Куценков, Анатолий Акимович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Анатолий Акимович Куценков
Дата рождения:

14 января 1929(1929-01-14) (95 лет)

Место рождения:

СССР

Страна:

СССР СССРРоссия Россия

Научная сфера:

экономика, социология, политология Индии

Место работы:

Центр индийских исследований Института востоковедения РАН

Альма-матер:

Институт внешней торговли Министерства внешней торговли СССР

Награды и премии:

кандидат экономических наук (1955)
доктор исторических наук (1974)

Сайт:

[www.humanities.edu.ru/db/msg/24789 Куценков Анатолий Акимович]

Анато́лий Аки́мович Куценков (род. 14 января 1929[1]) — советский и российский индолог, политолог, социолог, экономист и историк.[2] Главный научный сотрудник Центра индийских исследований Института востоковедения РАН, кандидат экономических наук (1955), доктор исторических наук (1974). Направления научных исследований: социальные процессы в современном индийском обществе (в частности эволюция кастовой системы), проблемы российско-индийских отношений.[2] Автор более 150 научных работ.[2]

В 1951 году окончил коммерческий факультет Института внешней торговли Министерства внешней торговли СССР.[1] С 1955 года — кандидат экономических наук.[1] С 15 ноября 1974 года — доктор исторических наук.[2] В 1989—2001 годах занимал пост руководителя Центра индийских исследований Института востоковедения РАН.[3]

Участник Всемирного конгресса Международной социологической ассоциации (Торонто, 1974 год),[2] XI Всемирного конгресса Международной ассоциации политической науки (Москва, 1979 год),[2] а также ежегодных международных конференций по геополитике, проводимых мемориальным фондом Индиры Ганди (Дели).[2]



Избранные публикации на русском и английском

  • «Проблемы разоружения и развивающиеся страны» / В. А. Бабак, Н. А. Гневушев, А. А. Куценков, др.; АН СССР. Ин-т востоковедения. Науч. совет по исслед. проблем мира и разоружения; Отв. ред. Е. М. Примаков. — М.: Наука, 1983. — 184 с.
  • «Эволюция индийской касты», М., 1989;
  • «[www.vasudeva.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=734:02-indologi-o-bhakti-bhakti-v-indijskoj-kulture-anatolij-kutsenkov&catid=55:vajshnavizm-otkrytyj-forum-1997-01&Itemid=31 Бхакти в индийской культуре]» // Материалы научной конф. «Бхакти — религия любви» / Под ред. Е. Ю. Ваниной и П. К. Вармы. — М.: Культурный центр им. Джавахарлала Неру, 1995.
  • «Redefining of Good Society», Delhi, 1996;
  • «Post-Colonial World. The role of Russia», Delhi, 1997;
  • «„Россия-Индия“ — прошлое, настоящее, будущее». Ежегодник МИД РФ, 1997;
  • «Полвека сотрудничества и дружбы» — Азия и Африка сегодня, № 7, 1997.
  • «Социальный индуизм» // Древо индуизма. — М., 1999.
  • «Визит, которого ждали» // Азия и Африка сегодня, 2001. № 2.
  • «Индия: традиционный социально-культурный комплекс и политика» // Восток. — 2001. — № 4; 2002. — № 1.

Напишите отзыв о статье "Куценков, Анатолий Акимович"

Примечания

  1. 1 2 3 [www.inion.ru/Indo/ka.htm ИНИОН РАН / Индология в Российской Федерации]
  2. 1 2 3 4 5 6 7 [www.friends-partners.org/partners/orient/persons/kushencov.htm Куценков Анатолий Акимович]
  3. [www.humanities.edu.ru/db/msg/24789 Куценков Анатолий Акимович]

Ссылки

  • [www.humanities.edu.ru/db/msg/24789 Куценков Анатолий Акимович]
  • [www.friends-partners.org/partners/orient/persons/kushencov.htm Куценков Анатолий Акимович]
  • [www.friends-partners.org/partners/orient/org/ivran/struct/indian/index.htm Центр индийских исследований]
  • [www.inion.ru/Indo/ka.htm ИНИОН РАН / Индология в Российской Федерации]
Предшественник:
Брагинский, Иосиф Самуилович
главный редактор журнала
«Народы Азии и Африки»

1977—1988
Преемник:
Алаев, Леонид Борисович

Отрывок, характеризующий Куценков, Анатолий Акимович

Видно было, что это «ну, что» относилось ко многому такому, что, не называя, они понимали оба.
Княжна, с своею несообразно длинною по ногам, сухою и прямою талией, прямо и бесстрастно смотрела на князя выпуклыми серыми глазами. Она покачала головой и, вздохнув, посмотрела на образа. Жест ее можно было объяснить и как выражение печали и преданности, и как выражение усталости и надежды на скорый отдых. Князь Василий объяснил этот жест как выражение усталости.
– А мне то, – сказал он, – ты думаешь, легче? Je suis ereinte, comme un cheval de poste; [Я заморен, как почтовая лошадь;] а всё таки мне надо с тобой поговорить, Катишь, и очень серьезно.
Князь Василий замолчал, и щеки его начинали нервически подергиваться то на одну, то на другую сторону, придавая его лицу неприятное выражение, какое никогда не показывалось на лице князя Василия, когда он бывал в гостиных. Глаза его тоже были не такие, как всегда: то они смотрели нагло шутливо, то испуганно оглядывались.
Княжна, своими сухими, худыми руками придерживая на коленях собачку, внимательно смотрела в глаза князю Василию; но видно было, что она не прервет молчания вопросом, хотя бы ей пришлось молчать до утра.
– Вот видите ли, моя милая княжна и кузина, Катерина Семеновна, – продолжал князь Василий, видимо, не без внутренней борьбы приступая к продолжению своей речи, – в такие минуты, как теперь, обо всём надо подумать. Надо подумать о будущем, о вас… Я вас всех люблю, как своих детей, ты это знаешь.
Княжна так же тускло и неподвижно смотрела на него.
– Наконец, надо подумать и о моем семействе, – сердито отталкивая от себя столик и не глядя на нее, продолжал князь Василий, – ты знаешь, Катишь, что вы, три сестры Мамонтовы, да еще моя жена, мы одни прямые наследники графа. Знаю, знаю, как тебе тяжело говорить и думать о таких вещах. И мне не легче; но, друг мой, мне шестой десяток, надо быть ко всему готовым. Ты знаешь ли, что я послал за Пьером, и что граф, прямо указывая на его портрет, требовал его к себе?
Князь Василий вопросительно посмотрел на княжну, но не мог понять, соображала ли она то, что он ей сказал, или просто смотрела на него…
– Я об одном не перестаю молить Бога, mon cousin, – отвечала она, – чтоб он помиловал его и дал бы его прекрасной душе спокойно покинуть эту…
– Да, это так, – нетерпеливо продолжал князь Василий, потирая лысину и опять с злобой придвигая к себе отодвинутый столик, – но, наконец…наконец дело в том, ты сама знаешь, что прошлою зимой граф написал завещание, по которому он всё имение, помимо прямых наследников и нас, отдавал Пьеру.
– Мало ли он писал завещаний! – спокойно сказала княжна. – Но Пьеру он не мог завещать. Пьер незаконный.
– Ma chere, – сказал вдруг князь Василий, прижав к себе столик, оживившись и начав говорить скорей, – но что, ежели письмо написано государю, и граф просит усыновить Пьера? Понимаешь, по заслугам графа его просьба будет уважена…
Княжна улыбнулась, как улыбаются люди, которые думают что знают дело больше, чем те, с кем разговаривают.
– Я тебе скажу больше, – продолжал князь Василий, хватая ее за руку, – письмо было написано, хотя и не отослано, и государь знал о нем. Вопрос только в том, уничтожено ли оно, или нет. Ежели нет, то как скоро всё кончится , – князь Василий вздохнул, давая этим понять, что он разумел под словами всё кончится , – и вскроют бумаги графа, завещание с письмом будет передано государю, и просьба его, наверно, будет уважена. Пьер, как законный сын, получит всё.
– А наша часть? – спросила княжна, иронически улыбаясь так, как будто всё, но только не это, могло случиться.
– Mais, ma pauvre Catiche, c'est clair, comme le jour. [Но, моя дорогая Катишь, это ясно, как день.] Он один тогда законный наследник всего, а вы не получите ни вот этого. Ты должна знать, моя милая, были ли написаны завещание и письмо, и уничтожены ли они. И ежели почему нибудь они забыты, то ты должна знать, где они, и найти их, потому что…