Лев VI (папа римский)

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Лев VI
лат. Leo PP. VI<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>
123-й папа римский
28 мая — декабрь 928
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Иоанн X
Преемник: Стефан VII (VIII)
 
Имя при рождении: Лев Сангвини
Смерть: декабрь 928
Рим, Италия

Лев VI (лат. Leo PP. VI; ? — декабрь 928, Рим) — папа римский с мая по декабрь 928 года. Пятый папа периода порнократии.





Биография

Источники очень скудно освещают понтификат Льва, более того, многие сведения о нем и его правлении являются результатом спекуляций последующих периодов.

Родился в римской аристократической семье, его отец был адвокатом по имени Христофор. Уже в пожилом возрасте Лев, к тому времени кардинал церкви Санта-Сусанна, в мае 928 года был избран папой. Точная продолжительность его понтификата неизвестна и примерно оценивается в семь месяцев, однако даты его начала и смерти папы неясны.

Избрание

На выборы папы, безусловно, повлияла Марозия, дочь графа Тускулумского Феофилакта, которая приняла на себя звание сенатора и патриция и фактически правила Римом благодаря различным альянсам со знатными родами. Первый муж Марозии, герцог Сполето Альберих, был убит в 925году, а в 928 году она вышла за маркиза Гвидо Тосканского и свергла с папского престола Иоанна X.

Иоанн X достиг значительной независимости от римской знати с помощью мудрой политики союзов, которая привела на итальянский трон Гуго Арльского. Марозия на Рождество 927 года приказала убить брата папы, маркиза Петра Сполетского, прямо во время мессы в Латеранском соборе, Иоанн X был схвачен и отправлен в заточение в замок Святого Ангела, где, спустя несколько месяцев, умер или был убит.

На освободившийся папский трон Марозия предложила Льва, заявив, что сам Иоанн X, якобы перед своей смертью, назначил его своим преемником. На самом деле Иоанн, скорее всего, по-прежнему находился в замке и оставался в живых до следующего года, застав на папском престоле двух своих преемников.

Папство

Марозия рассматривала Льва VI и его преемника Стефана VII как временные фигуры, ожидая возможности избрать папой своего незаконнорожденного сына, Иоанна, который, как принято считать, был рожден от папы Сергия III. Лев, вероятно, сознавал собственное безвластие и не противился инициативам аристократии. Есть версия, что, несмотря на преклонный возраст, он был любовником Марозии, но это не доказано. Из его коротких сведений о понтификате Льва можно заключить, что он присоединил к Римской церкви Далмацию. Он послал епископам Далмации и Хорватии указ подчиняться архиепископу Сплита Иоанну, которого сам рукоположил.

Лев VI был настолько незначительным в глазах своих современников, что хронист Лиутпранд Кремонский в своем трактате "Antapodosis" за папой Иоанном X помещает сразу Иоанна XI, пропуская Льва и Стефана VII.

Лев VI умер в декабре 928 года и был похоронен в базилике Святого Петра. Считается, что он был отравлен.

Напишите отзыв о статье "Лев VI (папа римский)"

Ссылки


Отрывок, характеризующий Лев VI (папа римский)

Марья Генриховна согласилась и стала искать ложку, которую уже захватил кто то.
– Вы пальчиком, Марья Генриховна, – сказал Ростов, – еще приятнее будет.
– Горячо! – сказала Марья Генриховна, краснея от удовольствия.
Ильин взял ведро с водой и, капнув туда рому, пришел к Марье Генриховне, прося помешать пальчиком.
– Это моя чашка, – говорил он. – Только вложите пальчик, все выпью.
Когда самовар весь выпили, Ростов взял карты и предложил играть в короли с Марьей Генриховной. Кинули жребий, кому составлять партию Марьи Генриховны. Правилами игры, по предложению Ростова, было то, чтобы тот, кто будет королем, имел право поцеловать ручку Марьи Генриховны, а чтобы тот, кто останется прохвостом, шел бы ставить новый самовар для доктора, когда он проснется.
– Ну, а ежели Марья Генриховна будет королем? – спросил Ильин.
– Она и так королева! И приказания ее – закон.
Только что началась игра, как из за Марьи Генриховны вдруг поднялась вспутанная голова доктора. Он давно уже не спал и прислушивался к тому, что говорилось, и, видимо, не находил ничего веселого, смешного или забавного во всем, что говорилось и делалось. Лицо его было грустно и уныло. Он не поздоровался с офицерами, почесался и попросил позволения выйти, так как ему загораживали дорогу. Как только он вышел, все офицеры разразились громким хохотом, а Марья Генриховна до слез покраснела и тем сделалась еще привлекательнее на глаза всех офицеров. Вернувшись со двора, доктор сказал жене (которая перестала уже так счастливо улыбаться и, испуганно ожидая приговора, смотрела на него), что дождь прошел и что надо идти ночевать в кибитку, а то все растащат.
– Да я вестового пошлю… двух! – сказал Ростов. – Полноте, доктор.
– Я сам стану на часы! – сказал Ильин.
– Нет, господа, вы выспались, а я две ночи не спал, – сказал доктор и мрачно сел подле жены, ожидая окончания игры.
Глядя на мрачное лицо доктора, косившегося на свою жену, офицерам стало еще веселей, и многие не могла удерживаться от смеха, которому они поспешно старались приискивать благовидные предлоги. Когда доктор ушел, уведя свою жену, и поместился с нею в кибиточку, офицеры улеглись в корчме, укрывшись мокрыми шинелями; но долго не спали, то переговариваясь, вспоминая испуг доктора и веселье докторши, то выбегая на крыльцо и сообщая о том, что делалось в кибиточке. Несколько раз Ростов, завертываясь с головой, хотел заснуть; но опять чье нибудь замечание развлекало его, опять начинался разговор, и опять раздавался беспричинный, веселый, детский хохот.


В третьем часу еще никто не заснул, как явился вахмистр с приказом выступать к местечку Островне.
Все с тем же говором и хохотом офицеры поспешно стали собираться; опять поставили самовар на грязной воде. Но Ростов, не дождавшись чаю, пошел к эскадрону. Уже светало; дождик перестал, тучи расходились. Было сыро и холодно, особенно в непросохшем платье. Выходя из корчмы, Ростов и Ильин оба в сумерках рассвета заглянули в глянцевитую от дождя кожаную докторскую кибиточку, из под фартука которой торчали ноги доктора и в середине которой виднелся на подушке чепчик докторши и слышалось сонное дыхание.
– Право, она очень мила! – сказал Ростов Ильину, выходившему с ним.
– Прелесть какая женщина! – с шестнадцатилетней серьезностью отвечал Ильин.
Через полчаса выстроенный эскадрон стоял на дороге. Послышалась команда: «Садись! – солдаты перекрестились и стали садиться. Ростов, выехав вперед, скомандовал: «Марш! – и, вытянувшись в четыре человека, гусары, звуча шлепаньем копыт по мокрой дороге, бренчаньем сабель и тихим говором, тронулись по большой, обсаженной березами дороге, вслед за шедшей впереди пехотой и батареей.