Левобережная Украина

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Левобережная Украина, Левобережная Гетманщина, Левобережная Малороссия — наименование восточной части исторического региона Малороссия, расположенной на левом берегу по течению Днепра. Состояла из современных Черниговской, Полтавской, части Сумской областей, а также из восточных частей Киевской и Черкасской областей. На востоке Левобережная Украина граничила со Слободской Украиной, на юге — с землями Запорожской Сечи.





История

Исторически, название Левобережная Украина возникло в XVII веке, во время гражданской войны в Гетманщине, вошедшей в историю под названием Руина. Вследствие раскола в стане казаков в ходе русско-польской войны 1654—1667 годов, на обоих берегах Днепра был избран свой гетман. На Левобережной Украине им стал в 1663 году Иван Брюховецкий, на Правобережной Украине — Павел Тетеря. Сложившаяся ситуация раскола Украины по Днепру была юридически закреплена Андрусовским перемирием в 1667 году, после чего Левобережная Украина, сохранив автономию, официально вошла в состав Русского царства. Этот статус был отменён Екатериной II в 1781 году.

Левобережная Украина делилась на полки и сотни, во главе которых стояли полковники и сотники. Формально эти должности были выборными, однако фактически их занимали представители казацкой старшины, назначавшиеся гетманом и одобренные царским указом. В 17221734 годах и после 1764 года управлением Левобережной Украины занималась Малороссийская коллегия. После 1781 года Левобережная Украина была разделена на Черниговское, Новгород-Северское и Киевское наместничество. В 1796 она стала Малороссийской губернией, а в 1802 году была поделена на Черниговскую и Полтавскую губернию. Казацкие полки были преобразованы в регулярные полки русской армии.

К Левобережной Украине в этот период можно политически относить и сохранившийся в составе Русского государства Киев, несмотря на его расположение на правом берегу Днепра.

Левобережные полки

Гетманы Войска Запорожского Левобережной Украины

  1. Беспалый, Иван (наказной гетман) — 16581659
  2. Самко, Яким Семёнович (наказной гетман) — 16601663
  3. Брюховецкий, Иван Мартынович — в 1663 «кошевой гетман» Запорожской Сечи, гетман Войска Запорожского 16631668
  4. Многогрешный, Демьян — 16691672
  5. Самойлович, Иван — 16721687
  6. Мазепа, Иван Степанович — 16871704

Население

Левобережная Украина отличалась одной из самых больших долей восточно-славянского населения в Российской империи (более 95 %), и сейчас три основных народа Левобережной Украины — это украинцы, русские и белорусы.

Область Украинцы, тыс. Украинцы, % Русские, тыс. Русские, % Белорусы, тыс. Белорусы, %
Полтавская 1481,1 тыс. 91,4 % 117,1 тыс. 7,2 % 6,3 тыс. 0,4 %
Черниговская 1155,4 тыс. 93,5 % 62,2 тыс. 5 % 7,1 тыс. 0,6 %
Сумская 1152 тыс. 88,8 % 121,7 тыс. 9,4 % 4,3 тыс. 0,3 %

См. также

Напишите отзыв о статье "Левобережная Украина"

Примечания

Отрывок, характеризующий Левобережная Украина

Приехав домой, Пьер отдал приказание своему все знающему, все умеющему, известному всей Москве кучеру Евстафьевичу о том, что он в ночь едет в Можайск к войску и чтобы туда были высланы его верховые лошади. Все это не могло быть сделано в тот же день, и потому, по представлению Евстафьевича, Пьер должен был отложить свой отъезд до другого дня, с тем чтобы дать время подставам выехать на дорогу.
24 го числа прояснело после дурной погоды, и в этот день после обеда Пьер выехал из Москвы. Ночью, переменя лошадей в Перхушкове, Пьер узнал, что в этот вечер было большое сражение. Рассказывали, что здесь, в Перхушкове, земля дрожала от выстрелов. На вопросы Пьера о том, кто победил, никто не мог дать ему ответа. (Это было сражение 24 го числа при Шевардине.) На рассвете Пьер подъезжал к Можайску.
Все дома Можайска были заняты постоем войск, и на постоялом дворе, на котором Пьера встретили его берейтор и кучер, в горницах не было места: все было полно офицерами.
В Можайске и за Можайском везде стояли и шли войска. Казаки, пешие, конные солдаты, фуры, ящики, пушки виднелись со всех сторон. Пьер торопился скорее ехать вперед, и чем дальше он отъезжал от Москвы и чем глубже погружался в это море войск, тем больше им овладевала тревога беспокойства и не испытанное еще им новое радостное чувство. Это было чувство, подобное тому, которое он испытывал и в Слободском дворце во время приезда государя, – чувство необходимости предпринять что то и пожертвовать чем то. Он испытывал теперь приятное чувство сознания того, что все то, что составляет счастье людей, удобства жизни, богатство, даже самая жизнь, есть вздор, который приятно откинуть в сравнении с чем то… С чем, Пьер не мог себе дать отчета, да и ее старался уяснить себе, для кого и для чего он находит особенную прелесть пожертвовать всем. Его не занимало то, для чего он хочет жертвовать, но самое жертвование составляло для него новое радостное чувство.


24 го было сражение при Шевардинском редуте, 25 го не было пущено ни одного выстрела ни с той, ни с другой стороны, 26 го произошло Бородинское сражение.
Для чего и как были даны и приняты сражения при Шевардине и при Бородине? Для чего было дано Бородинское сражение? Ни для французов, ни для русских оно не имело ни малейшего смысла. Результатом ближайшим было и должно было быть – для русских то, что мы приблизились к погибели Москвы (чего мы боялись больше всего в мире), а для французов то, что они приблизились к погибели всей армии (чего они тоже боялись больше всего в мире). Результат этот был тогда же совершении очевиден, а между тем Наполеон дал, а Кутузов принял это сражение.
Ежели бы полководцы руководились разумными причинами, казалось, как ясно должно было быть для Наполеона, что, зайдя за две тысячи верст и принимая сражение с вероятной случайностью потери четверти армии, он шел на верную погибель; и столь же ясно бы должно было казаться Кутузову, что, принимая сражение и тоже рискуя потерять четверть армии, он наверное теряет Москву. Для Кутузова это было математически ясно, как ясно то, что ежели в шашках у меня меньше одной шашкой и я буду меняться, я наверное проиграю и потому не должен меняться.
Когда у противника шестнадцать шашек, а у меня четырнадцать, то я только на одну восьмую слабее его; а когда я поменяюсь тринадцатью шашками, то он будет втрое сильнее меня.
До Бородинского сражения наши силы приблизительно относились к французским как пять к шести, а после сражения как один к двум, то есть до сражения сто тысяч; ста двадцати, а после сражения пятьдесят к ста. А вместе с тем умный и опытный Кутузов принял сражение. Наполеон же, гениальный полководец, как его называют, дал сражение, теряя четверть армии и еще более растягивая свою линию. Ежели скажут, что, заняв Москву, он думал, как занятием Вены, кончить кампанию, то против этого есть много доказательств. Сами историки Наполеона рассказывают, что еще от Смоленска он хотел остановиться, знал опасность своего растянутого положения знал, что занятие Москвы не будет концом кампании, потому что от Смоленска он видел, в каком положении оставлялись ему русские города, и не получал ни одного ответа на свои неоднократные заявления о желании вести переговоры.