Латгальцы

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Латгальцы
Самоназвание

latgali, latgalīši

Численность и ареал

Всего: 150—200 тысяч
Латвия:

164 510 (2011)

Россия:

1089 (2010)

Западная Европа:

около 50

США:

около 50

Австралия:

около 50
Язык

латгальский

Религия

католицизм

Родственные народы

литовцы, латыши

Латга́льцы (латг. latgali, latgalīši; латыш. latgalieši) — этническая группа в составе латышей[1], коренное население Латгалии — историко-культурной области в восточной части Латвии.

Сформировались на основе восточных латгалов, населявших земли Инфлянтского воеводства Речи Посполитой после 1620 года, а в XIX веке — три уезда (Двинский, Режицкий, Люцинский) Витебской губернии Российской империи. Большинство верующих латгальцев исповедует католицизм, что отличает их от других латышей, являющихся преимущественно лютеранами. Письменная латгальская традиция ведёт отсчёт с середины XVIII века.

Латгальский язык имеет свой грамматический строй и речевую систему. В Латвийской Республике латгальский язык официально считается верхнелатышским диалектом[2], по статье 3 закона о государственном языке 1999 года государство охраняет письменный латгальский язык (как разновидность латышского).

По оценкам Европейской комиссии, в настоящее время на латгальском говорит около 150 тыс. человек, хотя в начале XX века это число могло достигать полмиллиона[3].

В Латвии проживают около 150 тыс. латгальцев[4] (около 7 % населения всей Латвии и 12 % от всех латышей в Латвии), по другим данным на 2007 год в Латвии проживает свыше 500 000 латгалов (от 11 % до 22 % от общего населения Латвии)[5], но подсчёты осложняются тем, что официально в Латвии нет отдельной национальности «латгальцы». Незначительное количество латгальцев проживает в России, в частности в Красноярском крае (800 чел.) и Новосибирской области (250 чел.).





Расселение в России

Согласно переписи 2010 года в РФ проживают 1101 латгалец, в том числе:

См. также

Напишите отзыв о статье "Латгальцы"

Примечания

  1. Рыжакова С. И. Латгальцы // Большая российская энциклопедия, том 17. ― М.: Научное изд-во «Большая российская энциклопедия», 2011.
  2. 09.12.1999. likums «Valsts valodas likums» («LV», 428/433 (1888/1893), 21.12.1999.; Ziņotājs, 1, 13.01.2000.) [stājas spēkā 01.09.2000.] [www.likumi.lv/doc.php?id=14740 Valsts valodas likums]
  3. [ec.europa.eu/education/languages/archive/languages/langmin/euromosaic/lat5_en.html The Euromosaic study]: «Whereas in the early 20th century there used to be half a million speakers of Latgalian, today approx. 150,000 people speak Latgalian as a mother tongue.»
  4. Согласно переписи 2000 года, в Латгалии[уточнить] проживало 165 648 латышей, причём неизвестно, какой процент из них является коренным жителями, то есть может быть отнесён к латгальцам.
  5. Europe Areas Ethnologue Home SIL

Литература

  • [lakuga.lv/2011/12/24/kemps-latgaliesi/ Франч Кемп, Монография, Латгальцы], 1910г
  • Колоткин М. Н. [www.latgalec-ru.narod.ru/publikacii/Kolotkin.pdf Латгальские поселенцы в Сибири] — Ачинск, СПб., 2012 — 69 с. — ISBN 978-5-8465-1261-0
  • [www.krskstate.ru/80/narod/etnoatlas/0/etno_id/71 Латыши и латгальцы] // [www.krskstate.ru/80/narod/etnoatlas Этноатлас Красноярского края] / Совет администрации Красноярского края. Управление общественных связей ; гл. ред. Р. Г. Рафиков ; редкол.: В. П. Кривоногов, Р. Д. Цокаев. — 2-е изд., перераб. и доп. — Красноярск: Платина (PLATINA), 2008. — 224 с. — ISBN 978-5-98624-092-3.

Ссылки

  • [dau.lv/ld/latgale(english).html LATGALE — LATGOLA] — о Латгалии и латгальцах (англ.)


Отрывок, характеризующий Латгальцы

Император был очень весел после своей верховой прогулки по Вильне, в которой толпы народа с восторгом встречали и провожали его. Во всех окнах улиц, по которым он проезжал, были выставлены ковры, знамена, вензеля его, и польские дамы, приветствуя его, махали ему платками.
За обедом, посадив подле себя Балашева, он обращался с ним не только ласково, но обращался так, как будто он и Балашева считал в числе своих придворных, в числе тех людей, которые сочувствовали его планам и должны были радоваться его успехам. Между прочим разговором он заговорил о Москве и стал спрашивать Балашева о русской столице, не только как спрашивает любознательный путешественник о новом месте, которое он намеревается посетить, но как бы с убеждением, что Балашев, как русский, должен быть польщен этой любознательностью.
– Сколько жителей в Москве, сколько домов? Правда ли, что Moscou называют Moscou la sainte? [святая?] Сколько церквей в Moscou? – спрашивал он.
И на ответ, что церквей более двухсот, он сказал:
– К чему такая бездна церквей?
– Русские очень набожны, – отвечал Балашев.
– Впрочем, большое количество монастырей и церквей есть всегда признак отсталости народа, – сказал Наполеон, оглядываясь на Коленкура за оценкой этого суждения.
Балашев почтительно позволил себе не согласиться с мнением французского императора.
– У каждой страны свои нравы, – сказал он.
– Но уже нигде в Европе нет ничего подобного, – сказал Наполеон.
– Прошу извинения у вашего величества, – сказал Балашев, – кроме России, есть еще Испания, где также много церквей и монастырей.
Этот ответ Балашева, намекавший на недавнее поражение французов в Испании, был высоко оценен впоследствии, по рассказам Балашева, при дворе императора Александра и очень мало был оценен теперь, за обедом Наполеона, и прошел незаметно.
По равнодушным и недоумевающим лицам господ маршалов видно было, что они недоумевали, в чем тут состояла острота, на которую намекала интонация Балашева. «Ежели и была она, то мы не поняли ее или она вовсе не остроумна», – говорили выражения лиц маршалов. Так мало был оценен этот ответ, что Наполеон даже решительно не заметил его и наивно спросил Балашева о том, на какие города идет отсюда прямая дорога к Москве. Балашев, бывший все время обеда настороже, отвечал, что comme tout chemin mene a Rome, tout chemin mene a Moscou, [как всякая дорога, по пословице, ведет в Рим, так и все дороги ведут в Москву,] что есть много дорог, и что в числе этих разных путей есть дорога на Полтаву, которую избрал Карл XII, сказал Балашев, невольно вспыхнув от удовольствия в удаче этого ответа. Не успел Балашев досказать последних слов: «Poltawa», как уже Коленкур заговорил о неудобствах дороги из Петербурга в Москву и о своих петербургских воспоминаниях.
После обеда перешли пить кофе в кабинет Наполеона, четыре дня тому назад бывший кабинетом императора Александра. Наполеон сел, потрогивая кофе в севрской чашке, и указал на стул подло себя Балашеву.
Есть в человеке известное послеобеденное расположение духа, которое сильнее всяких разумных причин заставляет человека быть довольным собой и считать всех своими друзьями. Наполеон находился в этом расположении. Ему казалось, что он окружен людьми, обожающими его. Он был убежден, что и Балашев после его обеда был его другом и обожателем. Наполеон обратился к нему с приятной и слегка насмешливой улыбкой.
– Это та же комната, как мне говорили, в которой жил император Александр. Странно, не правда ли, генерал? – сказал он, очевидно, не сомневаясь в том, что это обращение не могло не быть приятно его собеседнику, так как оно доказывало превосходство его, Наполеона, над Александром.
Балашев ничего не мог отвечать на это и молча наклонил голову.
– Да, в этой комнате, четыре дня тому назад, совещались Винцингероде и Штейн, – с той же насмешливой, уверенной улыбкой продолжал Наполеон. – Чего я не могу понять, – сказал он, – это того, что император Александр приблизил к себе всех личных моих неприятелей. Я этого не… понимаю. Он не подумал о том, что я могу сделать то же? – с вопросом обратился он к Балашеву, и, очевидно, это воспоминание втолкнуло его опять в тот след утреннего гнева, который еще был свеж в нем.
– И пусть он знает, что я это сделаю, – сказал Наполеон, вставая и отталкивая рукой свою чашку. – Я выгоню из Германии всех его родных, Виртембергских, Баденских, Веймарских… да, я выгоню их. Пусть он готовит для них убежище в России!
Балашев наклонил голову, видом своим показывая, что он желал бы откланяться и слушает только потому, что он не может не слушать того, что ему говорят. Наполеон не замечал этого выражения; он обращался к Балашеву не как к послу своего врага, а как к человеку, который теперь вполне предан ему и должен радоваться унижению своего бывшего господина.