Ландсхутская свадьба

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Ландсхутская свадьба (нем. Landshuter Hochzeit) — исторический праздник, проводимый каждые четыре года в Ландсхуте, Бавария. Последний раз мероприятие прошло в июне-июле 2013 года.





Предыстория

Традиции

Эпоха позднего Средневековья была временем шумных карнавалов и празднеств. В конце XV века прошло несколько шумных свадеб, из которых самыми значительными были свадьбы в Амберге, Брюгге (1468 год), Урахе (графа Эберхарда Вюртембергского и Барбары Гонзага) и Ландсхуте. Последняя из них по числу гостей далеко обогнала все остальные.[1]

Политическая ситуация

В то время браки среди аристократии редко происходили по любви и в большинстве случаев это были политически мотивированные связи. Свадьба имела большое политическое значение, так как позволяла сформировать союз против усилившейся Османской империи.

Историческое событие

Праздник проводится в память о состоявшемся в 1475 году в Ландсхуте знаменитом бракосочетании баварского герцога Георга с Ядвигой Ягеллонкой, дочерью польского короля Казимира IV Ягелло.

Весной 1474 года герцог Людвиг IX Богатый, отец жениха, отправил в Польшу посольство, которые провели в Кракове интенсивные переговоры между владетельными домами, закончившиеся 29 декабря объявлением об обручении и подписанием свадебного договора 31 декабря. В качестве приданого король Казимир дал 32 000 гульденов.[2] После заключения соглашения, осенью следующего года, восемнадцатилетняя Ядвига отправилась в Баварию. Поездка продолжалась 2 месяца. Путь невесты и сопровождавшего её шафера герцога Отто II Пфальцского пролегал через Берлин, Виттенберг и Нюрнберг. Здесь новобрачную сердечно встречали приехавшие князья и епископы. Курфюрст Бранденбурга, Альбрехт Ахилл, сравнивал свадьбу с божественным соединением к пользе христианского мира и империи.

Жених и невеста были обвенчаны 14 ноября 1475[3] архиепископом Зальцбурга Бернхардом фон Рором (нем.) в главной приходской церкви города Мартинскирхе. После этого свадебный кортеж проследовал через весь город к ратуше, где невесту встретил император Фридрих III и проводил её к свадебному хороводу. Сообщается, что на этом событии и последовавшим за ним рыцарском турнире присутствовало 10 000 гостей.

Длившиеся несколько дней роскошные торжества были очень подробно зафиксированы летописцами. По их свидетельству, во время праздника было съедено 323 вола, 285 свиней, 1133 овцы, 1537 ягнят, 490 телят, 11 500 гусей, 40 000 кур, 194 345 яиц, 220 центнеров топлёного сала, 7 центнеров миндаля и столько же риса. За один день было выпито и съедено столько, сколько поглощала Бавария за целый год. По приказу герцога Людвига хозяевам харчевен было запрещено продавать гостям еду и напитки — всё продовольствие приобреталось на герцогской кухне бесплатно. Кроме того, на винокурне стояли два огромных чана — один с белым, другой с красным вином, и каждый желающий получал кружку вина и кусок хлеба с раннего утра до поздней ночи. Знатным господам продукты в сыром виде доставлялись прямо в дом, где их готовили личные повара. Работу 146 поваров оплатили из герцогской казны. Свадьба вошла в историю как самый роскошный праздник позднего средневековья. В денежном выражении свадьба стоила 60 766 гульденов 73 пфеннига и 1 геллер.[4]

В 1880 году, на волне патриотизма в Германской империи, парадный зал ландсхутской ратуши (нем.) был обновлён, при этом мюнхенские художники украсили её сценами свадьбы 1475 года. Эти мотивы понравились горожанам и натолкнули их на мысль разыграть это историческое событие. С этой целью двое местных горожан, Георг Типпель и Жозеф Линнбруннер, в 1902 году основали объединение Förderer e.V. (Меценаты), которое уже через год устроило первую свадебную процессию.

Современный исторический праздник

После того, как в 1903 году свадьбу впервые по наитию сыграли 145 участников, к сегодняшнему дню процессия превратилась скорее в историческую документальную драму, с более чем 2000 участников в исторической одежде самых различных сословий.

С 1903 по 1914, а также с 1922 по 1938 шествия происходили каждый год, с 1950 по 1968 и с 1975 по 1981 каждые 3 года. С 1985 года ландсхутская свадьба празднуется каждые 4 года. Во время обеих мировых войн торжества не проводились, так же как и с 1968 по 1975, после того, как в 1970 году пожар уничтожил большую часть реквизита и повредил кареты, а в следующем году разрыв водопровода большую часть костюмов.

Апогей празднества приходится на воскресенье, когда свадебный поезд и свадебное общество продвигается через старую часть Ландсхута. Последующие мероприятия показывают жизнь рыцарского лагеря, конные и рыцарские игры или «Mummenschanz» («маскарад»), которые происходят на так называемом Zehrplatz'e. Как и раньше, торжества организуются объединением Förderer e.V., количество членов которого выросло почти до 7000. Примерно 2300 исполнителей — это местные жители, которым доставляет радость изображать свадьбу в подлинной исторической одежде — например, они отращивают волосы, чтобы сделать причёски по средневековому образцу.

Фильмы и телепередачи

  • 2005 — Die Landshuter und ihre Hochzeit (Franz X. Gernstl)
  • 2009 — Die Landshuter Hochzeit (Franz X. Gernstl)

Напишите отзыв о статье "Ландсхутская свадьба"

Примечания

  1. Das europäische Mittelalter, p. 344
  2. Geschichte Landshuts, p. 44
  3. [www.deutsche-biographie.de/artikelADB_008-600-01.html Allgemeine Deutsche Biographie (ADB). Band 8. Duncker & Humblot, Leipzig 1878, S. 600—602]
  4. Geschichte Landshuts, p. 45

Литература

  • Thomas Alexander Bauer: Feiern unter den Augen der Chronisten — Die Quellentexte zur Landshuter Fürstenhochzeit von 1475. Herbert Utz Verlag, München 2008, ISBN 978-3-8316-0800-3.
  • Klaus Förg, Erich Stahleder: Landshuter Hochzeit. Rosenheimer Verlag, Rosenheim 1998, ISBN 3-475-52900-9.
  • Hubert Glaser: Der Bilderzyklus im Rathaus zu Landshut und die Vorgeschichte der Landshuter Hochzeit. Verein Die Förderer, Landshut 1984.
  • Erika Stadler: Landshuter Hochzeit 1475. Vom Werden eines Festes. Hornung, Riemerling 1991, ISBN 3-88804-038-8.
  • Gerhard Tausche, Werner Ebermeier: Geschichte Landshuts, ISBN 3-406-51048-5 [books.google.com/books?id=aCPehfqoPK0C&lpg=PA44&dq=Landshuter%20Hochzeit&hl=ru&pg=PA44#v=onepage&q=Landshuter%20Hochzeit&f=false В Google Books]
  • Michael Borgolte, Ralf Lusiardi: Das europäische Mittelalter im Spannungsbogen des Vergleichs, Berlin, 2001, ISBN 3-05-003663-X
  • Marian Biskup. Wokół «landshuckiego wesela» 1475 roku, 1977  (польск.).

Ссылки

  • [www.landshuter-hochzeit.de/ Официальная страница объединения «Меценатов»]
  • [www.faz.net/s/Rub6F18BAF415B6420887CBEE496F217FEA/Doc~EB950C9B427E14E3DA0E02E8AF5A408A3~ATpl~Ecommon~Scontent.html «Deutschland feiert. Erbeben, erheben, leben»], FAZ, Репортаж с шествия 2005 года
  • [dump.laho-bilder.de/ Фотографии 2009 года]

Отрывок, характеризующий Ландсхутская свадьба

– Sire! – сказал он. – Votre Majeste signe dans ce moment la gloire de la nation et le salut de l'Europe! [Государь! Ваше величество подписывает в эту минуту славу народа и спасение Европы!]
Государь наклонением головы отпустил Мишо.


В то время как Россия была до половины завоевана, и жители Москвы бежали в дальние губернии, и ополченье за ополченьем поднималось на защиту отечества, невольно представляется нам, не жившим в то время, что все русские люди от мала до велика были заняты только тем, чтобы жертвовать собою, спасать отечество или плакать над его погибелью. Рассказы, описания того времени все без исключения говорят только о самопожертвовании, любви к отечеству, отчаянье, горе и геройстве русских. В действительности же это так не было. Нам кажется это так только потому, что мы видим из прошедшего один общий исторический интерес того времени и не видим всех тех личных, человеческих интересов, которые были у людей того времени. А между тем в действительности те личные интересы настоящего до такой степени значительнее общих интересов, что из за них никогда не чувствуется (вовсе не заметен даже) интерес общий. Большая часть людей того времени не обращали никакого внимания на общий ход дел, а руководились только личными интересами настоящего. И эти то люди были самыми полезными деятелями того времени.
Те же, которые пытались понять общий ход дел и с самопожертвованием и геройством хотели участвовать в нем, были самые бесполезные члены общества; они видели все навыворот, и все, что они делали для пользы, оказывалось бесполезным вздором, как полки Пьера, Мамонова, грабившие русские деревни, как корпия, щипанная барынями и никогда не доходившая до раненых, и т. п. Даже те, которые, любя поумничать и выразить свои чувства, толковали о настоящем положении России, невольно носили в речах своих отпечаток или притворства и лжи, или бесполезного осуждения и злобы на людей, обвиняемых за то, в чем никто не мог быть виноват. В исторических событиях очевиднее всего запрещение вкушения плода древа познания. Только одна бессознательная деятельность приносит плоды, и человек, играющий роль в историческом событии, никогда не понимает его значения. Ежели он пытается понять его, он поражается бесплодностью.
Значение совершавшегося тогда в России события тем незаметнее было, чем ближе было в нем участие человека. В Петербурге и губернских городах, отдаленных от Москвы, дамы и мужчины в ополченских мундирах оплакивали Россию и столицу и говорили о самопожертвовании и т. п.; но в армии, которая отступала за Москву, почти не говорили и не думали о Москве, и, глядя на ее пожарище, никто не клялся отомстить французам, а думали о следующей трети жалованья, о следующей стоянке, о Матрешке маркитантше и тому подобное…
Николай Ростов без всякой цели самопожертвования, а случайно, так как война застала его на службе, принимал близкое и продолжительное участие в защите отечества и потому без отчаяния и мрачных умозаключений смотрел на то, что совершалось тогда в России. Ежели бы у него спросили, что он думает о теперешнем положении России, он бы сказал, что ему думать нечего, что на то есть Кутузов и другие, а что он слышал, что комплектуются полки, и что, должно быть, драться еще долго будут, и что при теперешних обстоятельствах ему не мудрено года через два получить полк.
По тому, что он так смотрел на дело, он не только без сокрушения о том, что лишается участия в последней борьбе, принял известие о назначении его в командировку за ремонтом для дивизии в Воронеж, но и с величайшим удовольствием, которое он не скрывал и которое весьма хорошо понимали его товарищи.
За несколько дней до Бородинского сражения Николай получил деньги, бумаги и, послав вперед гусар, на почтовых поехал в Воронеж.
Только тот, кто испытал это, то есть пробыл несколько месяцев не переставая в атмосфере военной, боевой жизни, может понять то наслаждение, которое испытывал Николай, когда он выбрался из того района, до которого достигали войска своими фуражировками, подвозами провианта, гошпиталями; когда он, без солдат, фур, грязных следов присутствия лагеря, увидал деревни с мужиками и бабами, помещичьи дома, поля с пасущимся скотом, станционные дома с заснувшими смотрителями. Он почувствовал такую радость, как будто в первый раз все это видел. В особенности то, что долго удивляло и радовало его, – это были женщины, молодые, здоровые, за каждой из которых не было десятка ухаживающих офицеров, и женщины, которые рады и польщены были тем, что проезжий офицер шутит с ними.
В самом веселом расположении духа Николай ночью приехал в Воронеж в гостиницу, заказал себе все то, чего он долго лишен был в армии, и на другой день, чисто начисто выбрившись и надев давно не надеванную парадную форму, поехал являться к начальству.
Начальник ополчения был статский генерал, старый человек, который, видимо, забавлялся своим военным званием и чином. Он сердито (думая, что в этом военное свойство) принял Николая и значительно, как бы имея на то право и как бы обсуживая общий ход дела, одобряя и не одобряя, расспрашивал его. Николай был так весел, что ему только забавно было это.
От начальника ополчения он поехал к губернатору. Губернатор был маленький живой человечек, весьма ласковый и простой. Он указал Николаю на те заводы, в которых он мог достать лошадей, рекомендовал ему барышника в городе и помещика за двадцать верст от города, у которых были лучшие лошади, и обещал всякое содействие.
– Вы графа Ильи Андреевича сын? Моя жена очень дружна была с вашей матушкой. По четвергам у меня собираются; нынче четверг, милости прошу ко мне запросто, – сказал губернатор, отпуская его.
Прямо от губернатора Николай взял перекладную и, посадив с собою вахмистра, поскакал за двадцать верст на завод к помещику. Все в это первое время пребывания его в Воронеже было для Николая весело и легко, и все, как это бывает, когда человек сам хорошо расположен, все ладилось и спорилось.
Помещик, к которому приехал Николай, был старый кавалерист холостяк, лошадиный знаток, охотник, владетель коверной, столетней запеканки, старого венгерского и чудных лошадей.
Николай в два слова купил за шесть тысяч семнадцать жеребцов на подбор (как он говорил) для казового конца своего ремонта. Пообедав и выпив немножко лишнего венгерского, Ростов, расцеловавшись с помещиком, с которым он уже сошелся на «ты», по отвратительной дороге, в самом веселом расположении духа, поскакал назад, беспрестанно погоняя ямщика, с тем чтобы поспеть на вечер к губернатору.
Переодевшись, надушившись и облив голову холодной подои, Николай хотя несколько поздно, но с готовой фразой: vaut mieux tard que jamais, [лучше поздно, чем никогда,] явился к губернатору.
Это был не бал, и не сказано было, что будут танцевать; но все знали, что Катерина Петровна будет играть на клавикордах вальсы и экосезы и что будут танцевать, и все, рассчитывая на это, съехались по бальному.