Лабуан

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Федеральная территория Лабуан
малайск. Labuan
Яви:ولايه ڤرسکوتوان لابوان
Герб
Флаг
Страна

Малайзия

Гимн:

Negaraku

Статус

Федеральная территория Малайзии

Административный центр

Бандар-Лабуан

Губернатор

Министр Федеральных Территорий Datuk Zulhasnan Rafique (с 14 февраля 2006)

Президент Лабуанской Корпорации

Datuk Suhaili Abdul Rahman (с апреля 2003)

Население (2010)

86 908 (15-е место)

Плотность

944,65 чел./км² (4-е место)

Площадь

92 км²
(15-е место)

Часовой пояс

+8

Аббревиатура

LB

Код ISO 3166-2

MY-15

[www.pl.gov.my/ Официальный сайт]
Координаты: 5°19′13″ с. ш. 115°12′40″ в. д. / 5.3203222° с. ш. 115.2112278° в. д. / 5.3203222; 115.2112278 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=5.3203222&mlon=115.2112278&zoom=12 (O)] (Я)

Лабуан (малайск. Labuan, Яви: لابوان) — федеральная территория, входящая в состав Малайской Федерации. В состав территории входит несколько островов, главный из которых носит то же название Лабуан. Лабуан известен как офшорный банковский центр, использующий преимущества положения между Малайзией (Сабах), султанатом Бруней и Филиппинами. Административный центр — город Бандар-Лабуан.





География

Федеральная Территория Лабуан состоит из острова Пулау-Лабуан (75 км²) и шести меньших островов (Пулау-Бурунг, Пулау-Даат, Пулау-Кураман, Пулау-Папан, Пулау-Русукан-Кечил, Пулау-Русукан-Бесар), общая площадь всех островов — 92 км². Острова находятся 8 км от побережья острова Калимантан.

Возможно, Лабуан стал прототипом фантастического султаната Кинакута в романе Нила Стивенсона КриптономиконК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1691 день].

История

Лабуан был частью индуистской империи Маджапахит, и в XIV веке попал во владения Брунейского султаната.

В 1840 англичане стали использовать прежде необитаемый остров для операций против пиратов, а потом для базы подводной телеграфной линии между Сингапуром и Гонконгом. В 1848 остров стал английской колонией. С 1 января 1890 остров вошёл в колонию Северного Борнео (см. Сабах).

Во время Второй мировой войны остров был оккупирован японцами с декабря 1941 по июнь 1945. Остров был назван Пулау-Майда (前田島, Маэда-сима), и потом освобождён австралийскими войсками, с 1963 вошёл в состав штата Сабах Малайзии.

В 1984 Лабуан был объявлен федеральной территорией, власть была передана центральному правительству. С 1990 он был объявлен международным офшорным финансовым центром и свободной торговой зоной.

Население

Население территории — 86 908 человек (2010), преимущественно малайцы, меньшинство составляют китайцы, филиппинцы, индийцы, бугис, баджау.

Налоги и международный финансовый центр

В октябре 1990 года в Лабуане был учрежден международный офшорный финансовый центр. С 2010 года понятие «офшор» полностью исчезло из всех актов и названий Лабуана на фоне общемировой борьбы с офшорами. Координацию и регулирование в сфере специальных услуг на Лабуане осуществляет Лабуанское Управление финансовых услуг (Labuan Financial Services Authority) www.lfsa.gov.my .

В 2008 году на Лабуане за­регистрировалось 6868 компаний из 85 стран, тогда как десять лет назад было зарегистрировано 2211 компаний. Этой весной лондонская организация Тах Justice Network, пытающаяся положить конец про­цветанию налоговых гаваней, про­анализировала работу дочерних фирм 195 крупных публичных ком­паний из США, Великобритании, Нидерландов и Франции. На Лабу­ане были зарегистрированы 104 дочерние фирмы, принадлежащие этим транснациональным компаниям. Это означает, что всего за несколько лет Лабуан обогнал Панаму (85 дочерних структур) и остров Мэн (94) и приближа­ется к Гернси (122) и Багамам (143). Иссле­дование включало ре­зультаты анализа таких корпораций, как Kraft и Procter & Gamble, проведенного Управлением государственной ответс­твенности США.

Лабуан — это открытый порт, в котором не взимаются налог с оборота, добавочный подоходный налог, акцизные пошлины, экспортные-импортные сборы. Лабуанские компании, не ведущие торговую деятельность, не платят налоги. Ведущие торговую предпринимательскую деятельность лабуанские компании платят 3 % с чистой аудированной прибыли или налог в размере RM (малайзийских ринггитов) 20 000. По правилам налогообложения лабуанская компания может быть резидентом Малайзии и потому пользоваться положениями определенного договора об избежании двойного налогообложения. По выбору компании можно платить 3%-й налог на чистую прибыль или же заплатить по твердой ставке RM 20 000 в год, и таким образом будет снято требование о назначении бухгалтера-ревизора и о представлении проверенных финансовых отчетов.

Лабуан, как регион Малайзии, участвует в более чем 40 соглашениях о предупреждении двойного налогообложения. Другой стороной этих соглашений являются следующие страны: Албания, Австралия, Австрия, Бангладеш, Бельгия, Канада, Китай, Чехия, Дания, Финляндия, Франция, Германия, Венгрия, Индия, Индонезия, Италия, Япония, Корея, Мальта, Маврикий, Монголия, Нидерланды, Новая Зеландия, Норвегия, Пакистан, Папуа Новая Гвинея, Филиппины, Польша, Румыния, Саудовская Аравия, Россия, Сингапур, Шри-Ланка. Судан, Швеция, Швейцария, Таиланд, Турция, ОАЭ, Великобритания, Вьетнам, Югославия и Зимбабве.

См. А. С. Захаров, Первый перевод на русский язык Акта Малайзии 445 1990 года «О налоге на офшорную предпринимательскую деятельность Лабуана» [P.U.(B) 589/1990] с изменениями и в редакции Акта Малайзии А1366 [P.U.(B) 63/2010] taxpravo.ru/novosti/statya-139531-akt_malayzii_445_o_naloge_na_predprinimatelskuyu_deyatelnost_labuana professionali.ru/files/upload/b0/b3/6e/65/31696/Labuan_Business_Activity_Tax_Act_445_as_amended.pdf

См. также

Напишите отзыв о статье "Лабуан"

Отрывок, характеризующий Лабуан

С поля сражения беспрестанно прискакивали к Наполеону его посланные адъютанты и ординарцы его маршалов с докладами о ходе дела; но все эти доклады были ложны: и потому, что в жару сражения невозможно сказать, что происходит в данную минуту, и потому, что многие адъютапты не доезжали до настоящего места сражения, а передавали то, что они слышали от других; и еще потому, что пока проезжал адъютант те две три версты, которые отделяли его от Наполеона, обстоятельства изменялись и известие, которое он вез, уже становилось неверно. Так от вице короля прискакал адъютант с известием, что Бородино занято и мост на Колоче в руках французов. Адъютант спрашивал у Наполеона, прикажет ли он пореходить войскам? Наполеон приказал выстроиться на той стороне и ждать; но не только в то время как Наполеон отдавал это приказание, но даже когда адъютант только что отъехал от Бородина, мост уже был отбит и сожжен русскими, в той самой схватке, в которой участвовал Пьер в самом начале сраженья.
Прискакавший с флеш с бледным испуганным лицом адъютант донес Наполеону, что атака отбита и что Компан ранен и Даву убит, а между тем флеши были заняты другой частью войск, в то время как адъютанту говорили, что французы были отбиты, и Даву был жив и только слегка контужен. Соображаясь с таковыми необходимо ложными донесениями, Наполеон делал свои распоряжения, которые или уже были исполнены прежде, чем он делал их, или же не могли быть и не были исполняемы.
Маршалы и генералы, находившиеся в более близком расстоянии от поля сражения, но так же, как и Наполеон, не участвовавшие в самом сражении и только изредка заезжавшие под огонь пуль, не спрашиваясь Наполеона, делали свои распоряжения и отдавали свои приказания о том, куда и откуда стрелять, и куда скакать конным, и куда бежать пешим солдатам. Но даже и их распоряжения, точно так же как распоряжения Наполеона, точно так же в самой малой степени и редко приводились в исполнение. Большей частью выходило противное тому, что они приказывали. Солдаты, которым велено было идти вперед, подпав под картечный выстрел, бежали назад; солдаты, которым велено было стоять на месте, вдруг, видя против себя неожиданно показавшихся русских, иногда бежали назад, иногда бросались вперед, и конница скакала без приказания догонять бегущих русских. Так, два полка кавалерии поскакали через Семеновский овраг и только что въехали на гору, повернулись и во весь дух поскакали назад. Так же двигались и пехотные солдаты, иногда забегая совсем не туда, куда им велено было. Все распоряжение о том, куда и когда подвинуть пушки, когда послать пеших солдат – стрелять, когда конных – топтать русских пеших, – все эти распоряжения делали сами ближайшие начальники частей, бывшие в рядах, не спрашиваясь даже Нея, Даву и Мюрата, не только Наполеона. Они не боялись взыскания за неисполнение приказания или за самовольное распоряжение, потому что в сражении дело касается самого дорогого для человека – собственной жизни, и иногда кажется, что спасение заключается в бегстве назад, иногда в бегстве вперед, и сообразно с настроением минуты поступали эти люди, находившиеся в самом пылу сражения. В сущности же, все эти движения вперед и назад не облегчали и не изменяли положения войск. Все их набегания и наскакивания друг на друга почти не производили им вреда, а вред, смерть и увечья наносили ядра и пули, летавшие везде по тому пространству, по которому метались эти люди. Как только эти люди выходили из того пространства, по которому летали ядра и пули, так их тотчас же стоявшие сзади начальники формировали, подчиняли дисциплине и под влиянием этой дисциплины вводили опять в область огня, в которой они опять (под влиянием страха смерти) теряли дисциплину и метались по случайному настроению толпы.


Генералы Наполеона – Даву, Ней и Мюрат, находившиеся в близости этой области огня и даже иногда заезжавшие в нее, несколько раз вводили в эту область огня стройные и огромные массы войск. Но противно тому, что неизменно совершалось во всех прежних сражениях, вместо ожидаемого известия о бегстве неприятеля, стройные массы войск возвращались оттуда расстроенными, испуганными толпами. Они вновь устроивали их, но людей все становилось меньше. В половине дня Мюрат послал к Наполеону своего адъютанта с требованием подкрепления.
Наполеон сидел под курганом и пил пунш, когда к нему прискакал адъютант Мюрата с уверениями, что русские будут разбиты, ежели его величество даст еще дивизию.
– Подкрепления? – сказал Наполеон с строгим удивлением, как бы не понимая его слов и глядя на красивого мальчика адъютанта с длинными завитыми черными волосами (так же, как носил волоса Мюрат). «Подкрепления! – подумал Наполеон. – Какого они просят подкрепления, когда у них в руках половина армии, направленной на слабое, неукрепленное крыло русских!»
– Dites au roi de Naples, – строго сказал Наполеон, – qu'il n'est pas midi et que je ne vois pas encore clair sur mon echiquier. Allez… [Скажите неаполитанскому королю, что теперь еще не полдень и что я еще не ясно вижу на своей шахматной доске. Ступайте…]
Красивый мальчик адъютанта с длинными волосами, не отпуская руки от шляпы, тяжело вздохнув, поскакал опять туда, где убивали людей.
Наполеон встал и, подозвав Коленкура и Бертье, стал разговаривать с ними о делах, не касающихся сражения.
В середине разговора, который начинал занимать Наполеона, глаза Бертье обратились на генерала с свитой, который на потной лошади скакал к кургану. Это был Бельяр. Он, слезши с лошади, быстрыми шагами подошел к императору и смело, громким голосом стал доказывать необходимость подкреплений. Он клялся честью, что русские погибли, ежели император даст еще дивизию.
Наполеон вздернул плечами и, ничего не ответив, продолжал свою прогулку. Бельяр громко и оживленно стал говорить с генералами свиты, окружившими его.
– Вы очень пылки, Бельяр, – сказал Наполеон, опять подходя к подъехавшему генералу. – Легко ошибиться в пылу огня. Поезжайте и посмотрите, и тогда приезжайте ко мне.
Не успел еще Бельяр скрыться из вида, как с другой стороны прискакал новый посланный с поля сражения.
– Eh bien, qu'est ce qu'il y a? [Ну, что еще?] – сказал Наполеон тоном человека, раздраженного беспрестанными помехами.
– Sire, le prince… [Государь, герцог…] – начал адъютант.
– Просит подкрепления? – с гневным жестом проговорил Наполеон. Адъютант утвердительно наклонил голову и стал докладывать; но император отвернулся от него, сделав два шага, остановился, вернулся назад и подозвал Бертье. – Надо дать резервы, – сказал он, слегка разводя руками. – Кого послать туда, как вы думаете? – обратился он к Бертье, к этому oison que j'ai fait aigle [гусенку, которого я сделал орлом], как он впоследствии называл его.