Лаудруп, Бриан

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Бриан Лаудруп
Общая информация
Родился 22 февраля 1969(1969-02-22) (53 года)
Вена, Австрия
Гражданство Дания
Рост 186 см
Позиция полузащитник, нападающий
Информация о клубе
Клуб завершил карьеру
Карьера
Молодёжные клубы
Брондбю
Клубная карьера*
1986—1989 Брондбю 49 (13)
1989—1990 Юрдинген 05 34 (6)
1990—1992 Бавария 53 (11)
1992—1994 Фиорентина 31 (5)
1993—1994   Милан 9 (1)
1994—1998 Рейнджерс 116 (33)
1998—1999 Челси 7 (0)
1999   Копенгаген 12 (2)
1999—2000 Аякс 31 (13)
1986—2000 Итого 342 (84)
Национальная сборная**
1984 Дания (до 17) 6 (0)
1985—1987 Дания (до 19) 12 (6)
1987—1988 Дания (до 21) 5 (0)
1987—1998 Дания 82 (21)
Международные медали
Кубки короля Фахда
Золото Саудовская Аравия 1995
Чемпионаты Европы
Золото Швеция 1992

* Количество игр и голов за профессиональный клуб считается только для различных лиг национальных чемпионатов.

** Количество игр и голов за национальную сборную в официальных матчах.

Бриан Ла́удруп (дат. Brian Laudrup; 22 февраля 1969, Вена, Австрия) — датский футболист, полузащитник и нападающий. Младший брат Микаэля Лаудрупа.

Лаудруп выступал во многих известных клубах Европы, в частности проведя треть карьеры за «Рейнджерс». В европейских клубных турнирах его лучшими достижениями являются победа в Лиге чемпионов 1993/94 с «Миланом» и в Суперкубке УЕФА 1998 года с «Челси».

Со сборной Дании Лаудруп выиграл чемпионат Европы 1992 года, а ещё через три года датчане при его участии выиграли Кубок короля Фахда (предшественник Кубка конфедераций). Кроме того, Бриан Лаудруп участвовал в чемпионате мира 1998 года и вошёл в символическую сборную турнира.

Четырежды Лаудрупа называли лучшим футболистом Дании и ещё трижды — Шотландии (в сумме по двум разным версиям). В марте 2004 года Пеле включил его в свой список «ФИФА 100». Из-за хронических травм Лаудруп рано закончил карьеру игрока, основав впоследствии собственную футбольную школу.





Ранние годы

Бриан Лаудруп вырос в семье футболиста, его отец Финн Лаудруп выступал за сборную Дании. Бриан родился в Вене, когда отец играл за «Винер Шпорт-Клуб»[1]. Бриан, как и его старший брат Микаэль Лаудруп, продолжил дело отца, став профессиональным футболистом. Когда в 1973 году глава семейства стал тренером «Брондбю», оба брата начали выступать за молодёжный состав клуба. На профессиональном клубном уровне братья вместе не играли. Будучи в тени брата и отца, Бриан в возрасте 15 лет однажды всерьёз задумался о том, чтобы бросить футбол. Тем не менее, проведя неделю без тренировок, Лаудруп сменил своё решение и продолжил играть[2].

Карьера игрока

Клубная карьера

«Брондбю»

Бриан начал профессиональную карьеру в датском «Брондбю». Его конкурентами за место в основном составе были будущие игроки сборной — Бент Кристенсен и Клаус Нильсен. В основу попали Лаудруп и Нильсен, вместе они сформировали результативную связку[3]. Кроме того, в «Брондбю» Лаудруп играл вместе с вратарём Петером Шмейхелем. Со своим первым клубом Бриан дважды выиграл чемпионат Дании — в сезонах 1987 и 1988 годов. В середине сезона 1989 года контракт Лаудрупа с «Брондбю» истёк и он согласился присоединиться к немецкому клубу «Юрдинген 05». Стоимость трансфера составила около 8 млн датских крон, однако «Брондбю» и отец Бриана (по совместительству его агент) не смогли поделить деньги[4]. Датский футбольный союз вынес такое решение: «Брондбю» полагалось около 3,9 миллиона датских крон, Лаудрупам — 3,3 миллиона, остальные 800 тысяч платить не требовалось[5]. В марте 1990 года все аспекты спора были разрешены окончательно[6].

Германия

Бриан присоединился к «Юрдингену», так как считал, что в новом клубе груз возлагаемых на него ожиданий будет меньше. Он также хотел играть с товарищем по сборной, Яном Бартрамом, который присоединился к клубу годом ранее[7]. Требования руководства клуба были не столь высокими, поэтому Лаудруп регулярно появлялся в основном составе[2]. Он забил шесть голов в 34 играх в сезоне Бундеслиги 1989/90 и за хорошую игру был признан футболистом года в Дании. Однако когда Лаудруп понял, что руководство «Юрдингена» не собирается покупать игроков для усиления команды, он решил покинуть клуб летом 1990 года[8].

Выступления Лаудрупа-младшего в Бундеслиге и в сборной (см. Карьера в сборной) привлекли внимание мюнхенской «Баварии», которая в мае 1990 года купила Лаудрупа за 6 млн немецких марок, что на тот момент превратило его в самого дорогого игрока Бундеслиги[9]. В своём первом сезоне с «Баварией» Лаудруп забил девять мячей в 33 играх, а клуб занял второе место. Лаудруп также помог «Баварии» добраться до полуфинала Кубка европейских чемпионов, где клуб после экстра-таймов уступил «Милану» по правилу выездного гола. Авторитетное немецкое издание «Kicker» признало его лучшим нападающим года и включило в символическую сборную чемпионата[2].

В августе 1991 года после пяти игр в новом сезоне Лаудруп получил травму крестообразной связки правого колена[10]. В декабре 1991 года он заявил, что новые руководители «Баварии», Франц Беккенбауэр и Карл-Хайнц Румменигге, создали хаос в команде, публично критикуя молодых игроков клуба[11]. Он вернулся в команду в феврале 1992 года и сыграл последние 15 матчей сезона, «Бавария» финишировала десятой. Несмотря на травму, в сезоне 1991/92 Лаудруп снова стал футболистом года в Дании и занял пятое место в ходе выбора лауреата премии «Игрок года ФИФА». Травмы, плохая игра команды и конфликты с руководством клуба привели к тому, что Лаудруп отказался продлевать свой контракт и покинул «Баварию» летом 1992 года[12].

Италия

Несмотря на интерес со стороны «Манчестер Юнайтед» и других именитых европейских клубов, Лаудруп решил воплотить свою мечту детства — перейти в Серию А[12], которая на то время была ведущей лигой в мире. Он подписал контракт с «Фиорентиной», куда вместе с ним отправился Штефан Эффенберг, его одноклубник по «Баварии». Клуб хорошо начал сезон, в первой части чемпионата команда играла в открытый и атакующий футбол, благодаря чему шла на втором месте в турнирной таблице после «Милана». Однако, во второй половине сезона после одного из поражений президент «Фиорентины», Витторио Чеччи Гори, уволил тренера команды Луиджи Радиче. Смена тренера негативно сказалась на «Фиорентине» — команда в целом стала демонстрировать посредственные результаты. Клуб постепенно опускался в турнирной таблице, болельщики всё больше и больше критиковали Лаудрупа. Стиль игры «Фиорентины» стал более оборонительным, а Лаудрупу приходилось даже играть на позиции правого защитника, чтобы сдержать атаки соперника. Датчанин планировал покинуть клуб и поэтому в общении с прессой часто позволял себе резкую критику в адрес руководства[2]. «Фиорентина» впервые за последние 50 лет покинула высший дивизион чемпионата Италии[13], несмотря на наличие в составе таких игроков, как Штефан Эффенберг, Габриэль Батистута и сам Лаудруп. После финального тура того сезона Лаудрупу, дабы избежать стычек с болельщиками, пришлось покинуть стадион в багажнике отцовского автомобиля[14]. В следующем сезоне футболист был отдан в аренду «Милану»[15].

«Милан» арендовал Лаудрупа на сезон 1993/94. В ходе сезона он нечасто появлялся на поле из-за постоянной ротации состава, а также лимита, согласно которому на поле должно было быть не более трёх иностранцев. В составе «Милана» в то время было шесть легионеров помимо Лаудрупа: Марсель Десайи, Жан-Пьер Папен, Деян Савичевич, Звонимир Бобан, Флорин Рэдучою и Марко ван Бастен[16]. Кроме того, тренер Фабио Капелло предпочитал игроков более оборонительного типа, а Лаудруп таким не являлся. Оборонительная тактика Капелло дала результат: «Милан» стал чемпионом, забив лишь 36 голов в 34 матчах. Лаудруп также сыграл семь матчей в победной для «Милана» Лиге чемпионов. 20 октября 1993 года он отметился голом в ворота «Копенгагена», но в финальном матче против «Барселоны» даже не попал в заявку. Несмотря на то, что контракт с «Фиорентиной» был подписан до лета 1996 года, в декабре 1993 года Лаудруп заявил, что не хочет возвращаться в клуб[17].

«Рейнджерс»

В июле 1994 года у Лаудрупа появилась возможность покинуть Италию, когда тренер шотландского клуба «Рейнджерс» Уолтер Смит пригласил его в стан «светло-синих». Кроме того, на переезде в Шотландию настояла жена Бриана[2]. «Рейнджерс» в то время был амбициозным клубом, готовым потратить деньги, чтобы достичь успеха на европейской арене. Этот факт привлёк внимание Лаудрупа, и он подписал контракт стоимостью 2,3 млн фунтов стерлингов, получив майку с номером 11[18]. Многие игроки «Рейнджерс», в частности Энди Горам, были рады приходу Бриана в команду. Лаудруп в свою очередь был настолько доволен новым клубом, что через пять месяцев после перехода в «Рейнджерс» отверг предложение от «Барселоны». На удивлённый вопрос Уолтера Смита «Бриан, ты отказал Барселоне?» Лаудруп ответил: «Я предпочитаю играть против „Фалкирка“»[19]. После перехода в «Рейнджерс» Лаудруп стал одним из ключевых игроков клуба. По словам Алли Маккойста, тактика команды была простой: дать Лаудрупу мяч и уйти с его пути[20].

Дебютная игра Лаудрупа в чемпионате Шотландии состоялась 13 августа 1994 года против «Мотеруэлла». Он отдал две голевые передачи, а его клуб выиграл со счётом 2:1. Свой первый гол за клуб Лаудруп забил 17 сентября в ворота «Фалкирка», «Рейнджерс» одержал победу со счётом 2:0. В феврале-марте и под конец сезона «Рейнджерс» часто терял очки, тем не менее это не помешало клубу выиграть седьмой чемпионский титул подряд[18].

Осенью 1995 года Лаудруп пропустил девять игр чемпионата из-за травмы, полученной в матче за сборную. Его возвращение пришлось на матч против «Селтика» в ноябре, игра завершилась вничью 3:3. В том же году в команду пришёл Пол Гаскойн, с которым Лаудруп создал эффективную связку в полузащите. «Рейнджерс» выиграл свой очередной титул чемпиона Шотландии, а гол Лаудрупа, забитый в полуфинальном матче против «Селтика», был признан лучшим голом сезона в Кубке Шотландии. Он был забит так: Лаудруп принял мяч в центре поля, отпасовал на правый фланг Гордону Дьюри и открылся под ответную передачу. Получив пас, он внешней стороной стопы забил победный гол[18]. В финале кубка Шотландии 1996 года против «Харт оф Мидлотиан» он сделал дубль и помог забить ещё три гола Гордону Дьюри. Болельщики «Рейнджерс» называют эту игру «финалом Лаудрупа»[21].

В следующем сезоне весной из-за травм нападающих «Рейнджерс» Лаудрупу пришлось стать лидером атаки. 26 октября 1996 года он оформил дубль в игре с «Мотеруэллом», «Рейнджерс» выиграл со счётом 5:0. 14 ноября Лаудруп сильным ударом с 25 метров забил единственный гол в выездном матче с «Селтиком». 16 марта 1997 года во втором выездном матче дерби «Рейнджерс» снова праздновал победу благодаря голу Лаудрупа. Несмотря на то, что весной «Рейнджерс» стал проигрывать почти в половине матчей, клуб снова выиграл чемпионат, уже девятый раз подряд[18].

В целом карьера Лаудрупа в Шотландии была весьма успешной: он помог «Рейнджерс» довести серию побед в чемпионате до девяти, а также ещё дважды становился футболистом года в Дании, в общей сложности завоевав эту награду рекордные четыре раза. Лаудруп также дважды — в сезонах 1994/95 и 1996/97 — становился игроком года по версии Шотландской ассоциации футбольных журналистов: в сезоне 1994/95 его помимо этого признали игроком года футболисты ШПФА. Даже футболист «Селтика» Чарли Николас восхищался Лаудрупом:

Я знаю, болельщикам «Селтика» надоело упоминание имени Бриана Лаудрупа, но я не могу успокоиться. Возможно, он и принадлежит «Рейнджерс», но Лаудруп соответствует моему идеалу игрока «Селтика»[20].
С «Рейнджерс» Лаудруп достиг пика своей карьеры, многие болельщики до сих пор считают его лучшим легионером в истории клуба[18].

Дальнейшая карьера

В 1998 году Лаудруп присоединился к «Челси». Однако он был очень недоволен своим положением в Лондоне, попытавшись разорвать контракт ещё до официального дебюта за «Челси» и в преддверии чемпионата мира 1998 связавшись по этому поводу с руководством клуба[22]. Чиновники «Челси» отказали Лаудрупу и заявили, что обратятся в суд с привлечением к делу ФИФА и УЕФА, если договор не будет отработан[22]. Таким образом, Лаудруп остался игроком «Челси».

Он открыто заявлял о своём недовольстве политикой ротации состава столичного клуба:

Я бы подумал дважды о подписании контракта с «Челси», если бы я знал. […] Когда в феврале я впервые обсуждал с «Челси» условия договора, никто не сказал мне об этой системе, если бы я знал об этом, я бы поднял этот вопрос.
Лаудруп также возмущался тем, что даже признание лучшим игроком матча не давало ему гарантии, что в следующей игре он вообще попадёт в заявку[23].

Лаудруп дебютировал за «Челси», выйдя на замену в победном матче за Суперкубок УЕФА 1998. Он играл нечасто из-за травм и системы ротации состава, которая не гарантировала ни одному игроку место в составе. Кроме того Лаудруп часто ссорился с руководством клуба[16].

Выступая за «Челси», Лаудруп забил только один гол — в Кубке обладателей кубков, но это был единственный мяч в игре против «Копенгагена», который вывел «Челси» в четвертьфинал. Это также была его последняя игра за лондонский клуб. После матча тренер Джанлука Виалли так прокомментировал игру Лаудрупа за «Челси»:

Я всегда верил в Бриана. Я знал, что перед игрой у него был довольно трудный период с учётом положения дел, но он выделялся и на тренировках, и в предыдущих матчах, и он дал очень хороший ответ. Он был профессионалом, и гол стал для него достойной наградой[24].

Когда бывшего товарища Лаудрупа по «Челси», Грэма Ле Со, в интервью попросили составить свою символическую сборную, он включил туда Лаудрупа[25]. Кроме того, он заявил, что Лаудруп наряду с Луишем Фигу был для него самым сложным соперником на поле[26].

Весной 1999 года Лаудруп вернулся в Данию, перейдя на правах аренды в «Копенгаген», стоимость трансфера составила 1,2 млн фунтов. Лаудруп объяснил свой выбор тем, что соскучился по родине и устал от многочисленных переходов из одного клуба в другой. Перейдя в «Копенгаген», он стал игроком главного соперника своего бывшего клуба, «Брондбю». Именно в матче против этой команды 14 марта 1999 года Лаудруп дебютировал за «Копенгаген». Болельщики «Брондбю» громко освистывали его, чем оказывали давление на футболиста[27]. Матч завершился поражением столичного клуба со счётом 3:2[28]. Фанаты других датских клубов также недолюбливали игрока[29], в итоге Лаудруп воспользовался пунктом контракта, который позволял ему досрочно разорвать соглашение[12]. Свой последний матч за «Копенгаген» он сыграл против всё того же «Брондбю». Его нынешний клуб взял своеобразный реванш, обыграв соперника с минимальным счётом[30].

Семейные проблемы стали причиной трансфера Лаудрупа в «Аякс». На то время Лаудруп всё ещё числился игроком «Челси», поэтому «Аяксу» пришлось вести переговоры именно с лондонцами[31]. Комментируя переход, Лаудруп заявил: «Мне поступили предложения от 15 команд, и я чувствую, что для меня „Аякс“ является подходящим клубом. Мне не нравилось играть за „Копенгаген“. Там у меня были те же проблемы, что и в „Челси“; я не мог продемонстрировать более 70 % своих реальных возможностей[31]». Тренер «Аякса» Ян Ваутерс, который провёл с ним сезон в «Баварии» как игрок, добавил: «Я люблю Бриана за то, что он может адаптироваться и отыграть на нескольких позициях»[31]. Дебют датчанина в «Аяксе» состоялся 31 июля в матче с бразильским «Сантосом», который проходил в рамках Амстердамского турнира[32]. Спустя восемь дней его команда проиграла «Фейеноорду» в матче за Суперкубок Нидерландов[33]. После успешного сезона 1999/2000, в котором Лаудруп забил 15 голов в 38 матчах, он не смог продолжить играть за «Аякс» из-за травм. Лаудруп был вынужден уйти из большого спорта в 31 год, проведя одну из самых успешных карьер в истории датского футбола[31].

Карьера в сборной

Молодёжная/олимпийская

Лаудруп дебютировал за сборную Дании среди юношей в возрасте до 17 лет в июле 1984 года и до октября сыграл шесть матчей за команду. С октября 1985 по август 1987 года он провёл 12 игр и забил шесть голов за юношескую (до 19 лет) сборную Дании. Он также представлял датскую молодёжную сборную в пяти играх с июня 1987 по ноябрь 1988 года[34]. В апреле 1987 года тренер Зепп Пионтек вызвал его в основную сборную в качестве замены для старшего брата, Микаэля[35], но Бриан так и не дебютировал[36].

Рихард Мёллер-Нильсен включил Лаудрупа в состав олимпийский сборной для участия в трёх квалификационных матчах Олимпийских игр 1988 года. Первую игру в олимпийской сборной Лаудруп провёл 18 ноября 1987 года в возрасте 18 лет, проиграв с ней с минимальным счётом команде ФРГ, кроме него в той игре также дебютировал Бьярне Голльбек. Лаудруп забил свой первый гол за команду в третьей игре, 20 апреля 1988 года, когда Дания обыграла Грецию со счётом 4:0. Пионтек включил его в расширенный список на чемпионат Европы 1988 года. В апреле 1988 года он вышел на замену в товарищеском матче против Австрии и сломал ключицу как раз перед оглашением окончательного состава сборной[37].

Основная

В феврале 1989 года Лаудрупа снова начали вызывать в сборную[34], где под руководством возглавившего команду Мёллера-Нильсена он стал её основным игроком. Он забил три гола в четырёх матчах отборочного цикла, а Дания едва не вышла на чемпионат мира 1990 года. Во время конфликта с «Брондбю» относительно трансферной стоимости Лаудрупа обсуждался вопрос, следует ли Датскому футбольному союзу запретить футболисту играть за сборную[6]. В ноябре 1990 года после трёх игр в отборочном цикле к Евро-1992 Лаудруп решил покинуть сборную вместе с Яном Бартрамом и своим братом, так как перестал уважать Мёллера-Нильсена[38].

Лаудруп вернулся в сборную в апреле 1992 года[34]. В том же году он поехал с датской сборной на чемпионат Европы в Швецию, Дания заменила Югославию, которая не смогла участвовать в турнире по политическим причинам. В строго оборонительной стратегии команды Бриан Лаудруп был одним из немногих атакующих игроков. Первый матч против команды Англии завершился безголевой ничьёй, датчане были довольны этим результатом. Потом Дания с минимальным счётом уступила шведам, но выиграла у сборной Франции, а шведы в последнем матче переиграли англичан, обеспечив команде Лаудрупа попадание в полуфинал. В 1/2 финала датчане встретились с действующим чемпионом Европы, командой Нидерландов. Более именитому сопернику всё время приходилось отыгрываться, а в серии пенальти Шмейхель отбил удар ван Бастена. Решающий мяч забил никогда до этого не пробивавший пенальти защитник Ким Кристофте. Перед финальным матчем с командой Германии не все игроки Дании смогли восстановиться, у самого Лаудрупа были боли в колене. Тем не менее, именно датчане открыли счёт, забил Йон Йенсен, который до того ни разу не забивал за сборную. Немцы атаковали всей командой, но Петер Шмейхель не давал сопернику забить. Потом команда Лаудрупа забила второй гол, в итоге выиграв первый в своей истории чемпионат Европы[39]. Хотя Лаудруп не забил ни одного гола на турнире, его мастерство и скорость принесли большую пользу датской команде. Лаудруп стал пятым в ходе выбора лауреата премии «Игрок года ФИФА», поделив это место со Шмейхелем, а в национальном голосовании обошёл его, завоевав свой второй титул футболиста года в Дании.

В квалификации на чемпионат мира 1994 года Бриан Лаудруп забил два гола в 12 играх[34], кроме того, во время квалификационного турнира в команду вернулся его брат Микаэль. Однако Дания не прошла в финальную часть, пропустив на первые места в группе Испанию и Ирландию.

Лаудруп был одним из ключевых игроков датской команды, которая выиграла Кубок короля Фахда 1995 года: он забил гол в ворота сборной Саудовской Аравии, обойдя трёх защитников и пробив с острого угла. Дания выиграла со счётом 2:0. По версии ФИФА, это один из лучших голов в истории турнира[40]. В финале, где Дания обыграла команду Аргентины со счётом 2:0, Лаудруп прошёл с мячом по флангу и отдал результативную передачу, чем помог забить второй гол. Лаудруп завоевал «Золотой мяч» турнира, став его лучшим игроком[41].

Лаудруп выступал в составе сборной на Евро-1996, однако команда не смогла защитить титул. Лаудруп забил три гола на турнире, в том числе сделав дубль в матче против сборной Турции[42], но команда не прошла групповой этап.

Забив четыре гола в семи играх отборочного турнира, Лаудруп помог Дании попасть на чемпионат мира 1998 года — единственный мундиаль в своей карьере. В финальной части турнира Бриан забил два гола и отдал три голевые передачи. В 1/8 финала Дания со счётом 4:1 обыграла команду Нигерии[43]. В четвертьфинале Лаудруп провёл последний матч за сборную Дании против бразильцев, он помог своей команде забить первый гол и сам забил второй, отправив мяч в ближнюю «девятку» и сравняв счёт (2:2). Однако на 60-й минуте Ривалдо забил третий гол у бразильцев, установив окончательный счёт встречи[44].

Выход в четвертьфинал в 1998 году стал лучшим достижением Дании на чемпионатах мира, позже Лаудруп скажет, что этот состав был сильнее, чем тот, который победил на Евро-1992. Наряду со своим братом Микаэлем он стал одним из 16 игроков, включённых ФИФА в сборную «Всех звёзд» чемпионата 1998 года[45]. После окончания турнира Лаудруп решил закончить карьеру в сборной в возрасте 29 лет. За 11 лет в сборной он сыграл 82 матча и забил 21 мяч.

Стиль игры

Лаудруп играл на позиции атакующего полузащитника или второго нападающего, однако в «Фиорентине» ему порою приходилось становиться в защиту, чтобы помочь команде обороняться[2]. В «Рейнджерс» тренер Уолтер Смит не закреплял за ним конкретной позиции, давая свободу действий. В Шотландии он в основном выполнял роль плеймейкера и в нападение переместился только в период, когда основные форварды были травмированы[18].

По словам футболиста «Рейнджерс» Джона Грейга[46], Лаудруп был также очень бескорыстным игроком, ему больше нравилось помогать забивать партнёрам по команде, чем решать судьбу эпизода самому[47].

Игра Лаудрупа отличалась высокой скоростью и хорошим владением мячом[48][49]. Он использовал свои сильные стороны, обходя на скорости соперников и с относительной лёгкостью создавая моменты для товарищей по команде. Даже в тренировочных матчах по пять игроков в команде товарищи Лаудрупа по клубу не могли забрать у него мяч.

Бриан Лаудруп был удивительным игроком. На тренировке, даже если ты точно знал, что Бриан собирается сделать, ты всё равно не мог остановить его. Я помню, Стюарт Макколл пытался забрать у него мяч восемь или девять раз и так и не смог это сделать, причём Бриан каждый раз делал один и тот же финт[50].
Пол Гаскойн

Статистика

Выступления за клуб Лига Кубок Кубок лиги Континентальное
первенство
Всего
Сезон Клуб Лига Матчи Голы Матчи Голы Матчи Голы Матчи Голы Матчи Голы
Дания Лига Кубок Дании Кубок датской лиги Европа Всего
1986 Брондбю 1-й Дивизион 2 0 2 0
1987 24 11 2 0 26 11
1988 12 0 12 0
1989 11 2 1 0 12 2
Германия Лига Кубок Германии Другое Европа Всего
1989/90 Юрдинген 05 Бундеслига 34 6 34 6
1990/91 Бавария 33 9 1 0 1 0 7 0 42 9
1991/92 20 2 1 0 21 2
Италия Лига Кубок Италии Другое Европа Всего
1992/93 Фиорентина Серия A 31 5 4 1 35 6
1993/94 Милан 9 1 2 0 7 1 18 2
Шотландия Лига Кубок Шотландии Кубок шотландской лиги Европа Всего
1994/95 Рейнджерс Шотландская Примьер-лига 33 10 2 2 1 1 2 0 38 13
1995/96 22 2 5 3 1 0 5 1 34 6
1996/97 33 16 2 0 2 2 6 2 43 20
1997/98 28 5 4 0 0 0 4 0 36 5
Англия Лига Кубок Англии Кубок Футбольной лиги Европа Всего
1998/99 Челси Английская Премьер-лига 7 0 4 1 11 1
Дания Лига Кубок Дании Кубок датской лиги Европа Всего
1998/99 Копенгаген Датская Суперлига 12 2 12 2
Нидерланды Лига Кубок Нидерландов Другое Европа Всего
1999/2000 Аякс Эредивизи 31 13 1 0 1 0 5 2 38 15
Всего за карьеру Дания 61 15 3 0 64 15
Германия 87 17 2 0 1 0 7 0 97 17
Италия 40 6 6 1 7 1 53 8
Шотландия 116 33 13 5 4 3 17 3 150 44
Англия 7 0 4 1 11 1
Нидерланды 31 13 1 0 1 0 5 2 38 15
Итого 342 84 22 6 5 3 43 7 412 100

Достижения

Командные

«Брондбю»

«Милан»

«Рейнджерс»

«Челси»

«Сборная Дании»

Личные

Личная жизнь

После окончания карьеры Лаудруп стал комментатором Лиги чемпионов и экспертом датского канала TV3[51], ему помогает Йес Дорф Петерсен, они заменили двух других датских футболистов: Петера Шмейхеля и Пребена Элькьер-Ларсена. Вместе с бывшим товарищем по сборной, Ларсом Хёгом, он открыл молодёжный футбольный лагерь «Laudrup & Høgh ProCamp»[52]. В свободное время он вместе с братом играет за состав ветеранов клуба «Люнгбю»[53].

Бриан женат на Метте Лаудруп, у них двое детей — сын Николай (старший) и дочь Размина[54][55].

В 2010 году у Лаудрупа обнаружили лимфому на ранней стадии заболевания[56][57]. Спустя три месяца после начала лечения врачи сообщили Лаудрупу, что признаков болезни больше нет[58].

Напишите отзыв о статье "Лаудруп, Бриан"

Примечания

  1. Niels Idskov. [www.tipsbladet.dk/artikel/baggrund/stand-cruyff Stand-in for Cruyff]. Tipsbladet (July 10, 2009).
  2. 1 2 3 4 5 6 Артем Яланский. [football.ua/top50uaplayers/article/164041-bratskyjj-dynamyt-bryan-laudrup.html Братский динамит: Бриан Лаудруп]. football.ua (30.04.2014).
  3. PROFESSIONEL INDSATS AF BRØNDBY – AGF FORSPILDTE STOR, Polinfo (22 October 1987).
  4. PENGESTRID MELLEM LAUDRUP OG BRØNDBY, Polinfo (26 October 1989).
  5. Jan Løfberg & Jens-Carl Kristensen. DBU stadfæster i Laudrup-sagen, Berlingske Tidende (21 January 1990).
  6. 1 2 Vagn Erlandsen. Forlig i Laudrup-sagen, Berlingske Tidende (17 March 1990), стр. 6.
  7. Rasmussen Jens Jam. Formanden: historien om Per Bjerregaard og Brøndby IF. — Copenhagen: People's Press, 2009. — Vol. 1. Pionererne. — P. 191. — ISBN 978-87-7055-435-0.
  8. Hilstrøm, Birger. Brian Laudrup har lært af storebror (Danish), Berlingske Tidende (26 April 1990), стр. 11.
  9. Dithmer, Claus. Brian Laudrup dyreste dansker nogen sinde (Danish), Berlingske Tidende (30 May 1990), стр. 7.
  10. Brian Laudrup alvorligt skadet (Danish), Berlingske Tidende (27 August 1991), стр. 11.
  11. Larsen, Torben. Kaos i Bayern (Danish), BT (11 December 1991), стр. 41.
  12. 1 2 3 [www.fodboldlegender.dk/brian-laudrup/ Brian Laudrup]. fodboldlegender.dk.
  13. [en.violachannel.tv/history-fiorentina.html History]. ViolaChannel - Official website of ACF Fiorentina. Проверено 18 июля 2014.
  14. [ponderingcalcio.net/http:/ponderingcalcio.net/danes-in-calcio-brian-laudrup Danes in calcio – Brian Laudrup]. ponderingcalcio.net.
  15. [www.serieaweekly.com/2011/04/danes-in-calcio-a-somewhat-concise-history-vol-ii.html Danes In Calcio: A (Somewhat) Concise History Vol II]. serieaweekly.com (20 April 2011). Проверено 30 марта 2014.
  16. 1 2 [www.thefreelibrary.com/Football%3A+Laudrup+in+swipe+at+Vialli+ploy.-a060714206 Football: Laudrup in swipe at Vialli ploy]. thefreelibrary.com. The Racing Post (17 September 1998). Проверено 31 июля 2013.
  17. Nielsen, Bjarne. Brian giver op (Danish), Ekstra Bladet (21 December 1993), стр. 37.
  18. 1 2 3 4 5 6 [www.rangers.co.uk/club/history/hall-of-fame/item/555-brian-laudrup Brian Laudrup]. rangers.co.uk.
  19. Alan Marshall. [www.thefreelibrary.com/NO+CAMP%3B+Laudo+KOd+move+from+Gers+to+Barca...so+he+could+play+FALKIRK.-a0257482410 NO CAMP; Laudo KOd move from Gers to Barca...so he could play FALKIRK]. Daily Record. Thefreelibrary.com (28 May 2011). Проверено 15 сентября 2013.
  20. 1 2 Kenny MacDonald. [books.google.co.uk/books?id=xRXwsp8TEEEC&pg=PT93&lpg=PT93&dq=alex+ferguson+on+brian+laudrup&source=bl&ots=uNkrvvawOH&sig=9bfcIsJ1OK2M8z7Ed1qC1uxmD1I&hl=en&sa=X&ei=l5SoUuTcLeeg7AbftoGYAw&ved=0CEMQ6AEwBzgK#v=onepage&q=alex%20ferguson%20on%20brian%20laudrup&f=false Scottish Football Quotations]. — Random House, 2011. — ISBN 9781780570013.
  21. [www.dailyrecord.co.uk/football/spl/rangers/2009/05/28/rangers-legend-brian-laudrup-ready-to-return-for-scottish-cup-final-86908-21395357/ Rangers legend Brian Laudrup ready to return for Scottish Cup final]. Scottish Daily Record (28 May 2009). Проверено 15 марта 2015.
  22. 1 2 Steenbach, Kasper [www.wsc.co.uk/the-archive/31-Players/2815-they-come-over-here They come over here...]. wsc.co.uk (October 2002). Проверено 2 сентября 2013.
  23. Mark McGuinness. [www.thefreelibrary.com/I+wouldn't+have+joined+Chelsea+if+I+had+known+Vialli's+methods+SAYS...-a060629872 I wouldn't have joined Chelsea if I had known Vialli's methods SAYS BRIAN LAUDRUP]. The Mirror. Thefreelibrary.com (20 October 1998). Проверено 18 июля 2014.
  24. Tongue, Steve. [www.independent.co.uk/sport/football-laudrups-chelsea-goal-is-achieved-1183143.html Laudrup's Chelsea goal is achieved], The Independent (5 November 1998). Проверено 15 марта 2015.
  25. [www.givemesport.com/521089-graham-le-saux-picks-his-best-xi Graham Le Saux picks his best XI]. givemesport.com.
  26. McConnell, Jonny [backpagefootball.com/interview-graeme-le-saux/66648 Interview - Graeme Le Saux]. Backpagefootball.com (5 December 2013). Проверено 18 июля 2014.
  27. Rasmussen Jens Jam. Formanden: historien om Per Bjerregaard og Brøndby IF. — Copenhagen: People's Press, 2009. — Vol. 1. Pionererne. — P. 195. — ISBN 978-87-7055-435-0.
  28. [www.superstats.dk/kampe/1437 Brøndby IF - FC København]. superstats.dk.
  29. Thye-Petersen, Christian. Laudrups farvel, Jyllands-Posten (19 May 2000).
  30. [www.superstats.dk/kampe/1511 FC København - Brøndby IF]. superstats.dk.
  31. 1 2 3 4 Tallentire, Mark [www.theguardian.com/football/1999/jun/15/newsstory.ajax Laudrup checks in with Ajax and Chelsea clean up]. The Guardian (15 June 1999). Проверено 18 июля 2014.
  32. [www.trouw.nl/tr/nl/4512/Cultuur/article/detail/2481973/1999/08/02/Ajax-biedt-nog-veel-vraagtekens.dhtml Ajax biedt nog veel vraagtekens.] (нид.). trouw.nl. Проверено 3 апреля 2015.
  33. [www.trouw.nl/tr/nl/5009/Archief/article/detail/2741288/1999/08/09/Ajax-heeft-veel-meer-zorgen-dan-Feyenoord.dhtml Ajax heeft veel meer zorgen dan Feyenoord.] (нид.). trouw.nl. Проверено 3 апреля 2015.
  34. 1 2 3 4 [www.dbu.dk/landshold/landsholdsdatabasen/LBasePlayerInfo.aspx?playerid=1235&allmatch=1#match Player info – Brian Laudrup]. Dansk Boldspil-Union.
  35. ENESTÅENDE DYNASTI I DANSK LANDSHOLDSFODBOLD, Polinfo (29 April 1987).
  36. KNEBEN DANSK ARBEJDSSEJR I JÆVNT TRIST EM-KAMP, Polinfo (30 April 1987).
  37. FÅ OVERRASKELSER I SEPP PIONTEKS EM TRUP, Polinfo (1 June 1988).
  38. Jens-Carl Kristensen. Fastholder nej overfor Ricardo, Berlingske Tidende (23 November 1990), стр. 9.
  39. Константин Клещев. [news.sportbox.ru/Vidy_sporta/Futbol/euro_cup/spbnews_NI314821_Brajan_Laudrup_My_ne_khoteli_vygladet_smeshnymi Брайан Лаудруп: Мы не хотели выглядеть смешными]. sportbox.ru (11.06.2012).
  40. [www.fifa.com/confederationscup/video/best-goal/index.html 13 Goals for 2013]. FIFA.com. Проверено 3 августа 2013.
  41. Pierrend, José Luis [www.rsssf.com/miscellaneous/fifa-awards.html#confed FIFA Confederations Cup Awards]. RSSSF (7 February 2013). Проверено 28 июля 2013.
  42. [www.uefa.com/uefaeuro/season=1996/matches/round=227/match=52517/postmatch/report/index.html Turkey 0-3 Denmark]. UEFA.com (6 October 2003).
  43. [www.fifa.com/worldcup/matches/round=1024/match=8775/index.html#overview#nosticky Nigeria - Denmark]. FIFA.com.
  44. [www.fifa.com/worldcup/matches/round=1025/match=8782/index.html#nosticky Brazil - Denmark]. FIFA.com.
  45. [www.englandfootballonline.com/TeamHons/HonsAll-StarTrnWC1998.html FIFA World Cup 1998 All-Star Team]. englandfootballonline.com.
  46. John Greig. [www.amazon.co.uk/John-Greig-My-Story-ebook/dp/B005OKTP02 John Greig: My Story: My Story]. — Headline, 2011. — ISBN 978-0755313556.
  47. Rodger, Jim [www.questia.com/library/1G1-61320089/gaz-the-way-to-do-it Gaz the Way to Do It!]. London: The Mirror (20 May 1996). Проверено 14 августа 2013.
  48. [denmark.dk/en/meet-the-danes/great-danes/athletes/michael-and-brian-laudrup Michael & Brian Laudrup]. denmark.dk. Проверено 14 августа 2013.
  49. [www.youtube.com/watch?v=JMnWo0YHAMs EURO Masters Brian Laudrup]. BBC (25 August 2010). Проверено 14 августа 2013.
  50. Paul Gascoigne. [books.google.ru/books?id=MSsAASYdhAAC&pg=PA168&lpg=PA168&dq=Brian+Laudrup+was+an+amazing+player.+In+training+even+if+you+knew+exactly+what+Brian+was+about+to+do&source=bl&ots=-TvfpVsJML&sig=FddTJYMCZ3Qlbi2QG3XvfB4TG24&hl=uk&sa=X&ei=rHEFVZaEBYXmaNjXgsgK&ved=0CCQQ6AEwAQ#v=onepage&q=Brian%20Laudrup%20was%20an%20amazing%20player.%20In%20training%20even%20if%20you%20knew%20exactly%20what%20Brian%20was%20about%20to%20do&f=false Glorious: My World, Football and Me]. — Simon and Schuster, 2011. — P. 168. — ISBN 9781849837453.
  51. [www.tv3sport.dk/fodbold/nyheder/brian-laudrup-stopper-hos-tv3-sport/ Brian Laudrup stopper hos TV3 SPORT]. tv3sport.dk (23.05.2014).
  52. [www.unisport.dk/nyheder/10905-laudrup-hogh-procamp-vinderen-er-fundet/ Laudrup & Høgh ProCamp - vinderen er fundet]. unisport.dk (03.06.2013).
  53. Jens Gjesse Hansen. [www.dr.dk/Sporten/Fodbold/2005/11/12/165949.htm Lyngby vandt DM for oldboys]. dr.dk (12.11.2005).
  54. [www.thefreelibrary.com/Brian+Laudrup's+Danish+diary.-a061164335 Brian Laudrup’s Danish diary]. Sunday Mail. Thefreelibrary.com (July 28, 1996).
  55. Michael Qureshi. [www.bt.dk/fodbold/rasmine-laudrup-mange-ved-ikke-engang-at-jeg-findes Rasmine Laudrup: Mange ved ikke engang, at jeg findes]. bt.dk (22.10.2013).
  56. [www.skysports.com/story/0,19528,11913_6363828,00.html Laudrup aiming to beat cancer]. Sky Sports (7 September 2010). Проверено 15 марта 2015.
  57. [politiken.dk/sport/fodbold/1054231/brian-laudrup-har-faaet-konstateret-kraeft/ Brian Laudrup har fået konstateret kræft] (Danish). Politiken.dk (7 September 2010). Проверено 15 марта 2015.
  58. [www.thescottishsun.co.uk/scotsol/homepage/news/3259781/Brian-Laudrup-gets-all-clear-on-cancer.html Laudrup gets all-clear on cancer]. The Sun. Проверено 15 марта 2015.

Ссылки

  • [www.national-football-teams.com/v2/player.php?id={{{id}}} Статистика на сайте National Football Teams(англ.)
  • [www.dbu.dk/landshold/landsholdsdatabasen/LBasePlayerInfo.aspx?playerid=1235 Brian Laudrup — national team profile] at Dansk Boldspil-Union  (датск.)
  • [www.fck.dk/saesonen/statistik/spillerstatistik/?search=1&play_playerid_fk=24 Player statistics — Brian Laudrup] at FC København  (датск.)
  • [www.danskfodbold.com/spiller.php?ligaid=2001&spillerid=10575 Danish Superliga statistics — Brian Laudrup] at Danskfodbold.com  (датск.)
  • [www.fussballdaten.de/spieler/{{{ID}}}/ Лаудруп, Бриан] на сайте fussballdaten.de



Отрывок, характеризующий Лаудруп, Бриан

Ростов, забыв совершенно о Денисове, не желая никому дать предупредить себя, скинул шубу и на цыпочках побежал в темную, большую залу. Всё то же, те же ломберные столы, та же люстра в чехле; но кто то уж видел молодого барина, и не успел он добежать до гостиной, как что то стремительно, как буря, вылетело из боковой двери и обняло и стало целовать его. Еще другое, третье такое же существо выскочило из другой, третьей двери; еще объятия, еще поцелуи, еще крики, слезы радости. Он не мог разобрать, где и кто папа, кто Наташа, кто Петя. Все кричали, говорили и целовали его в одно и то же время. Только матери не было в числе их – это он помнил.
– А я то, не знал… Николушка… друг мой!
– Вот он… наш то… Друг мой, Коля… Переменился! Нет свечей! Чаю!
– Да меня то поцелуй!
– Душенька… а меня то.
Соня, Наташа, Петя, Анна Михайловна, Вера, старый граф, обнимали его; и люди и горничные, наполнив комнаты, приговаривали и ахали.
Петя повис на его ногах. – А меня то! – кричал он. Наташа, после того, как она, пригнув его к себе, расцеловала всё его лицо, отскочила от него и держась за полу его венгерки, прыгала как коза всё на одном месте и пронзительно визжала.
Со всех сторон были блестящие слезами радости, любящие глаза, со всех сторон были губы, искавшие поцелуя.
Соня красная, как кумач, тоже держалась за его руку и вся сияла в блаженном взгляде, устремленном в его глаза, которых она ждала. Соне минуло уже 16 лет, и она была очень красива, особенно в эту минуту счастливого, восторженного оживления. Она смотрела на него, не спуская глаз, улыбаясь и задерживая дыхание. Он благодарно взглянул на нее; но всё еще ждал и искал кого то. Старая графиня еще не выходила. И вот послышались шаги в дверях. Шаги такие быстрые, что это не могли быть шаги его матери.
Но это была она в новом, незнакомом еще ему, сшитом без него платье. Все оставили его, и он побежал к ней. Когда они сошлись, она упала на его грудь рыдая. Она не могла поднять лица и только прижимала его к холодным снуркам его венгерки. Денисов, никем не замеченный, войдя в комнату, стоял тут же и, глядя на них, тер себе глаза.
– Василий Денисов, друг вашего сына, – сказал он, рекомендуясь графу, вопросительно смотревшему на него.
– Милости прошу. Знаю, знаю, – сказал граф, целуя и обнимая Денисова. – Николушка писал… Наташа, Вера, вот он Денисов.
Те же счастливые, восторженные лица обратились на мохнатую фигуру Денисова и окружили его.
– Голубчик, Денисов! – визгнула Наташа, не помнившая себя от восторга, подскочила к нему, обняла и поцеловала его. Все смутились поступком Наташи. Денисов тоже покраснел, но улыбнулся и взяв руку Наташи, поцеловал ее.
Денисова отвели в приготовленную для него комнату, а Ростовы все собрались в диванную около Николушки.
Старая графиня, не выпуская его руки, которую она всякую минуту целовала, сидела с ним рядом; остальные, столпившись вокруг них, ловили каждое его движенье, слово, взгляд, и не спускали с него восторженно влюбленных глаз. Брат и сестры спорили и перехватывали места друг у друга поближе к нему, и дрались за то, кому принести ему чай, платок, трубку.
Ростов был очень счастлив любовью, которую ему выказывали; но первая минута его встречи была так блаженна, что теперешнего его счастия ему казалось мало, и он всё ждал чего то еще, и еще, и еще.
На другое утро приезжие спали с дороги до 10 го часа.
В предшествующей комнате валялись сабли, сумки, ташки, раскрытые чемоданы, грязные сапоги. Вычищенные две пары со шпорами были только что поставлены у стенки. Слуги приносили умывальники, горячую воду для бритья и вычищенные платья. Пахло табаком и мужчинами.
– Гей, Г'ишка, т'убку! – крикнул хриплый голос Васьки Денисова. – Ростов, вставай!
Ростов, протирая слипавшиеся глаза, поднял спутанную голову с жаркой подушки.
– А что поздно? – Поздно, 10 й час, – отвечал Наташин голос, и в соседней комнате послышалось шуршанье крахмаленных платьев, шопот и смех девичьих голосов, и в чуть растворенную дверь мелькнуло что то голубое, ленты, черные волоса и веселые лица. Это была Наташа с Соней и Петей, которые пришли наведаться, не встал ли.
– Николенька, вставай! – опять послышался голос Наташи у двери.
– Сейчас!
В это время Петя, в первой комнате, увидав и схватив сабли, и испытывая тот восторг, который испытывают мальчики, при виде воинственного старшего брата, и забыв, что сестрам неприлично видеть раздетых мужчин, отворил дверь.
– Это твоя сабля? – кричал он. Девочки отскочили. Денисов с испуганными глазами спрятал свои мохнатые ноги в одеяло, оглядываясь за помощью на товарища. Дверь пропустила Петю и опять затворилась. За дверью послышался смех.
– Николенька, выходи в халате, – проговорил голос Наташи.
– Это твоя сабля? – спросил Петя, – или это ваша? – с подобострастным уважением обратился он к усатому, черному Денисову.
Ростов поспешно обулся, надел халат и вышел. Наташа надела один сапог с шпорой и влезала в другой. Соня кружилась и только что хотела раздуть платье и присесть, когда он вышел. Обе были в одинаковых, новеньких, голубых платьях – свежие, румяные, веселые. Соня убежала, а Наташа, взяв брата под руку, повела его в диванную, и у них начался разговор. Они не успевали спрашивать друг друга и отвечать на вопросы о тысячах мелочей, которые могли интересовать только их одних. Наташа смеялась при всяком слове, которое он говорил и которое она говорила, не потому, чтобы было смешно то, что они говорили, но потому, что ей было весело и она не в силах была удерживать своей радости, выражавшейся смехом.
– Ах, как хорошо, отлично! – приговаривала она ко всему. Ростов почувствовал, как под влиянием жарких лучей любви, в первый раз через полтора года, на душе его и на лице распускалась та детская улыбка, которою он ни разу не улыбался с тех пор, как выехал из дома.
– Нет, послушай, – сказала она, – ты теперь совсем мужчина? Я ужасно рада, что ты мой брат. – Она тронула его усы. – Мне хочется знать, какие вы мужчины? Такие ли, как мы? Нет?
– Отчего Соня убежала? – спрашивал Ростов.
– Да. Это еще целая история! Как ты будешь говорить с Соней? Ты или вы?
– Как случится, – сказал Ростов.
– Говори ей вы, пожалуйста, я тебе после скажу.
– Да что же?
– Ну я теперь скажу. Ты знаешь, что Соня мой друг, такой друг, что я руку сожгу для нее. Вот посмотри. – Она засучила свой кисейный рукав и показала на своей длинной, худой и нежной ручке под плечом, гораздо выше локтя (в том месте, которое закрыто бывает и бальными платьями) красную метину.
– Это я сожгла, чтобы доказать ей любовь. Просто линейку разожгла на огне, да и прижала.
Сидя в своей прежней классной комнате, на диване с подушечками на ручках, и глядя в эти отчаянно оживленные глаза Наташи, Ростов опять вошел в тот свой семейный, детский мир, который не имел ни для кого никакого смысла, кроме как для него, но который доставлял ему одни из лучших наслаждений в жизни; и сожжение руки линейкой, для показания любви, показалось ему не бесполезно: он понимал и не удивлялся этому.
– Так что же? только? – спросил он.
– Ну так дружны, так дружны! Это что, глупости – линейкой; но мы навсегда друзья. Она кого полюбит, так навсегда; а я этого не понимаю, я забуду сейчас.
– Ну так что же?
– Да, так она любит меня и тебя. – Наташа вдруг покраснела, – ну ты помнишь, перед отъездом… Так она говорит, что ты это всё забудь… Она сказала: я буду любить его всегда, а он пускай будет свободен. Ведь правда, что это отлично, благородно! – Да, да? очень благородно? да? – спрашивала Наташа так серьезно и взволнованно, что видно было, что то, что она говорила теперь, она прежде говорила со слезами.
Ростов задумался.
– Я ни в чем не беру назад своего слова, – сказал он. – И потом, Соня такая прелесть, что какой же дурак станет отказываться от своего счастия?
– Нет, нет, – закричала Наташа. – Мы про это уже с нею говорили. Мы знали, что ты это скажешь. Но это нельзя, потому что, понимаешь, ежели ты так говоришь – считаешь себя связанным словом, то выходит, что она как будто нарочно это сказала. Выходит, что ты всё таки насильно на ней женишься, и выходит совсем не то.
Ростов видел, что всё это было хорошо придумано ими. Соня и вчера поразила его своей красотой. Нынче, увидав ее мельком, она ему показалась еще лучше. Она была прелестная 16 тилетняя девочка, очевидно страстно его любящая (в этом он не сомневался ни на минуту). Отчего же ему было не любить ее теперь, и не жениться даже, думал Ростов, но теперь столько еще других радостей и занятий! «Да, они это прекрасно придумали», подумал он, «надо оставаться свободным».
– Ну и прекрасно, – сказал он, – после поговорим. Ах как я тебе рад! – прибавил он.
– Ну, а что же ты, Борису не изменила? – спросил брат.
– Вот глупости! – смеясь крикнула Наташа. – Ни об нем и ни о ком я не думаю и знать не хочу.
– Вот как! Так ты что же?
– Я? – переспросила Наташа, и счастливая улыбка осветила ее лицо. – Ты видел Duport'a?
– Нет.
– Знаменитого Дюпора, танцовщика не видал? Ну так ты не поймешь. Я вот что такое. – Наташа взяла, округлив руки, свою юбку, как танцуют, отбежала несколько шагов, перевернулась, сделала антраша, побила ножкой об ножку и, став на самые кончики носков, прошла несколько шагов.
– Ведь стою? ведь вот, – говорила она; но не удержалась на цыпочках. – Так вот я что такое! Никогда ни за кого не пойду замуж, а пойду в танцовщицы. Только никому не говори.
Ростов так громко и весело захохотал, что Денисову из своей комнаты стало завидно, и Наташа не могла удержаться, засмеялась с ним вместе. – Нет, ведь хорошо? – всё говорила она.
– Хорошо, за Бориса уже не хочешь выходить замуж?
Наташа вспыхнула. – Я не хочу ни за кого замуж итти. Я ему то же самое скажу, когда увижу.
– Вот как! – сказал Ростов.
– Ну, да, это всё пустяки, – продолжала болтать Наташа. – А что Денисов хороший? – спросила она.
– Хороший.
– Ну и прощай, одевайся. Он страшный, Денисов?
– Отчего страшный? – спросил Nicolas. – Нет. Васька славный.
– Ты его Васькой зовешь – странно. А, что он очень хорош?
– Очень хорош.
– Ну, приходи скорей чай пить. Все вместе.
И Наташа встала на цыпочках и прошлась из комнаты так, как делают танцовщицы, но улыбаясь так, как только улыбаются счастливые 15 летние девочки. Встретившись в гостиной с Соней, Ростов покраснел. Он не знал, как обойтись с ней. Вчера они поцеловались в первую минуту радости свидания, но нынче они чувствовали, что нельзя было этого сделать; он чувствовал, что все, и мать и сестры, смотрели на него вопросительно и от него ожидали, как он поведет себя с нею. Он поцеловал ее руку и назвал ее вы – Соня . Но глаза их, встретившись, сказали друг другу «ты» и нежно поцеловались. Она просила своим взглядом у него прощения за то, что в посольстве Наташи она смела напомнить ему о его обещании и благодарила его за его любовь. Он своим взглядом благодарил ее за предложение свободы и говорил, что так ли, иначе ли, он никогда не перестанет любить ее, потому что нельзя не любить ее.
– Как однако странно, – сказала Вера, выбрав общую минуту молчания, – что Соня с Николенькой теперь встретились на вы и как чужие. – Замечание Веры было справедливо, как и все ее замечания; но как и от большей части ее замечаний всем сделалось неловко, и не только Соня, Николай и Наташа, но и старая графиня, которая боялась этой любви сына к Соне, могущей лишить его блестящей партии, тоже покраснела, как девочка. Денисов, к удивлению Ростова, в новом мундире, напомаженный и надушенный, явился в гостиную таким же щеголем, каким он был в сражениях, и таким любезным с дамами и кавалерами, каким Ростов никак не ожидал его видеть.


Вернувшись в Москву из армии, Николай Ростов был принят домашними как лучший сын, герой и ненаглядный Николушка; родными – как милый, приятный и почтительный молодой человек; знакомыми – как красивый гусарский поручик, ловкий танцор и один из лучших женихов Москвы.
Знакомство у Ростовых была вся Москва; денег в нынешний год у старого графа было достаточно, потому что были перезаложены все имения, и потому Николушка, заведя своего собственного рысака и самые модные рейтузы, особенные, каких ни у кого еще в Москве не было, и сапоги, самые модные, с самыми острыми носками и маленькими серебряными шпорами, проводил время очень весело. Ростов, вернувшись домой, испытал приятное чувство после некоторого промежутка времени примеривания себя к старым условиям жизни. Ему казалось, что он очень возмужал и вырос. Отчаяние за невыдержанный из закона Божьего экзамен, занимание денег у Гаврилы на извозчика, тайные поцелуи с Соней, он про всё это вспоминал, как про ребячество, от которого он неизмеримо был далек теперь. Теперь он – гусарский поручик в серебряном ментике, с солдатским Георгием, готовит своего рысака на бег, вместе с известными охотниками, пожилыми, почтенными. У него знакомая дама на бульваре, к которой он ездит вечером. Он дирижировал мазурку на бале у Архаровых, разговаривал о войне с фельдмаршалом Каменским, бывал в английском клубе, и был на ты с одним сорокалетним полковником, с которым познакомил его Денисов.
Страсть его к государю несколько ослабела в Москве, так как он за это время не видал его. Но он часто рассказывал о государе, о своей любви к нему, давая чувствовать, что он еще не всё рассказывает, что что то еще есть в его чувстве к государю, что не может быть всем понятно; и от всей души разделял общее в то время в Москве чувство обожания к императору Александру Павловичу, которому в Москве в то время было дано наименование ангела во плоти.
В это короткое пребывание Ростова в Москве, до отъезда в армию, он не сблизился, а напротив разошелся с Соней. Она была очень хороша, мила, и, очевидно, страстно влюблена в него; но он был в той поре молодости, когда кажется так много дела, что некогда этим заниматься, и молодой человек боится связываться – дорожит своей свободой, которая ему нужна на многое другое. Когда он думал о Соне в это новое пребывание в Москве, он говорил себе: Э! еще много, много таких будет и есть там, где то, мне еще неизвестных. Еще успею, когда захочу, заняться и любовью, а теперь некогда. Кроме того, ему казалось что то унизительное для своего мужества в женском обществе. Он ездил на балы и в женское общество, притворяясь, что делал это против воли. Бега, английский клуб, кутеж с Денисовым, поездка туда – это было другое дело: это было прилично молодцу гусару.
В начале марта, старый граф Илья Андреич Ростов был озабочен устройством обеда в английском клубе для приема князя Багратиона.
Граф в халате ходил по зале, отдавая приказания клубному эконому и знаменитому Феоктисту, старшему повару английского клуба, о спарже, свежих огурцах, землянике, теленке и рыбе для обеда князя Багратиона. Граф, со дня основания клуба, был его членом и старшиною. Ему было поручено от клуба устройство торжества для Багратиона, потому что редко кто умел так на широкую руку, хлебосольно устроить пир, особенно потому, что редко кто умел и хотел приложить свои деньги, если они понадобятся на устройство пира. Повар и эконом клуба с веселыми лицами слушали приказания графа, потому что они знали, что ни при ком, как при нем, нельзя было лучше поживиться на обеде, который стоил несколько тысяч.
– Так смотри же, гребешков, гребешков в тортю положи, знаешь! – Холодных стало быть три?… – спрашивал повар. Граф задумался. – Нельзя меньше, три… майонез раз, – сказал он, загибая палец…
– Так прикажете стерлядей больших взять? – спросил эконом. – Что ж делать, возьми, коли не уступают. Да, батюшка ты мой, я было и забыл. Ведь надо еще другую антре на стол. Ах, отцы мои! – Он схватился за голову. – Да кто же мне цветы привезет?
– Митинька! А Митинька! Скачи ты, Митинька, в подмосковную, – обратился он к вошедшему на его зов управляющему, – скачи ты в подмосковную и вели ты сейчас нарядить барщину Максимке садовнику. Скажи, чтобы все оранжереи сюда волок, укутывал бы войлоками. Да чтобы мне двести горшков тут к пятнице были.
Отдав еще и еще разные приказания, он вышел было отдохнуть к графинюшке, но вспомнил еще нужное, вернулся сам, вернул повара и эконома и опять стал приказывать. В дверях послышалась легкая, мужская походка, бряцанье шпор, и красивый, румяный, с чернеющимися усиками, видимо отдохнувший и выхолившийся на спокойном житье в Москве, вошел молодой граф.
– Ах, братец мой! Голова кругом идет, – сказал старик, как бы стыдясь, улыбаясь перед сыном. – Хоть вот ты бы помог! Надо ведь еще песенников. Музыка у меня есть, да цыган что ли позвать? Ваша братия военные это любят.
– Право, папенька, я думаю, князь Багратион, когда готовился к Шенграбенскому сражению, меньше хлопотал, чем вы теперь, – сказал сын, улыбаясь.
Старый граф притворился рассерженным. – Да, ты толкуй, ты попробуй!
И граф обратился к повару, который с умным и почтенным лицом, наблюдательно и ласково поглядывал на отца и сына.
– Какова молодежь то, а, Феоктист? – сказал он, – смеется над нашим братом стариками.
– Что ж, ваше сиятельство, им бы только покушать хорошо, а как всё собрать да сервировать , это не их дело.
– Так, так, – закричал граф, и весело схватив сына за обе руки, закричал: – Так вот же что, попался ты мне! Возьми ты сейчас сани парные и ступай ты к Безухову, и скажи, что граф, мол, Илья Андреич прислали просить у вас земляники и ананасов свежих. Больше ни у кого не достанешь. Самого то нет, так ты зайди, княжнам скажи, и оттуда, вот что, поезжай ты на Разгуляй – Ипатка кучер знает – найди ты там Ильюшку цыгана, вот что у графа Орлова тогда плясал, помнишь, в белом казакине, и притащи ты его сюда, ко мне.
– И с цыганками его сюда привести? – спросил Николай смеясь. – Ну, ну!…
В это время неслышными шагами, с деловым, озабоченным и вместе христиански кротким видом, никогда не покидавшим ее, вошла в комнату Анна Михайловна. Несмотря на то, что каждый день Анна Михайловна заставала графа в халате, всякий раз он конфузился при ней и просил извинения за свой костюм.
– Ничего, граф, голубчик, – сказала она, кротко закрывая глаза. – А к Безухому я съезжу, – сказала она. – Пьер приехал, и теперь мы всё достанем, граф, из его оранжерей. Мне и нужно было видеть его. Он мне прислал письмо от Бориса. Слава Богу, Боря теперь при штабе.
Граф обрадовался, что Анна Михайловна брала одну часть его поручений, и велел ей заложить маленькую карету.
– Вы Безухову скажите, чтоб он приезжал. Я его запишу. Что он с женой? – спросил он.
Анна Михайловна завела глаза, и на лице ее выразилась глубокая скорбь…
– Ах, мой друг, он очень несчастлив, – сказала она. – Ежели правда, что мы слышали, это ужасно. И думали ли мы, когда так радовались его счастию! И такая высокая, небесная душа, этот молодой Безухов! Да, я от души жалею его и постараюсь дать ему утешение, которое от меня будет зависеть.
– Да что ж такое? – спросили оба Ростова, старший и младший.
Анна Михайловна глубоко вздохнула: – Долохов, Марьи Ивановны сын, – сказала она таинственным шопотом, – говорят, совсем компрометировал ее. Он его вывел, пригласил к себе в дом в Петербурге, и вот… Она сюда приехала, и этот сорви голова за ней, – сказала Анна Михайловна, желая выразить свое сочувствие Пьеру, но в невольных интонациях и полуулыбкою выказывая сочувствие сорви голове, как она назвала Долохова. – Говорят, сам Пьер совсем убит своим горем.
– Ну, всё таки скажите ему, чтоб он приезжал в клуб, – всё рассеется. Пир горой будет.
На другой день, 3 го марта, во 2 м часу по полудни, 250 человек членов Английского клуба и 50 человек гостей ожидали к обеду дорогого гостя и героя Австрийского похода, князя Багратиона. В первое время по получении известия об Аустерлицком сражении Москва пришла в недоумение. В то время русские так привыкли к победам, что, получив известие о поражении, одни просто не верили, другие искали объяснений такому странному событию в каких нибудь необыкновенных причинах. В Английском клубе, где собиралось всё, что было знатного, имеющего верные сведения и вес, в декабре месяце, когда стали приходить известия, ничего не говорили про войну и про последнее сражение, как будто все сговорились молчать о нем. Люди, дававшие направление разговорам, как то: граф Ростопчин, князь Юрий Владимирович Долгорукий, Валуев, гр. Марков, кн. Вяземский, не показывались в клубе, а собирались по домам, в своих интимных кружках, и москвичи, говорившие с чужих голосов (к которым принадлежал и Илья Андреич Ростов), оставались на короткое время без определенного суждения о деле войны и без руководителей. Москвичи чувствовали, что что то нехорошо и что обсуждать эти дурные вести трудно, и потому лучше молчать. Но через несколько времени, как присяжные выходят из совещательной комнаты, появились и тузы, дававшие мнение в клубе, и всё заговорило ясно и определенно. Были найдены причины тому неимоверному, неслыханному и невозможному событию, что русские были побиты, и все стало ясно, и во всех углах Москвы заговорили одно и то же. Причины эти были: измена австрийцев, дурное продовольствие войска, измена поляка Пшебышевского и француза Ланжерона, неспособность Кутузова, и (потихоньку говорили) молодость и неопытность государя, вверившегося дурным и ничтожным людям. Но войска, русские войска, говорили все, были необыкновенны и делали чудеса храбрости. Солдаты, офицеры, генералы – были герои. Но героем из героев был князь Багратион, прославившийся своим Шенграбенским делом и отступлением от Аустерлица, где он один провел свою колонну нерасстроенною и целый день отбивал вдвое сильнейшего неприятеля. Тому, что Багратион выбран был героем в Москве, содействовало и то, что он не имел связей в Москве, и был чужой. В лице его отдавалась должная честь боевому, простому, без связей и интриг, русскому солдату, еще связанному воспоминаниями Итальянского похода с именем Суворова. Кроме того в воздаянии ему таких почестей лучше всего показывалось нерасположение и неодобрение Кутузову.
– Ежели бы не было Багратиона, il faudrait l'inventer, [надо бы изобрести его.] – сказал шутник Шиншин, пародируя слова Вольтера. Про Кутузова никто не говорил, и некоторые шопотом бранили его, называя придворною вертушкой и старым сатиром. По всей Москве повторялись слова князя Долгорукова: «лепя, лепя и облепишься», утешавшегося в нашем поражении воспоминанием прежних побед, и повторялись слова Ростопчина про то, что французских солдат надо возбуждать к сражениям высокопарными фразами, что с Немцами надо логически рассуждать, убеждая их, что опаснее бежать, чем итти вперед; но что русских солдат надо только удерживать и просить: потише! Со всex сторон слышны были новые и новые рассказы об отдельных примерах мужества, оказанных нашими солдатами и офицерами при Аустерлице. Тот спас знамя, тот убил 5 ть французов, тот один заряжал 5 ть пушек. Говорили и про Берга, кто его не знал, что он, раненый в правую руку, взял шпагу в левую и пошел вперед. Про Болконского ничего не говорили, и только близко знавшие его жалели, что он рано умер, оставив беременную жену и чудака отца.


3 го марта во всех комнатах Английского клуба стоял стон разговаривающих голосов и, как пчелы на весеннем пролете, сновали взад и вперед, сидели, стояли, сходились и расходились, в мундирах, фраках и еще кое кто в пудре и кафтанах, члены и гости клуба. Пудренные, в чулках и башмаках ливрейные лакеи стояли у каждой двери и напряженно старались уловить каждое движение гостей и членов клуба, чтобы предложить свои услуги. Большинство присутствовавших были старые, почтенные люди с широкими, самоуверенными лицами, толстыми пальцами, твердыми движениями и голосами. Этого рода гости и члены сидели по известным, привычным местам и сходились в известных, привычных кружках. Малая часть присутствовавших состояла из случайных гостей – преимущественно молодежи, в числе которой были Денисов, Ростов и Долохов, который был опять семеновским офицером. На лицах молодежи, особенно военной, было выражение того чувства презрительной почтительности к старикам, которое как будто говорит старому поколению: уважать и почитать вас мы готовы, но помните, что всё таки за нами будущность.
Несвицкий был тут же, как старый член клуба. Пьер, по приказанию жены отпустивший волоса, снявший очки и одетый по модному, но с грустным и унылым видом, ходил по залам. Его, как и везде, окружала атмосфера людей, преклонявшихся перед его богатством, и он с привычкой царствования и рассеянной презрительностью обращался с ними.
По годам он бы должен был быть с молодыми, по богатству и связям он был членом кружков старых, почтенных гостей, и потому он переходил от одного кружка к другому.
Старики из самых значительных составляли центр кружков, к которым почтительно приближались даже незнакомые, чтобы послушать известных людей. Большие кружки составлялись около графа Ростопчина, Валуева и Нарышкина. Ростопчин рассказывал про то, как русские были смяты бежавшими австрийцами и должны были штыком прокладывать себе дорогу сквозь беглецов.
Валуев конфиденциально рассказывал, что Уваров был прислан из Петербурга, для того чтобы узнать мнение москвичей об Аустерлице.
В третьем кружке Нарышкин говорил о заседании австрийского военного совета, в котором Суворов закричал петухом в ответ на глупость австрийских генералов. Шиншин, стоявший тут же, хотел пошутить, сказав, что Кутузов, видно, и этому нетрудному искусству – кричать по петушиному – не мог выучиться у Суворова; но старички строго посмотрели на шутника, давая ему тем чувствовать, что здесь и в нынешний день так неприлично было говорить про Кутузова.
Граф Илья Андреич Ростов, озабоченно, торопливо похаживал в своих мягких сапогах из столовой в гостиную, поспешно и совершенно одинаково здороваясь с важными и неважными лицами, которых он всех знал, и изредка отыскивая глазами своего стройного молодца сына, радостно останавливал на нем свой взгляд и подмигивал ему. Молодой Ростов стоял у окна с Долоховым, с которым он недавно познакомился, и знакомством которого он дорожил. Старый граф подошел к ним и пожал руку Долохову.
– Ко мне милости прошу, вот ты с моим молодцом знаком… вместе там, вместе геройствовали… A! Василий Игнатьич… здорово старый, – обратился он к проходившему старичку, но не успел еще договорить приветствия, как всё зашевелилось, и прибежавший лакей, с испуганным лицом, доложил: пожаловали!
Раздались звонки; старшины бросились вперед; разбросанные в разных комнатах гости, как встряхнутая рожь на лопате, столпились в одну кучу и остановились в большой гостиной у дверей залы.
В дверях передней показался Багратион, без шляпы и шпаги, которые он, по клубному обычаю, оставил у швейцара. Он был не в смушковом картузе с нагайкой через плечо, как видел его Ростов в ночь накануне Аустерлицкого сражения, а в новом узком мундире с русскими и иностранными орденами и с георгиевской звездой на левой стороне груди. Он видимо сейчас, перед обедом, подстриг волосы и бакенбарды, что невыгодно изменяло его физиономию. На лице его было что то наивно праздничное, дававшее, в соединении с его твердыми, мужественными чертами, даже несколько комическое выражение его лицу. Беклешов и Федор Петрович Уваров, приехавшие с ним вместе, остановились в дверях, желая, чтобы он, как главный гость, прошел вперед их. Багратион смешался, не желая воспользоваться их учтивостью; произошла остановка в дверях, и наконец Багратион всё таки прошел вперед. Он шел, не зная куда девать руки, застенчиво и неловко, по паркету приемной: ему привычнее и легче было ходить под пулями по вспаханному полю, как он шел перед Курским полком в Шенграбене. Старшины встретили его у первой двери, сказав ему несколько слов о радости видеть столь дорогого гостя, и недождавшись его ответа, как бы завладев им, окружили его и повели в гостиную. В дверях гостиной не было возможности пройти от столпившихся членов и гостей, давивших друг друга и через плечи друг друга старавшихся, как редкого зверя, рассмотреть Багратиона. Граф Илья Андреич, энергичнее всех, смеясь и приговаривая: – пусти, mon cher, пусти, пусти, – протолкал толпу, провел гостей в гостиную и посадил на средний диван. Тузы, почетнейшие члены клуба, обступили вновь прибывших. Граф Илья Андреич, проталкиваясь опять через толпу, вышел из гостиной и с другим старшиной через минуту явился, неся большое серебряное блюдо, которое он поднес князю Багратиону. На блюде лежали сочиненные и напечатанные в честь героя стихи. Багратион, увидав блюдо, испуганно оглянулся, как бы отыскивая помощи. Но во всех глазах было требование того, чтобы он покорился. Чувствуя себя в их власти, Багратион решительно, обеими руками, взял блюдо и сердито, укоризненно посмотрел на графа, подносившего его. Кто то услужливо вынул из рук Багратиона блюдо (а то бы он, казалось, намерен был держать его так до вечера и так итти к столу) и обратил его внимание на стихи. «Ну и прочту», как будто сказал Багратион и устремив усталые глаза на бумагу, стал читать с сосредоточенным и серьезным видом. Сам сочинитель взял стихи и стал читать. Князь Багратион склонил голову и слушал.
«Славь Александра век
И охраняй нам Тита на престоле,
Будь купно страшный вождь и добрый человек,
Рифей в отечестве а Цесарь в бранном поле.
Да счастливый Наполеон,
Познав чрез опыты, каков Багратион,
Не смеет утруждать Алкидов русских боле…»
Но еще он не кончил стихов, как громогласный дворецкий провозгласил: «Кушанье готово!» Дверь отворилась, загремел из столовой польский: «Гром победы раздавайся, веселися храбрый росс», и граф Илья Андреич, сердито посмотрев на автора, продолжавшего читать стихи, раскланялся перед Багратионом. Все встали, чувствуя, что обед был важнее стихов, и опять Багратион впереди всех пошел к столу. На первом месте, между двух Александров – Беклешова и Нарышкина, что тоже имело значение по отношению к имени государя, посадили Багратиона: 300 человек разместились в столовой по чинам и важности, кто поважнее, поближе к чествуемому гостю: так же естественно, как вода разливается туда глубже, где местность ниже.
Перед самым обедом граф Илья Андреич представил князю своего сына. Багратион, узнав его, сказал несколько нескладных, неловких слов, как и все слова, которые он говорил в этот день. Граф Илья Андреич радостно и гордо оглядывал всех в то время, как Багратион говорил с его сыном.
Николай Ростов с Денисовым и новым знакомцем Долоховым сели вместе почти на середине стола. Напротив них сел Пьер рядом с князем Несвицким. Граф Илья Андреич сидел напротив Багратиона с другими старшинами и угащивал князя, олицетворяя в себе московское радушие.
Труды его не пропали даром. Обеды его, постный и скоромный, были великолепны, но совершенно спокоен он всё таки не мог быть до конца обеда. Он подмигивал буфетчику, шопотом приказывал лакеям, и не без волнения ожидал каждого, знакомого ему блюда. Всё было прекрасно. На втором блюде, вместе с исполинской стерлядью (увидав которую, Илья Андреич покраснел от радости и застенчивости), уже лакеи стали хлопать пробками и наливать шампанское. После рыбы, которая произвела некоторое впечатление, граф Илья Андреич переглянулся с другими старшинами. – «Много тостов будет, пора начинать!» – шепнул он и взяв бокал в руки – встал. Все замолкли и ожидали, что он скажет.
– Здоровье государя императора! – крикнул он, и в ту же минуту добрые глаза его увлажились слезами радости и восторга. В ту же минуту заиграли: «Гром победы раздавайся».Все встали с своих мест и закричали ура! и Багратион закричал ура! тем же голосом, каким он кричал на Шенграбенском поле. Восторженный голос молодого Ростова был слышен из за всех 300 голосов. Он чуть не плакал. – Здоровье государя императора, – кричал он, – ура! – Выпив залпом свой бокал, он бросил его на пол. Многие последовали его примеру. И долго продолжались громкие крики. Когда замолкли голоса, лакеи подобрали разбитую посуду, и все стали усаживаться, и улыбаясь своему крику переговариваться. Граф Илья Андреич поднялся опять, взглянул на записочку, лежавшую подле его тарелки и провозгласил тост за здоровье героя нашей последней кампании, князя Петра Ивановича Багратиона и опять голубые глаза графа увлажились слезами. Ура! опять закричали голоса 300 гостей, и вместо музыки послышались певчие, певшие кантату сочинения Павла Ивановича Кутузова.
«Тщетны россам все препоны,
Храбрость есть побед залог,
Есть у нас Багратионы,
Будут все враги у ног» и т.д.
Только что кончили певчие, как последовали новые и новые тосты, при которых всё больше и больше расчувствовался граф Илья Андреич, и еще больше билось посуды, и еще больше кричалось. Пили за здоровье Беклешова, Нарышкина, Уварова, Долгорукова, Апраксина, Валуева, за здоровье старшин, за здоровье распорядителя, за здоровье всех членов клуба, за здоровье всех гостей клуба и наконец отдельно за здоровье учредителя обеда графа Ильи Андреича. При этом тосте граф вынул платок и, закрыв им лицо, совершенно расплакался.


Пьер сидел против Долохова и Николая Ростова. Он много и жадно ел и много пил, как и всегда. Но те, которые его знали коротко, видели, что в нем произошла в нынешний день какая то большая перемена. Он молчал всё время обеда и, щурясь и морщась, глядел кругом себя или остановив глаза, с видом совершенной рассеянности, потирал пальцем переносицу. Лицо его было уныло и мрачно. Он, казалось, не видел и не слышал ничего, происходящего вокруг него, и думал о чем то одном, тяжелом и неразрешенном.
Этот неразрешенный, мучивший его вопрос, были намеки княжны в Москве на близость Долохова к его жене и в нынешнее утро полученное им анонимное письмо, в котором было сказано с той подлой шутливостью, которая свойственна всем анонимным письмам, что он плохо видит сквозь свои очки, и что связь его жены с Долоховым есть тайна только для одного него. Пьер решительно не поверил ни намекам княжны, ни письму, но ему страшно было теперь смотреть на Долохова, сидевшего перед ним. Всякий раз, как нечаянно взгляд его встречался с прекрасными, наглыми глазами Долохова, Пьер чувствовал, как что то ужасное, безобразное поднималось в его душе, и он скорее отворачивался. Невольно вспоминая всё прошедшее своей жены и ее отношения с Долоховым, Пьер видел ясно, что то, что сказано было в письме, могло быть правда, могло по крайней мере казаться правдой, ежели бы это касалось не его жены. Пьер вспоминал невольно, как Долохов, которому было возвращено всё после кампании, вернулся в Петербург и приехал к нему. Пользуясь своими кутежными отношениями дружбы с Пьером, Долохов прямо приехал к нему в дом, и Пьер поместил его и дал ему взаймы денег. Пьер вспоминал, как Элен улыбаясь выражала свое неудовольствие за то, что Долохов живет в их доме, и как Долохов цинически хвалил ему красоту его жены, и как он с того времени до приезда в Москву ни на минуту не разлучался с ними.
«Да, он очень красив, думал Пьер, я знаю его. Для него была бы особенная прелесть в том, чтобы осрамить мое имя и посмеяться надо мной, именно потому, что я хлопотал за него и призрел его, помог ему. Я знаю, я понимаю, какую соль это в его глазах должно бы придавать его обману, ежели бы это была правда. Да, ежели бы это была правда; но я не верю, не имею права и не могу верить». Он вспоминал то выражение, которое принимало лицо Долохова, когда на него находили минуты жестокости, как те, в которые он связывал квартального с медведем и пускал его на воду, или когда он вызывал без всякой причины на дуэль человека, или убивал из пистолета лошадь ямщика. Это выражение часто было на лице Долохова, когда он смотрел на него. «Да, он бретёр, думал Пьер, ему ничего не значит убить человека, ему должно казаться, что все боятся его, ему должно быть приятно это. Он должен думать, что и я боюсь его. И действительно я боюсь его», думал Пьер, и опять при этих мыслях он чувствовал, как что то страшное и безобразное поднималось в его душе. Долохов, Денисов и Ростов сидели теперь против Пьера и казались очень веселы. Ростов весело переговаривался с своими двумя приятелями, из которых один был лихой гусар, другой известный бретёр и повеса, и изредка насмешливо поглядывал на Пьера, который на этом обеде поражал своей сосредоточенной, рассеянной, массивной фигурой. Ростов недоброжелательно смотрел на Пьера, во первых, потому, что Пьер в его гусарских глазах был штатский богач, муж красавицы, вообще баба; во вторых, потому, что Пьер в сосредоточенности и рассеянности своего настроения не узнал Ростова и не ответил на его поклон. Когда стали пить здоровье государя, Пьер задумавшись не встал и не взял бокала.
– Что ж вы? – закричал ему Ростов, восторженно озлобленными глазами глядя на него. – Разве вы не слышите; здоровье государя императора! – Пьер, вздохнув, покорно встал, выпил свой бокал и, дождавшись, когда все сели, с своей доброй улыбкой обратился к Ростову.
– А я вас и не узнал, – сказал он. – Но Ростову было не до этого, он кричал ура!
– Что ж ты не возобновишь знакомство, – сказал Долохов Ростову.
– Бог с ним, дурак, – сказал Ростов.
– Надо лелеять мужей хорошеньких женщин, – сказал Денисов. Пьер не слышал, что они говорили, но знал, что говорят про него. Он покраснел и отвернулся.
– Ну, теперь за здоровье красивых женщин, – сказал Долохов, и с серьезным выражением, но с улыбающимся в углах ртом, с бокалом обратился к Пьеру.
– За здоровье красивых женщин, Петруша, и их любовников, – сказал он.
Пьер, опустив глаза, пил из своего бокала, не глядя на Долохова и не отвечая ему. Лакей, раздававший кантату Кутузова, положил листок Пьеру, как более почетному гостю. Он хотел взять его, но Долохов перегнулся, выхватил листок из его руки и стал читать. Пьер взглянул на Долохова, зрачки его опустились: что то страшное и безобразное, мутившее его во всё время обеда, поднялось и овладело им. Он нагнулся всем тучным телом через стол: – Не смейте брать! – крикнул он.
Услыхав этот крик и увидав, к кому он относился, Несвицкий и сосед с правой стороны испуганно и поспешно обратились к Безухову.
– Полноте, полно, что вы? – шептали испуганные голоса. Долохов посмотрел на Пьера светлыми, веселыми, жестокими глазами, с той же улыбкой, как будто он говорил: «А вот это я люблю». – Не дам, – проговорил он отчетливо.
Бледный, с трясущейся губой, Пьер рванул лист. – Вы… вы… негодяй!.. я вас вызываю, – проговорил он, и двинув стул, встал из за стола. В ту самую секунду, как Пьер сделал это и произнес эти слова, он почувствовал, что вопрос о виновности его жены, мучивший его эти последние сутки, был окончательно и несомненно решен утвердительно. Он ненавидел ее и навсегда был разорван с нею. Несмотря на просьбы Денисова, чтобы Ростов не вмешивался в это дело, Ростов согласился быть секундантом Долохова, и после стола переговорил с Несвицким, секундантом Безухова, об условиях дуэли. Пьер уехал домой, а Ростов с Долоховым и Денисовым до позднего вечера просидели в клубе, слушая цыган и песенников.
– Так до завтра, в Сокольниках, – сказал Долохов, прощаясь с Ростовым на крыльце клуба.
– И ты спокоен? – спросил Ростов…
Долохов остановился. – Вот видишь ли, я тебе в двух словах открою всю тайну дуэли. Ежели ты идешь на дуэль и пишешь завещания да нежные письма родителям, ежели ты думаешь о том, что тебя могут убить, ты – дурак и наверно пропал; а ты иди с твердым намерением его убить, как можно поскорее и повернее, тогда всё исправно. Как мне говаривал наш костромской медвежатник: медведя то, говорит, как не бояться? да как увидишь его, и страх прошел, как бы только не ушел! Ну так то и я. A demain, mon cher! [До завтра, мой милый!]
На другой день, в 8 часов утра, Пьер с Несвицким приехали в Сокольницкий лес и нашли там уже Долохова, Денисова и Ростова. Пьер имел вид человека, занятого какими то соображениями, вовсе не касающимися до предстоящего дела. Осунувшееся лицо его было желто. Он видимо не спал ту ночь. Он рассеянно оглядывался вокруг себя и морщился, как будто от яркого солнца. Два соображения исключительно занимали его: виновность его жены, в которой после бессонной ночи уже не оставалось ни малейшего сомнения, и невинность Долохова, не имевшего никакой причины беречь честь чужого для него человека. «Может быть, я бы то же самое сделал бы на его месте, думал Пьер. Даже наверное я бы сделал то же самое; к чему же эта дуэль, это убийство? Или я убью его, или он попадет мне в голову, в локоть, в коленку. Уйти отсюда, бежать, зарыться куда нибудь», приходило ему в голову. Но именно в те минуты, когда ему приходили такие мысли. он с особенно спокойным и рассеянным видом, внушавшим уважение смотревшим на него, спрашивал: «Скоро ли, и готово ли?»