Лейбл звукозаписи

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Лейбл звукозаписи (англ. record label, торговая марка звукозаписывающей компании) — бренд, созданный компаниями, занимающимися производством, распространением и продвижением аудио- и иногда видеозаписей (главным образом музыкальные видеоклипы и видеозаписи концертов) на носителях разных соответствующих форматов, среди которых виниловые пластинки, компакт-кассеты, компакт-диски, мини-диски, SACD, DVD.



Индустрия

Большинство ведущих лейблов, так называемых мейджор-лейблов (англ. major label), принадлежит нескольким крупным многонациональным компаниям (Большая четвёрка лейблов звукозаписи), на долю которых приходится основная часть мирового музыкального рынка. Хотя в последнее время наблюдается всплеск независимых (от мейджоров) лейблов, так называемых инди-лейблов (англ. indie label), представляющих собой альтернативу мейнстриму от мейджор-лейблов. В то же самое время, между мейджорами и инди часто встречается сотрудничество на взаимовыгодных условиях, в частности, они могут выполнять по заказу друг друга те или иные этапы производства, распространения и продвижения музыки.

В конце первого десятилетия XXI века с развитием интернет-технологий, помимо традиционных лейблов, которые издают музыку на традиционных носителях, появился новый тип лейблов, так называемых нет-лейблов (англ. net label), которые распространяют музыку в цифровых звуковых форматах (главным образом MP3), предоставляя доступ к прямому скачиванию этих файлов. При этом нет-лейблы параллельно «нет»-релизам нередко выпускают ограниченные тиражи компакт-дисков и других популярных носителей информации, распространяя их в основном по обычной почте[1].

См. также

Напишите отзыв о статье "Лейбл звукозаписи"

Ссылки

  • [www.lexamusic.com/labels/ Рекорд-лейбл: структура и принципы работы]
  • [m-music.ru/index.php?showforum=30 Лейблы, выпускающие музыку в многоканальных форматах]
  1. [rock-catalog.ru/records/record-label Звукозапись: форматы, определения, студии]

Отрывок, характеризующий Лейбл звукозаписи

Графиня посмотрела на ногти и поплевала, с веселым лицом возвращаясь в гостиную.


В начале июля в Москве распространялись все более и более тревожные слухи о ходе войны: говорили о воззвании государя к народу, о приезде самого государя из армии в Москву. И так как до 11 го июля манифест и воззвание не были получены, то о них и о положении России ходили преувеличенные слухи. Говорили, что государь уезжает потому, что армия в опасности, говорили, что Смоленск сдан, что у Наполеона миллион войска и что только чудо может спасти Россию.
11 го июля, в субботу, был получен манифест, но еще не напечатан; и Пьер, бывший у Ростовых, обещал на другой день, в воскресенье, приехать обедать и привезти манифест и воззвание, которые он достанет у графа Растопчина.
В это воскресенье Ростовы, по обыкновению, поехали к обедне в домовую церковь Разумовских. Был жаркий июльский день. Уже в десять часов, когда Ростовы выходили из кареты перед церковью, в жарком воздухе, в криках разносчиков, в ярких и светлых летних платьях толпы, в запыленных листьях дерев бульвара, в звуках музыки и белых панталонах прошедшего на развод батальона, в громе мостовой и ярком блеске жаркого солнца было то летнее томление, довольство и недовольство настоящим, которое особенно резко чувствуется в ясный жаркий день в городе. В церкви Разумовских была вся знать московская, все знакомые Ростовых (в этот год, как бы ожидая чего то, очень много богатых семей, обыкновенно разъезжающихся по деревням, остались в городе). Проходя позади ливрейного лакея, раздвигавшего толпу подле матери, Наташа услыхала голос молодого человека, слишком громким шепотом говорившего о ней:
– Это Ростова, та самая…
– Как похудела, а все таки хороша!
Она слышала, или ей показалось, что были упомянуты имена Курагина и Болконского. Впрочем, ей всегда это казалось. Ей всегда казалось, что все, глядя на нее, только и думают о том, что с ней случилось. Страдая и замирая в душе, как всегда в толпе, Наташа шла в своем лиловом шелковом с черными кружевами платье так, как умеют ходить женщины, – тем спокойнее и величавее, чем больнее и стыднее у ней было на душе. Она знала и не ошибалась, что она хороша, но это теперь не радовало ее, как прежде. Напротив, это мучило ее больше всего в последнее время и в особенности в этот яркий, жаркий летний день в городе. «Еще воскресенье, еще неделя, – говорила она себе, вспоминая, как она была тут в то воскресенье, – и все та же жизнь без жизни, и все те же условия, в которых так легко бывало жить прежде. Хороша, молода, и я знаю, что теперь добра, прежде я была дурная, а теперь я добра, я знаю, – думала она, – а так даром, ни для кого, проходят лучшие годы». Она стала подле матери и перекинулась с близко стоявшими знакомыми. Наташа по привычке рассмотрела туалеты дам, осудила tenue [манеру держаться] и неприличный способ креститься рукой на малом пространстве одной близко стоявшей дамы, опять с досадой подумала о том, что про нее судят, что и она судит, и вдруг, услыхав звуки службы, ужаснулась своей мерзости, ужаснулась тому, что прежняя чистота опять потеряна ею.