Лев в геральдике

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Лев и его разновидность леопард — один из старейших и самых популярных геральдических символов[1]. Согласно Лакиеру, лев является символом силы, мужества и великодушия, а леопард — храбрости и отваги[2]. В связи с тем, что лев очень часто встречается в гербах, для описания различных типов геральдических львов придуманы специальные названия[2]. Хотя в геральдике встречаются львы всех тинктур, наиболее распространённой из них является золото. В гербе лев часто бывает представлен один; но их может быть и два; если же число их больше, то они иногда называются львятами (фр. lionceaux)[2].





Типы геральдических львов

Поза или атрибут Поза или атрибут (фр.) Описание Изображение
Восстающий[3] Rampant Обыкновенная геральдическая поза льва — в профиль, так что видны одно его ухо и один глаз. Он представляется стоящим на задних лапах, а передними бросающимся вправо; окровавленный язык выходит из пасти, хвост же его поднят кверху и концом падает на спину[2]. Такой лев называется восстающим (фр. rampant), однако так как для льва такая позиция является нормальной, при описании этот термин может опускаться[4].
Шествующий или идущий Passant Шествующий или идущий лев изображается опирающимся на три лапы, а переднюю правую лапу вытянувшим вперёд и немного вверх. Такой лев называется леопардовым[1] или леопардоподобным львом[2] (фр. lion léopardé).
Шествующий, смотрящий впрям Passant Guardant Шествующий лев, голова которого повёрнута в сторону зрителя, называется леопардом[2][4]. Подробнее см. раздел лев и леопард.
Восстающий, смотрящий впрям Rampant Guardant Восстающий лев с головой, повёрнутой в сторону зрителя, называется львиным леопардом (фр. léopard lioné)[4].
Стоящий Statant Если лев не является ни восстающим, ни шествующим, а стоит на всех четырёх лапах, его называют стоя́щим[4].
Прыгающий Salient Прыгающим называется лев, изображённый с сомкнутыми задними лапами и вытянутыми вверх и вперёд передними лапами[4].
Сидящий Sejant Сидящим называется лев с поджатыми задними лапами, опирающийся на вытянутые передние лапы. Если у льва поднята правая передняя лапа, то он называется сидящим с поднятой правой лапой. Сидящий лев, туловище и голова которого повёрнуты в сторону зрителя, называется сидящим впрям. Сидящий впрям лев может изображаться с поднятыми передними лапами, и в этом случае описывается особо[4].
Восстающе-сидящий Sejant erect Сидящий лев с верхними лапами, расположенными как у восстающего льва, называется восстающе-сидящим[4].
Отдыхающий Couchant Сидящий лев с вытянутыми вперёд передними лапами, на которые он опирается, называется отдыхающим[4].
Спящий Dormant Спящим называется отдыхающий лев с головой, положенной на передние лапы[4].
Обернувшийся Regardant Лев с повёрнутой назад головой называется обернувшимся. Обернувшимся может быть как восстающий, так и шествующий лев[4].

Вооружённый, смирный и коронованный лев

Вооружённым (фр. arme) называется лев, у которого когти и зубы не того цвета, каким окрашено все тело, а также высунут язык. Животное без зубов, когтей и высунутого языка называют смирным или безоружным (фр. morne). Лев, голова которого увенчана короной, называется коронованным (фр. couronne)[2].

Рождающийся, вырастающий и выходящий лев

Рождающимся или возникающим[4] (фр. naissant) называется лев, у которого видна только верхняя часть тела[2]. Если такой лев касается снизу верхней части какой-либо фигуры, края щита или поля, то он называется вырастающим[4]. Фигура льва, изображенная по пояс и появляющаяся справа или слева называется выходящим (фр. issant)[2][4].

Противопоставленный и противоидущий лев

Два восстающих льва, обращённых к друг другу, называются противопоставленными или борющимися. Если львы повёрнуты друг к другу спинами, они называются противопоставленными обращёнными. Разнонаправленные шествующие львы называют противоидущими, причём львы могут быть расположены как в столб, так и в пояс. В случае расположения в пояс, противостоящие львы расположены хвостами друг к другу[4].

Голова льва и типы хвоста

Иногда в гербах изображается только голова льва. Голова с шеей называется оторванной (с клочьями шерсти по нижнему краю) или отрезанной (с прямым нижним краем)[4]. В зависимости от типа хвоста лев может быть двухвостый, с раздвоенным, с завязанным,с поджатым или с драконьим[2] хвостом[4]. Лев, лишённый хвоста, называется бесхвостым (фр. diffame)[2] или опозоренным[4].

Расчленённый лев и лев с поноской во рту

В случае, если лев изображён с отделёнными от тела головой, нижними частями лап и хвостом он называется расчленённым[4]. Восстающий лев, держащий в зубах палку, называется с поноской во рту[4].

Двуглавый, двутелый и трёхтелый лев

Восстающий лев с двумя головами, каждая из которых на собственной шее, называется двуглавым. Лев с одной повёрнутой в сторону зрителя головой, но с двумя противопоставленными телами, называется двутелым. Бывает также и трёхтелый лев, изображающийся наподобие вилообразного креста, сочленением которого является повёрнутая впрям львиная голова[4].

Лев и леопард

В геральдике разница между терминами «лев» и «леопард» является не зоологической, а сугубо геральдической, и разница эта — в позе. Леопард представляется идущим или шествующим (фр. passant): опирается на три лапы, а четвёртую (правую переднюю) заносит вперёд и немного вверх; голова его повёрнута на зрителя (то есть он, в терминах геральдике, настороже́)[2][4]. Если же голова такого шествующего зверя обращена в профиль, то его называют леопардовым[1] львом (фр. lion leoparde). Естественный леопард в геральдике существует, но описывается в новоевропейской геральдике словосочетаниями «натуральный леопард» или «естественный леопард», а в российской - барс, если в блазоне указан просто леопард, то под ним понимается животное лев в определённой позе[1].

Лев в городской и государственной геральдике

Восстающие львы

Леопарды или Шествующие львы

Напишите отзыв о статье "Лев в геральдике"

Примечания

  1. 1 2 3 4 [www.excurs.ru/bestiary/Bestiary.htm Бестиарий] // Экскурс в геральдику.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Лакиер А. Б. [www.heraldrybooks.ru/text.php?id=82 Глава третья, § 20 …Четвероногие животные,..] // Русская геральдика. — М.: Книга, 1990.
  3. В геральдической литературе подобный лев также иногда описывается как вздыбленный, в то время как, например, по утверждению члена Геральдического совета Александра Черных, «ни лев, ни грифон не могут быть „вздыбленными“, они оба „восстающие“ (rampant)». Черных А. Небезопасный «кларенсекс» с «семьёй перевязей» // Сайт «Геральдика сегодня». — 25 апреля 2010.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [www.excurs.ru/blazon/Anim-blazon.htm Блазонирование животных] // Экскурс в геральдику.

См. также

Литература

  • Лакиер А. Б. [www.heraldrybooks.ru/text.php?id=82 Глава третья, § 20 …Четвероногие животные,..] // Русская геральдика. — М.: Книга, 1990.
  • Fox-Davies A. C. A Complete Guide to Heraldry. — N. Y.: Dodge Pub. Co., 1909. — p. 172—185.  (англ.)

Ссылки

  • [etc.usf.edu/clipart/galleries/designs/heraldry_charges.php?page=5&term= Изображение и описание типов геральдических львов] из книги Артура Холла «The Manual of Heraldry» (L., 1862 // Educational Technology Clearinghouse.  (англ.)

Отрывок, характеризующий Лев в геральдике

– Ну, бросьте Мишку, тут пари.
– Одним духом, иначе проиграно, – кричал четвертый.
– Яков, давай бутылку, Яков! – кричал сам хозяин, высокий красавец, стоявший посреди толпы в одной тонкой рубашке, раскрытой на средине груди. – Стойте, господа. Вот он Петруша, милый друг, – обратился он к Пьеру.
Другой голос невысокого человека, с ясными голубыми глазами, особенно поражавший среди этих всех пьяных голосов своим трезвым выражением, закричал от окна: «Иди сюда – разойми пари!» Это был Долохов, семеновский офицер, известный игрок и бретёр, живший вместе с Анатолем. Пьер улыбался, весело глядя вокруг себя.
– Ничего не понимаю. В чем дело?
– Стойте, он не пьян. Дай бутылку, – сказал Анатоль и, взяв со стола стакан, подошел к Пьеру.
– Прежде всего пей.
Пьер стал пить стакан за стаканом, исподлобья оглядывая пьяных гостей, которые опять столпились у окна, и прислушиваясь к их говору. Анатоль наливал ему вино и рассказывал, что Долохов держит пари с англичанином Стивенсом, моряком, бывшим тут, в том, что он, Долохов, выпьет бутылку рому, сидя на окне третьего этажа с опущенными наружу ногами.
– Ну, пей же всю! – сказал Анатоль, подавая последний стакан Пьеру, – а то не пущу!
– Нет, не хочу, – сказал Пьер, отталкивая Анатоля, и подошел к окну.
Долохов держал за руку англичанина и ясно, отчетливо выговаривал условия пари, обращаясь преимущественно к Анатолю и Пьеру.
Долохов был человек среднего роста, курчавый и с светлыми, голубыми глазами. Ему было лет двадцать пять. Он не носил усов, как и все пехотные офицеры, и рот его, самая поразительная черта его лица, был весь виден. Линии этого рта были замечательно тонко изогнуты. В средине верхняя губа энергически опускалась на крепкую нижнюю острым клином, и в углах образовывалось постоянно что то вроде двух улыбок, по одной с каждой стороны; и всё вместе, а особенно в соединении с твердым, наглым, умным взглядом, составляло впечатление такое, что нельзя было не заметить этого лица. Долохов был небогатый человек, без всяких связей. И несмотря на то, что Анатоль проживал десятки тысяч, Долохов жил с ним и успел себя поставить так, что Анатоль и все знавшие их уважали Долохова больше, чем Анатоля. Долохов играл во все игры и почти всегда выигрывал. Сколько бы он ни пил, он никогда не терял ясности головы. И Курагин, и Долохов в то время были знаменитостями в мире повес и кутил Петербурга.
Бутылка рому была принесена; раму, не пускавшую сесть на наружный откос окна, выламывали два лакея, видимо торопившиеся и робевшие от советов и криков окружавших господ.
Анатоль с своим победительным видом подошел к окну. Ему хотелось сломать что нибудь. Он оттолкнул лакеев и потянул раму, но рама не сдавалась. Он разбил стекло.
– Ну ка ты, силач, – обратился он к Пьеру.
Пьер взялся за перекладины, потянул и с треском выворотип дубовую раму.
– Всю вон, а то подумают, что я держусь, – сказал Долохов.
– Англичанин хвастает… а?… хорошо?… – говорил Анатоль.
– Хорошо, – сказал Пьер, глядя на Долохова, который, взяв в руки бутылку рома, подходил к окну, из которого виднелся свет неба и сливавшихся на нем утренней и вечерней зари.
Долохов с бутылкой рома в руке вскочил на окно. «Слушать!»
крикнул он, стоя на подоконнике и обращаясь в комнату. Все замолчали.
– Я держу пари (он говорил по французски, чтоб его понял англичанин, и говорил не слишком хорошо на этом языке). Держу пари на пятьдесят империалов, хотите на сто? – прибавил он, обращаясь к англичанину.
– Нет, пятьдесят, – сказал англичанин.
– Хорошо, на пятьдесят империалов, – что я выпью бутылку рома всю, не отнимая ото рта, выпью, сидя за окном, вот на этом месте (он нагнулся и показал покатый выступ стены за окном) и не держась ни за что… Так?…
– Очень хорошо, – сказал англичанин.
Анатоль повернулся к англичанину и, взяв его за пуговицу фрака и сверху глядя на него (англичанин был мал ростом), начал по английски повторять ему условия пари.
– Постой! – закричал Долохов, стуча бутылкой по окну, чтоб обратить на себя внимание. – Постой, Курагин; слушайте. Если кто сделает то же, то я плачу сто империалов. Понимаете?
Англичанин кивнул головой, не давая никак разуметь, намерен ли он или нет принять это новое пари. Анатоль не отпускал англичанина и, несмотря на то что тот, кивая, давал знать что он всё понял, Анатоль переводил ему слова Долохова по английски. Молодой худощавый мальчик, лейб гусар, проигравшийся в этот вечер, взлез на окно, высунулся и посмотрел вниз.
– У!… у!… у!… – проговорил он, глядя за окно на камень тротуара.
– Смирно! – закричал Долохов и сдернул с окна офицера, который, запутавшись шпорами, неловко спрыгнул в комнату.
Поставив бутылку на подоконник, чтобы было удобно достать ее, Долохов осторожно и тихо полез в окно. Спустив ноги и расперевшись обеими руками в края окна, он примерился, уселся, опустил руки, подвинулся направо, налево и достал бутылку. Анатоль принес две свечки и поставил их на подоконник, хотя было уже совсем светло. Спина Долохова в белой рубашке и курчавая голова его были освещены с обеих сторон. Все столпились у окна. Англичанин стоял впереди. Пьер улыбался и ничего не говорил. Один из присутствующих, постарше других, с испуганным и сердитым лицом, вдруг продвинулся вперед и хотел схватить Долохова за рубашку.
– Господа, это глупости; он убьется до смерти, – сказал этот более благоразумный человек.
Анатоль остановил его:
– Не трогай, ты его испугаешь, он убьется. А?… Что тогда?… А?…
Долохов обернулся, поправляясь и опять расперевшись руками.
– Ежели кто ко мне еще будет соваться, – сказал он, редко пропуская слова сквозь стиснутые и тонкие губы, – я того сейчас спущу вот сюда. Ну!…
Сказав «ну»!, он повернулся опять, отпустил руки, взял бутылку и поднес ко рту, закинул назад голову и вскинул кверху свободную руку для перевеса. Один из лакеев, начавший подбирать стекла, остановился в согнутом положении, не спуская глаз с окна и спины Долохова. Анатоль стоял прямо, разинув глаза. Англичанин, выпятив вперед губы, смотрел сбоку. Тот, который останавливал, убежал в угол комнаты и лег на диван лицом к стене. Пьер закрыл лицо, и слабая улыбка, забывшись, осталась на его лице, хоть оно теперь выражало ужас и страх. Все молчали. Пьер отнял от глаз руки: Долохов сидел всё в том же положении, только голова загнулась назад, так что курчавые волосы затылка прикасались к воротнику рубахи, и рука с бутылкой поднималась всё выше и выше, содрогаясь и делая усилие. Бутылка видимо опорожнялась и с тем вместе поднималась, загибая голову. «Что же это так долго?» подумал Пьер. Ему казалось, что прошло больше получаса. Вдруг Долохов сделал движение назад спиной, и рука его нервически задрожала; этого содрогания было достаточно, чтобы сдвинуть всё тело, сидевшее на покатом откосе. Он сдвинулся весь, и еще сильнее задрожали, делая усилие, рука и голова его. Одна рука поднялась, чтобы схватиться за подоконник, но опять опустилась. Пьер опять закрыл глаза и сказал себе, что никогда уж не откроет их. Вдруг он почувствовал, что всё вокруг зашевелилось. Он взглянул: Долохов стоял на подоконнике, лицо его было бледно и весело.
– Пуста!
Он кинул бутылку англичанину, который ловко поймал ее. Долохов спрыгнул с окна. От него сильно пахло ромом.
– Отлично! Молодцом! Вот так пари! Чорт вас возьми совсем! – кричали с разных сторон.
Англичанин, достав кошелек, отсчитывал деньги. Долохов хмурился и молчал. Пьер вскочил на окно.
Господа! Кто хочет со мною пари? Я то же сделаю, – вдруг крикнул он. – И пари не нужно, вот что. Вели дать бутылку. Я сделаю… вели дать.
– Пускай, пускай! – сказал Долохов, улыбаясь.
– Что ты? с ума сошел? Кто тебя пустит? У тебя и на лестнице голова кружится, – заговорили с разных сторон.
– Я выпью, давай бутылку рому! – закричал Пьер, решительным и пьяным жестом ударяя по столу, и полез в окно.
Его схватили за руки; но он был так силен, что далеко оттолкнул того, кто приблизился к нему.
– Нет, его так не уломаешь ни за что, – говорил Анатоль, – постойте, я его обману. Послушай, я с тобой держу пари, но завтра, а теперь мы все едем к***.
– Едем, – закричал Пьер, – едем!… И Мишку с собой берем…
И он ухватил медведя, и, обняв и подняв его, стал кружиться с ним по комнате.


Князь Василий исполнил обещание, данное на вечере у Анны Павловны княгине Друбецкой, просившей его о своем единственном сыне Борисе. О нем было доложено государю, и, не в пример другим, он был переведен в гвардию Семеновского полка прапорщиком. Но адъютантом или состоящим при Кутузове Борис так и не был назначен, несмотря на все хлопоты и происки Анны Михайловны. Вскоре после вечера Анны Павловны Анна Михайловна вернулась в Москву, прямо к своим богатым родственникам Ростовым, у которых она стояла в Москве и у которых с детства воспитывался и годами живал ее обожаемый Боренька, только что произведенный в армейские и тотчас же переведенный в гвардейские прапорщики. Гвардия уже вышла из Петербурга 10 го августа, и сын, оставшийся для обмундирования в Москве, должен был догнать ее по дороге в Радзивилов.