Лексическая семантика

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Лексическая семантика является частью семантики, которая занимается значениями (подразделяя их на денотат и коннотат) отдельных лексических элементов слов, морфем и лексем, отличаясь, таким образом, от семантики предложений.

   Лингвистика
Теоретическая лингвистика
Дескриптивная лингвистика
Прикладная лингвистика
Прочее
Портал:Лингвистика

Основу лексической семантики составляют:

  • классификация и анализ слов;
  • описание различий и общих черт в лексических семантических структурах между различными языками;
  • образ, по которому значение отдельных лексических элементов относится, посредством синтаксиса, к значению целого предложения.

Смысловые единицы и лексика языка называются лексическими единицами. Если одну лексическую единицу составляют два или более слов (словосочетание), то говорят о фразеологической единице[1].

Центральными понятиями в лексической семантике являются лексические связи и то, насколько значение отдельного слова определяется значением предложения в целом, которое называется в таком случае семантической сетью. Также обращают внимание на отношения значений разных слов. Центральными являются понятия синонимия, антонимия, гиперонимия, гипонимия, а также знаменательные и служебные слова. Важную роль играют также омонимы и паронимы, но они связаны как с внешней формой (написанием) слов, так и с их значением.

Семасиология является разделом лингвистики, изучающем лексическую семантику[2].



См. также

Напишите отзыв о статье "Лексическая семантика"

Примечания

Ссылки

Апресян Ю.Д. [genhis.philol.msu.ru/article_67.shtml Лексическая семантика] // Ю.Д.Апресян. Избранные труды. — М., 1995. — Т. 1. — С. 3-69.

Отрывок, характеризующий Лексическая семантика

На прежнем месте ни чиновника, ни его жены уже не было. Пьер быстрыми шагами ходил между народом, оглядывая разные лица, попадавшиеся ему. Невольно он заметил грузинское или армянское семейство, состоявшее из красивого, с восточным типом лица, очень старого человека, одетого в новый крытый тулуп и новые сапоги, старухи такого же типа и молодой женщины. Очень молодая женщина эта показалась Пьеру совершенством восточной красоты, с ее резкими, дугами очерченными черными бровями и длинным, необыкновенно нежно румяным и красивым лицом без всякого выражения. Среди раскиданных пожитков, в толпе на площади, она, в своем богатом атласном салопе и ярко лиловом платке, накрывавшем ее голову, напоминала нежное тепличное растение, выброшенное на снег. Она сидела на узлах несколько позади старухи и неподвижно большими черными продолговатыми, с длинными ресницами, глазами смотрела в землю. Видимо, она знала свою красоту и боялась за нее. Лицо это поразило Пьера, и он, в своей поспешности, проходя вдоль забора, несколько раз оглянулся на нее. Дойдя до забора и все таки не найдя тех, кого ему было нужно, Пьер остановился, оглядываясь.
Фигура Пьера с ребенком на руках теперь была еще более замечательна, чем прежде, и около него собралось несколько человек русских мужчин и женщин.
– Или потерял кого, милый человек? Сами вы из благородных, что ли? Чей ребенок то? – спрашивали у него.
Пьер отвечал, что ребенок принадлежал женщине и черном салопе, которая сидела с детьми на этом месте, и спрашивал, не знает ли кто ее и куда она перешла.
– Ведь это Анферовы должны быть, – сказал старый дьякон, обращаясь к рябой бабе. – Господи помилуй, господи помилуй, – прибавил он привычным басом.
– Где Анферовы! – сказала баба. – Анферовы еще с утра уехали. А это либо Марьи Николавны, либо Ивановы.
– Он говорит – женщина, а Марья Николавна – барыня, – сказал дворовый человек.
– Да вы знаете ее, зубы длинные, худая, – говорил Пьер.
– И есть Марья Николавна. Они ушли в сад, как тут волки то эти налетели, – сказала баба, указывая на французских солдат.