Лембиту

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Лембиту
Lembitu
Правитель Сакалы
? — 21 сентября 1217 года
Предшественник:  ?
 
Вероисповедание: Эстонское язычество
Смерть: 21 сентября 1217(1217-09-21)
близ Вильянди, Эстония

Ле́мбиту или Ле́мбит (эст. Lembitu, Lembit, Lembitt, Lambite, Lambito, Lembito, Lembitus, погиб 21 сентября 1217 года) — эстонский старейшина и вождь, известный исключительно по хронике Генриха Латвийского.

Лембиту правил в северной части исторической области Сакала (юго-запад Эстонии). Его крепость Леоле (Leal, ныне городище Лыхавере, эст. Lõhavere) находилась неподалёку от современного Сууре-Яани. С 1211 г. он противостоял проникновению в эстонские земли православных миссионеров и, по сведениям немецкого хрониста, даже совершил набег на Псков (в русских летописях не отмечено).

С началом Ливонского крестового похода Лембиту возглавил борьбу против Ордена меченосцев (предтечи Ливонского ордена). В 1215 г. рыцари овладели его крепостью. После двух лет плена Лембиту был отпущен на свободу. В 1217 он заключил союз с Новгородской республикой против рыцарей. Лембиту собрал шеститысячное войско эстов и повёл его против оккупантов. Погиб 21 сентября в бою с рыцарями при Пярсти близ Вильянди (см. Сражение при Вильянди). Из хроники известно, что Лембиту и другие старейшины Сакалы храбро бились, но в конце концов вынуждены были отступать. Латыш Веко узнал Лембиту, преследовал его, убил и забрал его одежду. Голову Лембиту крестоносцы отрубили и увезли с собой в Ливонию.

Почитается в Эстонии как народный герой; в Таллине существуют парк и улица Лембита, в Сууре-Яаани в 1926 году ему был установлен памятник[1]. В 2005 году о тех событиях в Эстонии был снят художественный фильм «Дружина» (эст. Malev). Также в честь Лембиту были названы:

Напишите отзыв о статье "Лембиту"



Примечания

  1. [www.suure-jaani.ee/failid/turism/lembitu_1.jpg Памятник Лембиту в Сууре-Яани]

Литература

  • Eesti ajalugu elulugudes: 101 tähtsat eestlast. Tallinn: Olion, 1997, lk-d12–13.
  • Henriku Liivimaa kroonika = Heinrici chronicon Livoniae. Tallinn: Eesti Raamat, 1982.

Ссылки


Отрывок, характеризующий Лембиту

– Молодцы! – сказал, смеясь, Ростов. – Что, сено есть?
– И одинакие какие… – сказал Ильин.
– Развесе…oo…ооо…лая бесе… бесе… – распевали мужики с счастливыми улыбками.
Один мужик вышел из толпы и подошел к Ростову.
– Вы из каких будете? – спросил он.
– Французы, – отвечал, смеючись, Ильин. – Вот и Наполеон сам, – сказал он, указывая на Лаврушку.
– Стало быть, русские будете? – переспросил мужик.
– А много вашей силы тут? – спросил другой небольшой мужик, подходя к ним.
– Много, много, – отвечал Ростов. – Да вы что ж собрались тут? – прибавил он. – Праздник, что ль?
– Старички собрались, по мирскому делу, – отвечал мужик, отходя от него.
В это время по дороге от барского дома показались две женщины и человек в белой шляпе, шедшие к офицерам.
– В розовом моя, чур не отбивать! – сказал Ильин, заметив решительно подвигавшуюся к нему Дуняшу.
– Наша будет! – подмигнув, сказал Ильину Лаврушка.
– Что, моя красавица, нужно? – сказал Ильин, улыбаясь.
– Княжна приказали узнать, какого вы полка и ваши фамилии?
– Это граф Ростов, эскадронный командир, а я ваш покорный слуга.
– Бе…се…е…ду…шка! – распевал пьяный мужик, счастливо улыбаясь и глядя на Ильина, разговаривающего с девушкой. Вслед за Дуняшей подошел к Ростову Алпатыч, еще издали сняв свою шляпу.
– Осмелюсь обеспокоить, ваше благородие, – сказал он с почтительностью, но с относительным пренебрежением к юности этого офицера и заложив руку за пазуху. – Моя госпожа, дочь скончавшегося сего пятнадцатого числа генерал аншефа князя Николая Андреевича Болконского, находясь в затруднении по случаю невежества этих лиц, – он указал на мужиков, – просит вас пожаловать… не угодно ли будет, – с грустной улыбкой сказал Алпатыч, – отъехать несколько, а то не так удобно при… – Алпатыч указал на двух мужиков, которые сзади так и носились около него, как слепни около лошади.
– А!.. Алпатыч… А? Яков Алпатыч!.. Важно! прости ради Христа. Важно! А?.. – говорили мужики, радостно улыбаясь ему. Ростов посмотрел на пьяных стариков и улыбнулся.
– Или, может, это утешает ваше сиятельство? – сказал Яков Алпатыч с степенным видом, не заложенной за пазуху рукой указывая на стариков.
– Нет, тут утешенья мало, – сказал Ростов и отъехал. – В чем дело? – спросил он.
– Осмелюсь доложить вашему сиятельству, что грубый народ здешний не желает выпустить госпожу из имения и угрожает отпречь лошадей, так что с утра все уложено и ее сиятельство не могут выехать.
– Не может быть! – вскрикнул Ростов.
– Имею честь докладывать вам сущую правду, – повторил Алпатыч.
Ростов слез с лошади и, передав ее вестовому, пошел с Алпатычем к дому, расспрашивая его о подробностях дела. Действительно, вчерашнее предложение княжны мужикам хлеба, ее объяснение с Дроном и с сходкою так испортили дело, что Дрон окончательно сдал ключи, присоединился к мужикам и не являлся по требованию Алпатыча и что поутру, когда княжна велела закладывать, чтобы ехать, мужики вышли большой толпой к амбару и выслали сказать, что они не выпустят княжны из деревни, что есть приказ, чтобы не вывозиться, и они выпрягут лошадей. Алпатыч выходил к ним, усовещивая их, но ему отвечали (больше всех говорил Карп; Дрон не показывался из толпы), что княжну нельзя выпустить, что на то приказ есть; а что пускай княжна остается, и они по старому будут служить ей и во всем повиноваться.