Лавразия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Лавра́зия — северный из двух континентов (южный — Гондвана), на которые распался протоконтинент Пангея в мезозое. Составными частями Лавразии были современные Евразия и Северная Америка, которые в свою очередь откололись друг от друга от 135 до 200 миллионов лет назад[1].

Лавразия включала большую часть территорий, которые ныне составляют континенты Северного Полушария. В палеозое эти территории входили в состав таких континентов, как Лавруссия (образовавшаяся из Лаврентии и Балтики), Сибирия, Казахстания, Северокитайский и Южнокитайский континентальные щиты. Название совмещает в себе Лаврентию и Евразию.





Происхождение

Лавразия известна как феномен мезозоя: она возникла в позднем мезозое как осколок Пангеи. Но сейчас считается, что континенты, которые сформировали мезозойскую Лавразию, образовывали единый сверхконтинент и намного раньше: от распада Родинии (около 1 миллиарда лет назад) до вхождения в состав Паннотии (около 0,75 млрд лет назад). Этот сверхконтинент называют прото-Лавразией, чтобы избежать путаницы с мезозойской Лавразией.

Разлом и формирование

В начале кембрийского периода Лавразия, находившаяся в экваториальных широтах, начала распадаться. Северный Китай и Сибирь, двигаясь к северу, достигли широт, на которых в течение предыдущих 500 миллионов лет не было никаких континентов. К девону Северный Китай уже располагался около Северного Полярного Круга и оставался самой северной сушей в течение всего каменноугольного оледенения, 300—280 миллионов лет назад. Но данных, доказывающих большое оледенение на северных континентах в карбоне, нет. Тот холодный период видел воссоединение Лаврентии и Балтики с образованием Аппалачских гор и формирование запасов каменного угля, служащих сейчас основой экономики таких регионов, как Западная Виргиния, части Британских островов и Германии.

Сибирь смещалась к югу, и соединилась с Казахстанией — небольшим континентальным регионом, как считается сегодня, вулканически образованным в силурийском периоде. После того, как они соединились, Лавразия почти поменяла форму и в начале триасового периода Восточно-Китайский щит вновь присоединился к Лавразии, которая соединилась с Гондваной, образовав Пангею. А Северный Китай, дрейфуя из околарктических широт, оказался последним континентом, присоединившимся к Пангее.

Окончательное разделение

Около 200 млн лет назад Пангея начала распадаться. Между восточной Северной Америкой и северо-западной Африкой формируется Атлантический океан, но Гренландия (составлявшая одно целое с Северной Америкой) и Европа всё еще держались вместе.

Разделение Европы и Гренландии случилось в палеоцене, около 60 млн лет назад. Лавразия разделилась на континенты, получившие имена Лаврентия (одна Северная Америка, ещё без Южной) и Евразия. Позже к Евразии присоединились Аравийский полуостров и Индостан.

См. также

Напишите отзыв о статье "Лавразия"

Ссылки

  1. Houseman, Greg [homepages.see.leeds.ac.uk/~eargah/Gond.html Dispersal of Gondwanaland]. University of Leeds. Проверено 21 октября 2008. [www.webcitation.org/65CJNU6kc Архивировано из первоисточника 4 февраля 2012].


К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Лавразия

Он замялся, не зная, прилично ли назвать умирающего графом; назвать же отцом ему было совестно.
– Il a eu encore un coup, il y a une demi heure. Еще был удар. Courage, mon аmi… [Полчаса назад у него был еще удар. Не унывать, мой друг…]
Пьер был в таком состоянии неясности мысли, что при слове «удар» ему представился удар какого нибудь тела. Он, недоумевая, посмотрел на князя Василия и уже потом сообразил, что ударом называется болезнь. Князь Василий на ходу сказал несколько слов Лоррену и прошел в дверь на цыпочках. Он не умел ходить на цыпочках и неловко подпрыгивал всем телом. Вслед за ним прошла старшая княжна, потом прошли духовные лица и причетники, люди (прислуга) тоже прошли в дверь. За этою дверью послышалось передвиженье, и наконец, всё с тем же бледным, но твердым в исполнении долга лицом, выбежала Анна Михайловна и, дотронувшись до руки Пьера, сказала:
– La bonte divine est inepuisable. C'est la ceremonie de l'extreme onction qui va commencer. Venez. [Милосердие Божие неисчерпаемо. Соборование сейчас начнется. Пойдемте.]
Пьер прошел в дверь, ступая по мягкому ковру, и заметил, что и адъютант, и незнакомая дама, и еще кто то из прислуги – все прошли за ним, как будто теперь уж не надо было спрашивать разрешения входить в эту комнату.


Пьер хорошо знал эту большую, разделенную колоннами и аркой комнату, всю обитую персидскими коврами. Часть комнаты за колоннами, где с одной стороны стояла высокая красного дерева кровать, под шелковыми занавесами, а с другой – огромный киот с образами, была красно и ярко освещена, как бывают освещены церкви во время вечерней службы. Под освещенными ризами киота стояло длинное вольтеровское кресло, и на кресле, обложенном вверху снежно белыми, не смятыми, видимо, только – что перемененными подушками, укрытая до пояса ярко зеленым одеялом, лежала знакомая Пьеру величественная фигура его отца, графа Безухого, с тою же седою гривой волос, напоминавших льва, над широким лбом и с теми же характерно благородными крупными морщинами на красивом красно желтом лице. Он лежал прямо под образами; обе толстые, большие руки его были выпростаны из под одеяла и лежали на нем. В правую руку, лежавшую ладонью книзу, между большим и указательным пальцами вставлена была восковая свеча, которую, нагибаясь из за кресла, придерживал в ней старый слуга. Над креслом стояли духовные лица в своих величественных блестящих одеждах, с выпростанными на них длинными волосами, с зажженными свечами в руках, и медленно торжественно служили. Немного позади их стояли две младшие княжны, с платком в руках и у глаз, и впереди их старшая, Катишь, с злобным и решительным видом, ни на мгновение не спуская глаз с икон, как будто говорила всем, что не отвечает за себя, если оглянется. Анна Михайловна, с кроткою печалью и всепрощением на лице, и неизвестная дама стояли у двери. Князь Василий стоял с другой стороны двери, близко к креслу, за резным бархатным стулом, который он поворотил к себе спинкой, и, облокотив на нее левую руку со свечой, крестился правою, каждый раз поднимая глаза кверху, когда приставлял персты ко лбу. Лицо его выражало спокойную набожность и преданность воле Божией. «Ежели вы не понимаете этих чувств, то тем хуже для вас», казалось, говорило его лицо.
Сзади его стоял адъютант, доктора и мужская прислуга; как бы в церкви, мужчины и женщины разделились. Всё молчало, крестилось, только слышны были церковное чтение, сдержанное, густое басовое пение и в минуты молчания перестановка ног и вздохи. Анна Михайловна, с тем значительным видом, который показывал, что она знает, что делает, перешла через всю комнату к Пьеру и подала ему свечу. Он зажег ее и, развлеченный наблюдениями над окружающими, стал креститься тою же рукой, в которой была свеча.