Лентварис

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Лентварис
лит. Lentvaris
Флаг Герб
Страна
Литва
Статус
центр староства
Уезд
Вильнюсский
Район
Староство
Координаты
Внутреннее деление
Староста
Jonas Kietavičius
Первое упоминание
Прежние названия
Ландварово
Город с
Население
11 408 человек (2010)
Часовой пояс
Показать/скрыть карты

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Ле́нтварис (лит. Lentvaris, польск. Landwarowo, Landwarów, рус. Ландварово) — город в Тракайском районе Вильнюсского уезда Литвы, административный центр Лентварисского староства (сянюнии, лит. seniūnija). С 2009 года территория города административно подразделяется на 5 сянюнайтий (лит. seniūnaitija).





Положение и общая характеристика

Расположен в 18 км к юго-западу от Вильнюса. Узел железнодорожных линий на Вильнюс, Гродно, Каунас. Ковровая фабрика, фабрика санитарно-технических изделий «Кайтра» (основана в 1870), дворцово-парковый ансамбль (середина XIX века), неороманский костёл Благовещения Деве Марии (19101926).

Население

В 1990 насчитывалось 12, 8 тыс. жителей. Ныне 11, 8 тыс. жителей (2005).

Герб

Нынешний герб города, утверждённый декретом президента Литвы в 2001 году, изображает три золотых кленовых листа на красном геральдическом щите.

История

Поселение и имение упоминаются с конца XVI века. В письменных документах с XVII веке называлось Литаварово, Ландварово. Имение и посёлок принадлежали графу Юзефу Тышкевичу.

Стимулом для роста населённого пункта стало строительство железной дороги Санкт-ПетербургВаршава во второй половине XIX века. В 1859 году была построена железнодорожная станция. От неё отходило две линии — на Гродно (и далее на Варшаву) и на Ковно (86 км; далее на Кёнигсберг); регулярное движение поездов началось в 1862 году. В 1885 году был построен дворец графа Тышкевича в неоготическом стиле (перестраивался в 1899 году при участии архитектора Тадеуша Ростворовского; ныне в нём размещается ковровая фабрика) и разбит парк. В период между Первой и Второй мировой войнами был на территории сначала Срединной Литвы (19201922), затем Польши.

После передачи Вильнюсского края Литве в 1939 году получил своё нынешнее литуанизированное название. Сильно пострадал во время Второй мировой войны. С 1949 года город Литовской ССР.

В городе в 1967 году снимался фильм Крах с Владимиром Самойловым и Евгением Матвеевым в главных ролях.

Напишите отзыв о статье "Лентварис"

Литература

  • Банушевич, Валентина. Лентварис. Новый взгляд на прошлое и современность (краеведческое исследование). — Тракай: Барбора, 2005. — 280 с — ISBN 9986-762-20-0.


Ссылки

  • [www.lentvarioseniunija.lt/ Официальный сайт Лентварисского староства]

Отрывок, характеризующий Лентварис

– Vous parlez de Buonaparte? [Вы говорите про Буонапарта?] – сказал ему улыбаясь генерал.
Борис вопросительно посмотрел на своего генерала и тотчас же понял, что это было шуточное испытание.
– Mon prince, je parle de l'empereur Napoleon, [Князь, я говорю об императоре Наполеоне,] – отвечал он. Генерал с улыбкой потрепал его по плечу.
– Ты далеко пойдешь, – сказал он ему и взял с собою.
Борис в числе немногих был на Немане в день свидания императоров; он видел плоты с вензелями, проезд Наполеона по тому берегу мимо французской гвардии, видел задумчивое лицо императора Александра, в то время как он молча сидел в корчме на берегу Немана, ожидая прибытия Наполеона; видел, как оба императора сели в лодки и как Наполеон, приставши прежде к плоту, быстрыми шагами пошел вперед и, встречая Александра, подал ему руку, и как оба скрылись в павильоне. Со времени своего вступления в высшие миры, Борис сделал себе привычку внимательно наблюдать то, что происходило вокруг него и записывать. Во время свидания в Тильзите он расспрашивал об именах тех лиц, которые приехали с Наполеоном, о мундирах, которые были на них надеты, и внимательно прислушивался к словам, которые были сказаны важными лицами. В то самое время, как императоры вошли в павильон, он посмотрел на часы и не забыл посмотреть опять в то время, когда Александр вышел из павильона. Свидание продолжалось час и пятьдесят три минуты: он так и записал это в тот вечер в числе других фактов, которые, он полагал, имели историческое значение. Так как свита императора была очень небольшая, то для человека, дорожащего успехом по службе, находиться в Тильзите во время свидания императоров было делом очень важным, и Борис, попав в Тильзит, чувствовал, что с этого времени положение его совершенно утвердилось. Его не только знали, но к нему пригляделись и привыкли. Два раза он исполнял поручения к самому государю, так что государь знал его в лицо, и все приближенные не только не дичились его, как прежде, считая за новое лицо, но удивились бы, ежели бы его не было.
Борис жил с другим адъютантом, польским графом Жилинским. Жилинский, воспитанный в Париже поляк, был богат, страстно любил французов, и почти каждый день во время пребывания в Тильзите, к Жилинскому и Борису собирались на обеды и завтраки французские офицеры из гвардии и главного французского штаба.
24 го июня вечером, граф Жилинский, сожитель Бориса, устроил для своих знакомых французов ужин. На ужине этом был почетный гость, один адъютант Наполеона, несколько офицеров французской гвардии и молодой мальчик старой аристократической французской фамилии, паж Наполеона. В этот самый день Ростов, пользуясь темнотой, чтобы не быть узнанным, в статском платье, приехал в Тильзит и вошел в квартиру Жилинского и Бориса.
В Ростове, также как и во всей армии, из которой он приехал, еще далеко не совершился в отношении Наполеона и французов, из врагов сделавшихся друзьями, тот переворот, который произошел в главной квартире и в Борисе. Все еще продолжали в армии испытывать прежнее смешанное чувство злобы, презрения и страха к Бонапарте и французам. Еще недавно Ростов, разговаривая с Платовским казачьим офицером, спорил о том, что ежели бы Наполеон был взят в плен, с ним обратились бы не как с государем, а как с преступником. Еще недавно на дороге, встретившись с французским раненым полковником, Ростов разгорячился, доказывая ему, что не может быть мира между законным государем и преступником Бонапарте. Поэтому Ростова странно поразил в квартире Бориса вид французских офицеров в тех самых мундирах, на которые он привык совсем иначе смотреть из фланкерской цепи. Как только он увидал высунувшегося из двери французского офицера, это чувство войны, враждебности, которое он всегда испытывал при виде неприятеля, вдруг обхватило его. Он остановился на пороге и по русски спросил, тут ли живет Друбецкой. Борис, заслышав чужой голос в передней, вышел к нему навстречу. Лицо его в первую минуту, когда он узнал Ростова, выразило досаду.
– Ах это ты, очень рад, очень рад тебя видеть, – сказал он однако, улыбаясь и подвигаясь к нему. Но Ростов заметил первое его движение.