Курдские языки

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Курдский язык»)
Перейти к: навигация, поиск
Курдская
Таксон:

подгруппа

Ареал:

Турция — 15 млн, Иран — 7,6 млн, Ирак — 6,3 млн, Сирия — 1 млн и др.[1][2][3][4]

Число носителей:

13—20 млн[5]

Классификация
Категория:

Языки Евразии

Индоевропейская семья

Арийская ветвь
Иранская группа
Западноиранская подгруппа
Состав

Курманджи (язык), Сорани, Южнокурдский язык, Лаки (иранский язык)

Коды языковой группы
ISO 639-2:

ISO 639-5:

kur

См. также: Проект:Лингвистика

Курдские языки (زمانێ كوردی, Zimanê Kurdî , Зымане Köpди) — группа языков народа курды, одна из групп северозападной подгруппы иранских языков в составе индоевропейской языковой семьи. Распространены в регионе, неофициально называемом Курдистан. Различия в фонетике и корневом составе между ними незначительны, однако имеются значительные различия в морфологии, поэтому взаимопонимание между носителями указанных языков почти полностью утрачено. Это связано с морфологической перестройкой, которой подверглись в Средние века большинство иранских языков. В настоящее время под «курдскими языками» чаще всего подразумеваются четыре языка:





История

Курдские языки происходят от мидийского языка. В Средние века подверглись значительному влиянию персидского и арабского языков, имеются также заимствования из турецкого языка. Родство с персидским языком стало причиной многочисленных ка́лек из него (процесс их создания продолжается).

Письменность

Исторически курды использовали арабский алфавит[6]. В 1920—1930-е годы в Турции и СССР были созданы латинизированные курдские алфавиты. В 1946 году алфавит советских курдов был переведён на кириллическую основу. В Ираке и Иране используется арабская письменность.

В современной Турции использование курдских языков не поощряется, курдская латиница запрещена, курдам отказывают в регистрации имён в записи курдской латиницей.

В последнее время бывшие советские курды почти полностью перешли на латиницу. Вопрос о переходе на латиницу также постоянно поднимается в Иракском Курдистане, в том числе и на правительственном уровне; однако реально шаги в этом направлении делаются очень медленно. Напротив, курды Сирии пользуются латинским алфавитом без ограничений.

Фонетика и фонология

Таблица гласных фонем
курдского языка
Передние Средние Задние
Верхние /î/ /i/,

/u/ /y/

/i/ /ɨ/ /û/ /u/
Средние (/ê/ /e/) /о/ /o/
Нижние /e/ /æ/ /а/ /[ɑ]/


Напишите отзыв о статье "Курдские языки"

Примечания

  1. [www.ethnologue.com/language/ckb Ethnologue. Kurdish, Central]
  2. [www.ethnologue.com/language/kmr Ethnologue. Kurdish, Northern]
  3. [www.ethnologue.com/language/sdh Ethnologue. Kurdish, Southern]
  4. [www.ethnologue.com/language/lki Ethnologue. Laki]
  5. [www.kurdistan.no/1006562808 Kurdistan.no — Språk>]
  6. Исаев М. И. Языковое строительство в СССР. — М.: Наука, 1979. — С. 154-156. — 352 с. — 2650 экз.

Литература

  • Курдоев К. К. Грамматика курдского языка (корманджи). М.-Л., 1957.
  • Курдоев К. К., Юсупова З. А. Курдско-русский словарь (сорани). М., 1983.
  • Бакаев Ч. Х. Курдско-русский словарь (корманджи). М., 1957.
  • Фаризов И. О. Русско-курдский словарь (корманджи). М., 1957.
  • Лерх П. И. Исследования об иранских курдах и их предках северных халдеях. СПб. 1856.
  • Жаба А. Д. Курдско-французский словарь. СПб., 1879.
  • Руденко М. Б. Функция глагола («geîyan») в текстах средневековой курд­ской литературы на северном диалекте (курманджи) // Письменные памятники и проблемы истории культуры народов Востока. VIII. М., 1972. С. 200—203.
  • Руденко М. Б. О некоторых особенностях языка средневековой курдской лите­ратуры (по материалам поэмы Селима Слемана «Юсуф и Зелиха») // Иранская филология. Краткое изложение докладов научной конференции, посвященной 60-летию проф. А. Н. Болдырева. М., 1969. С. 104—107.
  • Цукерман И. И. Хорасанский курманджи: Исследования и тексты / АН СССР. Институт востоковедения. М.: ГРВЛ, 1986. 271 с.
  • Цукерман И. И. Очерки курдской грамматики: Глагольные формы курманджи / АН СССР. Институт народов Азии. М.: ИВЛ, 1962. 239 с.
  • Цукерман И. И. Очерки курдской грамматики // Иранские языки. Вып. II. М.-Л., 1950. С. 78-144.
  • Цукерман И. И. Склонение имен существительных в говоре курдов ССР Армении / Тезисы диссертации на степень кандидата филологических наук. Институт языка и мышления им. Н. Я. Марра. Л., 1939. 4 с.
  • Цаболов Р. Л. Этимологический словарь курдского языка. Том 1: А—М. — М.: Восточная литература РАН, 2001. — 686 с.
  • Цаболов Р. Л. Этимологический словарь курдского языка. Том 2: N—Z.: М.: Восточная литература 2010. 536 с. ISBN 978-5-02-018394-0

Ссылки

«Википедия» содержит раздел
на курдском языке
«Destpêk»

В Викисловаре список слов курдского языка содержится в категории «Курдский язык»
  • [kurdonline.ru/ Online русско-курдский и курдо-русский словарь]
  • [www.kurdistan.com.ua/slovari Русско-курдский и русско-курдский словарь]
  • [www.kurdistan.com.ua/grammatika Грамматика курдского языка]
  • [kurdica.orientalstudies.ru История курдоведения в СПбФ ИВ РАН]
  • [www.institutkurde.org/en/language/ The Kurdish Institute of Paris — Language and Literature]
  • [www.enstituyakurdi.org/ Kurdish Institute of Istanbul]
  • [www.kurdishacademy.org KAL: The Kurdish Academy of Language]
  • [www.kurdishworld.com Kurdish] Kurdish links and language information, dictionary etc.
  • Open Directory Project: [www.dmoz.org/Science/Social_Sciences/Linguistics/Languages/Natural/Indo-European/Indo-Iranian/Iranian/Kurdish/ Kurdish Language]
  • [www.cogsci.ed.ac.uk/%7esiamakr/kurd_lal.html Kurd_lal: Kurdish Language and Linguistics]
  • [www.zazaki.org Academic research about Zazaki]
  • [ocw.mit.edu/OcwWeb/Linguistics-and-Philosophy/24-942Grammar-of-a-Less-Familiar-LanguageSpring2003/CourseHome/index.htm MIT OpenCourseWare online course in Zazaki]


Отрывок, характеризующий Курдские языки

– Наделали дела! – проговорил он. – Вот я вам говорил же, Михайло Митрич, что на походе, так в шинелях, – обратился он с упреком к батальонному командиру. – Ах, мой Бог! – прибавил он и решительно выступил вперед. – Господа ротные командиры! – крикнул он голосом, привычным к команде. – Фельдфебелей!… Скоро ли пожалуют? – обратился он к приехавшему адъютанту с выражением почтительной учтивости, видимо относившейся к лицу, про которое он говорил.
– Через час, я думаю.
– Успеем переодеть?
– Не знаю, генерал…
Полковой командир, сам подойдя к рядам, распорядился переодеванием опять в шинели. Ротные командиры разбежались по ротам, фельдфебели засуетились (шинели были не совсем исправны) и в то же мгновение заколыхались, растянулись и говором загудели прежде правильные, молчаливые четвероугольники. Со всех сторон отбегали и подбегали солдаты, подкидывали сзади плечом, через голову перетаскивали ранцы, снимали шинели и, высоко поднимая руки, натягивали их в рукава.
Через полчаса всё опять пришло в прежний порядок, только четвероугольники сделались серыми из черных. Полковой командир, опять подрагивающею походкой, вышел вперед полка и издалека оглядел его.
– Это что еще? Это что! – прокричал он, останавливаясь. – Командира 3 й роты!..
– Командир 3 й роты к генералу! командира к генералу, 3 й роты к командиру!… – послышались голоса по рядам, и адъютант побежал отыскивать замешкавшегося офицера.
Когда звуки усердных голосов, перевирая, крича уже «генерала в 3 ю роту», дошли по назначению, требуемый офицер показался из за роты и, хотя человек уже пожилой и не имевший привычки бегать, неловко цепляясь носками, рысью направился к генералу. Лицо капитана выражало беспокойство школьника, которому велят сказать невыученный им урок. На красном (очевидно от невоздержания) носу выступали пятна, и рот не находил положения. Полковой командир с ног до головы осматривал капитана, в то время как он запыхавшись подходил, по мере приближения сдерживая шаг.
– Вы скоро людей в сарафаны нарядите! Это что? – крикнул полковой командир, выдвигая нижнюю челюсть и указывая в рядах 3 й роты на солдата в шинели цвета фабричного сукна, отличавшегося от других шинелей. – Сами где находились? Ожидается главнокомандующий, а вы отходите от своего места? А?… Я вас научу, как на смотр людей в казакины одевать!… А?…
Ротный командир, не спуская глаз с начальника, всё больше и больше прижимал свои два пальца к козырьку, как будто в одном этом прижимании он видел теперь свое спасенье.
– Ну, что ж вы молчите? Кто у вас там в венгерца наряжен? – строго шутил полковой командир.
– Ваше превосходительство…
– Ну что «ваше превосходительство»? Ваше превосходительство! Ваше превосходительство! А что ваше превосходительство – никому неизвестно.
– Ваше превосходительство, это Долохов, разжалованный… – сказал тихо капитан.
– Что он в фельдмаршалы, что ли, разжалован или в солдаты? А солдат, так должен быть одет, как все, по форме.
– Ваше превосходительство, вы сами разрешили ему походом.
– Разрешил? Разрешил? Вот вы всегда так, молодые люди, – сказал полковой командир, остывая несколько. – Разрешил? Вам что нибудь скажешь, а вы и… – Полковой командир помолчал. – Вам что нибудь скажешь, а вы и… – Что? – сказал он, снова раздражаясь. – Извольте одеть людей прилично…
И полковой командир, оглядываясь на адъютанта, своею вздрагивающею походкой направился к полку. Видно было, что его раздражение ему самому понравилось, и что он, пройдясь по полку, хотел найти еще предлог своему гневу. Оборвав одного офицера за невычищенный знак, другого за неправильность ряда, он подошел к 3 й роте.
– Кааак стоишь? Где нога? Нога где? – закричал полковой командир с выражением страдания в голосе, еще человек за пять не доходя до Долохова, одетого в синеватую шинель.
Долохов медленно выпрямил согнутую ногу и прямо, своим светлым и наглым взглядом, посмотрел в лицо генерала.
– Зачем синяя шинель? Долой… Фельдфебель! Переодеть его… дря… – Он не успел договорить.
– Генерал, я обязан исполнять приказания, но не обязан переносить… – поспешно сказал Долохов.
– Во фронте не разговаривать!… Не разговаривать, не разговаривать!…
– Не обязан переносить оскорбления, – громко, звучно договорил Долохов.
Глаза генерала и солдата встретились. Генерал замолчал, сердито оттягивая книзу тугой шарф.
– Извольте переодеться, прошу вас, – сказал он, отходя.


– Едет! – закричал в это время махальный.
Полковой командир, покраснел, подбежал к лошади, дрожащими руками взялся за стремя, перекинул тело, оправился, вынул шпагу и с счастливым, решительным лицом, набок раскрыв рот, приготовился крикнуть. Полк встрепенулся, как оправляющаяся птица, и замер.
– Смир р р р на! – закричал полковой командир потрясающим душу голосом, радостным для себя, строгим в отношении к полку и приветливым в отношении к подъезжающему начальнику.
По широкой, обсаженной деревьями, большой, бесшоссейной дороге, слегка погромыхивая рессорами, шибкою рысью ехала высокая голубая венская коляска цугом. За коляской скакали свита и конвой кроатов. Подле Кутузова сидел австрийский генерал в странном, среди черных русских, белом мундире. Коляска остановилась у полка. Кутузов и австрийский генерал о чем то тихо говорили, и Кутузов слегка улыбнулся, в то время как, тяжело ступая, он опускал ногу с подножки, точно как будто и не было этих 2 000 людей, которые не дыша смотрели на него и на полкового командира.
Раздался крик команды, опять полк звеня дрогнул, сделав на караул. В мертвой тишине послышался слабый голос главнокомандующего. Полк рявкнул: «Здравья желаем, ваше го го го го ство!» И опять всё замерло. Сначала Кутузов стоял на одном месте, пока полк двигался; потом Кутузов рядом с белым генералом, пешком, сопутствуемый свитою, стал ходить по рядам.
По тому, как полковой командир салютовал главнокомандующему, впиваясь в него глазами, вытягиваясь и подбираясь, как наклоненный вперед ходил за генералами по рядам, едва удерживая подрагивающее движение, как подскакивал при каждом слове и движении главнокомандующего, – видно было, что он исполнял свои обязанности подчиненного еще с большим наслаждением, чем обязанности начальника. Полк, благодаря строгости и старательности полкового командира, был в прекрасном состоянии сравнительно с другими, приходившими в то же время к Браунау. Отсталых и больных было только 217 человек. И всё было исправно, кроме обуви.