Ливена, Лайма

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Лайма Ливена
латыш. Laima Līvena
Имя при рождении:

Лаймдота Ливена
(латыш. Laimdota Līvena)

Дата рождения:

9 июня 1943(1943-06-09)

Место рождения:

Генеральный округ Латвия, Рейхскомиссариат Остланд

Дата смерти:

22 октября 2006(2006-10-22) (63 года)

Место смерти:

Латвия

Гражданство:

СССР СССРЛатвия Латвия

Род деятельности:

поэтесса

Язык произведений:

Латышский язык

Дебют:

Caur ziemas dienām (1967)

Лайма Ливена (латыш. Laima Līvena; 9 июня 194322 октября 2006) — латышская советская поэтесса.





Биография

Лаймдота Ливена (латыш. Laimdota Līvena) родилась 9 июня 1943 года в сельской местности в семье педагогов. На оккупированной территории Латвийской ССР был в те годы Генеральный округ Латвия.

В 1964 году окончила зооветеринарный техникум в Салдусе.

Работала в издательствах, периодических изданиях, библиотекарем.

В 1972 году заочно окончила Литературный институт имени А. М. Горького в г. Москве.

Член Союза писателей СССР и Латвийского писательского клуба.

Лайма Ливена умерла 22 октября 2006 года[1][2].

Творчество

Поэзия затрагивает вечные темы человеческого бытия, отношения с природой. На стихи поэтессы написано несколько песен.

Сочинения

Лайма Ливена писала стихи на латышском языке. Некоторые произведения переведены на русский язык[3].

Книги:

  • Līvena, Laima. Caur ziemas dienām. — Rīga: Liesma, 1967. — 52 с. — 8000 экз.
  • Līvena, Laima. Šūpoles. — Rīga: Liesma, 1970. — 145 с.
  • Līvena, Laima. Diena. — Rīga: Liesma, 1974. — 118 с.
  • Līvena, Laima. Zem klajas debess. — Rīga: Liesma, 1981. — 109 с.
  • Ливена, Лайма. Под открытым небом / Пер. с латыш. Л. Осиповой. — М.: Сов. писатель, 1983. — 88 с. — 10 000 экз.[4]
  • Līvena, Laima. Pacelt no zemes vārdu. — Rīga: Liesma, 1987. — 101 с.
  • Līvena, Laima. Mārča dzejoļi. — Rīga: Preses nams, 1996. — 52 с.
  • Līvena, Laima. Starp tumsu un gaismu. — Rīga: Enigma, 1998. — 177 с. — ISBN 9984634140.
  • Līvena, Laima. Bezlaicīte. — Rīga: Tapals, 2005. — 125 с. — ISBN 998472087X.

Напишите отзыв о статье "Ливена, Лайма"

Примечания

  1. [www.diena.lv/arhivs/laima-livena-9-vi-1943-22-x-2006-12946068 Laima Līvena (9.VI 1943 - 22.X 2006)]
  2. [jaunagaita.net/jg249/JG249_Ekmanis-par-Livenu.htm LAIMA LĪVENA]
  3. [www.stihi.ru/avtor/kraljalja Лайма Ливена]
  4. [www.nlr.ru/e-case3/sc2.php/web_gak/lc/53250/33 Российская национальная библиотека, Санкт-Петербург]
К:Википедия:Изолированные статьи (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Ливена, Лайма

Потом он отвернулся с сердцем на свою слабость и стал докладывать ему о положении дел. Все ценное и дорогое было отвезено в Богучарово. Хлеб, до ста четвертей, тоже был вывезен; сено и яровой, необыкновенный, как говорил Алпатыч, урожай нынешнего года зеленым взят и скошен – войсками. Мужики разорены, некоторый ушли тоже в Богучарово, малая часть остается.
Князь Андрей, не дослушав его, спросил, когда уехали отец и сестра, разумея, когда уехали в Москву. Алпатыч отвечал, полагая, что спрашивают об отъезде в Богучарово, что уехали седьмого, и опять распространился о долах хозяйства, спрашивая распоряжении.
– Прикажете ли отпускать под расписку командам овес? У нас еще шестьсот четвертей осталось, – спрашивал Алпатыч.
«Что отвечать ему? – думал князь Андрей, глядя на лоснеющуюся на солнце плешивую голову старика и в выражении лица его читая сознание того, что он сам понимает несвоевременность этих вопросов, но спрашивает только так, чтобы заглушить и свое горе.
– Да, отпускай, – сказал он.
– Ежели изволили заметить беспорядки в саду, – говорил Алпатыч, – то невозмежио было предотвратить: три полка проходили и ночевали, в особенности драгуны. Я выписал чин и звание командира для подачи прошения.
– Ну, что ж ты будешь делать? Останешься, ежели неприятель займет? – спросил его князь Андрей.
Алпатыч, повернув свое лицо к князю Андрею, посмотрел на него; и вдруг торжественным жестом поднял руку кверху.
– Он мой покровитель, да будет воля его! – проговорил он.
Толпа мужиков и дворовых шла по лугу, с открытыми головами, приближаясь к князю Андрею.
– Ну прощай! – сказал князь Андрей, нагибаясь к Алпатычу. – Уезжай сам, увози, что можешь, и народу вели уходить в Рязанскую или в Подмосковную. – Алпатыч прижался к его ноге и зарыдал. Князь Андрей осторожно отодвинул его и, тронув лошадь, галопом поехал вниз по аллее.
На выставке все так же безучастно, как муха на лице дорогого мертвеца, сидел старик и стукал по колодке лаптя, и две девочки со сливами в подолах, которые они нарвали с оранжерейных деревьев, бежали оттуда и наткнулись на князя Андрея. Увидав молодого барина, старшая девочка, с выразившимся на лице испугом, схватила за руку свою меньшую товарку и с ней вместе спряталась за березу, не успев подобрать рассыпавшиеся зеленые сливы.
Князь Андрей испуганно поспешно отвернулся от них, боясь дать заметить им, что он их видел. Ему жалко стало эту хорошенькую испуганную девочку. Он боялся взглянуть на нее, по вместе с тем ему этого непреодолимо хотелось. Новое, отрадное и успокоительное чувство охватило его, когда он, глядя на этих девочек, понял существование других, совершенно чуждых ему и столь же законных человеческих интересов, как и те, которые занимали его. Эти девочки, очевидно, страстно желали одного – унести и доесть эти зеленые сливы и не быть пойманными, и князь Андрей желал с ними вместе успеха их предприятию. Он не мог удержаться, чтобы не взглянуть на них еще раз. Полагая себя уже в безопасности, они выскочили из засады и, что то пища тоненькими голосками, придерживая подолы, весело и быстро бежали по траве луга своими загорелыми босыми ножонками.