Леблан, Морис

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Морис Леблан
Maurice-Marie-Émile Leblanc
Дата рождения:

11 ноября 1864(1864-11-11)

Место рождения:

Руан, Франция

Дата смерти:

6 ноября 1941(1941-11-06) (76 лет)

Место смерти:

Перпиньян, Франция

Гражданство:

Франция

Род деятельности:

писатель

Годы творчества:

с 1890

Направление:

массовая литература

Жанр:

детектив, научная фантастика, психологический роман

Язык произведений:

французский

Дебют:

«Спасение» (новелла)

Награды:

|||

[lib.ru/DETEKTIWY/LEBLAN/ Произведения на сайте Lib.ru]

Морис Леблан (фр. Maurice-Marie-Émile Leblanc, 11 ноября 18646 ноября 1941) — французский писатель, автор книг об Арсене Люпене.





Биография

Отец Леблана был судовладельцем. Когда началась франко-прусская война, родители отправили его в Шотландию, откуда он вернулся в 1871 году. В подростковом возрасте посещал Флобера. Работал на фабрике, затем отправился в Париж. Здесь Леблан изучал право, но бросил занятия и занялся журналистикой; сотрудничал с рядом парижских газет, включая «Фигаро». Поддерживал дружеские отношения с Малларме, Мопассаном и Метерлинком.

Леблан-прозаик

В ранних романах и новеллах Леблана ощущается влияние психологической прозы Поля Бурже: «Женщина» (1893), «Те, кто страдает» (1894), «Энтузиазм» (1901). Эти произведения снискали одобрение критиков и привлекли к себе вызывали интерес Альфонса Доде и Жюля Ренара, но не имели коммерческого успеха. В 1905 году издатель Пьер Лафитт предложил ему написать остросюжетную новеллу для журнала Je sais tout. Новелла под названием «Арест Арсена Люпена» стала прологом громкого успеха Леблана. В своих детективных повестях, романах и пьесах об Арсене Люпене, которых он между 1907 и 1937 опубликовал свыше двадцати, создал образ «джентльмена-грабителя»: «Арсен Люпен против Херлока Шолмса» (1908), «Полая игла» (1909), «Хрустальная пробка» (1912), «Признания Арсена Люпена» (1913), «Остров тридцати гробов» (1919) и другие. Мнение некоторых критиков, будто образцом ему служил Раффлз Э. У. Хорнунга, лишено оснований. Пародийное изображение Шерлока Холмса в нескольких новеллах и романах Леблана вызвало неудовольствие А. Конан Дойля. Кроме цикла об Арсене Люпене, Леблан является автором нескольких светских романов, детской книги «Лес приключений» (1932) и двух научно-фантастических романов: «Три глаза» (1919) и «Замечательное событие» (1920). Похоронен на кладбище Монпарнас. Его дом-музей находится в Этрета.

Интересные факты

Младшая сестра, Жоржетта, была известной оперной певицей, актрисой кино, писательницей-мемуаристкой, подругой, а потом женой Метерлинка, дружила с Кокто, снималась у Л'Эрбье, принадлежала к окружению Гурджиева.

Признание

Повлиял на детективную прозу Гастона Леру, Пьера Сувестра и Марселя Аллена. За вклад во французскую литературу удостоен в 1908 году Ордена Почётного легиона.

Публикации в России

В России произведения Леблана печатались с 1907 года, когда петербургский журнал «Мотор и самокат» выпустил перевод его романа «Вот вам крылья» (1898), представляющего собой настоящую апологию велосипеда как средства передвижения. В том же году сразу несколько издателей опубликовали русские переводы рассказов об Арсене Люпене (с подзаголовками «Джентльмен-громила» и «Шерлок Холмс наизнанку»).

Напишите отзыв о статье "Леблан, Морис"

Литература

  • Derouard J. Dictionnaire Arsène Lupin. Amiens: Encrage; Paris: Les Belles lettres, 2001
  • Ruaud A.-F.Les nombreuses vies d'Arsène Lupin. Lyon: Moutons électriques, 2005


Отрывок, характеризующий Леблан, Морис

Почтительностью своего тона Ростов как будто показывал, что, несмотря на то, что он за счастье бы счел свое знакомство с нею, он не хотел пользоваться случаем ее несчастия для сближения с нею.
Княжна Марья поняла и оценила этот тон.
– Я очень, очень благодарна вам, – сказала ему княжна по французски, – но надеюсь, что все это было только недоразуменье и что никто не виноват в том. – Княжна вдруг заплакала. – Извините меня, – сказала она.
Ростов, нахмурившись, еще раз низко поклонился и вышел из комнаты.


– Ну что, мила? Нет, брат, розовая моя прелесть, и Дуняшей зовут… – Но, взглянув на лицо Ростова, Ильин замолк. Он видел, что его герой и командир находился совсем в другом строе мыслей.
Ростов злобно оглянулся на Ильина и, не отвечая ему, быстрыми шагами направился к деревне.
– Я им покажу, я им задам, разбойникам! – говорил он про себя.
Алпатыч плывущим шагом, чтобы только не бежать, рысью едва догнал Ростова.
– Какое решение изволили принять? – сказал он, догнав его.
Ростов остановился и, сжав кулаки, вдруг грозно подвинулся на Алпатыча.
– Решенье? Какое решенье? Старый хрыч! – крикнул он на него. – Ты чего смотрел? А? Мужики бунтуют, а ты не умеешь справиться? Ты сам изменник. Знаю я вас, шкуру спущу со всех… – И, как будто боясь растратить понапрасну запас своей горячности, он оставил Алпатыча и быстро пошел вперед. Алпатыч, подавив чувство оскорбления, плывущим шагом поспевал за Ростовым и продолжал сообщать ему свои соображения. Он говорил, что мужики находились в закоснелости, что в настоящую минуту было неблагоразумно противуборствовать им, не имея военной команды, что не лучше ли бы было послать прежде за командой.
– Я им дам воинскую команду… Я их попротивоборствую, – бессмысленно приговаривал Николай, задыхаясь от неразумной животной злобы и потребности излить эту злобу. Не соображая того, что будет делать, бессознательно, быстрым, решительным шагом он подвигался к толпе. И чем ближе он подвигался к ней, тем больше чувствовал Алпатыч, что неблагоразумный поступок его может произвести хорошие результаты. То же чувствовали и мужики толпы, глядя на его быструю и твердую походку и решительное, нахмуренное лицо.
После того как гусары въехали в деревню и Ростов прошел к княжне, в толпе произошло замешательство и раздор. Некоторые мужики стали говорить, что эти приехавшие были русские и как бы они не обиделись тем, что не выпускают барышню. Дрон был того же мнения; но как только он выразил его, так Карп и другие мужики напали на бывшего старосту.
– Ты мир то поедом ел сколько годов? – кричал на него Карп. – Тебе все одно! Ты кубышку выроешь, увезешь, тебе что, разори наши дома али нет?
– Сказано, порядок чтоб был, не езди никто из домов, чтобы ни синь пороха не вывозить, – вот она и вся! – кричал другой.
– Очередь на твоего сына была, а ты небось гладуха своего пожалел, – вдруг быстро заговорил маленький старичок, нападая на Дрона, – а моего Ваньку забрил. Эх, умирать будем!
– То то умирать будем!
– Я от миру не отказчик, – говорил Дрон.
– То то не отказчик, брюхо отрастил!..
Два длинные мужика говорили свое. Как только Ростов, сопутствуемый Ильиным, Лаврушкой и Алпатычем, подошел к толпе, Карп, заложив пальцы за кушак, слегка улыбаясь, вышел вперед. Дрон, напротив, зашел в задние ряды, и толпа сдвинулась плотнее.
– Эй! кто у вас староста тут? – крикнул Ростов, быстрым шагом подойдя к толпе.
– Староста то? На что вам?.. – спросил Карп. Но не успел он договорить, как шапка слетела с него и голова мотнулась набок от сильного удара.
– Шапки долой, изменники! – крикнул полнокровный голос Ростова. – Где староста? – неистовым голосом кричал он.
– Старосту, старосту кличет… Дрон Захарыч, вас, – послышались кое где торопливо покорные голоса, и шапки стали сниматься с голов.
– Нам бунтовать нельзя, мы порядки блюдем, – проговорил Карп, и несколько голосов сзади в то же мгновенье заговорили вдруг: