Лезгинский язык

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Лезгинский язык
Самоназвание:

Лезги чӀал

Страны:

Россия, Азербайджан

Регионы:

В России: Дагестан
В Азербайджане: Исмаиллы, Кабала, Ках, Куба, Кусары, Огуз, Хачмаз, Шеки; частично Агдаш, Ахсу, Белокан, Геокчай, Евлах, Закатала, Зердаб, Кюрдамир, Самух, Сиазань, Уджар, Шабран, Шамаха; в городах Баку, Евлах, Гянджа, Мингечаур, Сумгаит, Шеки[1][2][3][4].

Официальный статус:

Россия Россия:

Дагестан Дагестан
Общее число говорящих:

0,7 млн.[5][6]

Классификация
Категория:

языки Евразии

Северокавказская семья

Нахско-дагестанская группа
Лезгинская подгруппа
Письменность:

кириллица (лезгинская письменность)

Языковые коды
ГОСТ 7.75–97:

лез 390

ISO 639-1:

ISO 639-2:

lez

ISO 639-3:

lez

См. также: Проект:Лингвистика

Лезги́нский язы́к (самоназвание: лезги чӀал) − язык лезгин, живущих в южной части Дагестана и на севере Азербайджана[7][8]. Относится к лезгинской подгруппе нахско-дагестанской группы северо-кавказской языковой семьи.

Согласно энциклопедическому справочнику «Ethnologue», число носителей лезгинского языка в Азербайджане составляло 364 тысячи на 2007 год[9]. В Российской Федерации лезгинским языком в 2010 году по данным переписи[10] владело 402 173 человек. В Азербайджане в 2009 году по данным переписи проживало 180 тыс. лезгин. Однако учёный-этнодемограф Ариф Юнусов оценивает численность лезгинского населения в Азербайджане в 250—260 тыс. чел.[11].

На лезгинском языке издаются книги и газеты (самая массовая в России — «Лезги газет», в Азербайджане — «Самур»).





О названии

С 80-х гг. ХIХ века по 20-х гг. XX века условно[12][13][14] обозначался как кюринский язык[15][16][17].

Об этом П. К. Услар писал:

«Ни язык в целости своей не называется кюринским, ни жители, на нем говорящие, не носят общего названия кюринцев. Во всяком случае, общее название необходимо. Мы принимаем условно, для языка название кюринского, а для жителей название - кюринцы»[14][13].

Вопросы классификации

Лезгинский язык относится к лезгинской подгруппе нахско-дагестанской группы кавказской языковой семьи.

Наречия

Лезгинский язык делится на 3 группы диалектов: кюринский, самурский и кубинский. Имеются самостоятельные говоры: курушский, гилиярский, фийский и гелхенский.

Кюринское наречие

Распространено в Сулейман-Стальском, Магарамкентском, Курахском и частично в Дербентском и Хивском районах Дагестана.

  • Гюнейский диалект — лёг в основу литературного языка. Распространён в Дагестане, по левобережью нижнего течения реки Самур. В Магарамкентском, Сулейман-Стальском и Дербентском районах.
  • Яркинский диалект — распространён в среднем течении реки Чирагчай. В северо-западной части Сулейман-Стальского района и юго-восточной части Хивского.
  • Курахский диалект — распространён в бассейне реки Курах — Курахский район Дагестана.
  • Гелхенский говор — распространён в верхнем течении реки Курах, в селении Гельхен на западе Курахского района.
  • Гилиярский говор — распространён в селе Гильяр Магарамкентского района.

О кюринцах и кюринском наречии лезгинского языка П. К. Услар писал:

К югу от маасумства Табасаранского, страна до самого Самура называется Куьре — Кюре. По преданно, название это произошло оттого, что арабский правитель страны жил в ауле Куьрахуьр (КюрКент). Впрочем, это не подтверждается ничем положительным. Жители сами себя называют куьрегуь — кюринец, куьрегуьяр — кюринцы. Так называют их, с некоторыми видоизменениями выговора, и горные соседи. Язык свой называют они куьред чIал[18].

Самурское наречие

Распространено на юге Дагестана в Ахтынском и Докузпаринском районах и в приграничных районах Азербайджана. А также, частично в Рутульском, Магарамкентском и Дербентском районах Республики Дагестан.

  • Докузпаринский диалект — распространён в среднем течении реки Самур, в бассейне реки Усухчай. Докузпаринский район Дагестана.
  • Ахтынский диалект — распространён в среднем течении реки Самур, в бассейне реки Ахтычай. Ахтынский район Дагестана.
  • Фийский диалект — распространён в селе Фий Ахтынского района и у переселенцев в Огузском и Кабалинском районах Азербайджанской Республики.
  • Мазинский диалект — был ранее распространён в селе Маза Ахтынского района. На нем говорят мазинцы, переселившиеся в село Бут-казмаляр Магарамкентского района и в другие населенные пункты Республики Дагестан,а также в Огузский и Кабалинский районы Азербайджанской Республики.
  • Гутумский диалект — распространён в селе Гдым Ахтынского района. На нем говорят выходцы из этого села, переселившиеся главным образомв Магарамкентский район Республики Дагестан,а также в Азербайджанскую Республику.
  • Курушский говор — распространён в долине реки Чехичай. Селение Куруш на юге Докузпаринского района Дагестана и Новый Куруш Хасавюртовского района Дагестана.
  • Джабинский диалект — распространён в селении Джаба близ райцентра Ахты Ахтынского района Дагестана, а также в Кабалинском районе Азербайджанской Республики.
  • Говор Дашагиль-Фильфили — распространён в Огузском районе Азербайджана. Селения Баш-Дашагыл и Фильфили.

Кубинское наречие

Распространено на территории Северного Азербайджана в Кубинском, Кусарском и Хачмазском районах. Кубинское наречие испытало заметное влияние азербайджанского языка.

  • Кубинский диалект. Распространён в Кубинском районе Азербайджана.
  • Кузунский диалект. Распространён в Кусарском районе Азербайджана.

Письменность и алфавит

Письменность на основе арабского алфавита не имела широкого распространения, как и созданная в 1928 году письменность на основе латинского алфавита. С 1938 года для письма на гюнейском диалекте кюринского наречия используется письменность на основе кириллицы[19]:

А а Б б В в Г г Гъ гъ Гь гь Д д Е е Ё ё
Ж ж З з И и Й й К к Къ къ Кь кь КӀ кӀ Л л
М м Н н О о П п ПӀ пӀ Р р С с Т т ТӀ тӀ
У у Уь уь Ф ф Х х Хъ хъ Хь хь Ц ц ЦӀ цӀ Ч ч
ЧӀ чӀ Ш ш Щ щ Ъ ъ Ы ы Ь ь Э э Ю ю Я я
  • щ используются только в словах заимствованных из русского языка но произносится ш
  • ё в литературном встречается в одном слове ёъ (joʔ)
  • ы (ə) встречаются очень часто в диалектах.
  • ь мягкий знак фактически используются только в диграфах гь, хь, уь, кь, так как в лезгинском языке отсутствуют мягкие фонемы, даже в заимствованных словах он уже не пишется, например, автомобил, мултфилм.

Лингвистическая харктеристика

Звуковой состав гюнейского диалекта: 9 гласных и 54 согласных[20], хотя в официальном лезгинском алфавите из-за его недоработанности некоторые из них не указаны. Существительные имеют категории падежа (18) и числа. Исходной формой для образования косвенных падежей служит эргатив. Числительные делятся на количественные, порядковые, дробные и кратные (или разделительные). Глагол не изменяется по лицам и числам. Наклонений 7. Сложная система временных форм. Основные конструкции простого предложения: номинативная, эргативная и дативная.

Фонетика и фонология

Фонетический состав литературного лезгинского языка указан без лабиализованных гласных

Губные Зубные Постальв. Велярные Увулярные Эпиглотт. Глотт.
Носовые m n
Взрывные pʰ b
pʼ pː
tʰ d
tʼ tː
kʰ ɡ
kʼ xk

qʼ qː
ʢ ʔ
Аффрикаты tsʰ dz
tsʼ sː
tʃʰ dʒ
tʃʼ tʃː
Фрикативные f v s z ʃ ʒ x ʁ ʜ h
Дрожащие r
Аппроксиманты l j

Лезгинская Википедия

Существует раздел Википедии на лезгинском языке («Лезгинская Википедия»). По состоянию на 23:41 (UTC) 22 июня 2024 года раздел содержит Ошибка Lua : module 'Модуль:NumberOf/data' not found. статей (общее число страниц — Ошибка Lua : module 'Модуль:NumberOf/data' not found.); в нём зарегистрировано Ошибка Lua : module 'Модуль:NumberOf/data' not found. участников, Ошибка Lua : module 'Модуль:NumberOf/data' not found. из них имеют статус администратора; Ошибка Lua : module 'Модуль:NumberOf/data' not found. участников совершили какие-либо действия за последние 30 дней; общее число правок за время существования раздела составляет Ошибка Lua : module 'Модуль:NumberOf/data' not found.[21].

Напишите отзыв о статье "Лезгинский язык"

Примечания

  1. [pop-stat.mashke.org/azerbaijan-ethnic2009.htm Перепись населения-2009]
  2. [www.ethno-kavkaz.narod.ru/rnazerbaijan.html АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ ССР (1939 г.)]
  3. [regnum.ru/news/1436873.html "Не торопитесь нас хоронить!": лезгинский взгляд на армяно-азербайджанскую полемику]
  4. [www.azerbaijans.com/content_1703_az.html Azərbaycanın azsaylı xalqları]
  5. [joshuaproject.net/languages/lez Владение лезгинским языком по оценкам JoshuaProject]
  6. [www.ethnologue.com/language/lez Владение лезгинским языком по оценкам Ethnologue]
  7. [tapemark.narod.ru/les/256b.html ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ. Лезги́нский язы́к]
  8. [www.garshin.ru/linguistics/languages/dene-caucasian/north-caucasian/east-caucasian/lezgin.html Древние и современные языки кавказских албанцев]
  9. [www.ethnologue.com/show_language.asp?code=lez Ethnologue: Languages of the World]
  10. [www.gks.ru/free_doc/new_site/population/demo/per-itog/tab6.xls Информационные материалы об окончательных итогах Всероссийской переписи населения 2010 года]
  11. [demoscope.ru/weekly/2004/0183/analit05.php Этнический состав Азербайджана (по переписи 1999 года)]
  12. [books.google.ru/books?id=sAMHAwAAQBAJ&pg=PR67&lpg=PR67&dq=язык+условно+названным+кюринским&source=bl&ots=yniL0qBFzu&sig=wp0Szk5vt7FG3R4-o4c-m62Ub9U&hl=ru&sa=X&ei=dSdqVYPzFMapygPKvoHABg&ved=0CDIQ6AEwBA#v=onepage&q=язык%20условно%20названным%20кюринским&f=false] Е. И. Козубский. Памятная книжка Дагестанской области. стр.- 55]
  13. 1 2 [books.google.ru/books?id=bSooAQAAMAAJ&q=условно+кюринским&dq=условно+кюринским&hl=ru&sa=X&ei=zChqVfGVOeLXygO9jYPACw&ved=0CBsQ6AEwAA Bulletin de l’Académie des sciences de l’Union des Républiques Soviétiques Socialistes: Classe des sciences historico-philogiques. The Academy, 1929. стр.-317]
  14. 1 2 [books.google.ru/books?id=3BMZAAAAYAAJ&pg=RA5-PA26&dq=условно+кюринским&hl=ru&sa=X&ei=zChqVfGVOeLXygO9jYPACw&ved=0CC0Q6AEwBA#v=onepage&q=условно%20кюринским&f=false Сборникъ свѣдѣній о кавказскихъ горцахъ, Объёмы 5-6. стр.-26]
  15. [ru.wikisource.org/wiki/ЭСБЕ/Кюринский_язык Кюринский язык]. Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон. 1890—1907.
  16. [ru.wikisource.org/wiki/ЭСБЕ/Кавказские_языки Кавказские языки]. Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон. 1890—1907.
  17. Этнография Кавказа. Языкознание. VI. Кюринский язык, Тифлис, 1896. — 639 с.
  18. Этнография Кавказа. Языкознание. VI. Кюринский язык, Тифлис, 1896. — 639 с.
  19. [www.eki.ee/knab/lat/kbllez.pdf Лезгинский алфавит и его романизация]
  20. Haspelmath Martin. [books.google.com/books?id=jBC6fSMh6wYC&pg=PA2 A grammar of Lezgian]. — Walter de Gruyter, 1993. — P. 17. — ISBN 3110137356.
  21. Лезгинская Википедия: страница статистических данных

Литература

  • Ахмедов Г. И. Коммуникативные типы высказывания в лезгинском языке (в сопоставлении с русским). Москва: МГЛУ, 1999.
  • Гюльмагомедов А. Г. Фразеология лезгинского языка. Махачкала: Дагучпедгиз, 1990.
  • Лезгинско-русский словарь. М.Гаджиев, Б.Талибов. 1966

Ссылки

«Википедия» содержит раздел
на лезгинском языке
«Кьилин ччин»

В Викисловаре список слов лезгинского языка содержится в категории «Лезгинский язык»
  • [lezgichal.ru/ Лезгинский язык и литература]
  • [alpania-mez.ucoz.org/index/lezginskij_jazyk/0-101 Лезгинский язык: Грамматика · Словари · Разговорники · Фольклор · Видео · Библиотека · Форумы]
  • [lezgikim.narod.ru/Pages/Slovari_titul.html Словари лезгинского языка]
  • [www.sil.org/silesr/2005/silesr2005-012.pdf John M Clifton, Laura Lucht, Gabriela Deckinga, Janfer Mak, and Calvin Tiessen. The Sociolinguistic Situation of the Lezgi in Azerbaijan. SIL International, 2005]

Отрывок, характеризующий Лезгинский язык

– Так! Я знала это! Слава богу, – проговорила Соня. – Он будет жив!
Соня была взволнована не меньше своей подруги – и ее страхом и горем, и своими личными, никому не высказанными мыслями. Она, рыдая, целовала, утешала Наташу. «Только бы он был жив!» – думала она. Поплакав, поговорив и отерев слезы, обе подруги подошли к двери князя Андрея. Наташа, осторожно отворив двери, заглянула в комнату. Соня рядом с ней стояла у полуотворенной двери.
Князь Андрей лежал высоко на трех подушках. Бледное лицо его было покойно, глаза закрыты, и видно было, как он ровно дышал.
– Ах, Наташа! – вдруг почти вскрикнула Соня, хватаясь за руку своей кузины и отступая от двери.
– Что? что? – спросила Наташа.
– Это то, то, вот… – сказала Соня с бледным лицом и дрожащими губами.
Наташа тихо затворила дверь и отошла с Соней к окну, не понимая еще того, что ей говорили.
– Помнишь ты, – с испуганным и торжественным лицом говорила Соня, – помнишь, когда я за тебя в зеркало смотрела… В Отрадном, на святках… Помнишь, что я видела?..
– Да, да! – широко раскрывая глаза, сказала Наташа, смутно вспоминая, что тогда Соня сказала что то о князе Андрее, которого она видела лежащим.
– Помнишь? – продолжала Соня. – Я видела тогда и сказала всем, и тебе, и Дуняше. Я видела, что он лежит на постели, – говорила она, при каждой подробности делая жест рукою с поднятым пальцем, – и что он закрыл глаза, и что он покрыт именно розовым одеялом, и что он сложил руки, – говорила Соня, убеждаясь, по мере того как она описывала виденные ею сейчас подробности, что эти самые подробности она видела тогда. Тогда она ничего не видела, но рассказала, что видела то, что ей пришло в голову; но то, что она придумала тогда, представлялось ей столь же действительным, как и всякое другое воспоминание. То, что она тогда сказала, что он оглянулся на нее и улыбнулся и был покрыт чем то красным, она не только помнила, но твердо была убеждена, что еще тогда она сказала и видела, что он был покрыт розовым, именно розовым одеялом, и что глаза его были закрыты.
– Да, да, именно розовым, – сказала Наташа, которая тоже теперь, казалось, помнила, что было сказано розовым, и в этом самом видела главную необычайность и таинственность предсказания.
– Но что же это значит? – задумчиво сказала Наташа.
– Ах, я не знаю, как все это необычайно! – сказала Соня, хватаясь за голову.
Через несколько минут князь Андрей позвонил, и Наташа вошла к нему; а Соня, испытывая редко испытанное ею волнение и умиление, осталась у окна, обдумывая всю необычайность случившегося.
В этот день был случай отправить письма в армию, и графиня писала письмо сыну.
– Соня, – сказала графиня, поднимая голову от письма, когда племянница проходила мимо нее. – Соня, ты не напишешь Николеньке? – сказала графиня тихим, дрогнувшим голосом, и во взгляде ее усталых, смотревших через очки глаз Соня прочла все, что разумела графиня этими словами. В этом взгляде выражались и мольба, и страх отказа, и стыд за то, что надо было просить, и готовность на непримиримую ненависть в случае отказа.
Соня подошла к графине и, став на колени, поцеловала ее руку.
– Я напишу, maman, – сказала она.
Соня была размягчена, взволнована и умилена всем тем, что происходило в этот день, в особенности тем таинственным совершением гаданья, которое она сейчас видела. Теперь, когда она знала, что по случаю возобновления отношений Наташи с князем Андреем Николай не мог жениться на княжне Марье, она с радостью почувствовала возвращение того настроения самопожертвования, в котором она любила и привыкла жить. И со слезами на глазах и с радостью сознания совершения великодушного поступка она, несколько раз прерываясь от слез, которые отуманивали ее бархатные черные глаза, написала то трогательное письмо, получение которого так поразило Николая.


На гауптвахте, куда был отведен Пьер, офицер и солдаты, взявшие его, обращались с ним враждебно, но вместе с тем и уважительно. Еще чувствовалось в их отношении к нему и сомнение о том, кто он такой (не очень ли важный человек), и враждебность вследствие еще свежей их личной борьбы с ним.
Но когда, в утро другого дня, пришла смена, то Пьер почувствовал, что для нового караула – для офицеров и солдат – он уже не имел того смысла, который имел для тех, которые его взяли. И действительно, в этом большом, толстом человеке в мужицком кафтане караульные другого дня уже не видели того живого человека, который так отчаянно дрался с мародером и с конвойными солдатами и сказал торжественную фразу о спасении ребенка, а видели только семнадцатого из содержащихся зачем то, по приказанию высшего начальства, взятых русских. Ежели и было что нибудь особенное в Пьере, то только его неробкий, сосредоточенно задумчивый вид и французский язык, на котором он, удивительно для французов, хорошо изъяснялся. Несмотря на то, в тот же день Пьера соединили с другими взятыми подозрительными, так как отдельная комната, которую он занимал, понадобилась офицеру.
Все русские, содержавшиеся с Пьером, были люди самого низкого звания. И все они, узнав в Пьере барина, чуждались его, тем более что он говорил по французски. Пьер с грустью слышал над собою насмешки.
На другой день вечером Пьер узнал, что все эти содержащиеся (и, вероятно, он в том же числе) должны были быть судимы за поджигательство. На третий день Пьера водили с другими в какой то дом, где сидели французский генерал с белыми усами, два полковника и другие французы с шарфами на руках. Пьеру, наравне с другими, делали с той, мнимо превышающею человеческие слабости, точностью и определительностью, с которой обыкновенно обращаются с подсудимыми, вопросы о том, кто он? где он был? с какою целью? и т. п.
Вопросы эти, оставляя в стороне сущность жизненного дела и исключая возможность раскрытия этой сущности, как и все вопросы, делаемые на судах, имели целью только подставление того желобка, по которому судящие желали, чтобы потекли ответы подсудимого и привели его к желаемой цели, то есть к обвинению. Как только он начинал говорить что нибудь такое, что не удовлетворяло цели обвинения, так принимали желобок, и вода могла течь куда ей угодно. Кроме того, Пьер испытал то же, что во всех судах испытывает подсудимый: недоумение, для чего делали ему все эти вопросы. Ему чувствовалось, что только из снисходительности или как бы из учтивости употреблялась эта уловка подставляемого желобка. Он знал, что находился во власти этих людей, что только власть привела его сюда, что только власть давала им право требовать ответы на вопросы, что единственная цель этого собрания состояла в том, чтоб обвинить его. И поэтому, так как была власть и было желание обвинить, то не нужно было и уловки вопросов и суда. Очевидно было, что все ответы должны были привести к виновности. На вопрос, что он делал, когда его взяли, Пьер отвечал с некоторою трагичностью, что он нес к родителям ребенка, qu'il avait sauve des flammes [которого он спас из пламени]. – Для чего он дрался с мародером? Пьер отвечал, что он защищал женщину, что защита оскорбляемой женщины есть обязанность каждого человека, что… Его остановили: это не шло к делу. Для чего он был на дворе загоревшегося дома, на котором его видели свидетели? Он отвечал, что шел посмотреть, что делалось в Москве. Его опять остановили: у него не спрашивали, куда он шел, а для чего он находился подле пожара? Кто он? повторили ему первый вопрос, на который он сказал, что не хочет отвечать. Опять он отвечал, что не может сказать этого.
– Запишите, это нехорошо. Очень нехорошо, – строго сказал ему генерал с белыми усами и красным, румяным лицом.
На четвертый день пожары начались на Зубовском валу.
Пьера с тринадцатью другими отвели на Крымский Брод, в каретный сарай купеческого дома. Проходя по улицам, Пьер задыхался от дыма, который, казалось, стоял над всем городом. С разных сторон виднелись пожары. Пьер тогда еще не понимал значения сожженной Москвы и с ужасом смотрел на эти пожары.
В каретном сарае одного дома у Крымского Брода Пьер пробыл еще четыре дня и во время этих дней из разговора французских солдат узнал, что все содержащиеся здесь ожидали с каждым днем решения маршала. Какого маршала, Пьер не мог узнать от солдат. Для солдата, очевидно, маршал представлялся высшим и несколько таинственным звеном власти.
Эти первые дни, до 8 го сентября, – дня, в который пленных повели на вторичный допрос, были самые тяжелые для Пьера.

Х
8 го сентября в сарай к пленным вошел очень важный офицер, судя по почтительности, с которой с ним обращались караульные. Офицер этот, вероятно, штабный, с списком в руках, сделал перекличку всем русским, назвав Пьера: celui qui n'avoue pas son nom [тот, который не говорит своего имени]. И, равнодушно и лениво оглядев всех пленных, он приказал караульному офицеру прилично одеть и прибрать их, прежде чем вести к маршалу. Через час прибыла рота солдат, и Пьера с другими тринадцатью повели на Девичье поле. День был ясный, солнечный после дождя, и воздух был необыкновенно чист. Дым не стлался низом, как в тот день, когда Пьера вывели из гауптвахты Зубовского вала; дым поднимался столбами в чистом воздухе. Огня пожаров нигде не было видно, но со всех сторон поднимались столбы дыма, и вся Москва, все, что только мог видеть Пьер, было одно пожарище. Со всех сторон виднелись пустыри с печами и трубами и изредка обгорелые стены каменных домов. Пьер приглядывался к пожарищам и не узнавал знакомых кварталов города. Кое где виднелись уцелевшие церкви. Кремль, неразрушенный, белел издалека с своими башнями и Иваном Великим. Вблизи весело блестел купол Ново Девичьего монастыря, и особенно звонко слышался оттуда благовест. Благовест этот напомнил Пьеру, что было воскресенье и праздник рождества богородицы. Но казалось, некому было праздновать этот праздник: везде было разоренье пожарища, и из русского народа встречались только изредка оборванные, испуганные люди, которые прятались при виде французов.
Очевидно, русское гнездо было разорено и уничтожено; но за уничтожением этого русского порядка жизни Пьер бессознательно чувствовал, что над этим разоренным гнездом установился свой, совсем другой, но твердый французский порядок. Он чувствовал это по виду тех, бодро и весело, правильными рядами шедших солдат, которые конвоировали его с другими преступниками; он чувствовал это по виду какого то важного французского чиновника в парной коляске, управляемой солдатом, проехавшего ему навстречу. Он это чувствовал по веселым звукам полковой музыки, доносившимся с левой стороны поля, и в особенности он чувствовал и понимал это по тому списку, который, перекликая пленных, прочел нынче утром приезжавший французский офицер. Пьер был взят одними солдатами, отведен в одно, в другое место с десятками других людей; казалось, они могли бы забыть про него, смешать его с другими. Но нет: ответы его, данные на допросе, вернулись к нему в форме наименования его: celui qui n'avoue pas son nom. И под этим названием, которое страшно было Пьеру, его теперь вели куда то, с несомненной уверенностью, написанною на их лицах, что все остальные пленные и он были те самые, которых нужно, и что их ведут туда, куда нужно. Пьер чувствовал себя ничтожной щепкой, попавшей в колеса неизвестной ему, но правильно действующей машины.
Пьера с другими преступниками привели на правую сторону Девичьего поля, недалеко от монастыря, к большому белому дому с огромным садом. Это был дом князя Щербатова, в котором Пьер часто прежде бывал у хозяина и в котором теперь, как он узнал из разговора солдат, стоял маршал, герцог Экмюльский.
Их подвели к крыльцу и по одному стали вводить в дом. Пьера ввели шестым. Через стеклянную галерею, сени, переднюю, знакомые Пьеру, его ввели в длинный низкий кабинет, у дверей которого стоял адъютант.