Алматинский канал (БАК).
  • В Уральске назван микрорайон.
  • В Экибастузе проспект Индустриальный был переименован в проспект имени Кунаева.
  • В Шымкенте в честь Д. А. Кунаева назван бульвар (бывший проспект Алма-атинский и бывшая улица Степная).
  • В 2002 году при обсуждении возможного возвращения названия городу Риддеру первоначального имени ставился вопрос о переименовании его в Кунаев.
  • В Ташкенте в честь Д. А. Кунаева была названа одна из центральных улиц города. Ныне переименована в Мирабадскую.
  • В Алма-Ате есть Евразийская Юридическая Академия[2] имени Д. А. Кунаева;
  • Дом-музей Д. А. Кунаева (ул. Тулебаева, 117), открыт в 2002 г. к 90-летнему юбилею Динмухамеда Кунаева[11].
  • Мемориальный музей-квартира Д.А. Кунаева, открыт 12 января 2012 г. к 100-летнему юбилею Д.А. Кунаева. Расположен в двухэтажном жилом доме на пересечении ул. Тулебаева и Карасай батыра, где он проживал долгие годы.[11]
  • В Алматы есть Институт горного дела имени Д. А. Кунаева

Киновоплощения

Публикации

Динмухамед Ахмедович Кунаев является автором следующих книг:

  • «О моём времени» (1992)
  • «От Сталина до Горбачёва» (1994)

Награды

Галерея

Напишите отзыв о статье "Кунаев, Динмухамед Ахмедович"

Примечания

  1. [www.knowbysight.info/1_SSSR/10245.asp Список депутатов Верховного Совета СССР 4 созыва]
  2. [www.knowbysight.info/1_SSSR/12605.asp Список депутатов Верховного Совета СССР 5 созыва]
  3. [www.knowbysight.info/1_SSSR/06647.asp Список депутатов Верховного Совета СССР 6 созыва]
  4. [www.knowbysight.info/1_SSSR/06648.asp Список депутатов Верховного Совета СССР 7 созыва]
  5. [www.knowbysight.info/1_SSSR/06649.asp Список депутатов Верховного Совета СССР 8 созыва]
  6. Депутаты Верховного Совета СССР. 9 созыв. Издание Президиума Верховного Совета СССР. — М., 1974. — 550 с.
  7. [www.knowbysight.info/1_SSSR/07704.asp Список депутатов Верховного Совета СССР 10 созыва]
  8. [www.unesco.kz/heritagenet/kz/content/history/portret/kunaev_yubiley/biografy.htm Общие сведения (биография Кунаева)]
  9. www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=9151
  10. [www.gorby.ru/activity/conference/show_388/view_23622/ Международный фонд социально-экономических и политологических исследований (Горбачев-Фонд) — Деятельность — Конференции]
  11. 1 2 [almatykala.info/thesaurus/kunaeva-memorianyy-muzey.html Мемориальный музей Кунаева Д. А.].

Ссылки

  • [news.nur.kz/349169.html Последнии фотографии Д. А. Кунаева]
  • [www.youtube.com/watch?v=hHe6m14LiHI&feature=youtu.be Кунаев: бремя власти]

 [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=9151 Кунаев, Динмухамед Ахмедович]. Сайт «Герои Страны».

Отрывок, характеризующий Кунаев, Динмухамед Ахмедович

Фатализм в истории неизбежен для объяснения неразумных явлений (то есть тех, разумность которых мы не понимаем). Чем более мы стараемся разумно объяснить эти явления в истории, тем они становятся для нас неразумнее и непонятнее.
Каждый человек живет для себя, пользуется свободой для достижения своих личных целей и чувствует всем существом своим, что он может сейчас сделать или не сделать такое то действие; но как скоро он сделает его, так действие это, совершенное в известный момент времени, становится невозвратимым и делается достоянием истории, в которой оно имеет не свободное, а предопределенное значение.
Есть две стороны жизни в каждом человеке: жизнь личная, которая тем более свободна, чем отвлеченнее ее интересы, и жизнь стихийная, роевая, где человек неизбежно исполняет предписанные ему законы.
Человек сознательно живет для себя, но служит бессознательным орудием для достижения исторических, общечеловеческих целей. Совершенный поступок невозвратим, и действие его, совпадая во времени с миллионами действий других людей, получает историческое значение. Чем выше стоит человек на общественной лестнице, чем с большими людьми он связан, тем больше власти он имеет на других людей, тем очевиднее предопределенность и неизбежность каждого его поступка.
«Сердце царево в руце божьей».
Царь – есть раб истории.
История, то есть бессознательная, общая, роевая жизнь человечества, всякой минутой жизни царей пользуется для себя как орудием для своих целей.
Наполеон, несмотря на то, что ему более чем когда нибудь, теперь, в 1812 году, казалось, что от него зависело verser или не verser le sang de ses peuples [проливать или не проливать кровь своих народов] (как в последнем письме писал ему Александр), никогда более как теперь не подлежал тем неизбежным законам, которые заставляли его (действуя в отношении себя, как ему казалось, по своему произволу) делать для общего дела, для истории то, что должно было совершиться.
Люди Запада двигались на Восток для того, чтобы убивать друг друга. И по закону совпадения причин подделались сами собою и совпали с этим событием тысячи мелких причин для этого движения и для войны: укоры за несоблюдение континентальной системы, и герцог Ольденбургский, и движение войск в Пруссию, предпринятое (как казалось Наполеону) для того только, чтобы достигнуть вооруженного мира, и любовь и привычка французского императора к войне, совпавшая с расположением его народа, увлечение грандиозностью приготовлений, и расходы по приготовлению, и потребность приобретения таких выгод, которые бы окупили эти расходы, и одурманившие почести в Дрездене, и дипломатические переговоры, которые, по взгляду современников, были ведены с искренним желанием достижения мира и которые только уязвляли самолюбие той и другой стороны, и миллионы миллионов других причин, подделавшихся под имеющее совершиться событие, совпавших с ним.
Когда созрело яблоко и падает, – отчего оно падает? Оттого ли, что тяготеет к земле, оттого ли, что засыхает стержень, оттого ли, что сушится солнцем, что тяжелеет, что ветер трясет его, оттого ли, что стоящему внизу мальчику хочется съесть его?
Ничто не причина. Все это только совпадение тех условий, при которых совершается всякое жизненное, органическое, стихийное событие. И тот ботаник, который найдет, что яблоко падает оттого, что клетчатка разлагается и тому подобное, будет так же прав, и так же не прав, как и тот ребенок, стоящий внизу, который скажет, что яблоко упало оттого, что ему хотелось съесть его и что он молился об этом. Так же прав и не прав будет тот, кто скажет, что Наполеон пошел в Москву потому, что он захотел этого, и оттого погиб, что Александр захотел его погибели: как прав и не прав будет тот, кто скажет, что завалившаяся в миллион пудов подкопанная гора упала оттого, что последний работник ударил под нее последний раз киркою. В исторических событиях так называемые великие люди суть ярлыки, дающие наименований событию, которые, так же как ярлыки, менее всего имеют связи с самым событием.
Каждое действие их, кажущееся им произвольным для самих себя, в историческом смысле непроизвольно, а находится в связи со всем ходом истории и определено предвечно.


29 го мая Наполеон выехал из Дрездена, где он пробыл три недели, окруженный двором, составленным из принцев, герцогов, королей и даже одного императора. Наполеон перед отъездом обласкал принцев, королей и императора, которые того заслуживали, побранил королей и принцев, которыми он был не вполне доволен, одарил своими собственными, то есть взятыми у других королей, жемчугами и бриллиантами императрицу австрийскую и, нежно обняв императрицу Марию Луизу, как говорит его историк, оставил ее огорченною разлукой, которую она – эта Мария Луиза, считавшаяся его супругой, несмотря на то, что в Париже оставалась другая супруга, – казалось, не в силах была перенести. Несмотря на то, что дипломаты еще твердо верили в возможность мира и усердно работали с этой целью, несмотря на то, что император Наполеон сам писал письмо императору Александру, называя его Monsieur mon frere [Государь брат мой] и искренно уверяя, что он не желает войны и что всегда будет любить и уважать его, – он ехал к армии и отдавал на каждой станции новые приказания, имевшие целью торопить движение армии от запада к востоку. Он ехал в дорожной карете, запряженной шестериком, окруженный пажами, адъютантами и конвоем, по тракту на Позен, Торн, Данциг и Кенигсберг. В каждом из этих городов тысячи людей с трепетом и восторгом встречали его.
Армия подвигалась с запада на восток, и переменные шестерни несли его туда же. 10 го июня он догнал армию и ночевал в Вильковисском лесу, в приготовленной для него квартире, в имении польского графа.
На другой день Наполеон, обогнав армию, в коляске подъехал к Неману и, с тем чтобы осмотреть местность переправы, переоделся в польский мундир и выехал на берег.
Увидав на той стороне казаков (les Cosaques) и расстилавшиеся степи (les Steppes), в середине которых была Moscou la ville sainte, [Москва, священный город,] столица того, подобного Скифскому, государства, куда ходил Александр Македонский, – Наполеон, неожиданно для всех и противно как стратегическим, так и дипломатическим соображениям, приказал наступление, и на другой день войска его стали переходить Неман.
12 го числа рано утром он вышел из палатки, раскинутой в этот день на крутом левом берегу Немана, и смотрел в зрительную трубу на выплывающие из Вильковисского леса потоки своих войск, разливающихся по трем мостам, наведенным на Немане. Войска знали о присутствии императора, искали его глазами, и, когда находили на горе перед палаткой отделившуюся от свиты фигуру в сюртуке и шляпе, они кидали вверх шапки, кричали: «Vive l'Empereur! [Да здравствует император!] – и одни за другими, не истощаясь, вытекали, всё вытекали из огромного, скрывавшего их доселе леса и, расстрояясь, по трем мостам переходили на ту сторону.
– On fera du chemin cette fois ci. Oh! quand il s'en mele lui meme ca chauffe… Nom de Dieu… Le voila!.. Vive l'Empereur! Les voila donc les Steppes de l'Asie! Vilain pays tout de meme. Au revoir, Beauche; je te reserve le plus beau palais de Moscou. Au revoir! Bonne chance… L'as tu vu, l'Empereur? Vive l'Empereur!.. preur! Si on me fait gouverneur aux Indes, Gerard, je te fais ministre du Cachemire, c'est arrete. Vive l'Empereur! Vive! vive! vive! Les gredins de Cosaques, comme ils filent. Vive l'Empereur! Le voila! Le vois tu? Je l'ai vu deux fois comme jete vois. Le petit caporal… Je l'ai vu donner la croix a l'un des vieux… Vive l'Empereur!.. [Теперь походим! О! как он сам возьмется, дело закипит. Ей богу… Вот он… Ура, император! Так вот они, азиатские степи… Однако скверная страна. До свиданья, Боше. Я тебе оставлю лучший дворец в Москве. До свиданья, желаю успеха. Видел императора? Ура! Ежели меня сделают губернатором в Индии, я тебя сделаю министром Кашмира… Ура! Император вот он! Видишь его? Я его два раза как тебя видел. Маленький капрал… Я видел, как он навесил крест одному из стариков… Ура, император!] – говорили голоса старых и молодых людей, самых разнообразных характеров и положений в обществе. На всех лицах этих людей было одно общее выражение радости о начале давно ожидаемого похода и восторга и преданности к человеку в сером сюртуке, стоявшему на горе.
13 го июня Наполеону подали небольшую чистокровную арабскую лошадь, и он сел и поехал галопом к одному из мостов через Неман, непрестанно оглушаемый восторженными криками, которые он, очевидно, переносил только потому, что нельзя было запретить им криками этими выражать свою любовь к нему; но крики эти, сопутствующие ему везде, тяготили его и отвлекали его от военной заботы, охватившей его с того времени, как он присоединился к войску. Он проехал по одному из качавшихся на лодках мостов на ту сторону, круто повернул влево и галопом поехал по направлению к Ковно, предшествуемый замиравшими от счастия, восторженными гвардейскими конными егерями, расчищая дорогу по войскам, скакавшим впереди его. Подъехав к широкой реке Вилии, он остановился подле польского уланского полка, стоявшего на берегу.
– Виват! – также восторженно кричали поляки, расстроивая фронт и давя друг друга, для того чтобы увидать его. Наполеон осмотрел реку, слез с лошади и сел на бревно, лежавшее на берегу. По бессловесному знаку ему подали трубу, он положил ее на спину подбежавшего счастливого пажа и стал смотреть на ту сторону. Потом он углубился в рассматриванье листа карты, разложенного между бревнами. Не поднимая головы, он сказал что то, и двое его адъютантов поскакали к польским уланам.
– Что? Что он сказал? – слышалось в рядах польских улан, когда один адъютант подскакал к ним.
Было приказано, отыскав брод, перейти на ту сторону. Польский уланский полковник, красивый старый человек, раскрасневшись и путаясь в словах от волнения, спросил у адъютанта, позволено ли ему будет переплыть с своими уланами реку, не отыскивая брода. Он с очевидным страхом за отказ, как мальчик, который просит позволения сесть на лошадь, просил, чтобы ему позволили переплыть реку в глазах императора. Адъютант сказал, что, вероятно, император не будет недоволен этим излишним усердием.
Как только адъютант сказал это, старый усатый офицер с счастливым лицом и блестящими глазами, подняв кверху саблю, прокричал: «Виват! – и, скомандовав уланам следовать за собой, дал шпоры лошади и подскакал к реке. Он злобно толкнул замявшуюся под собой лошадь и бухнулся в воду, направляясь вглубь к быстрине течения. Сотни уланов поскакали за ним. Было холодно и жутко на середине и на быстрине теченья. Уланы цеплялись друг за друга, сваливались с лошадей, лошади некоторые тонули, тонули и люди, остальные старались плыть кто на седле, кто держась за гриву. Они старались плыть вперед на ту сторону и, несмотря на то, что за полверсты была переправа, гордились тем, что они плывут и тонут в этой реке под взглядами человека, сидевшего на бревне и даже не смотревшего на то, что они делали. Когда вернувшийся адъютант, выбрав удобную минуту, позволил себе обратить внимание императора на преданность поляков к его особе, маленький человек в сером сюртуке встал и, подозвав к себе Бертье, стал ходить с ним взад и вперед по берегу, отдавая ему приказания и изредка недовольно взглядывая на тонувших улан, развлекавших его внимание.
Для него было не ново убеждение в том, что присутствие его на всех концах мира, от Африки до степей Московии, одинаково поражает и повергает людей в безумие самозабвения. Он велел подать себе лошадь и поехал в свою стоянку.
Человек сорок улан потонуло в реке, несмотря на высланные на помощь лодки. Большинство прибилось назад к этому берегу. Полковник и несколько человек переплыли реку и с трудом вылезли на тот берег. Но как только они вылезли в обшлепнувшемся на них, стекающем ручьями мокром платье, они закричали: «Виват!», восторженно глядя на то место, где стоял Наполеон, но где его уже не было, и в ту минуту считали себя счастливыми.
Ввечеру Наполеон между двумя распоряжениями – одно о том, чтобы как можно скорее доставить заготовленные фальшивые русские ассигнации для ввоза в Россию, и другое о том, чтобы расстрелять саксонца, в перехваченном письме которого найдены сведения о распоряжениях по французской армии, – сделал третье распоряжение – о причислении бросившегося без нужды в реку польского полковника к когорте чести (Legion d'honneur), которой Наполеон был главою.
Qnos vult perdere – dementat. [Кого хочет погубить – лишит разума (лат.) ]


Русский император между тем более месяца уже жил в Вильне, делая смотры и маневры. Ничто не было готово для войны, которой все ожидали и для приготовления к которой император приехал из Петербурга. Общего плана действий не было. Колебания о том, какой план из всех тех, которые предлагались, должен быть принят, только еще более усилились после месячного пребывания императора в главной квартире. В трех армиях был в каждой отдельный главнокомандующий, но общего начальника над всеми армиями не было, и император не принимал на себя этого звания.
Чем дольше жил император в Вильне, тем менее и менее готовились к войне, уставши ожидать ее. Все стремления людей, окружавших государя, казалось, были направлены только на то, чтобы заставлять государя, приятно проводя время, забыть о предстоящей войне.
После многих балов и праздников у польских магнатов, у придворных и у самого государя, в июне месяце одному из польских генерал адъютантов государя пришла мысль дать обед и бал государю от лица его генерал адъютантов. Мысль эта радостно была принята всеми. Государь изъявил согласие. Генерал адъютанты собрали по подписке деньги. Особа, которая наиболее могла быть приятна государю, была приглашена быть хозяйкой бала. Граф Бенигсен, помещик Виленской губернии, предложил свой загородный дом для этого праздника, и 13 июня был назначен обед, бал, катанье на лодках и фейерверк в Закрете, загородном доме графа Бенигсена.