Лев II (папа римский)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Лев II
лат. Leo PP. II<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>
80-й папа римский
17 августа 682 — 3 июля 683
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Агафон
Преемник: Бенедикт II
 
Имя при рождении: Лев Маней
Рождение: 611(0611)
Сицилия, Италия
Смерть: 3 июля 683(0683-07-03)
Рим, Италия

Лев II (лат. Leo PP. II; 611 — 3 июля 683) — папа римский с 17 августа 682 по 3 июля 683 года.



Ранние годы

Грек, родился на острове Сицилия, его отца звали Павлом. Лев был известен как красноречивый проповедник, который интересовался музыкой и активно помогал бедным

Понтификат

Хотя Лев был избран папой через несколько дней после смерти Агафона (10 января 681), он был рукоположён лишь через год и семь месяцев (17 августа 682). Возможно, подобная отсрочка была связана со сложностями переговоров с императором, от которого требовалось получить утверждение результатов выборов. Эти переговоры были начаты предшественником Льва Агафоном: Константин IV пообещал Агафону отменить или уменьшить налог, который папы платили в императорскую казну по случаю своего избрания.

Недолгий понтификат Льва не позволит ему достичь многого, но было одно значительное достижение большое значение: он утвердил анафемы монофелитам, провозглашённые Шестым Вселенским собором. Лев уведомил императора, что декреты Совета им подтверждены и что он сделал их известными народам Запада. В письмах, написанных к императору, епископам и дворянам Испании он объяснил суть решений собора и призвал епископов подписаться под его решениями.

На соборе анафеме был подвергнут и папа Гонорий I за его уступки в полемике с монофелитами. Лев приложил большие усилия, чтобы снять анафему и доказать, что Гонорий был введен в заблуждение неправильным переводом писем от монофелитов. В это же время Лев положил конец попыткам архиепископов Равенны выйти из-под контроля епископа Рима. Папа подсластил своё решение, отменив налог, уплачиваемый архиепископом Равенны по случаю своего назначения. Кроме того, из-за постоянных набегов лангобардов Лев перенес мощи ряда мучеников из катакомб в церкви внутри стен города. Он также освятил две церкви - Святого Павла и Св. Себастьяна и Георгия.

Погребён в Риме. В католической церкви почитается как святой; день памяти — 3 июня.

Напишите отзыв о статье "Лев II (папа римский)"

Ссылки


Отрывок, характеризующий Лев II (папа римский)

– Мама, мне его надо. За что я так пропадаю, мама?… – Голос ее оборвался, слезы брызнули из глаз, и она, чтобы скрыть их, быстро повернулась и вышла из комнаты. Она вышла в диванную, постояла, подумала и пошла в девичью. Там старая горничная ворчала на молодую девушку, запыхавшуюся, с холода прибежавшую с дворни.
– Будет играть то, – говорила старуха. – На всё время есть.
– Пусти ее, Кондратьевна, – сказала Наташа. – Иди, Мавруша, иди.
И отпустив Маврушу, Наташа через залу пошла в переднюю. Старик и два молодые лакея играли в карты. Они прервали игру и встали при входе барышни. «Что бы мне с ними сделать?» подумала Наташа. – Да, Никита, сходи пожалуста… куда бы мне его послать? – Да, сходи на дворню и принеси пожалуста петуха; да, а ты, Миша, принеси овса.
– Немного овса прикажете? – весело и охотно сказал Миша.
– Иди, иди скорее, – подтвердил старик.
– Федор, а ты мелу мне достань.
Проходя мимо буфета, она велела подавать самовар, хотя это было вовсе не время.
Буфетчик Фока был самый сердитый человек из всего дома. Наташа над ним любила пробовать свою власть. Он не поверил ей и пошел спросить, правда ли?
– Уж эта барышня! – сказал Фока, притворно хмурясь на Наташу.
Никто в доме не рассылал столько людей и не давал им столько работы, как Наташа. Она не могла равнодушно видеть людей, чтобы не послать их куда нибудь. Она как будто пробовала, не рассердится ли, не надуется ли на нее кто из них, но ничьих приказаний люди не любили так исполнять, как Наташиных. «Что бы мне сделать? Куда бы мне пойти?» думала Наташа, медленно идя по коридору.
– Настасья Ивановна, что от меня родится? – спросила она шута, который в своей куцавейке шел навстречу ей.
– От тебя блохи, стрекозы, кузнецы, – отвечал шут.
– Боже мой, Боже мой, всё одно и то же. Ах, куда бы мне деваться? Что бы мне с собой сделать? – И она быстро, застучав ногами, побежала по лестнице к Фогелю, который с женой жил в верхнем этаже. У Фогеля сидели две гувернантки, на столе стояли тарелки с изюмом, грецкими и миндальными орехами. Гувернантки разговаривали о том, где дешевле жить, в Москве или в Одессе. Наташа присела, послушала их разговор с серьезным задумчивым лицом и встала. – Остров Мадагаскар, – проговорила она. – Ма да гас кар, – повторила она отчетливо каждый слог и не отвечая на вопросы m me Schoss о том, что она говорит, вышла из комнаты. Петя, брат ее, был тоже наверху: он с своим дядькой устраивал фейерверк, который намеревался пустить ночью. – Петя! Петька! – закричала она ему, – вези меня вниз. с – Петя подбежал к ней и подставил спину. Она вскочила на него, обхватив его шею руками и он подпрыгивая побежал с ней. – Нет не надо – остров Мадагаскар, – проговорила она и, соскочив с него, пошла вниз.
Как будто обойдя свое царство, испытав свою власть и убедившись, что все покорны, но что всё таки скучно, Наташа пошла в залу, взяла гитару, села в темный угол за шкапчик и стала в басу перебирать струны, выделывая фразу, которую она запомнила из одной оперы, слышанной в Петербурге вместе с князем Андреем. Для посторонних слушателей у ней на гитаре выходило что то, не имевшее никакого смысла, но в ее воображении из за этих звуков воскресал целый ряд воспоминаний. Она сидела за шкапчиком, устремив глаза на полосу света, падавшую из буфетной двери, слушала себя и вспоминала. Она находилась в состоянии воспоминания.