Кунрэй-сики

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Японская письменность

Кандзи漢字

Кана仮名

Использование

Исторические

Транскрипции

Фонология日本語の音韻

Кунрэй-сики (яп. 訓令式, «официальная система») — набор правил для транскрибирования японского языка при помощи латинского алфавита, предложенный японским учёным-физиком Аикицу Танакадатэ в 1885 году, который до конца Второй мировой войны являлся «предписанной» системой транскрибирования японского языка. Название системы по её же правилам записывается как Kunreisiki. Кунрэй-сики является стандартом ISO 3602.

Система представляет собой вариант более старой системы нихон-сики, переработанный для лучшего отражения современной фонологии японского языка. Например, слово かなづかい в нихон-сики записывается как kanadukai, но в современном языке произносится как канадзукай, и в кунрэй-сики записывается как kanazukai.





Официальный статус

Система была утверждена приказом кабинета министров Японии № 3 от 12 сентября 1937 года. Во время оккупации Японии военными силами США этот приказ был отменён, а после окончания оккупации вновь введён в действие как Приказ кабинета министров № 1 от 29 декабря 1954 года.

Кунрэй-сики, как и нихон-сики, признан стандартом ISO 3602:1989. Documentation--Romanization of Japanese (kana script). В 1994 году ANSI отозвал свой стандарт ANSI Z39.11-1972 American National Standard System for the Romanization of Japanese (Modified Hepburn) (обязывающий использовать модифицированную систему Хэпбёрна) и также рекомендовал использовать кунрэй-сики.

Сфера применения

Глагол
立つ tatu
Спряжения Кунрэй-сики Хэпбёрн
Первое tat-a tat-a
Второе tat-i tach-i
Третье tat-u tats-u
Четвёртое tat-e tat-e
Пятое tat-o tat-o
(дефисы стоят для наглядности)

Несмотря на официальный статус, кунрэй-сики не особенно широко используется, как в Японии, так и за её пределами. Даже правительство часто использует систему Хэпбёрна для латинизации японских названий и терминов в англоязычных контекстах, в том числе в паспортах и дорожных знаках. Большинство стран, особенно англофонные, также используют систему Хэпбёрна.

Так как кунрэй-сики основана на японской фонологии, использование данной системы может быть причиной того, что люди для которых японских язык не является родным могут произносить слова неправильно. Джон Хайндс, автор книги Japanese: Descriptive Grammar, отмечает данный фактор в своей книге как «главный недостаток»[1].

Дополнительные сложности так же возникают в сравнительно недавно появившихся сочетаниях катаканы в заимствованных словах, как например ティーム (チーム) — от английского team. В системе Хэпбёрна эти два слова записываются по-разному — mu и chīmu соответственно. Однако большинство японоговорящих людей воспринимают ティ t’i и チ ti как одну фонему, поэтому в кунрэй-сики вышеприведённые слова записываются как t'îmu и tîmu соответственно: апостроф означает нестабильность фонемы.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 4344 дня]

Чаще всего кунрэй-сики пользуются носители японского языка (особенно в самой Японии) и лингвисты, изучающие японский. Основное преимущество кунрэй-сики заключается в том, что она логичнее передаёт грамматику японского языка, в то время как в системе Хэпбёрна спряжения некоторых глаголов выглядят нелогично (см. таблицу справа), так как в ней изменяется корень глагола, что не имеет под собой оснований в японской морфологии.

Правила кунрэй-сики

あ / ア а い / イ i う / ウ u え / エ e お / オ o
か / カ ka き / キ ki く / ク ku け / ケ ke こ / コ ko きゃ / キャ kya きゅ / キュ kyu きょ / キョ kyo
さ / サ sa し / シ si す / ス su せ / セ se そ / ソ so しゃ / シャ sya しゅ / シュ syu しょ / ショ syo
た / タ ta ち / チ ti つ / ツ tu て / テ te と / ト to ちゃ / チャ tya ちゅ / チュ tyu ちょ / チョ tyo
な / ナ na に / ニ ni ぬ / ヌ nu ね / ネ ne の / ノ no にゃ / ニャ nya にゅ / ニュ nyu にょ / ニョ nyo
は / ハ ha ひ / ヒ hi ふ / フ hu へ / ヘ he ほ / ホ ho ひゃ / ヒャ hya ひゅ / ヒュ hyu ひょ / ヒョ hyo
ま / マ ma み / ミ mi む / ム mu め / メ me も / モ mo みゃ / ミャ mya みゅ / ミュ myu みょ / ミョ myo
や / ヤ ya ゆ / ユ yu よ / ヨ yo
ら / ラ ra り / リ ri る / ル ru れ / レ re ろ / ロ ro りゃ / リャ rya りゅ / リュ ryu りょ / リョ ryo
わ / ワ wa を / ヲ wo
ん / ン n
が / ガ ga ぎ / ギ gi ぐ / グ gu げ / ゲ ge ご / ゴ go ぎゃ / ギャ gya ぎゅ / ギュ gyu ぎょ / ギョ gyo
ざ / ザ za じ / ジ zi ず / ズ zu ぜ / ゼ ze ぞ / ゾ zo じゃ / ジャ zya じゅ / ジュ zyu じょ / ジョ zyo
だ / ダ da ぢ / ヂ zi づ / ヅ zu で / デ de ど / ド do ぢゃ / ヂャ zya ぢゅ / ヂュ zyu ぢょ / ヂョ zyo
ば / バ ba び / ビ bi ぶ / ブ bu べ / ベ be ぼ / ボ bo びゃ / ビャ bya びゅ / ビュ byu びょ / ビョ byo
ぱ / パ pa ぴ / ピ pi ぷ / プ pu ぺ / ペ pe ぽ / ポ po ぴゃ / ピャ pya ぴゅ / ピュ pyu ぴょ / ピョ pyo

Особенности записи

  • he, когда используется как грамматический показатель, записывается как e;
  • ha, когда используется как частица, записывается как wa;
  • wo, когда используется как падежный показатель, записывается как o.
  • Длинные гласные обозначаются циркумфлексом, например, длинная o записывается как ô.
  • Слоговая ん n записывается как n перед согласными, но как n' перед гласными и y.
  • Удвоенные согласные обозначаются удвоением соответствующей буквы, без исключений.
  • Первая буква в предложениях, а также первые буквы имён собственных пишутся заглавными.

См. также

Напишите отзыв о статье "Кунрэй-сики"

Примечания

  1. Hinds, John. Japanese: Descriptive Grammar. «[books.google.co.jp/books?id=kn8zmP1LQq0C&pg=PP12&lpg=PP12&dq=John+Hinds++Kunrei-shiki&source=bl&ots=3sJWf3bD4Q&sig=qR2FbPE_1xeUzJ39k3pExwaVNiw&hl=en&sa=X&ei=EkcSUMXRBMzPmAXitYGoAQ&ved=0CC8Q6AEwAA#v=onepage&q=John%20Hinds%20%20Kunrei-shiki&f=false The major disadvantage of this system is that there is a tendency for nonnative speakers of Japanese to pronounce certain forms incorrectly].»

Отрывок, характеризующий Кунрэй-сики

– Самый наш жених бывший, князь Болконский! – вздыхая, отвечала горничная. – Говорят, при смерти.
Соня выскочила из кареты и побежала к графине. Графиня, уже одетая по дорожному, в шали и шляпе, усталая, ходила по гостиной, ожидая домашних, с тем чтобы посидеть с закрытыми дверями и помолиться перед отъездом. Наташи не было в комнате.
– Maman, – сказала Соня, – князь Андрей здесь, раненый, при смерти. Он едет с нами.
Графиня испуганно открыла глаза и, схватив за руку Соню, оглянулась.
– Наташа? – проговорила она.
И для Сони и для графини известие это имело в первую минуту только одно значение. Они знали свою Наташу, и ужас о том, что будет с нею при этом известии, заглушал для них всякое сочувствие к человеку, которого они обе любили.
– Наташа не знает еще; но он едет с нами, – сказала Соня.
– Ты говоришь, при смерти?
Соня кивнула головой.
Графиня обняла Соню и заплакала.
«Пути господни неисповедимы!» – думала она, чувствуя, что во всем, что делалось теперь, начинала выступать скрывавшаяся прежде от взгляда людей всемогущая рука.
– Ну, мама, все готово. О чем вы?.. – спросила с оживленным лицом Наташа, вбегая в комнату.
– Ни о чем, – сказала графиня. – Готово, так поедем. – И графиня нагнулась к своему ридикюлю, чтобы скрыть расстроенное лицо. Соня обняла Наташу и поцеловала ее.
Наташа вопросительно взглянула на нее.
– Что ты? Что такое случилось?
– Ничего… Нет…
– Очень дурное для меня?.. Что такое? – спрашивала чуткая Наташа.
Соня вздохнула и ничего не ответила. Граф, Петя, m me Schoss, Мавра Кузминишна, Васильич вошли в гостиную, и, затворив двери, все сели и молча, не глядя друг на друга, посидели несколько секунд.
Граф первый встал и, громко вздохнув, стал креститься на образ. Все сделали то же. Потом граф стал обнимать Мавру Кузминишну и Васильича, которые оставались в Москве, и, в то время как они ловили его руку и целовали его в плечо, слегка трепал их по спине, приговаривая что то неясное, ласково успокоительное. Графиня ушла в образную, и Соня нашла ее там на коленях перед разрозненно по стене остававшимися образами. (Самые дорогие по семейным преданиям образа везлись с собою.)
На крыльце и на дворе уезжавшие люди с кинжалами и саблями, которыми их вооружил Петя, с заправленными панталонами в сапоги и туго перепоясанные ремнями и кушаками, прощались с теми, которые оставались.
Как и всегда при отъездах, многое было забыто и не так уложено, и довольно долго два гайдука стояли с обеих сторон отворенной дверцы и ступенек кареты, готовясь подсадить графиню, в то время как бегали девушки с подушками, узелками из дому в кареты, и коляску, и бричку, и обратно.
– Век свой все перезабудут! – говорила графиня. – Ведь ты знаешь, что я не могу так сидеть. – И Дуняша, стиснув зубы и не отвечая, с выражением упрека на лице, бросилась в карету переделывать сиденье.
– Ах, народ этот! – говорил граф, покачивая головой.
Старый кучер Ефим, с которым одним только решалась ездить графиня, сидя высоко на своих козлах, даже не оглядывался на то, что делалось позади его. Он тридцатилетним опытом знал, что не скоро еще ему скажут «с богом!» и что когда скажут, то еще два раза остановят его и пошлют за забытыми вещами, и уже после этого еще раз остановят, и графиня сама высунется к нему в окно и попросит его Христом богом ехать осторожнее на спусках. Он знал это и потому терпеливее своих лошадей (в особенности левого рыжего – Сокола, который бил ногой и, пережевывая, перебирал удила) ожидал того, что будет. Наконец все уселись; ступеньки собрались и закинулись в карету, дверка захлопнулась, послали за шкатулкой, графиня высунулась и сказала, что должно. Тогда Ефим медленно снял шляпу с своей головы и стал креститься. Форейтор и все люди сделали то же.
– С богом! – сказал Ефим, надев шляпу. – Вытягивай! – Форейтор тронул. Правый дышловой влег в хомут, хрустнули высокие рессоры, и качнулся кузов. Лакей на ходу вскочил на козлы. Встряхнуло карету при выезде со двора на тряскую мостовую, так же встряхнуло другие экипажи, и поезд тронулся вверх по улице. В каретах, коляске и бричке все крестились на церковь, которая была напротив. Остававшиеся в Москве люди шли по обоим бокам экипажей, провожая их.
Наташа редко испытывала столь радостное чувство, как то, которое она испытывала теперь, сидя в карете подле графини и глядя на медленно подвигавшиеся мимо нее стены оставляемой, встревоженной Москвы. Она изредка высовывалась в окно кареты и глядела назад и вперед на длинный поезд раненых, предшествующий им. Почти впереди всех виднелся ей закрытый верх коляски князя Андрея. Она не знала, кто был в ней, и всякий раз, соображая область своего обоза, отыскивала глазами эту коляску. Она знала, что она была впереди всех.
В Кудрине, из Никитской, от Пресни, от Подновинского съехалось несколько таких же поездов, как был поезд Ростовых, и по Садовой уже в два ряда ехали экипажи и подводы.
Объезжая Сухареву башню, Наташа, любопытно и быстро осматривавшая народ, едущий и идущий, вдруг радостно и удивленно вскрикнула:
– Батюшки! Мама, Соня, посмотрите, это он!
– Кто? Кто?
– Смотрите, ей богу, Безухов! – говорила Наташа, высовываясь в окно кареты и глядя на высокого толстого человека в кучерском кафтане, очевидно, наряженного барина по походке и осанке, который рядом с желтым безбородым старичком в фризовой шинели подошел под арку Сухаревой башни.
– Ей богу, Безухов, в кафтане, с каким то старым мальчиком! Ей богу, – говорила Наташа, – смотрите, смотрите!
– Да нет, это не он. Можно ли, такие глупости.
– Мама, – кричала Наташа, – я вам голову дам на отсечение, что это он! Я вас уверяю. Постой, постой! – кричала она кучеру; но кучер не мог остановиться, потому что из Мещанской выехали еще подводы и экипажи, и на Ростовых кричали, чтоб они трогались и не задерживали других.
Действительно, хотя уже гораздо дальше, чем прежде, все Ростовы увидали Пьера или человека, необыкновенно похожего на Пьера, в кучерском кафтане, шедшего по улице с нагнутой головой и серьезным лицом, подле маленького безбородого старичка, имевшего вид лакея. Старичок этот заметил высунувшееся на него лицо из кареты и, почтительно дотронувшись до локтя Пьера, что то сказал ему, указывая на карету. Пьер долго не мог понять того, что он говорил; так он, видимо, погружен был в свои мысли. Наконец, когда он понял его, посмотрел по указанию и, узнав Наташу, в ту же секунду отдаваясь первому впечатлению, быстро направился к карете. Но, пройдя шагов десять, он, видимо, вспомнив что то, остановился.