Куше (филателия)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Куше́ (от фр. timbre couché[1], «марка лёжа») — филателистическое название сцепки из двух почтовых марок, рисунки которых повернуты под углом 90° один к другому[2][3].





Описание

Куше как вариант взаимного расположения марок изначально мог возникать либо случайно, когда (особенно при печати квадратных марок) оказывалась неправильно ориентированной печатная форма, либо намеренно — по одной из двух производственных причин или их комбинации[3]:

  • Для экономии бумаги марочного листа, если его заранее заданный размер не был «кратен» печатаемой прямоугольной марке в вертикальном положении — тогда на остававшемся узком поле дополнительно располагали марки «лёжа».
  • Для удобства счёта, когда совокупная номинальная стоимость марок в листе должна составить заранее заданную (чаще всего ровную, кратную 10) сумму.

Подобное взаимное расположение марок в листе попадается довольно редко[2], реже, чем тет-беш, поскольку лист с оттиском «лежащей» марки среди нормально напечатанных визуально заметнее аналогичного листа с перевёрнутым оттиском — а значит, непреднамеренное куше легче отбраковать уже на этапе изготовления.

Позже, с развитием полиграфии и филателии, вариант куше стал иногда использоваться как способ привлечения дополнительного внимания коллекционеров к выпуску.

История

Куше стали появляться во второй половине XIX века — начале XX века[3]. Одним из самых ранних примеров куше может служить марка из выпуска 1859 года для французских колоний номиналом в 10 сантимов[1][].

В истории российской филателии куше первоначально было отмечено лишь в листах некоторых земских марок[2][3][]. В советский период куше встречается в листах марок серии «Международный конкурс имени П. И. Чайковского в Москве» 1958 года: в центральной полоске куше образуют две разные марки[2][].

См. также

Напишите отзыв о статье "Куше (филателия)"

Примечания

  1. 1 2 Kimmerly I. [www.iankimmerly.com/2011/01/24/cute-couche/ Cute Couché — Weekly Feature #398] (англ.). About Us: Category Archive: Weekly Features. Victoria, BC, Canada: Ian Kimmerly Stamps (24 January 2011). Проверено 11 декабря 2015. [www.webcitation.org/6dgzjliEA Архивировано из первоисточника 11 декабря 2015].
  2. 1 2 3 4 Куше // [filatelist.ru/tesaurus/202/185517/ Большой филателистический словарь] / Н. И. Владинец, Л. И. Ильичёв, И. Я. Левитас, П. Ф. Мазур, И. Н. Меркулов, И. А. Моросанов, Ю. К. Мякота, С. А. Панасян, Ю. М. Рудников, М. Б. Слуцкий, В. А. Якобс; под общ. ред. Н. И. Владинца и В. А. Якобса. — М.: Радио и связь, 1988. — С. 151. — 320 с. — 40 000 экз. — ISBN 5-256-00175-2.  (Проверено 11 декабря 2015) [www.webcitation.org/6dhl3hkid Архивировано] из первоисточника 11 декабря 2015.
  3. 1 2 3 4 [mirmarok.ru/termins/7/ Куше]. Словарь терминов. Мир м@рок; Союз филателистов России. Проверено 11 декабря 2015. [www.webcitation.org/6dh43JC8Q Архивировано из первоисточника 11 декабря 2015].

Литература

Ссылки

  • Мясковский И. Ф. [mirmarok.ru/prim/view_article/119/ Куше и тет-беши на 30-рублёвом листе]. Сибирь и Дальний Восток: Амурская область (Благовещенский выпуск). Мир м@рок; Союз филателистов России (9 апреля 2007). Проверено 11 декабря 2015. [www.webcitation.org/6dh58Ty9d Архивировано из первоисточника 11 декабря 2015].

Отрывок, характеризующий Куше (филателия)

– Я вас предупреждаю, ротмистр, – говорил один из офицеров, худой, маленький ростом и видимо озлобленный.
– Ведь сказал, что не отдам, – отвечал Денисов.
– Вы будете отвечать, ротмистр, это буйство, – у своих транспорты отбивать! Наши два дня не ели.
– А мои две недели не ели, – отвечал Денисов.
– Это разбой, ответите, милостивый государь! – возвышая голос, повторил пехотный офицер.
– Да вы что ко мне пристали? А? – крикнул Денисов, вдруг разгорячась, – отвечать буду я, а не вы, а вы тут не жужжите, пока целы. Марш! – крикнул он на офицеров.
– Хорошо же! – не робея и не отъезжая, кричал маленький офицер, – разбойничать, так я вам…
– К чог'ту марш скорым шагом, пока цел. – И Денисов повернул лошадь к офицеру.
– Хорошо, хорошо, – проговорил офицер с угрозой, и, повернув лошадь, поехал прочь рысью, трясясь на седле.
– Собака на забог'е, живая собака на забог'е, – сказал Денисов ему вслед – высшую насмешку кавалериста над верховым пехотным, и, подъехав к Ростову, расхохотался.
– Отбил у пехоты, отбил силой транспорт! – сказал он. – Что ж, не с голоду же издыхать людям?
Повозки, которые подъехали к гусарам были назначены в пехотный полк, но, известившись через Лаврушку, что этот транспорт идет один, Денисов с гусарами силой отбил его. Солдатам раздали сухарей в волю, поделились даже с другими эскадронами.
На другой день, полковой командир позвал к себе Денисова и сказал ему, закрыв раскрытыми пальцами глаза: «Я на это смотрю вот так, я ничего не знаю и дела не начну; но советую съездить в штаб и там, в провиантском ведомстве уладить это дело, и, если возможно, расписаться, что получили столько то провианту; в противном случае, требованье записано на пехотный полк: дело поднимется и может кончиться дурно».
Денисов прямо от полкового командира поехал в штаб, с искренним желанием исполнить его совет. Вечером он возвратился в свою землянку в таком положении, в котором Ростов еще никогда не видал своего друга. Денисов не мог говорить и задыхался. Когда Ростов спрашивал его, что с ним, он только хриплым и слабым голосом произносил непонятные ругательства и угрозы…
Испуганный положением Денисова, Ростов предлагал ему раздеться, выпить воды и послал за лекарем.
– Меня за г'азбой судить – ох! Дай еще воды – пускай судят, а буду, всегда буду подлецов бить, и госудаг'ю скажу. Льду дайте, – приговаривал он.
Пришедший полковой лекарь сказал, что необходимо пустить кровь. Глубокая тарелка черной крови вышла из мохнатой руки Денисова, и тогда только он был в состоянии рассказать все, что с ним было.
– Приезжаю, – рассказывал Денисов. – «Ну, где у вас тут начальник?» Показали. Подождать не угодно ли. «У меня служба, я зa 30 верст приехал, мне ждать некогда, доложи». Хорошо, выходит этот обер вор: тоже вздумал учить меня: Это разбой! – «Разбой, говорю, не тот делает, кто берет провиант, чтоб кормить своих солдат, а тот кто берет его, чтоб класть в карман!» Так не угодно ли молчать. «Хорошо». Распишитесь, говорит, у комиссионера, а дело ваше передастся по команде. Прихожу к комиссионеру. Вхожу – за столом… Кто же?! Нет, ты подумай!…Кто же нас голодом морит, – закричал Денисов, ударяя кулаком больной руки по столу, так крепко, что стол чуть не упал и стаканы поскакали на нем, – Телянин!! «Как, ты нас с голоду моришь?!» Раз, раз по морде, ловко так пришлось… «А… распротакой сякой и… начал катать. Зато натешился, могу сказать, – кричал Денисов, радостно и злобно из под черных усов оскаливая свои белые зубы. – Я бы убил его, кабы не отняли.
– Да что ж ты кричишь, успокойся, – говорил Ростов: – вот опять кровь пошла. Постой же, перебинтовать надо. Денисова перебинтовали и уложили спать. На другой день он проснулся веселый и спокойный. Но в полдень адъютант полка с серьезным и печальным лицом пришел в общую землянку Денисова и Ростова и с прискорбием показал форменную бумагу к майору Денисову от полкового командира, в которой делались запросы о вчерашнем происшествии. Адъютант сообщил, что дело должно принять весьма дурной оборот, что назначена военно судная комиссия и что при настоящей строгости касательно мародерства и своевольства войск, в счастливом случае, дело может кончиться разжалованьем.