Ливия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Государство Ливия
араб. دولة ليبيا
(Dawlat Libya)

ⵜⴰⵎⵓⵔⵜ ⵏ ⵍⵉⴱⵢⴰ(бербер)
(Tamurt n Libya)
Флаг Эмблема
Гимн: «Ливия, Ливия, Ливия»
Дата независимости 24 декабря 1951 (от Великобритании (Триполитания и Киренаика) и Франции (Феццан))
Официальный язык арабский
Столица Триполи
Крупнейшие города Триполи, Бенгази, Мисурата
Форма правления парламентская республика
Председатель
Президентского совета

Премьер-министр

Фаиз Сарадж
Фаиз Сарадж
Госрелигия Ислам
Территория
• Всего
16-я в мире
1 759 541 км²
Население
• Оценка (2012)
Плотность

5,613,380[1] чел.
3,2 чел./км²
ВВП
  • Итого (2008)
  • На душу населения

88,133 млрд долл. (55-й)
14 192 долл.
ИЧР (2013) 0,769[2] (высокий) (94-е место)
Названия жителей ливи́йцы, ливи́ец, ливи́йка[3]
Валюта ливийский динар (LYD, код 434)
Интернет-домен .ly
Часовой пояс +2[4]
Координаты: 27°25′00″ с. ш. 17°47′00″ в. д. / 27.41667° с. ш. 17.78333° в. д. / 27.41667; 17.78333 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=27.41667&mlon=17.78333&zoom=9 (O)] (Я)

Ли́вия (араб. ليبيا‎), полное официальное название — Госуда́рство Ли́вия[5][6][7][8][9][10][11][12] (араб. دولة ليبيا‎ Dawlat Libya, берб. ⵜⴰⵎⵓⵔⵜ ⵏ ⵍⵉⴱⵢⴰ Tamurt n Libya) — государство в Северной Африке на побережье Средиземного моря, самая восточная страна Магриба.

При площади 1 759 541 км², 90% которой занимают пустыни, Ливия — четвёртая по площади страна Африки и шестнадцатая в мире. В столице, Триполи, проживает 1,7 миллиона из 6,3 миллиона ливийцев. Ливия традиционно делится на три части: Триполитания (запад), Киренаика (восток) и Феццан (юг).

Календарь — исламский.

Ливия получила независимость в 1951 году под управлением короля Идриса I. В 1969 году король был свергнут в результате военного переворота под руководством Муаммара Каддафи, который оставался лидером Ливии следующие 42 года. В том же году Ливия провозглашена республикой. C 1977 по 2011 год в стране существовал особый политический режим, основанный на «Третьей всемирной теории» Каддафи — Джамахирия. В ходе иностранной интервенции западных стран, таких как Великобритания, Франция, США, а также организации НАТО, Каддафи был свергнут с их помощью повстанцами, которым предоставлялась помощь против государственных войск в виде оружия, конкретно Францией и арабскими странами [13]. Данные события имели разрушительные последствия для ливийской государственности, населения и экономики[13]. После этого в Ливии так и не сформировалось прочного правительства и сохраняется высокий уровень политической нестабильности. С 2014 года идёт гражданская война между различными исламистскими группировками и международно признанным правительством[14].

На западе граничит с Алжиром, на северо-западе с Тунисом, на юге с Чадом и Нигером, на юго-востоке с Суданом, на востоке с Египтом. На севере омывается Средиземным морем.

Береговая линия Ливии — 1770 км, самая большая среди африканских стран Средиземноморья. Прилегающую к Ливии часть Средиземного моря часто называют Ливийским морем. Климат в основном сухой пустынный, но в прибрежной полосе мягкий средиземноморский, а в районе Бенгази на востоке страны влажный. Часты пыльные бури — сирокко, в Ливии называемые гибли. В 1922 году в городе Эль-Азизия зарегистрирована температура 57,8°C (136,0°F) — самая высокая на Земле[15]. Однако в 2012 году достоверность этой цифры была подвергнута сомнению Всемирной метеорологической организацией[16].





Происхождение названия страны

Топонимика

Во II тысячелетии до н. э. территорию нынешней Ливии и запад от неё заселили различные берберские племена. Позже в Киренаике в одном из племён образовалось политическое объединение Либу (вариант Ребу), по имени которого и эта земля, и вся известная грекам Африка позднее получили название «Ливия» в противоположность внутренней terra incognita, которая со времён Геродота называлась «Эфиопией». Однако вплоть до начала XX в. топоним Ливия не использовался в отношении какой-либо конкретной территории. Только в 1934 году он был снова введён в употребление как название итальянской колонии (итал. Libia italiana) в Северной Африке. В 1951 году Ливия получила независимость.

Современное нормативное русское название

В 1966 году были официально утверждены правила по русской передаче арабских географических названий. Согласно правилам транскрипции страна должна называться «Либия»[17] (араб. ليبيا‎). Однако за страной сохранена традиционная форма названия «Ливия», заимствованная из греческого языка. В 1986 году в Словаре географических названий зарубежных стран также зафиксировано нормативное написание названия в традиционной форме «Ливия», обязательное для использования всеми советскими министерствами, ведомствами, учреждениями, предприятиями и организациями.

История

Древний мир

Археологические данные показывают, что ещё 8000 лет до нашей эры на территории Ливии существовали культуры неолита.

В историческое время Ливия ассоциируется с территорией под контролем других государств и цивилизаций — это в первую очередь Финикия, Карфаген, Древняя Греция, Древний Рим, Вандалы, Византия. Хотя в Ливии остались греческие и римские руины в Кирене, Лептис-Магна и Сабрате, об этих культурах осталось мало свидетельств.

По свидетельствам Геродота, финикийцы организовали в Ливии торговые пункты, через которые купцы из Тира вели торговлю с берберами (Геродот 430 до н. э. Истории т. 4). В V веке до н. э. Карфаген, крупнейшая из финикийских колоний, распространил свои владения на всю Северную Африку, создав пуническую цивилизацию. На ливийском побережье пуническими поселениями были Эа (иначе Эя) (лат. Oea, совр. Триполи), Лабдах (позже Лептис-Магна) и Сабрата. Эти три города получили название «Триполи» (буквально — три города), и на этом месте находится современная столица Ливии.

Древние греки заняли Восточную Ливию, когда эмигранты с перенаселённого острова Тера по совету Дельфийского оракула стали искать себе место поселения в Северной Африке. В 631 до н. э. они основали город Кирена. За 200 лет они основали ещё четыре значимых города: Барка (Аль-Мардж), Евхеспариды (позже Береника, сейчас Бенгази), Тевхира (позже Арсиноя, сейчас Тукра) и Аполлония Киренская (Суса), порт Кирены. Вместе с Киреной эти города образовали Пентаполис («пять городов»).

Римляне объединили оба района Ливии, и в течение 400 лет Триполитания и Киренаика считались процветающими римскими провинциями. Несмотря на господство римских торговцев и военных, общий характер городов оставался греческим и пуническим.

В V веке н.э. Триполитания была захвачена вандалами. В VI—VII веках Ливия входила в состав Византии. В 642—643 годах завоевана арабами и включена в Арабский халифат.

Средние века

Переселение в Ливию в XI веке арабских племён (бану хиляль и бану сулейм) привело к постепенной арабизации местного населения. Распространился ислам. Процесс феодализации арабской военной знати сопровождался лишением берберских вождей их прав и привилегий. Берберские вожди неоднократно поднимали восстания против арабов, но каждый раз бывали разгромлены.

В 1551 году Ливия была захвачена Османской империей. С начала XVII века Ливией управляли янычарские беи. Они превратили побережье в базу для пиратства в Средиземном море.

В 1711 году в Ливии утвердилась местная династия Караманли, было создано фактически независимое государство. Вассальная зависимость от Турции ограничивалась уплатой дани и признанием духовного верховенства султана.

XIX век

В 1819 году правитель Ливии Юсеф-паша под угрозой военных действий английской и французской эскадр был вынужден подписать декларацию о прекращении пиратства. В 1830 был подписан торговый договор с Францией.

В 1835 году после народного восстания в Ливии против высоких налогов и в результате внутридинастической борьбы династия Караманли пала, и Османская империя восстановила режим прямого управления Ливией.

В середине XIX века турецкими властями в Ливии были осуществлены реформы — запрещены рабство и работорговля (в 1855), в 1858 открыто первое светское учебное заведение, построена типография, где в 1866 начала печататься первая ливийская газета.

XX век

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

До 1911 года Ливия входила в состав Османской империи.

С 1911 по 1942 год являлась итальянской колонией.

В 1943 году в результате разгрома войск итало-германской коалиции Ливия была оккупирована Англией и Францией.

Королевство

24 декабря 1951 года — Ливия была провозглашена независимым суверенным государством — Соединённым Королевством Ливия во главе с королём Идрисом I.

1 сентября 1969 года — свержение короля Ливии Идриса I группой офицеров ливийской армии, входивших в организацию «Движение свободных офицеров юнионистов-социалистов», во главе с капитаном Муаммаром Каддафи. Провозглашение Ливийской Арабской Республики (ЛАР).

Республика

28 марта 1970 г. — эвакуация английских военных баз.

11 июня 1970 г. — эвакуация американских баз.

7 октября 1970 г. — изгнание итальянских поселенцев.

17 апреля 1971 г. — Египет, Сирия и Ливия подписали соглашение о создании Федерации Арабских Республик.

29 августа 1973 г. Президент Египта А. Садат и глава Ливии М. Каддафи объявили об объединении Египта и Ливии.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2851 день]

Джамахирия

2 марта 1977 г. — ЛАР переименована в Социалистическую Народную Ливийскую Арабскую Джамахирию.

5 декабря 1977 г. по инициативе ливийского лидера Муаммара Каддафи в Триполи собралось совещание тех членов Лиги арабских государств, которые выступали против любого мирного урегулирования с Израилем. Участники высказали осуждение позиции Египта. На нём было принято решение о формировании Фронта стойкости и противодействия, основной задачей которого провозглашалась борьба за устранение египетского президента А. Садата как «предателя интересов арабской нации»[18].

В 1986 году к названию «Социалистическая Народная Ливийская Арабская Джамахирия» добавилось слово «Великая», и полное название государства стало «Великая Социалистическая Народная Ливийская Арабская Джамахирия». [rus.ruvr.ru/radio_broadcast/no_program/67803302.html До начала гражданской войны большие деньги тратились на социальные выплаты.]

В опубликованном в 2002 году докладе Госдепа США «Черты международного терроризма в 2001 году» Ливия была названа государством, поддерживающим терроризм[19].

В результате гражданской войны при военной поддержке ряда стран НАТО и их союзников, санкционированной СБ ООН, в 2011 году правительство Каддафи было свергнуто, а Джамахирия — упразднена. Власть в Ливии стал осуществлять Национальный переходный совет.

Ядерная программа Ливии

В начале восьмидесятых годов XX века Советским Союзом построен ядерный научно-исследовательский центр (NRC) «Таджура» (в настоящее время [www.tnrc.org REWDRC] — Renewable Energies and Water Desalination Research Center) с исследовательским реактором мощностью 10 МВт и термоядерной установкой ТМ-4А.

В настоящее время (2009) на токамаке ТМ-4А работы не ведутся из-за отсутствия специалистов. Программа строительства АЭС (при помощи советских специалистов) была законсервирована в 1980-х в связи с международными санкциями против Ливии.

Ливия стремилась получить ядерное оружие ещё в 70-е годы ХХ века. Так как Ливия подписала Договор о нераспространении ядерного оружия, ей была оказана помощь в развитии ядерных программ другими странами (в частности, СССР и Францией). Тогда же был создан Центр ядерных исследований в пригороде Триполи Таджуре (Tajoura). В 1981 г. был пущен исследовательский реактор мощностью 10 МВт производства СССР (легководный, бассейнового типа, IRT-1, 20 кг урана, обогащение 80%). Работы по созданию урановой и плутониевой бомб в Ливии начались в 80-е годы ХХ века. В 70-е годы прошлого века было закуплено 1200 тонн уранового концентрата, а к 2004 г. его количество достигло 2263 т. Ливия приобрела завод по переработке урановой руды (вероятно, в Бельгии) в 1984 г., а в 1985 г. (в Китае или СССР) 39 кг гексафторида урана. Кроме советских специалистов в Таджуре работали немецкие эксперты по обогащению урана. В это время были сделаны несколько попыток приобрести (или построить) более мощный реактор, но введенные в 1988 г. экономические санкции не дали осуществиться этим планам. Решения ускорить создание ядерного оружия были приняты в 1995 г., а уже в 1997 г. были закуплены в Пакистане первые двести центрифуг для обогащения урана. На заводе в Джанзуре (англ.) в 12 километрах западнее Триполи тогда же началась подготовка к выпуску центрифуг собственного производства. Установка центрифуг началась в Ал Хасане (Al Hasan) в 2000 году. Две тонны гексафторида урана (достаточно для производства одного ядерного взрывного устройства) были получены через Пакистан из Северной Кореи в 2001 г., тогда же были получены китайские технологические схемы производства ядерной бомбы из Пакистана. 10 000 центрифуг было закуплено в 2002 г. в Пакистане. В октябре 2003 г. в Средиземном море было задержано судно, перевозившее части центрифуг из Малайзии в Ливию. В 2004 г. работы, связанные с ядерной программой, велись в Ливии более чем в 10 местах. В 2004 г. Ливия признала нарушение режима нераспространения и заявила о прекращении секретных программ (в которых участвовали также компании ЮАР, Швейцарии, Сингапура, Южной Кореи, ОАЭ, Турции), однако спустя три месяца стало известно о секретном получении Ливией новой партии центрифуг[20].

Война в Ливии

В 2011 году в Ливии начались народные волнения, позже перешедшие в гражданскую войну. Центром восстания стал портовый город Бенгази. Над городом впервые после революции 1969 года был поднят трёхцветный флаг с полумесяцем и звездой, бывший государственным в 19511969 гг.

15 февраля 2011 года в Бенгази произошли столкновения полиции с протестующими против ареста одного из «религиозных активистов». 500—600 человек вышли к зданию городской администрации с требованием освободить активиста, после чего направились к центральной площади, где и произошла стычка. В городе Эль-Бейда участники антиправительственных протестов схватили и повесили двух невооружённых полицейских, которые пытались разогнать манифестантов[21]. Совет Безопасности ООН осудил власти Ливии за применение силы против демонстрантов и призвал привлечь к ответу виновных в человеческих жертвах. Как передает ВВС, в своем заявлении члены Совбеза потребовали немедленного прекращения насилия в Ливии. В заявлении говорится, что власти страны должны "считаться с правомочными требованиями своего народа". По данным международной правозащитной организации Human Rights Watch, в столкновениях в Ливии [mirror678.graniru.info/Politics/World/Mideast/m.186486.html погибли около 300 человек]. В свою очередь, представитель член Международного уголовного суда в Гааге сообщил накануне, что число жертв столкновений в Триполи достигло 800 человек.

Ливийские власти арестовали десятки выходцев из других арабских стран по обвинению в принадлежности к «иностранной сети», созданной для дестабилизации ситуации в стране[22]. Протестующие в Бенгази скандировали антиправительственные лозунги, призывая к отставке премьер-министра Ливии Багдади Али Махмуди. Прозвучали призывы к свержению лидера Ливийской революции Муаммара Каддафи, находящегося у власти с 1969 года.

18 марта 2011 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию за номером 1973 об объявлении запрета полётов над территорией Ливии и защите её граждан. 19 марта начался обстрел ливийской столицы Триполи военно-воздушными силами европейских государств.

Позднее французскими военными самолётами были обстреляны гражданские объекты в приморских городах Мисурата, Зувара и Бенгази. Сам Каддафи выступил на ливийском телевидении с заявлением о том, что он намерен вооружить население страны с целью противостоять агрессии западных государств[23].

К 15 мая повстанцы установили контроль над большей частью города Мисурата, заняли населённый пункт Дафния и подошли к городу Злитен на западе, на южном направлении продвинулись к населённому пункту Таварга.

В конце августа силы повстанцев при поддержке авиации НАТО и сил специального назначения некоторых стран Запада и Персидского залива (Катар, Саудовская Аравия) сумели взять столицу Триполи. Переходный национальный совет Ливии был признан единственным легитимным органом власти большинством стран мира.

20 октября 2011 года во время штурма Сирта Муаммар Каддафи был убит.[24] Также были убиты его сын Муттазим[25] и Абу Бакр Юнис Джабер, глава народного комитета обороны Джамахирии.[26] Через три дня ПНС объявил об окончании гражданской войны.

В результате гражданской войны и иностранной интервенции власть над большей частью территории страны получил Переходный национальный совет, признанный на тот момент странами Запада. 3 августа 2011 года он официально переименовал страну в «Ливию», вернув государству бывший флаг, который в 1951—1969 годах использовала ливийская монархия во главе с королём Идрисом[27].

Государство Ливия

В самом начале гражданской войны противниками Муаммара Каддафи 27 февраля 2011 года был создан временный орган власти — Переходный национальный совет.

7 июля 2012 года, впервые за 40 лет, в стране прошли выборы в учредительную ассамблею — Всеобщий национальный конгресс. Комиссар избиркома Нури аль-Аббар отметил, что 101 из 1554 избирательных участков по всей стране не смогли открыться для голосования.

8 августа 2012 года произошла передача власти от ПНС Всеобщему национальному конгрессу. Председателем Всеобщего Национального конгресса избрали Мухаммед аль-Макрифа, который стал главой государства.

20 февраля 2014 года прошли выборы в Конституционную ассамблею Ливии. На выборах были избраны 60 членов Ассамблеи из 650 кандидатов, которые в течение 120 дней должны подготовить проект Конституции страны, который определит основные принципы управления, систем органов власти, статус племён, а также место законов шариата. Затем документ будет вынесен на референдум.

16 мая 2014 года, в Ливии, добровольцы-военнослужащие[28] Ливийской национальной армии во главе с генерал-майором Халифой Хафтаром атаковали базы исламистов группировки «Бригада мучеников 17 февраля» в Бенгази на востоке Ливии, тем самым дав начало вооружённому конфликту в Ливии[29]. Временный премьер-министр Ливии Абдалла Абдуррахман ат-Тани описал атаку Хафтара как «действия вне легитимности государства и переворот», приказав регулярным силовым структурам взять ситуацию под контроль.

22 мая Халифа Хафтар в интервью египетской газете «Аль-Ватан» сказал, что его сторонники «не остановятся до тех пор, пока не будут свергнуты правительство и потерявший всякую легитимность Всеобщий национальный конгресс, а ливийский народ заживет спокойно». Хафтар выразил уверенность в том, что вооружённые подразделения милиции, «как только будут обезглавлены, долго не протянут. Нас поддержали МВД, ПВО, спецназ, одно за другим присоединяются племена, а эти группировки ещё пока существуют только в Триполи и нескольких районах страны».

25 августа 2014 года Всеобщий национальный конгресс назначил премьер-министром Омара аль-Хаси, параллельно действующему премьер-министру Абдалле Абдуррахман ат-Тани. 29 августа 2014 года ат-Тани ушёл в отставку со всем кабинетом министров.

6 ноября 2014 года находящийся под влиянием исламистов Конституционный Суд Ливии заявил о роспуске парламента[30]. Позднее парламент отказался признавать решение Конституционного суда, мотивируя это тем, что решение было принято под угрозой оружия[31].

К концу 2015 года в стране работали два кабинета министров. Признанное на международном уровне правительство находилось в Тобруке. А в Триполи базировался кабинет министров, представляющий исламистский Всеобщий Национальный конгресс. 17 декабря 2015 года в марокканском г. Схират враждующие политические силы подписали документ о создании правительства единства. Соглашение подписано членами двух существующих в стране парламентов и другими участниками политического процесса.[32] Кроме того часть побережья страны контролирует Исламское государство, а на юго-западе (Феццан) де-факто властями являются вооруженные формирования туарегов.[33]

Политическое устройство

Организация власти

После гражданской войны управление перешло Национальному переходному совету, в его состав входил 31 представитель крупнейших ливийских городов. Ему подчинялись боевые формирования, которые вели в Ливии гражданскую войну с силами, подконтрольными правительству страны, во главе с полковником Каддафи[34]. В июле 2012 года совет провёл свободные выборы (англ.) после свержения Каддафи[35].

В августе 2012 года переходный совет передал власть законно избранному парламенту — Всеобщему национальному конгрессу[36][37].

Фактически Ливия в настоящее время представляет собой конгломерат из нескольких квазигосударств. Каждый из регионов Ливии обладает собственной спецификой, уровень жизни, безопасность на улицах, развитие инфраструктуры в них очень разные[38][39][40].

Центральное правительство фактически управляет лишь Триполи и окрестностями.

Пустынная юго-западная область Феццан, населённая в основном кочевниками, объявила о своей автономии в конце сентября 2013 года.

К северу от неё лежит регион Западные Горы с центром в Зинтане, фактически обладающий своей значительной армией.

Город Мисурата к востоку от Триполи фактически превратился в сравнительно преуспевающее город-государство, закрытое для прочих ливийцев. Власть в нём принадлежит совету, в который входят влиятельные бизнесмены, избранные горожанами из своего числа. Они смогли вывести из города все вооружённые группировки и даже отправить в Триполи собственную армию. Город был окружен цепью блок-постов, пропускающих внутрь только тех людей, за кого может поручиться житель Мисураты. Благодаря этому в городе была обеспечена безопасность. В Мисурате работает крупнейший в стране морской порт.

К югу и востоку от Мисураты находятся Бани-Валид и Сирт — города, разоренные за поддержку Каддафи во время гражданской войныК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1425 дней]. На побережье к востоку от Сирта расположены несколько нефтеналивных портов, находящихся под контролем так называемой «Гвардии защиты нефтяных объектов» со штабом в Адждабии.

В Бенгази, также формально объявившем автономию, правит Совет Киренаики[40].

Внешняя политика

Ливия и Запад

В декабре 1979 года посольство США в Ливии подверглось нападению толпы, которая выступила в поддержку Ирана.

В 1980-е годы Ливия под руководством лидера ливийской революции Муаммара Каддафи, пользуясь высокими ценами на нефть, взяла на себя финансирование вооружённой борьбы против западного империализма по всему миру (финансирование террористических группировок).

В августе 1981 года американский флот проводил манёвры у берегов Ливии. 20 августа 1981 года имел место воздушный бой. Сбиты два ливийских Су-22.

В марте 1986 года американский флот вновь подошёл к берегам Ливии. 24 марта были потоплены два ливийских патрульных катера.

Ливийские инструкторы обучали повстанцев из стран всего мира, создавая на своей территории тренировочные лагеря, снабжая повстанцев оружием, взрывчаткой и деньгами. Ряд терактов был проведён самими сотрудниками ливийских спецслужб.

В частности, по мнению американских спецслужб, в 1986 году задача организовать теракт с как можно большим количеством жертв была поставлена сотрудникам ливийского посольства в ГДР. Для теракта была выбрана дискотека La Belle, одно из самых популярных мест отдыха американских военнослужащих в Западном Берлине. В результате взрыва вечером 5 апреля три человека погибли на месте и более 250 человек получили ранения.

В ночь на 15 апреля по распоряжению президента США Рональда Рейгана американские самолёты с авиабаз в Великобритании и авианосцев в Средиземном море осуществили акцию возмездия, нанеся удар по военным объектам в ливийской столице Триполи и городе Бенгази. Погибло около 40 ливийцев, в том числе приёмная дочь Каддафи, и ещё свыше 200 человек были ранены. Ранения получили и два сына Каддафи.

Это привело к ещё более трагическим событиям. В 1988 году над Шотландией был взорван самолёт американской авиакомпании PanAm. Полагают, что это была месть Каддафи за гибель дочери.

Непросто складывались и отношения Ливии с Францией. С обретения независимости в 1951 году Ливия последовательно стояла на пути интересов Франции в Северной Африке. После прихода к власти Муаммара Каддафи (1969) противостояние только обострилось. Ливийские войска воевали с Чадом, на ливийские деньги вооружались и обучались экстремисты из Марокко и Алжира. Конфронтация достигла своего апогея 19 сентября 1989 года, когда в небе над Нигером ливийцы взорвали лайнер французской авиакомпании UTA с 170 пассажирами на борту.

В апреле 1992 года Совет Безопасности ООН по требованию США и Великобритании ввёл международные санкции против Ливии.

В ноябре 1991 г. США, Великобритания и Франция предъявили Ливии обвинение в причастности её граждан к взрывам американского самолёта над шотландским местечком Локерби в 1988 г. Взрыв Боинга-747 над Локерби 21 декабря 1988 года. и авиалайнера французской авиакомпании UTA в 1989 г. 21 января 1992 г. Совет Безопасности ООН единогласно принял резолюцию № 731, призывающую Ливию к сотрудничеству в расследовании указанных событий. В связи с отказом Ливии выполнять требования этой резолюции 31 января 1992 г. СБ ООН десятью голосами «за» при пяти воздержавшихся (Китай, Индия, Марокко, Зимбабве, Кабо-Верде) принял резолюцию № 748 о введении санкций в отношении Ливии (запрет на авиасообщение, военно-техническое сотрудничество, сокращение дипломатических представительств и пр.). А 11 ноября 1993 г. СБ ООН принял резолюцию № 843 о введении дополнительных санкций в отношении Ливии, которые в целом сводились к следующему.

1. Запрет на воздушные полёты (за исключением случаев, санкционированных Советом Безопасности) из Ливии и соответственно в Ливию гражданских и военных самолётов, а также на поставку запасных частей к самолётам всех типов и наземному навигационному и вспомогательному оборудованию. Предписывалось закрыть все зарубежные представительства Ливийской компании по воздушным перевозкам.

2. Запрет на поставку в Ливию всех видов вооружений и военной техники, включая запасные части к уже поставленной технике, а также командированию в Ливию военных и технических специалистов.

3. Замораживание всех финансовых активов Ливии за рубежом, включая инвестиции, акции, дивиденды, исключая поступления от операций с нефтью, газом и экспорта сельскохозяйственной продукции из Ливии после 3 декабря 1993 г.

4. Запрет на импорт технологического оборудования и запасных частей для нефтеперерабатывающих заводов и нефте- и газотранспортных систем в соответствии с утверждённым перечнем. Запрет не касался поставок бурового оборудования.

5. Требование сократить персонал ливийских дипломатических и торговых представительств за рубежом.

6. Введение регламента на процедуру снятия санкций, в соответствии с которой санкции могут быть сняты полностью в течение 90 дней после единогласного решения СБ, повторно санкции могут быть введены только по соответствующему решению СБ.

В 2003 году, после американской оккупации Ирака, Муаммар Каддафи изменил свою политику. Он объявил об отказе от разработок оружия массового уничтожения, допустил в страну международных экспертов и заявил о желании урегулировать вопрос о компенсациях жертвам терактов, несмотря на заявленную непричастность Ливии к ним. В январе 2004 года Ливия согласилась выплатить $170 млн родственникам жертв теракта над Нигером.

Специально созданный Международный фонд благотворительных ассоциаций, который возглавляет один из сыновей Каддафи, урегулировал вопрос о компенсациях для жертв воздушных терактов. В августе 2004 года очередь наконец дошла до пострадавших при взрыве в Западном Берлине. Ливия согласилась выплатить денежную компенсацию жертвам взрыва на дискотеке La Belle 5 апреля 1986 года. Общая сумма компенсаций составляет $35 млн (€28,4 млн.). В то же время Ливия отказалась выплачивать компенсацию семьям погибших и раненых американцев. Более того, Ливия потребовала от США выплаты компенсаций ливийцам, пострадавшим при ответном авианалёте на Триполи и Бенгази.

В октябре 2004 года Ливия полностью освободилась от международных санкций.

29 января 2006 года Ливия объявила о закрытии своего посольства в Дании в знак протеста против серии карикатур, опубликованных в датской газете «Jyllands-Posten». На этих карикатурах в виде террориста был изображён пророк Мухаммед.

Ослабление международных санкций позволило Ливии вздохнуть несколько свободнее, и она использовала это для перехода в дипломатическое наступление.

Прежде всего участились встречи Каддафи с премьер-министром Италии Сильвио Берлускони как представителем Евросоюза и руководителем бывшей метрополии. Триполи добивается от Рима компенсаций за действия итальянских войск, оккупировавших Ливию с 1911 года до конца Второй мировой войны. Рим же в первую очередь волнуют вопросы поставок нефти и нелегальной иммиграции.

Италия обещала Ливии профинансировать строительство 2 000 километров автомобильных дорог, лишь бы Триполи соблюдало соглашения о борьбе с нелегальной иммиграцией, подписанные в июле 2003 года. Согласно этому документу, в Ливии должны быть построены лагеря для беженцев из различных стран Африки и организовано совместное морское патрулирование.

Триполи стал перевалочной базой для иммигрантов в Европу благодаря «панафриканской» политике Каддафи. После того как въездные визы для выходцев из африканских стран были отменены в Ливии, тысячи беженцев из Центральной и Южной Африки устремились на побережье Ливии с целью перебраться в Европу.

С целью пресечения нелегальной иммиграции, 11 октября 2004 года главы МИД стран-членов Евросоюза дополнили своё решение о снятии торгово-экономических санкций против Ливии решением о снятии введённого в 1986 году эмбарго на продажу ей оружия. Главной сторонницей отмены этих санкций стала Италия, которая поставит Ливии скоростные патрульные катера для патрулирования вод между ливийским побережьем и итальянским островом Лампедуза.

В 2011 году страны Запада и Персидского залива приняли участие в военных акциях в Ливии при исполнении резолюции Совета Безопасности ООН S/RES/1973 (2011).

Отношения с Россией

17 апреля 2008 года Россия списала долг Ливии на $4,5 млрд в обмен на многомиллиардный контракт для российских компаний.([www1.minfin.ru/ru/press/speech/index.php?id4=6010 сайт Министерства Финансов РФ]). 30 января 2010 г. Россия и Ливия подписали контракт на сумму 1,3 млрд евро на закупку российских вооружений, включая стрелковое[41]. 1 сентября 2011 МИД РФ заявило, что Россия признаёт Переходный национальный совет Ливии. Посольство Ливии в Москве встало на сторону повстанцев и подняло флаг Переходного совета. В тот же день представительство Джамахирии открыто в штаб-квартире Евразийского союза молодёжи[42].

Запрет на выдачу виз гражданам государств шенгенской зоны

В феврале 2009 года ливийские власти прекратили выдачу виз гражданам государств шенгенской зоны, причиной этого стал тянущийся с 2008 года дипломатический конфликт между Швейцарией и Ливией. Начало конфликту положил арест в Женеве сына Каддафи и его жены за избиение прислуги, в ответ на это Ливия ввела запрет на въезд в страну и деятельность на её территории швейцарцев. Швейцария приложила большие дипломатические усилия, чтобы урегулировать эту ситуацию, их итогом стало соглашение о нормализации дипломатических отношений. Однако уже в сентябре 2009 года это соглашение было разорвано из-за ареста в Ливии двух швейцарских бизнесменов. Швейцарская сторона составила «чёрный список» лиц, которым запрещён въезд на территорию Швейцарии, а значит и стран шенгенского соглашения, в него вошли в том числе Каддафи и члены его семьи, в ответ на это в Ливии была прекращена выдача въездных виз гражданам государств, входящих в шенгенскую зону[43][44].

Главы государства

Генерал-губернатор (Италия):

01.01.1934 — 28.06.1940 Итало Бальбо

01.07.1940 — 25.03.1941 Родольфо Грациани, маркиз ди Негелли

25.03.1941 — 19.07.1941 Итало Гарибольди

19.07.1941 — 02.02.1943 Этторе Бастико

02.02.1943 — 13.05.1943 и. о. Джованни Мессе

Верховный комиссар ООН (Нидерланды):

10.12.1949 — 24.12.1951 Адриан Пельт

Король:

24.12.1951 — 01.09.1969 Идрис I

Председатель Совета Революционного командования:

01.09.1969 — 02.03.1977 Муаммар бен Мухаммед Абдул Салам Абу Миньяр бен Хамид аль-Каддафи

Лидер Революции:

02.03.1977 — 20.10.2011 Муаммар бен Мухаммед Абдул Салам Абу Миньяр бен Хамид аль-Каддафи

Председатель Переходного национального совета:

05.03.2011 — 08.08.2012 Мустафа Мухаммад Абд-аль-Джалиль

Председатель Всеобщего Национального Конгресса:

08.08.2012 — 09.08.2012 и. о. Мохаммед Али Салим

09.08.2012 — 28.05.2013 Мухаммед аль-Макриф

28.05.2013 — 25.06.2013 и. о. Джума Ахмад Атига

25.06.2013 — 05.08.2014 Нури Абу Сахмейн

Председатель Палаты Представителей Ливии:

05.08.2014 — по настоящее время Агила Салах Иса

Административное деление

Ливия административно разделена на 22 муниципалитета:

شعبية Муниципалитет Население, чел. (2006) Номер на карте
البطنان Эль-Бутнан 159536 1
درنة Дерна 163351 2
الجبل الاخضر Эль-Джебал-Эль-Ахдар 203156 3
المرج Эль-Мардж 185848 4
بنغازي Бенгази 670797 5
الواحات Эль-Вахат 177047 6
الكفرة Эль-Куфра 50104 7
سرت Сирт 141378 8
مصراتة Мисурата 550938 9
المرقب Эль-Маргаб 432202 10
طرابلس Тарабулус 1065405 11
الجفارة Эль-Джифара 453198 12
الزاوية Эз-Завия 290993 13
النقاط الخمس Эн-Нугат-эль-Хумс 287662 14
الجبل الغربي Эль-Джабал-эль-Гарби 304159 15
نالوت Налут 93224 16
الجفرة Эль-Джуфра 52342 17
وادي الشاطئ Вади-эш-Шати 78532 18
سبها Сабха 134162 19
وادي الحياة Вади-эль-Хаят 76858 20
غات Гат 23518 21
مرزق Марзук 78621 22

Географические данные


Растительный мир Ливии. Триполитания.

Экономика

Преимущества: нефть и газ. Высокие инвестиции в обрабатывающую промышленность: нефтехимическую, нефтеперерабатывающую, производство удобрений и алюминия. У Ливии самый высокий индекс развития человеческого потенциала среди всех африканских стран. Участие в международных энергетических проектах с Италией и Германией.

Слабые стороны: сильная зависимость от колебаний цен на нефть. Большую часть продовольствия необходимо импортировать. Значительное количество мигрантов — беженцев из стран Центральной и Южной Африки. Дефицит воды в сельском хозяйстве. Низкая плотность населения.

Добыча полезных ископаемых

В XX веке Ливия была одним из крупнейших поставщиков нефти и газа в Италию, однако введённые США экономические санкции в отношении Ливии привели к упадку экспорта газа, поскольку Ливия была не в состоянии закупать новое оборудование и обновлять инфраструктуру. До начала XXI века единственным импортёром ливийского газа оставалась испанская компания Enagas, закупавшая у неё ежегодно 1,5 млрд м³ сжиженного газа. В Ливии есть национальная нефтяная корпорация, которая была основана в 1970 году.

В 2003 году экономические санкции были смягчены после того, как Каддафи пообещал прекратить программу производства оружия массового поражения.

В октябре 2004 года начата эксплуатация подводного 520-км. газопровода Greenstream между Ливией и Италией (Сицилия), по которому ежегодно из страны экспортируется по 8 млрд м³ природного газа.

Подтверждённые запасы газа в Ливии составляют около 1,1-1,3 трлн м³. По мнению экспертов, применение новых методов геологоразведки позволит увеличить разведанные запасы газа до более, чем 2 трлн м³. Запасы нефти, по имеющимся данным, составляют свыше 36 млрд баррелей.

Президент США Джордж Буш разрешил американским компаниям работать в Ливии ещё в апреле 2004. В сентябре 2004 он отменил все санкции против этой страны, но не исключил Ливию из списка стран, финансирующих терроризм, а поэтому на ввоз любой продукции сюда действуют жёсткие ограничения.

Германия, Италия и ряд других европейских стран уже в 2004 заключили с Ливией предварительные соглашения в нефтяной области.

В 1950-х годах во время проведения нефтеразведок в южной части Ливии под песками пустыни Сахары были обнаружены запасы пресной воды в водоносных горизонтах, некоторым из которых 75000 лет. Более чем 95% Ливии — пустыня, и новые источники воды могут обеспечить орошением тысячи гектаров сельхозугодий. Для освоения этих месторождений и перекачки этой воды из-под пустыни Сахары на юге Ливии в северную часть Ливии в область Бенгази на Средиземноморском побережье, ливийский президент Муаммар Каддафи в 1980-х создал Великий речной проект, предусматривающий строительство системы труб, колодцев и технической инфраструктуры, которые будут в состоянии обеспечить 6,5 млн м³ пресной воды в день. Первая фаза проекта началась в 1984, и стоила приблизительно $5 миллиардов. Реализовывалась она южнокорейскими специалистами по современным технологиям. В результате была построена искусственная река, собирающая подземную воду от 270 колодцев в восточной центральной Ливии, и транспортировавшей 2 миллиона м³ воды в день через 2 тыс. км. трубопровода в города Бенгази и Сирт. На праздничном открытии проекта принимали участие десятки арабских и африканских глав государств и сотни других иностранных дипломатов и делегаций. Среди них был египетский президент Хосни Мубарак; король Марокко Хассан; глава Судана генерал Омар Эль Бесир и президент Джибути Хассан Джулид. Муаммар Каддафи представил этот проект как подарок третьему миру и сказал празднующим: «После этого достижения удвоятся угрозы США против Ливии…. Соединенные Штаты сделают все под другим претекстом, но настоящей причиной будет остановить это достижение, чтобы оставить народ Ливии угнетенным». Мубарак в своей речи на церемонии подчеркнул региональную важность проекта. Каддафи также обратился к египетским крестьянам с просьбой приезжать работать в Ливии, население которой всего 4 миллиона жителей. Население Египта же 55 миллионов человек, которое сконцентрировано на узких участках вдоль реки Нила и региона дельты[45][46].

Обрабатывающая промышленность

В отличие от большинства стран региона Ливия имеет относительно развитую обрабатывающую промышленность. Важнейшие предприятия промышленности заложены во времена итальянского колониального присутствия. Основу составляют металлообрабатывающие и машиностроительные предприятия г. Триполи. Хотя большинство оборудования на предприятиях остаётся устаревшим (санкции международного сообщества), Ливия не только самостоятельно обеспечивает себя современной военной техникой, но и является крупнейшим экспортёром оружия в страны Африки.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2923 дня]

Сельское хозяйство

В сельском хозяйстве занято 17 % работающих, оно даёт 4,2 % ВВП (в 2009 году).

В северной части Ливии развито поливное земледелие. Практически круглый год прямо с поля поставляются картофель, капуста, лук, помидоры, лимоны. Собирается несколько урожаев в год. Выращиваются зерновые культуры. Животноводство представлено выращиванием овец и верблюдов. Развито птицеводство. Вода поступает из подземных озёр в пустыне Сахара самотёком (источники воды находятся выше уровня моря на половину километра). В Средиземном море вылавливаются тунец, сардина, кальмары. Собственное производство Ливии не обеспечивает потребности страны в продовольствии, большинство продуктов питания импортируются. В продаже постоянно итальянские спагетти, польское молоко и украинские колбасы, не содержащие свинины.

Внешняя торговля

Экспорт — 64,5 млрд долл. (в 2008 году) — нефть, нефтепродукты, газ.

Основные покупатели — Италия 37,5%, Германия 11,9%, Франция 7,3%, Испания 6,8%, США 6,3%, Швейцария 4,5%.

Импорт — 26,6 млрд долл. (в 2008 году) — промышленная продукция, продовольствие, транспортные средства, потребительские товары.

Основные поставщики — Италия 22,2%, Китай 9,3%, Германия 8,6%, Турция 6,1%, Тунис 5,8%, Южная Корея 4,7%, США 4,1%.

Ливия привлекательна не только как источник углеводородов, но и как перспективный рынок сбыта современных вооружений. За 12 лет санкций её вооружённые силы пришли в упадок и нуждаются в модернизации.

Транспорт

Основной вид транспорта в Ливии — автомобильный. Общая протяжённость автомобильных дорог Ливии с твёрдым покрытием свыше 47.6 тыс. км.[47] Ливия имеет более 50 аэродромов с твёрдым покрытием, международные аэропорты — Триполи, Сирт, Бенгази. Для страны с площадью 1 759 540 квадратных километров, авиация является незаменимым видом транспорта.

Важную роль в транспортном обслуживании Ливии играет морской транспорт. Главным портом страны является Триполи, также важную роль играют порты Бенгази, Аль-Байда, Дерна и Тобрук. Собственный грузовой морской флот Ливии насчитывает 26 судов, в том числе 12 танкеров[47].

Железные дороги в Ливии были закрыты в 1965 году, и в течение нескольких последующих десятилетий железных дорог в стране не было.

В настоящее время имеется ряд проектов по воссозданию железнодорожной сети. Ведётся строительство железной дороги от Триполи до границы с Тунисом (открытие линии было запланировано ещё на 2009 год). В июне 2008 года началось строительство линии Триполи — Сирт, а 30 августа 2008 года строительные подразделения российской ОАО «РЖД» начали строительство 554-километровой линии от Сирта до Бенгази[48]. В перспективе планируется проложить железную дорогу вдоль всего побережья: от границы с Тунисом до границы с Египтом, а также построить транссахарскую железную дорогу в Нигер.

Население

Численность населения — 6,46 млн (в том числе 167 тыс. иностранных работников, оценка на июль 2009).

Годовой прирост — 2,1 %.

Население Ливии относительно однородно, большинство составляют арабы, в юго-западной части Триполитании также проживают берберы, в Феццане проживают небольшие группы туарегов, на юго-востоке — тубу. Также имеются небольшие общины греков, турок, итальянцев и мальтийцев. Для населения Ливии характерно сохранение вплоть до настоящего времени (хотя и в значительно ослабленном виде) родоплеменной организации. Особенно это характерно для Киренаики, Феццана и района Западных гор в Триполитании[49].

Возрастная структура

  • 0—14 лет: 36% (мужчин — 938 476; женщин — 899 139)
  • 15—64 лет: 60% (мужчин — 1 595 306; женщин — 1 485 069)
  • 65 лет и старше: 4% (мужчин — 97 770; женщин — 99 690) (2000 г.)

Ожидаемая продолжительность жизни при рождении

  • Общая: 75,45 лет
  • мужчины: 73,34 лет
  • женщины: 77,66 лет (2000 г.)

Коэффициент фертильности

  • 3,01 ребёнка на одну женщину (2010 г.)

Религия

Мусульман-суннитов 97%, христианской (коптской православной, католической, протестантской) 3%, прочие < 1%.

Грамотность

Определение: в возрасте 15 лет и старше могут читать и писать.

  • Среди всего населения: 95,4%
  • мужчины: 96,9%
  • женщины: 94% (2006 г.)

Заражённость вирусом иммунодефицита (ВИЧ) — 0,3% (оценка 2001 года).

Культура

Национальные праздники

Праздники утверждены после свержения Каддафи.

  • 17 февраля — Революция 17 февраля — Начало гражданской войны в Ливии в 2011 году.
  • 1 мая — Праздник труда — Празднование достижений рабочих.
  • 16 сентября — День мучеников — День памяти ливийцев, погибших или беженцев в колониальный период и в ходе революции 17 февраля.
  • 23 октября — День свободы — День освобождения от правительства Каддафи, провозглашённой 23 октября 2011 года.
  • 26 октября — День траура.
  • 24 декабря — День независимости Ливии (1951 г.).

Отмечаются также[50]:

  • 28 марта — День эвакуации английских военных баз (1970 год).
  • 11 июня — День эвакуации американских баз (1970 год).
  • 23 июля — Годовщина египетской революции (1952 год).
  • 7 октября — изгнание итальянских колонизаторов (1970 год).

Основные религиозные праздники:

`Ид аль-фитр — праздник разговенья

`Ид иль-адха — праздник жертвоприношения

`Ид иль-маулид — День рождения пророка Мухаммада

СМИ

После ликвидации Джамахирии существует государственная телекомпания Libya National Channel, в период Джамахирии существовала телерадиокомпания LJBC (Libyan Jamahiriya Broadcasting Corporation, Office général de la radio et de la télévision libyenne, الهيئة العامة لإذاعات الجماهيرية العظمى‎‎), в которую входили радиостанции Радио Джамахирии, Голос Джамахирии, телеканалы Al-Jamahiriya TV, Al-Madina TV, Al-Jamahiriya Satellite Channel и др. В период существования королевства существовала государственная радиокомпания Радио Королевства Ливии (ар. Etha'at al-Mamlaka al-Libiya)[51]

Вооружённые силы

См. также

Напишите отзыв о статье "Ливия"

Примечания

  1. [www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/ly.html CIA - The World Factbook]. Проверено 5 марта 2013.
  2. [hdr.undp.org/en/media/HDR_2013_EN_complete.pdf Human Development Report 2013] (англ.). United Nations Development Programme (2013). [www.webcitation.org/6IqDzz4je Архивировано из первоисточника 13 августа 2013].
  3. Городецкая И. Л., Левашов Е. А.  [books.google.com/books?id=Do8dAQAAMAAJ&dq=%D0%9B%D0%B8%D0%B2%D0%B8%D1%8F Ливия] // Русские названия жителей: Словарь-справочник. — М.: АСТ, 2003. — С. 171. — 363 с. — 5000 экз. — ISBN 5-17-016914-0.
  4. [www.worldtimezone.com/dst_news/dst_news_libya03.html DST News - Libya cancelled its transition to winter time]
  5. [www.libyaherald.com/2013/01/09/gnc-officially-renames-libya-the-state-of-libya-until-the-new-constitution/ GNC officially renames Libya the «State of Libya]
  6. [www.aljazeera.net/news/pages/c93ef719-5f6c-439b-9a46-4a6ebfefc84d»المؤتمر العام يقر „دولة ليبيا“ اسما عربي» (General Conference recognizes the «state of Libya» a name for the country)]
  7. [www.tunivisions.net/40285/224/149/tunisie-politique-letat-de-libye-remplace-desormais-la-grande-jamahiriya-arabe-libyenne-populaire-et-socialiste.html "Tunisie , Politique : ‘’L’Etat de Libye’’ remplace désormais ‘’La Grande Jamahiriya Arabe Libyenne Populaire et Socialiste’’]
  8. [www.oxygene.fm/actualites/international/item/3794-la-jamahiriya-arabe-libyenne-devient-officiellement-letat-de-libye.html La Jamahiriya arabe libyenne devient officiellement «l’Etat de Libye»]
  9. [www.interfax.ru/politics/news.asp?id=284289 Ливийские власти сменили официальное название страны с «Великой Джамахирии» на «государство Ливия»]
  10. [top.rbc.ru/society/09/01/2013/839673.shtml Из Великой Джамахирии — в Государство Ливия]
  11. [www.gnc.gov.ly/ المؤتمر الوطني العام (Официальный сайт Всеобщего национального конгресса Ливии)]
  12. [gnc.gov.ly/search_leg.aspx?key=دولة%20ليبيا دولة ليبيا : اكتب كلمات البحث (поиск на сайте: Государство Ливия)]
  13. 1 2 [lenta.ru/articles/2014/09/05/libya/ Пророчество Полковника] // Лента.ру, 10.09.2014
  14. [www.theguardian.com/world/2014/jul/27/libya-western-citizens-leave-civil-war Libya: western countries urge citizens to leave as civil war intensifies]
  15. [www.extremescience.com/hottest.htm How Hot is Hot?]. Extreme Science.
  16. Westcott, Tom. [www.libyaherald.com/2012/09/15/libya-loses-worlds-hottest-place-record/ Libya loses 'world's hottest place' record], Libya Herald.
  17. [rosreestr.ru/upload/Doc/21-upr/6%20Арабские%20страны.pdf Инструкция по передаче на картах географических названий арабских стран. — М.: Наука 1966. — С. 24.]
  18. «Системная история международных отношений» / Под ред. А. Д. Богатурова. — М.: Культурная революция, 2007. — 720 с.
  19. [russian.people.com.cn/200205/22/rus20020522_60807.html США обнародовали Доклад о международном терроризме в 2001 году Жэньминь Жибао.]
  20. Bellona Foundation, Алексей Рыбаков, 2005
  21. [www.itar-tass.com/level2.html?NewsID=15970226&PageNum=0 Аль-Джазира.]
  22. [www.rian.ru/world/20110220/336315917.html Агентство Франс Пресс]
  23. [www.yalibnan.com/2011/03/18/un-votes-for-libya-no-fly-zone-breaking-news/ UN votes for Libya no-fly zone – Breaking News] (англ.). Yalibnan. Проверено 18 марта 2011. [www.webcitation.org/61773OvCT Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  24. [www.utro.ru/articles/2011/10/21/1006024.shtml Каддафи прикончили выстрелом в голову]
  25. [comments.ua/world/296614-sina-kaddafi-tozhe-ubili.html Сына Каддафи тоже убили]
  26. [www.aljazeera.com/news/africa/2011/10/20111020171225339666.html Аль Джаззира]
  27. [www.un.org/ru/members/ Информация на странице ООН].
  28. [ria.ru/world/20140516/1008039511.html Столкновения исламских боевиков и их противников произошли в Бенгази | РИА Новости]
  29. [ria.ru/world/20140516/1008104229.html Не менее 13 человек стали жертвами столкновений в ливийском Бенгази | РИА Новости]
  30. [ria.ru/arab_ly/20141106/1031957295.html Конституционный суд Ливии объявил о роспуске парламента]
  31. [ria.ru/world/20141106/1032069301.html Парламент Ливии не признал решения КС о своем роспуске]
  32. [www.interfax.ru/world/485659 Враждующие стороны в Ливии подписали соглашение о правительстве единства]
  33. [www.rbc.ru/economics/31/03/2016/56fd13d79a794707f75bf57e Ливия попросила ООН снять санкции с «фонда Каддафи» :: Экономика :: РБК]
  34. [www.rian.ru/arab_news/20110328/358595135.html Катар признал Национальный переходный совет Ливии легитимной властью]
  35. [lenta.ru/news/2011/03/29/rice/ Ливийские повстанцы пообещали провести свободные выборы]
  36. [spb.rbc.ru/topnews/09/08/2012/663871.shtml Власть в Ливии передана Всеобщему национальному конгрессу]
  37. [finam.info/news/premerom-livii-stal-bivshiy-pravozashitnik/ Премьером Ливии стал бывший правозащитник. Финам 15.10.12]
  38. [www.kommersant.ru/doc/2309278 Ливию поделили на троих]Коммерсант (1 октября 2013 года)
  39. [muslimpolitic.ru/2013/12/liviya-posle-kaddafi-po-puti-iraka-i-afganistana/ Ливия после Каддафи — по пути Ирака и Афганистана]
  40. 1 2 [lenta.ru/articles/2013/10/07/liberty Гуляй-пустыня. Как живется Ливии в условиях анархической конфедерации]
  41. [www.rbc.ru/rbcfreenews/20100130171939.shtml Россия и Ливия подписали контракт на сумму 1,3 млрд евро на закупку российских вооружений, включая стрелковое] // РБК
  42. [rossia3.ru/mer/esm_dzham Источник]
  43. [lenta.ru/news/2010/02/17/lybia/ Италия и Мальта попросили Швейцарию договориться с Каддафи], Лента.ру (17 февраля 2010 года).
  44. [www.bbc.co.uk/russian/international/2010/02/100215_libya_schengen_ban.shtml Ливия не пускает граждан стран шенгенской зоны], Би-би-си (15 февраля 2010 года).
  45. [news.nationalgeographic.com/news/2010/05/100505-fossil-water-radioactive-science-environment/ Underground «Fossil Water» Running Out] Brian Handwerk, National Geographic, May 6, 2010
  46. [members.tripod.com/%7eamerican_almanac/libya.htm Libya turns on the Great Man-Made River] Marcia Merry, Printed in the Executive Intelligence Review, September 1991
  47. 1 2 [www.krugosvet.ru/enc/strany_mira/LIVIYA.html Ливия] // Энциклопедия «Кругосвет».
  48. [www.railwaygazette.com/news_view/article/2008/09/8792/work_begins_on_libyan_railway.html Work begins on Libyan railway], Railway Gazette International (1 сентября 2008).
  49. См., например: Коротаев А.В. Позднеродовые формы социальной организации в социально-экономической структуре современного ливийского общества (по материалам Киренаики) // Арабский мир: экономика, политика, идеология / Ред. А. З. Егорин, В. В. Наумкин. М.: Наука, 1987, с.4-8
  50. Дерябин В. Русско-ливийский разговорник. — М.: Саппорт СТ, 2007. — 96 с.
  51. [www.libya-watanona.com/libya/sept.htm Libya: The 30th Anniversary of the Libyan Revolution]

Литература

  • Бартенев В. И. «Ливийская проблема» в международных отношениях. 1969—2008. — М., 2009. — 448 с.
  • Густерин П. В. Города Арабского Востока. — М.: Восток—Запад, 2007. — 352 с. — (Энциклопедический справочник). — 2000 экз. — ISBN 978-5-478-00729-4.
  • Егорин А. З. История Ливии ХХ век. — М., 1999. — 563 с.
  • Егорин А. З. Неизвестный Каддафи. Дойный верблюд Запада. — М., 2011. — 240 с.
  • Егорин А. З. Сенуситы в истории Ливии. — М., 2006. — 432 с.
  • Егорин А. З. Современная Ливия. Справочник. Отв. ред. Р. Б. Рыбаков. — М., 1996. — 401 с.
  • Рясов А. В. Политическая концепция М. Каддафи в спектре «левых взглядов». — М., 2008. — 328 с.
  • Рясов А. В. Современная Ливия: географический и исторический очерки. Ред. Г. В. Миронова. — М.: Институт востоковедения РАН, 2001. — 64 с.
  • История Ливии в новое и новейшее время. Отв. ред. Ан. А. Громыко. — М.: Наука, 1992. — 213 с.: карты.
  • Смирнова Г. И. Опыт ливийской революции (преобразование социально-экономических и политических структур). Отв. ред. И. П. Иванова, В. А. Исаев. — М.: Наука, 1992. — 240 с.

Ссылки

  • [rec.gerodot.ru/livia/ Древняя Ливия на сайте «Реконструкция»]
  • [kohanov.com/lboy/ Записки Ливийского Мальчика]
  • [www.freeworldmaps.net/africa/libya/map.html Карта Ливии]
  • [liberea.gerodot.ru/a_hist/landa.htm Ланда Р. Г. Вторая мировая война и страны Магриба] — В Либерее «Нового Геродота»

Отрывок, характеризующий Ливия

– Нет, обещайте, обещайте, Basile, [Василий,] – сказала вслед ему Анна Михайловна, с улыбкой молодой кокетки, которая когда то, должно быть, была ей свойственна, а теперь так не шла к ее истощенному лицу.
Она, видимо, забыла свои годы и пускала в ход, по привычке, все старинные женские средства. Но как только он вышел, лицо ее опять приняло то же холодное, притворное выражение, которое было на нем прежде. Она вернулась к кружку, в котором виконт продолжал рассказывать, и опять сделала вид, что слушает, дожидаясь времени уехать, так как дело ее было сделано.
– Но как вы находите всю эту последнюю комедию du sacre de Milan? [миланского помазания?] – сказала Анна Павловна. Et la nouvelle comedie des peuples de Genes et de Lucques, qui viennent presenter leurs voeux a M. Buonaparte assis sur un trone, et exaucant les voeux des nations! Adorable! Non, mais c'est a en devenir folle! On dirait, que le monde entier a perdu la tete. [И вот новая комедия: народы Генуи и Лукки изъявляют свои желания господину Бонапарте. И господин Бонапарте сидит на троне и исполняет желания народов. 0! это восхитительно! Нет, от этого можно с ума сойти. Подумаешь, что весь свет потерял голову.]
Князь Андрей усмехнулся, прямо глядя в лицо Анны Павловны.
– «Dieu me la donne, gare a qui la touche», – сказал он (слова Бонапарте, сказанные при возложении короны). – On dit qu'il a ete tres beau en prononcant ces paroles, [Бог мне дал корону. Беда тому, кто ее тронет. – Говорят, он был очень хорош, произнося эти слова,] – прибавил он и еще раз повторил эти слова по итальянски: «Dio mi la dona, guai a chi la tocca».
– J'espere enfin, – продолжала Анна Павловна, – que ca a ete la goutte d'eau qui fera deborder le verre. Les souverains ne peuvent plus supporter cet homme, qui menace tout. [Надеюсь, что это была, наконец, та капля, которая переполнит стакан. Государи не могут более терпеть этого человека, который угрожает всему.]
– Les souverains? Je ne parle pas de la Russie, – сказал виконт учтиво и безнадежно: – Les souverains, madame! Qu'ont ils fait pour Louis XVII, pour la reine, pour madame Elisabeth? Rien, – продолжал он одушевляясь. – Et croyez moi, ils subissent la punition pour leur trahison de la cause des Bourbons. Les souverains? Ils envoient des ambassadeurs complimenter l'usurpateur. [Государи! Я не говорю о России. Государи! Но что они сделали для Людовика XVII, для королевы, для Елизаветы? Ничего. И, поверьте мне, они несут наказание за свою измену делу Бурбонов. Государи! Они шлют послов приветствовать похитителя престола.]
И он, презрительно вздохнув, опять переменил положение. Князь Ипполит, долго смотревший в лорнет на виконта, вдруг при этих словах повернулся всем телом к маленькой княгине и, попросив у нее иголку, стал показывать ей, рисуя иголкой на столе, герб Конде. Он растолковывал ей этот герб с таким значительным видом, как будто княгиня просила его об этом.
– Baton de gueules, engrele de gueules d'azur – maison Conde, [Фраза, не переводимая буквально, так как состоит из условных геральдических терминов, не вполне точно употребленных. Общий смысл такой : Герб Конде представляет щит с красными и синими узкими зазубренными полосами,] – говорил он.
Княгиня, улыбаясь, слушала.
– Ежели еще год Бонапарте останется на престоле Франции, – продолжал виконт начатый разговор, с видом человека не слушающего других, но в деле, лучше всех ему известном, следящего только за ходом своих мыслей, – то дела пойдут слишком далеко. Интригой, насилием, изгнаниями, казнями общество, я разумею хорошее общество, французское, навсегда будет уничтожено, и тогда…
Он пожал плечами и развел руками. Пьер хотел было сказать что то: разговор интересовал его, но Анна Павловна, караулившая его, перебила.
– Император Александр, – сказала она с грустью, сопутствовавшей всегда ее речам об императорской фамилии, – объявил, что он предоставит самим французам выбрать образ правления. И я думаю, нет сомнения, что вся нация, освободившись от узурпатора, бросится в руки законного короля, – сказала Анна Павловна, стараясь быть любезной с эмигрантом и роялистом.
– Это сомнительно, – сказал князь Андрей. – Monsieur le vicomte [Господин виконт] совершенно справедливо полагает, что дела зашли уже слишком далеко. Я думаю, что трудно будет возвратиться к старому.
– Сколько я слышал, – краснея, опять вмешался в разговор Пьер, – почти всё дворянство перешло уже на сторону Бонапарта.
– Это говорят бонапартисты, – сказал виконт, не глядя на Пьера. – Теперь трудно узнать общественное мнение Франции.
– Bonaparte l'a dit, [Это сказал Бонапарт,] – сказал князь Андрей с усмешкой.
(Видно было, что виконт ему не нравился, и что он, хотя и не смотрел на него, против него обращал свои речи.)
– «Je leur ai montre le chemin de la gloire» – сказал он после недолгого молчания, опять повторяя слова Наполеона: – «ils n'en ont pas voulu; je leur ai ouvert mes antichambres, ils se sont precipites en foule»… Je ne sais pas a quel point il a eu le droit de le dire. [Я показал им путь славы: они не хотели; я открыл им мои передние: они бросились толпой… Не знаю, до какой степени имел он право так говорить.]
– Aucun, [Никакого,] – возразил виконт. – После убийства герцога даже самые пристрастные люди перестали видеть в нем героя. Si meme ca a ete un heros pour certaines gens, – сказал виконт, обращаясь к Анне Павловне, – depuis l'assassinat du duc il y a un Marietyr de plus dans le ciel, un heros de moins sur la terre. [Если он и был героем для некоторых людей, то после убиения герцога одним мучеником стало больше на небесах и одним героем меньше на земле.]
Не успели еще Анна Павловна и другие улыбкой оценить этих слов виконта, как Пьер опять ворвался в разговор, и Анна Павловна, хотя и предчувствовавшая, что он скажет что нибудь неприличное, уже не могла остановить его.
– Казнь герцога Энгиенского, – сказал мсье Пьер, – была государственная необходимость; и я именно вижу величие души в том, что Наполеон не побоялся принять на себя одного ответственность в этом поступке.
– Dieul mon Dieu! [Боже! мой Боже!] – страшным шопотом проговорила Анна Павловна.
– Comment, M. Pierre, vous trouvez que l'assassinat est grandeur d'ame, [Как, мсье Пьер, вы видите в убийстве величие души,] – сказала маленькая княгиня, улыбаясь и придвигая к себе работу.
– Ah! Oh! – сказали разные голоса.
– Capital! [Превосходно!] – по английски сказал князь Ипполит и принялся бить себя ладонью по коленке.
Виконт только пожал плечами. Пьер торжественно посмотрел поверх очков на слушателей.
– Я потому так говорю, – продолжал он с отчаянностью, – что Бурбоны бежали от революции, предоставив народ анархии; а один Наполеон умел понять революцию, победить ее, и потому для общего блага он не мог остановиться перед жизнью одного человека.
– Не хотите ли перейти к тому столу? – сказала Анна Павловна.
Но Пьер, не отвечая, продолжал свою речь.
– Нет, – говорил он, все более и более одушевляясь, – Наполеон велик, потому что он стал выше революции, подавил ее злоупотребления, удержав всё хорошее – и равенство граждан, и свободу слова и печати – и только потому приобрел власть.
– Да, ежели бы он, взяв власть, не пользуясь ею для убийства, отдал бы ее законному королю, – сказал виконт, – тогда бы я назвал его великим человеком.
– Он бы не мог этого сделать. Народ отдал ему власть только затем, чтоб он избавил его от Бурбонов, и потому, что народ видел в нем великого человека. Революция была великое дело, – продолжал мсье Пьер, выказывая этим отчаянным и вызывающим вводным предложением свою великую молодость и желание всё полнее высказать.
– Революция и цареубийство великое дело?…После этого… да не хотите ли перейти к тому столу? – повторила Анна Павловна.
– Contrat social, [Общественный договор,] – с кроткой улыбкой сказал виконт.
– Я не говорю про цареубийство. Я говорю про идеи.
– Да, идеи грабежа, убийства и цареубийства, – опять перебил иронический голос.
– Это были крайности, разумеется, но не в них всё значение, а значение в правах человека, в эманципации от предрассудков, в равенстве граждан; и все эти идеи Наполеон удержал во всей их силе.
– Свобода и равенство, – презрительно сказал виконт, как будто решившийся, наконец, серьезно доказать этому юноше всю глупость его речей, – всё громкие слова, которые уже давно компрометировались. Кто же не любит свободы и равенства? Еще Спаситель наш проповедывал свободу и равенство. Разве после революции люди стали счастливее? Напротив. Mы хотели свободы, а Бонапарте уничтожил ее.
Князь Андрей с улыбкой посматривал то на Пьера, то на виконта, то на хозяйку. В первую минуту выходки Пьера Анна Павловна ужаснулась, несмотря на свою привычку к свету; но когда она увидела, что, несмотря на произнесенные Пьером святотатственные речи, виконт не выходил из себя, и когда она убедилась, что замять этих речей уже нельзя, она собралась с силами и, присоединившись к виконту, напала на оратора.
– Mais, mon cher m r Pierre, [Но, мой милый Пьер,] – сказала Анна Павловна, – как же вы объясняете великого человека, который мог казнить герцога, наконец, просто человека, без суда и без вины?
– Я бы спросил, – сказал виконт, – как monsieur объясняет 18 брюмера. Разве это не обман? C'est un escamotage, qui ne ressemble nullement a la maniere d'agir d'un grand homme. [Это шулерство, вовсе не похожее на образ действий великого человека.]
– А пленные в Африке, которых он убил? – сказала маленькая княгиня. – Это ужасно! – И она пожала плечами.
– C'est un roturier, vous aurez beau dire, [Это проходимец, что бы вы ни говорили,] – сказал князь Ипполит.
Мсье Пьер не знал, кому отвечать, оглянул всех и улыбнулся. Улыбка у него была не такая, какая у других людей, сливающаяся с неулыбкой. У него, напротив, когда приходила улыбка, то вдруг, мгновенно исчезало серьезное и даже несколько угрюмое лицо и являлось другое – детское, доброе, даже глуповатое и как бы просящее прощения.
Виконту, который видел его в первый раз, стало ясно, что этот якобинец совсем не так страшен, как его слова. Все замолчали.
– Как вы хотите, чтобы он всем отвечал вдруг? – сказал князь Андрей. – Притом надо в поступках государственного человека различать поступки частного лица, полководца или императора. Мне так кажется.
– Да, да, разумеется, – подхватил Пьер, обрадованный выступавшею ему подмогой.
– Нельзя не сознаться, – продолжал князь Андрей, – Наполеон как человек велик на Аркольском мосту, в госпитале в Яффе, где он чумным подает руку, но… но есть другие поступки, которые трудно оправдать.
Князь Андрей, видимо желавший смягчить неловкость речи Пьера, приподнялся, сбираясь ехать и подавая знак жене.

Вдруг князь Ипполит поднялся и, знаками рук останавливая всех и прося присесть, заговорил:
– Ah! aujourd'hui on m'a raconte une anecdote moscovite, charmante: il faut que je vous en regale. Vous m'excusez, vicomte, il faut que je raconte en russe. Autrement on ne sentira pas le sel de l'histoire. [Сегодня мне рассказали прелестный московский анекдот; надо вас им поподчивать. Извините, виконт, я буду рассказывать по русски, иначе пропадет вся соль анекдота.]
И князь Ипполит начал говорить по русски таким выговором, каким говорят французы, пробывшие с год в России. Все приостановились: так оживленно, настоятельно требовал князь Ипполит внимания к своей истории.
– В Moscou есть одна барыня, une dame. И она очень скупа. Ей нужно было иметь два valets de pied [лакея] за карета. И очень большой ростом. Это было ее вкусу. И она имела une femme de chambre [горничную], еще большой росту. Она сказала…
Тут князь Ипполит задумался, видимо с трудом соображая.
– Она сказала… да, она сказала: «девушка (a la femme de chambre), надень livree [ливрею] и поедем со мной, за карета, faire des visites». [делать визиты.]
Тут князь Ипполит фыркнул и захохотал гораздо прежде своих слушателей, что произвело невыгодное для рассказчика впечатление. Однако многие, и в том числе пожилая дама и Анна Павловна, улыбнулись.
– Она поехала. Незапно сделался сильный ветер. Девушка потеряла шляпа, и длинны волоса расчесались…
Тут он не мог уже более держаться и стал отрывисто смеяться и сквозь этот смех проговорил:
– И весь свет узнал…
Тем анекдот и кончился. Хотя и непонятно было, для чего он его рассказывает и для чего его надо было рассказать непременно по русски, однако Анна Павловна и другие оценили светскую любезность князя Ипполита, так приятно закончившего неприятную и нелюбезную выходку мсье Пьера. Разговор после анекдота рассыпался на мелкие, незначительные толки о будущем и прошедшем бале, спектакле, о том, когда и где кто увидится.


Поблагодарив Анну Павловну за ее charmante soiree, [очаровательный вечер,] гости стали расходиться.
Пьер был неуклюж. Толстый, выше обыкновенного роста, широкий, с огромными красными руками, он, как говорится, не умел войти в салон и еще менее умел из него выйти, то есть перед выходом сказать что нибудь особенно приятное. Кроме того, он был рассеян. Вставая, он вместо своей шляпы захватил трехугольную шляпу с генеральским плюмажем и держал ее, дергая султан, до тех пор, пока генерал не попросил возвратить ее. Но вся его рассеянность и неуменье войти в салон и говорить в нем выкупались выражением добродушия, простоты и скромности. Анна Павловна повернулась к нему и, с христианскою кротостью выражая прощение за его выходку, кивнула ему и сказала:
– Надеюсь увидать вас еще, но надеюсь тоже, что вы перемените свои мнения, мой милый мсье Пьер, – сказала она.
Когда она сказала ему это, он ничего не ответил, только наклонился и показал всем еще раз свою улыбку, которая ничего не говорила, разве только вот что: «Мнения мнениями, а вы видите, какой я добрый и славный малый». И все, и Анна Павловна невольно почувствовали это.
Князь Андрей вышел в переднюю и, подставив плечи лакею, накидывавшему ему плащ, равнодушно прислушивался к болтовне своей жены с князем Ипполитом, вышедшим тоже в переднюю. Князь Ипполит стоял возле хорошенькой беременной княгини и упорно смотрел прямо на нее в лорнет.
– Идите, Annette, вы простудитесь, – говорила маленькая княгиня, прощаясь с Анной Павловной. – C'est arrete, [Решено,] – прибавила она тихо.
Анна Павловна уже успела переговорить с Лизой о сватовстве, которое она затевала между Анатолем и золовкой маленькой княгини.
– Я надеюсь на вас, милый друг, – сказала Анна Павловна тоже тихо, – вы напишете к ней и скажете мне, comment le pere envisagera la chose. Au revoir, [Как отец посмотрит на дело. До свидания,] – и она ушла из передней.
Князь Ипполит подошел к маленькой княгине и, близко наклоняя к ней свое лицо, стал полушопотом что то говорить ей.
Два лакея, один княгинин, другой его, дожидаясь, когда они кончат говорить, стояли с шалью и рединготом и слушали их, непонятный им, французский говор с такими лицами, как будто они понимали, что говорится, но не хотели показывать этого. Княгиня, как всегда, говорила улыбаясь и слушала смеясь.
– Я очень рад, что не поехал к посланнику, – говорил князь Ипполит: – скука… Прекрасный вечер, не правда ли, прекрасный?
– Говорят, что бал будет очень хорош, – отвечала княгиня, вздергивая с усиками губку. – Все красивые женщины общества будут там.
– Не все, потому что вас там не будет; не все, – сказал князь Ипполит, радостно смеясь, и, схватив шаль у лакея, даже толкнул его и стал надевать ее на княгиню.
От неловкости или умышленно (никто бы не мог разобрать этого) он долго не опускал рук, когда шаль уже была надета, и как будто обнимал молодую женщину.
Она грациозно, но всё улыбаясь, отстранилась, повернулась и взглянула на мужа. У князя Андрея глаза были закрыты: так он казался усталым и сонным.
– Вы готовы? – спросил он жену, обходя ее взглядом.
Князь Ипполит торопливо надел свой редингот, который у него, по новому, был длиннее пяток, и, путаясь в нем, побежал на крыльцо за княгиней, которую лакей подсаживал в карету.
– Рrincesse, au revoir, [Княгиня, до свиданья,] – кричал он, путаясь языком так же, как и ногами.
Княгиня, подбирая платье, садилась в темноте кареты; муж ее оправлял саблю; князь Ипполит, под предлогом прислуживания, мешал всем.
– Па звольте, сударь, – сухо неприятно обратился князь Андрей по русски к князю Ипполиту, мешавшему ему пройти.
– Я тебя жду, Пьер, – ласково и нежно проговорил тот же голос князя Андрея.
Форейтор тронулся, и карета загремела колесами. Князь Ипполит смеялся отрывисто, стоя на крыльце и дожидаясь виконта, которого он обещал довезти до дому.

– Eh bien, mon cher, votre petite princesse est tres bien, tres bien, – сказал виконт, усевшись в карету с Ипполитом. – Mais tres bien. – Он поцеловал кончики своих пальцев. – Et tout a fait francaise. [Ну, мой дорогой, ваша маленькая княгиня очень мила! Очень мила и совершенная француженка.]
Ипполит, фыркнув, засмеялся.
– Et savez vous que vous etes terrible avec votre petit air innocent, – продолжал виконт. – Je plains le pauvre Mariei, ce petit officier, qui se donne des airs de prince regnant.. [А знаете ли, вы ужасный человек, несмотря на ваш невинный вид. Мне жаль бедного мужа, этого офицерика, который корчит из себя владетельную особу.]
Ипполит фыркнул еще и сквозь смех проговорил:
– Et vous disiez, que les dames russes ne valaient pas les dames francaises. Il faut savoir s'y prendre. [А вы говорили, что русские дамы хуже французских. Надо уметь взяться.]
Пьер, приехав вперед, как домашний человек, прошел в кабинет князя Андрея и тотчас же, по привычке, лег на диван, взял первую попавшуюся с полки книгу (это были Записки Цезаря) и принялся, облокотившись, читать ее из середины.
– Что ты сделал с m lle Шерер? Она теперь совсем заболеет, – сказал, входя в кабинет, князь Андрей и потирая маленькие, белые ручки.
Пьер поворотился всем телом, так что диван заскрипел, обернул оживленное лицо к князю Андрею, улыбнулся и махнул рукой.
– Нет, этот аббат очень интересен, но только не так понимает дело… По моему, вечный мир возможен, но я не умею, как это сказать… Но только не политическим равновесием…
Князь Андрей не интересовался, видимо, этими отвлеченными разговорами.
– Нельзя, mon cher, [мой милый,] везде всё говорить, что только думаешь. Ну, что ж, ты решился, наконец, на что нибудь? Кавалергард ты будешь или дипломат? – спросил князь Андрей после минутного молчания.
Пьер сел на диван, поджав под себя ноги.
– Можете себе представить, я всё еще не знаю. Ни то, ни другое мне не нравится.
– Но ведь надо на что нибудь решиться? Отец твой ждет.
Пьер с десятилетнего возраста был послан с гувернером аббатом за границу, где он пробыл до двадцатилетнего возраста. Когда он вернулся в Москву, отец отпустил аббата и сказал молодому человеку: «Теперь ты поезжай в Петербург, осмотрись и выбирай. Я на всё согласен. Вот тебе письмо к князю Василью, и вот тебе деньги. Пиши обо всем, я тебе во всем помога». Пьер уже три месяца выбирал карьеру и ничего не делал. Про этот выбор и говорил ему князь Андрей. Пьер потер себе лоб.
– Но он масон должен быть, – сказал он, разумея аббата, которого он видел на вечере.
– Всё это бредни, – остановил его опять князь Андрей, – поговорим лучше о деле. Был ты в конной гвардии?…
– Нет, не был, но вот что мне пришло в голову, и я хотел вам сказать. Теперь война против Наполеона. Ежели б это была война за свободу, я бы понял, я бы первый поступил в военную службу; но помогать Англии и Австрии против величайшего человека в мире… это нехорошо…
Князь Андрей только пожал плечами на детские речи Пьера. Он сделал вид, что на такие глупости нельзя отвечать; но действительно на этот наивный вопрос трудно было ответить что нибудь другое, чем то, что ответил князь Андрей.
– Ежели бы все воевали только по своим убеждениям, войны бы не было, – сказал он.
– Это то и было бы прекрасно, – сказал Пьер.
Князь Андрей усмехнулся.
– Очень может быть, что это было бы прекрасно, но этого никогда не будет…
– Ну, для чего вы идете на войну? – спросил Пьер.
– Для чего? я не знаю. Так надо. Кроме того я иду… – Oн остановился. – Я иду потому, что эта жизнь, которую я веду здесь, эта жизнь – не по мне!


В соседней комнате зашумело женское платье. Как будто очнувшись, князь Андрей встряхнулся, и лицо его приняло то же выражение, какое оно имело в гостиной Анны Павловны. Пьер спустил ноги с дивана. Вошла княгиня. Она была уже в другом, домашнем, но столь же элегантном и свежем платье. Князь Андрей встал, учтиво подвигая ей кресло.
– Отчего, я часто думаю, – заговорила она, как всегда, по французски, поспешно и хлопотливо усаживаясь в кресло, – отчего Анет не вышла замуж? Как вы все глупы, messurs, что на ней не женились. Вы меня извините, но вы ничего не понимаете в женщинах толку. Какой вы спорщик, мсье Пьер.
– Я и с мужем вашим всё спорю; не понимаю, зачем он хочет итти на войну, – сказал Пьер, без всякого стеснения (столь обыкновенного в отношениях молодого мужчины к молодой женщине) обращаясь к княгине.
Княгиня встрепенулась. Видимо, слова Пьера затронули ее за живое.
– Ах, вот я то же говорю! – сказала она. – Я не понимаю, решительно не понимаю, отчего мужчины не могут жить без войны? Отчего мы, женщины, ничего не хотим, ничего нам не нужно? Ну, вот вы будьте судьею. Я ему всё говорю: здесь он адъютант у дяди, самое блестящее положение. Все его так знают, так ценят. На днях у Апраксиных я слышала, как одна дама спрашивает: «c'est ca le fameux prince Andre?» Ma parole d'honneur! [Это знаменитый князь Андрей? Честное слово!] – Она засмеялась. – Он так везде принят. Он очень легко может быть и флигель адъютантом. Вы знаете, государь очень милостиво говорил с ним. Мы с Анет говорили, это очень легко было бы устроить. Как вы думаете?
Пьер посмотрел на князя Андрея и, заметив, что разговор этот не нравился его другу, ничего не отвечал.
– Когда вы едете? – спросил он.
– Ah! ne me parlez pas de ce depart, ne m'en parlez pas. Je ne veux pas en entendre parler, [Ах, не говорите мне про этот отъезд! Я не хочу про него слышать,] – заговорила княгиня таким капризно игривым тоном, каким она говорила с Ипполитом в гостиной, и который так, очевидно, не шел к семейному кружку, где Пьер был как бы членом. – Сегодня, когда я подумала, что надо прервать все эти дорогие отношения… И потом, ты знаешь, Andre? – Она значительно мигнула мужу. – J'ai peur, j'ai peur! [Мне страшно, мне страшно!] – прошептала она, содрогаясь спиною.
Муж посмотрел на нее с таким видом, как будто он был удивлен, заметив, что кто то еще, кроме его и Пьера, находился в комнате; и он с холодною учтивостью вопросительно обратился к жене:
– Чего ты боишься, Лиза? Я не могу понять, – сказал он.
– Вот как все мужчины эгоисты; все, все эгоисты! Сам из за своих прихотей, Бог знает зачем, бросает меня, запирает в деревню одну.
– С отцом и сестрой, не забудь, – тихо сказал князь Андрей.
– Всё равно одна, без моих друзей… И хочет, чтобы я не боялась.
Тон ее уже был ворчливый, губка поднялась, придавая лицу не радостное, а зверское, беличье выраженье. Она замолчала, как будто находя неприличным говорить при Пьере про свою беременность, тогда как в этом и состояла сущность дела.
– Всё таки я не понял, de quoi vous avez peur, [Чего ты боишься,] – медлительно проговорил князь Андрей, не спуская глаз с жены.
Княгиня покраснела и отчаянно взмахнула руками.
– Non, Andre, je dis que vous avez tellement, tellement change… [Нет, Андрей, я говорю: ты так, так переменился…]
– Твой доктор велит тебе раньше ложиться, – сказал князь Андрей. – Ты бы шла спать.
Княгиня ничего не сказала, и вдруг короткая с усиками губка задрожала; князь Андрей, встав и пожав плечами, прошел по комнате.
Пьер удивленно и наивно смотрел через очки то на него, то на княгиню и зашевелился, как будто он тоже хотел встать, но опять раздумывал.
– Что мне за дело, что тут мсье Пьер, – вдруг сказала маленькая княгиня, и хорошенькое лицо ее вдруг распустилось в слезливую гримасу. – Я тебе давно хотела сказать, Andre: за что ты ко мне так переменился? Что я тебе сделала? Ты едешь в армию, ты меня не жалеешь. За что?
– Lise! – только сказал князь Андрей; но в этом слове были и просьба, и угроза, и, главное, уверение в том, что она сама раскается в своих словах; но она торопливо продолжала:
– Ты обращаешься со мной, как с больною или с ребенком. Я всё вижу. Разве ты такой был полгода назад?
– Lise, я прошу вас перестать, – сказал князь Андрей еще выразительнее.
Пьер, всё более и более приходивший в волнение во время этого разговора, встал и подошел к княгине. Он, казалось, не мог переносить вида слез и сам готов был заплакать.
– Успокойтесь, княгиня. Вам это так кажется, потому что я вас уверяю, я сам испытал… отчего… потому что… Нет, извините, чужой тут лишний… Нет, успокойтесь… Прощайте…
Князь Андрей остановил его за руку.
– Нет, постой, Пьер. Княгиня так добра, что не захочет лишить меня удовольствия провести с тобою вечер.
– Нет, он только о себе думает, – проговорила княгиня, не удерживая сердитых слез.
– Lise, – сказал сухо князь Андрей, поднимая тон на ту степень, которая показывает, что терпение истощено.
Вдруг сердитое беличье выражение красивого личика княгини заменилось привлекательным и возбуждающим сострадание выражением страха; она исподлобья взглянула своими прекрасными глазками на мужа, и на лице ее показалось то робкое и признающееся выражение, какое бывает у собаки, быстро, но слабо помахивающей опущенным хвостом.
– Mon Dieu, mon Dieu! [Боже мой, Боже мой!] – проговорила княгиня и, подобрав одною рукой складку платья, подошла к мужу и поцеловала его в лоб.
– Bonsoir, Lise, [Доброй ночи, Лиза,] – сказал князь Андрей, вставая и учтиво, как у посторонней, целуя руку.


Друзья молчали. Ни тот, ни другой не начинал говорить. Пьер поглядывал на князя Андрея, князь Андрей потирал себе лоб своею маленькою рукой.
– Пойдем ужинать, – сказал он со вздохом, вставая и направляясь к двери.
Они вошли в изящно, заново, богато отделанную столовую. Всё, от салфеток до серебра, фаянса и хрусталя, носило на себе тот особенный отпечаток новизны, который бывает в хозяйстве молодых супругов. В середине ужина князь Андрей облокотился и, как человек, давно имеющий что нибудь на сердце и вдруг решающийся высказаться, с выражением нервного раздражения, в каком Пьер никогда еще не видал своего приятеля, начал говорить:
– Никогда, никогда не женись, мой друг; вот тебе мой совет: не женись до тех пор, пока ты не скажешь себе, что ты сделал всё, что мог, и до тех пор, пока ты не перестанешь любить ту женщину, какую ты выбрал, пока ты не увидишь ее ясно; а то ты ошибешься жестоко и непоправимо. Женись стариком, никуда негодным… А то пропадет всё, что в тебе есть хорошего и высокого. Всё истратится по мелочам. Да, да, да! Не смотри на меня с таким удивлением. Ежели ты ждешь от себя чего нибудь впереди, то на каждом шагу ты будешь чувствовать, что для тебя всё кончено, всё закрыто, кроме гостиной, где ты будешь стоять на одной доске с придворным лакеем и идиотом… Да что!…
Он энергически махнул рукой.
Пьер снял очки, отчего лицо его изменилось, еще более выказывая доброту, и удивленно глядел на друга.
– Моя жена, – продолжал князь Андрей, – прекрасная женщина. Это одна из тех редких женщин, с которою можно быть покойным за свою честь; но, Боже мой, чего бы я не дал теперь, чтобы не быть женатым! Это я тебе одному и первому говорю, потому что я люблю тебя.
Князь Андрей, говоря это, был еще менее похож, чем прежде, на того Болконского, который развалившись сидел в креслах Анны Павловны и сквозь зубы, щурясь, говорил французские фразы. Его сухое лицо всё дрожало нервическим оживлением каждого мускула; глаза, в которых прежде казался потушенным огонь жизни, теперь блестели лучистым, ярким блеском. Видно было, что чем безжизненнее казался он в обыкновенное время, тем энергичнее был он в эти минуты почти болезненного раздражения.
– Ты не понимаешь, отчего я это говорю, – продолжал он. – Ведь это целая история жизни. Ты говоришь, Бонапарте и его карьера, – сказал он, хотя Пьер и не говорил про Бонапарте. – Ты говоришь Бонапарте; но Бонапарте, когда он работал, шаг за шагом шел к цели, он был свободен, у него ничего не было, кроме его цели, – и он достиг ее. Но свяжи себя с женщиной – и как скованный колодник, теряешь всякую свободу. И всё, что есть в тебе надежд и сил, всё только тяготит и раскаянием мучает тебя. Гостиные, сплетни, балы, тщеславие, ничтожество – вот заколдованный круг, из которого я не могу выйти. Я теперь отправляюсь на войну, на величайшую войну, какая только бывала, а я ничего не знаю и никуда не гожусь. Je suis tres aimable et tres caustique, [Я очень мил и очень едок,] – продолжал князь Андрей, – и у Анны Павловны меня слушают. И это глупое общество, без которого не может жить моя жена, и эти женщины… Ежели бы ты только мог знать, что это такое toutes les femmes distinguees [все эти женщины хорошего общества] и вообще женщины! Отец мой прав. Эгоизм, тщеславие, тупоумие, ничтожество во всем – вот женщины, когда показываются все так, как они есть. Посмотришь на них в свете, кажется, что что то есть, а ничего, ничего, ничего! Да, не женись, душа моя, не женись, – кончил князь Андрей.
– Мне смешно, – сказал Пьер, – что вы себя, вы себя считаете неспособным, свою жизнь – испорченною жизнью. У вас всё, всё впереди. И вы…
Он не сказал, что вы , но уже тон его показывал, как высоко ценит он друга и как много ждет от него в будущем.
«Как он может это говорить!» думал Пьер. Пьер считал князя Андрея образцом всех совершенств именно оттого, что князь Андрей в высшей степени соединял все те качества, которых не было у Пьера и которые ближе всего можно выразить понятием – силы воли. Пьер всегда удивлялся способности князя Андрея спокойного обращения со всякого рода людьми, его необыкновенной памяти, начитанности (он всё читал, всё знал, обо всем имел понятие) и больше всего его способности работать и учиться. Ежели часто Пьера поражало в Андрее отсутствие способности мечтательного философствования (к чему особенно был склонен Пьер), то и в этом он видел не недостаток, а силу.
В самых лучших, дружеских и простых отношениях лесть или похвала необходимы, как подмазка необходима для колес, чтоб они ехали.
– Je suis un homme fini, [Я человек конченный,] – сказал князь Андрей. – Что обо мне говорить? Давай говорить о тебе, – сказал он, помолчав и улыбнувшись своим утешительным мыслям.
Улыбка эта в то же мгновение отразилась на лице Пьера.
– А обо мне что говорить? – сказал Пьер, распуская свой рот в беззаботную, веселую улыбку. – Что я такое? Je suis un batard [Я незаконный сын!] – И он вдруг багрово покраснел. Видно было, что он сделал большое усилие, чтобы сказать это. – Sans nom, sans fortune… [Без имени, без состояния…] И что ж, право… – Но он не сказал, что право . – Я cвободен пока, и мне хорошо. Я только никак не знаю, что мне начать. Я хотел серьезно посоветоваться с вами.
Князь Андрей добрыми глазами смотрел на него. Но во взгляде его, дружеском, ласковом, всё таки выражалось сознание своего превосходства.
– Ты мне дорог, особенно потому, что ты один живой человек среди всего нашего света. Тебе хорошо. Выбери, что хочешь; это всё равно. Ты везде будешь хорош, но одно: перестань ты ездить к этим Курагиным, вести эту жизнь. Так это не идет тебе: все эти кутежи, и гусарство, и всё…
– Que voulez vous, mon cher, – сказал Пьер, пожимая плечами, – les femmes, mon cher, les femmes! [Что вы хотите, дорогой мой, женщины, дорогой мой, женщины!]
– Не понимаю, – отвечал Андрей. – Les femmes comme il faut, [Порядочные женщины,] это другое дело; но les femmes Курагина, les femmes et le vin, [женщины Курагина, женщины и вино,] не понимаю!
Пьер жил y князя Василия Курагина и участвовал в разгульной жизни его сына Анатоля, того самого, которого для исправления собирались женить на сестре князя Андрея.
– Знаете что, – сказал Пьер, как будто ему пришла неожиданно счастливая мысль, – серьезно, я давно это думал. С этою жизнью я ничего не могу ни решить, ни обдумать. Голова болит, денег нет. Нынче он меня звал, я не поеду.
– Дай мне честное слово, что ты не будешь ездить?
– Честное слово!


Уже был второй час ночи, когда Пьер вышел oт своего друга. Ночь была июньская, петербургская, бессумрачная ночь. Пьер сел в извозчичью коляску с намерением ехать домой. Но чем ближе он подъезжал, тем более он чувствовал невозможность заснуть в эту ночь, походившую более на вечер или на утро. Далеко было видно по пустым улицам. Дорогой Пьер вспомнил, что у Анатоля Курагина нынче вечером должно было собраться обычное игорное общество, после которого обыкновенно шла попойка, кончавшаяся одним из любимых увеселений Пьера.
«Хорошо бы было поехать к Курагину», подумал он.
Но тотчас же он вспомнил данное князю Андрею честное слово не бывать у Курагина. Но тотчас же, как это бывает с людьми, называемыми бесхарактерными, ему так страстно захотелось еще раз испытать эту столь знакомую ему беспутную жизнь, что он решился ехать. И тотчас же ему пришла в голову мысль, что данное слово ничего не значит, потому что еще прежде, чем князю Андрею, он дал также князю Анатолю слово быть у него; наконец, он подумал, что все эти честные слова – такие условные вещи, не имеющие никакого определенного смысла, особенно ежели сообразить, что, может быть, завтра же или он умрет или случится с ним что нибудь такое необыкновенное, что не будет уже ни честного, ни бесчестного. Такого рода рассуждения, уничтожая все его решения и предположения, часто приходили к Пьеру. Он поехал к Курагину.
Подъехав к крыльцу большого дома у конно гвардейских казарм, в которых жил Анатоль, он поднялся на освещенное крыльцо, на лестницу, и вошел в отворенную дверь. В передней никого не было; валялись пустые бутылки, плащи, калоши; пахло вином, слышался дальний говор и крик.
Игра и ужин уже кончились, но гости еще не разъезжались. Пьер скинул плащ и вошел в первую комнату, где стояли остатки ужина и один лакей, думая, что его никто не видит, допивал тайком недопитые стаканы. Из третьей комнаты слышались возня, хохот, крики знакомых голосов и рев медведя.
Человек восемь молодых людей толпились озабоченно около открытого окна. Трое возились с молодым медведем, которого один таскал на цепи, пугая им другого.
– Держу за Стивенса сто! – кричал один.
– Смотри не поддерживать! – кричал другой.
– Я за Долохова! – кричал третий. – Разними, Курагин.
– Ну, бросьте Мишку, тут пари.
– Одним духом, иначе проиграно, – кричал четвертый.
– Яков, давай бутылку, Яков! – кричал сам хозяин, высокий красавец, стоявший посреди толпы в одной тонкой рубашке, раскрытой на средине груди. – Стойте, господа. Вот он Петруша, милый друг, – обратился он к Пьеру.
Другой голос невысокого человека, с ясными голубыми глазами, особенно поражавший среди этих всех пьяных голосов своим трезвым выражением, закричал от окна: «Иди сюда – разойми пари!» Это был Долохов, семеновский офицер, известный игрок и бретёр, живший вместе с Анатолем. Пьер улыбался, весело глядя вокруг себя.
– Ничего не понимаю. В чем дело?
– Стойте, он не пьян. Дай бутылку, – сказал Анатоль и, взяв со стола стакан, подошел к Пьеру.
– Прежде всего пей.
Пьер стал пить стакан за стаканом, исподлобья оглядывая пьяных гостей, которые опять столпились у окна, и прислушиваясь к их говору. Анатоль наливал ему вино и рассказывал, что Долохов держит пари с англичанином Стивенсом, моряком, бывшим тут, в том, что он, Долохов, выпьет бутылку рому, сидя на окне третьего этажа с опущенными наружу ногами.
– Ну, пей же всю! – сказал Анатоль, подавая последний стакан Пьеру, – а то не пущу!
– Нет, не хочу, – сказал Пьер, отталкивая Анатоля, и подошел к окну.
Долохов держал за руку англичанина и ясно, отчетливо выговаривал условия пари, обращаясь преимущественно к Анатолю и Пьеру.
Долохов был человек среднего роста, курчавый и с светлыми, голубыми глазами. Ему было лет двадцать пять. Он не носил усов, как и все пехотные офицеры, и рот его, самая поразительная черта его лица, был весь виден. Линии этого рта были замечательно тонко изогнуты. В средине верхняя губа энергически опускалась на крепкую нижнюю острым клином, и в углах образовывалось постоянно что то вроде двух улыбок, по одной с каждой стороны; и всё вместе, а особенно в соединении с твердым, наглым, умным взглядом, составляло впечатление такое, что нельзя было не заметить этого лица. Долохов был небогатый человек, без всяких связей. И несмотря на то, что Анатоль проживал десятки тысяч, Долохов жил с ним и успел себя поставить так, что Анатоль и все знавшие их уважали Долохова больше, чем Анатоля. Долохов играл во все игры и почти всегда выигрывал. Сколько бы он ни пил, он никогда не терял ясности головы. И Курагин, и Долохов в то время были знаменитостями в мире повес и кутил Петербурга.
Бутылка рому была принесена; раму, не пускавшую сесть на наружный откос окна, выламывали два лакея, видимо торопившиеся и робевшие от советов и криков окружавших господ.
Анатоль с своим победительным видом подошел к окну. Ему хотелось сломать что нибудь. Он оттолкнул лакеев и потянул раму, но рама не сдавалась. Он разбил стекло.
– Ну ка ты, силач, – обратился он к Пьеру.
Пьер взялся за перекладины, потянул и с треском выворотип дубовую раму.
– Всю вон, а то подумают, что я держусь, – сказал Долохов.
– Англичанин хвастает… а?… хорошо?… – говорил Анатоль.
– Хорошо, – сказал Пьер, глядя на Долохова, который, взяв в руки бутылку рома, подходил к окну, из которого виднелся свет неба и сливавшихся на нем утренней и вечерней зари.
Долохов с бутылкой рома в руке вскочил на окно. «Слушать!»
крикнул он, стоя на подоконнике и обращаясь в комнату. Все замолчали.
– Я держу пари (он говорил по французски, чтоб его понял англичанин, и говорил не слишком хорошо на этом языке). Держу пари на пятьдесят империалов, хотите на сто? – прибавил он, обращаясь к англичанину.
– Нет, пятьдесят, – сказал англичанин.
– Хорошо, на пятьдесят империалов, – что я выпью бутылку рома всю, не отнимая ото рта, выпью, сидя за окном, вот на этом месте (он нагнулся и показал покатый выступ стены за окном) и не держась ни за что… Так?…
– Очень хорошо, – сказал англичанин.
Анатоль повернулся к англичанину и, взяв его за пуговицу фрака и сверху глядя на него (англичанин был мал ростом), начал по английски повторять ему условия пари.
– Постой! – закричал Долохов, стуча бутылкой по окну, чтоб обратить на себя внимание. – Постой, Курагин; слушайте. Если кто сделает то же, то я плачу сто империалов. Понимаете?
Англичанин кивнул головой, не давая никак разуметь, намерен ли он или нет принять это новое пари. Анатоль не отпускал англичанина и, несмотря на то что тот, кивая, давал знать что он всё понял, Анатоль переводил ему слова Долохова по английски. Молодой худощавый мальчик, лейб гусар, проигравшийся в этот вечер, взлез на окно, высунулся и посмотрел вниз.
– У!… у!… у!… – проговорил он, глядя за окно на камень тротуара.
– Смирно! – закричал Долохов и сдернул с окна офицера, который, запутавшись шпорами, неловко спрыгнул в комнату.
Поставив бутылку на подоконник, чтобы было удобно достать ее, Долохов осторожно и тихо полез в окно. Спустив ноги и расперевшись обеими руками в края окна, он примерился, уселся, опустил руки, подвинулся направо, налево и достал бутылку. Анатоль принес две свечки и поставил их на подоконник, хотя было уже совсем светло. Спина Долохова в белой рубашке и курчавая голова его были освещены с обеих сторон. Все столпились у окна. Англичанин стоял впереди. Пьер улыбался и ничего не говорил. Один из присутствующих, постарше других, с испуганным и сердитым лицом, вдруг продвинулся вперед и хотел схватить Долохова за рубашку.
– Господа, это глупости; он убьется до смерти, – сказал этот более благоразумный человек.
Анатоль остановил его:
– Не трогай, ты его испугаешь, он убьется. А?… Что тогда?… А?…
Долохов обернулся, поправляясь и опять расперевшись руками.
– Ежели кто ко мне еще будет соваться, – сказал он, редко пропуская слова сквозь стиснутые и тонкие губы, – я того сейчас спущу вот сюда. Ну!…
Сказав «ну»!, он повернулся опять, отпустил руки, взял бутылку и поднес ко рту, закинул назад голову и вскинул кверху свободную руку для перевеса. Один из лакеев, начавший подбирать стекла, остановился в согнутом положении, не спуская глаз с окна и спины Долохова. Анатоль стоял прямо, разинув глаза. Англичанин, выпятив вперед губы, смотрел сбоку. Тот, который останавливал, убежал в угол комнаты и лег на диван лицом к стене. Пьер закрыл лицо, и слабая улыбка, забывшись, осталась на его лице, хоть оно теперь выражало ужас и страх. Все молчали. Пьер отнял от глаз руки: Долохов сидел всё в том же положении, только голова загнулась назад, так что курчавые волосы затылка прикасались к воротнику рубахи, и рука с бутылкой поднималась всё выше и выше, содрогаясь и делая усилие. Бутылка видимо опорожнялась и с тем вместе поднималась, загибая голову. «Что же это так долго?» подумал Пьер. Ему казалось, что прошло больше получаса. Вдруг Долохов сделал движение назад спиной, и рука его нервически задрожала; этого содрогания было достаточно, чтобы сдвинуть всё тело, сидевшее на покатом откосе. Он сдвинулся весь, и еще сильнее задрожали, делая усилие, рука и голова его. Одна рука поднялась, чтобы схватиться за подоконник, но опять опустилась. Пьер опять закрыл глаза и сказал себе, что никогда уж не откроет их. Вдруг он почувствовал, что всё вокруг зашевелилось. Он взглянул: Долохов стоял на подоконнике, лицо его было бледно и весело.
– Пуста!
Он кинул бутылку англичанину, который ловко поймал ее. Долохов спрыгнул с окна. От него сильно пахло ромом.
– Отлично! Молодцом! Вот так пари! Чорт вас возьми совсем! – кричали с разных сторон.
Англичанин, достав кошелек, отсчитывал деньги. Долохов хмурился и молчал. Пьер вскочил на окно.
Господа! Кто хочет со мною пари? Я то же сделаю, – вдруг крикнул он. – И пари не нужно, вот что. Вели дать бутылку. Я сделаю… вели дать.
– Пускай, пускай! – сказал Долохов, улыбаясь.
– Что ты? с ума сошел? Кто тебя пустит? У тебя и на лестнице голова кружится, – заговорили с разных сторон.
– Я выпью, давай бутылку рому! – закричал Пьер, решительным и пьяным жестом ударяя по столу, и полез в окно.
Его схватили за руки; но он был так силен, что далеко оттолкнул того, кто приблизился к нему.
– Нет, его так не уломаешь ни за что, – говорил Анатоль, – постойте, я его обману. Послушай, я с тобой держу пари, но завтра, а теперь мы все едем к***.
– Едем, – закричал Пьер, – едем!… И Мишку с собой берем…
И он ухватил медведя, и, обняв и подняв его, стал кружиться с ним по комнате.


Князь Василий исполнил обещание, данное на вечере у Анны Павловны княгине Друбецкой, просившей его о своем единственном сыне Борисе. О нем было доложено государю, и, не в пример другим, он был переведен в гвардию Семеновского полка прапорщиком. Но адъютантом или состоящим при Кутузове Борис так и не был назначен, несмотря на все хлопоты и происки Анны Михайловны. Вскоре после вечера Анны Павловны Анна Михайловна вернулась в Москву, прямо к своим богатым родственникам Ростовым, у которых она стояла в Москве и у которых с детства воспитывался и годами живал ее обожаемый Боренька, только что произведенный в армейские и тотчас же переведенный в гвардейские прапорщики. Гвардия уже вышла из Петербурга 10 го августа, и сын, оставшийся для обмундирования в Москве, должен был догнать ее по дороге в Радзивилов.
У Ростовых были именинницы Натальи, мать и меньшая дочь. С утра, не переставая, подъезжали и отъезжали цуги, подвозившие поздравителей к большому, всей Москве известному дому графини Ростовой на Поварской. Графиня с красивой старшею дочерью и гостями, не перестававшими сменять один другого, сидели в гостиной.
Графиня была женщина с восточным типом худого лица, лет сорока пяти, видимо изнуренная детьми, которых у ней было двенадцать человек. Медлительность ее движений и говора, происходившая от слабости сил, придавала ей значительный вид, внушавший уважение. Княгиня Анна Михайловна Друбецкая, как домашний человек, сидела тут же, помогая в деле принимания и занимания разговором гостей. Молодежь была в задних комнатах, не находя нужным участвовать в приеме визитов. Граф встречал и провожал гостей, приглашая всех к обеду.
«Очень, очень вам благодарен, ma chere или mon cher [моя дорогая или мой дорогой] (ma сherе или mon cher он говорил всем без исключения, без малейших оттенков как выше, так и ниже его стоявшим людям) за себя и за дорогих именинниц. Смотрите же, приезжайте обедать. Вы меня обидите, mon cher. Душевно прошу вас от всего семейства, ma chere». Эти слова с одинаковым выражением на полном веселом и чисто выбритом лице и с одинаково крепким пожатием руки и повторяемыми короткими поклонами говорил он всем без исключения и изменения. Проводив одного гостя, граф возвращался к тому или той, которые еще были в гостиной; придвинув кресла и с видом человека, любящего и умеющего пожить, молодецки расставив ноги и положив на колена руки, он значительно покачивался, предлагал догадки о погоде, советовался о здоровье, иногда на русском, иногда на очень дурном, но самоуверенном французском языке, и снова с видом усталого, но твердого в исполнении обязанности человека шел провожать, оправляя редкие седые волосы на лысине, и опять звал обедать. Иногда, возвращаясь из передней, он заходил через цветочную и официантскую в большую мраморную залу, где накрывали стол на восемьдесят кувертов, и, глядя на официантов, носивших серебро и фарфор, расставлявших столы и развертывавших камчатные скатерти, подзывал к себе Дмитрия Васильевича, дворянина, занимавшегося всеми его делами, и говорил: «Ну, ну, Митенька, смотри, чтоб всё было хорошо. Так, так, – говорил он, с удовольствием оглядывая огромный раздвинутый стол. – Главное – сервировка. То то…» И он уходил, самодовольно вздыхая, опять в гостиную.
– Марья Львовна Карагина с дочерью! – басом доложил огромный графинин выездной лакей, входя в двери гостиной.
Графиня подумала и понюхала из золотой табакерки с портретом мужа.
– Замучили меня эти визиты, – сказала она. – Ну, уж ее последнюю приму. Чопорна очень. Проси, – сказала она лакею грустным голосом, как будто говорила: «ну, уж добивайте!»
Высокая, полная, с гордым видом дама с круглолицей улыбающейся дочкой, шумя платьями, вошли в гостиную.
«Chere comtesse, il y a si longtemps… elle a ete alitee la pauvre enfant… au bal des Razoumowsky… et la comtesse Apraksine… j'ai ete si heureuse…» [Дорогая графиня, как давно… она должна была пролежать в постеле, бедное дитя… на балу у Разумовских… и графиня Апраксина… была так счастлива…] послышались оживленные женские голоса, перебивая один другой и сливаясь с шумом платьев и передвиганием стульев. Начался тот разговор, который затевают ровно настолько, чтобы при первой паузе встать, зашуметь платьями, проговорить: «Je suis bien charmee; la sante de maman… et la comtesse Apraksine» [Я в восхищении; здоровье мамы… и графиня Апраксина] и, опять зашумев платьями, пройти в переднюю, надеть шубу или плащ и уехать. Разговор зашел о главной городской новости того времени – о болезни известного богача и красавца Екатерининского времени старого графа Безухого и о его незаконном сыне Пьере, который так неприлично вел себя на вечере у Анны Павловны Шерер.
– Я очень жалею бедного графа, – проговорила гостья, – здоровье его и так плохо, а теперь это огорченье от сына, это его убьет!
– Что такое? – спросила графиня, как будто не зная, о чем говорит гостья, хотя она раз пятнадцать уже слышала причину огорчения графа Безухого.
– Вот нынешнее воспитание! Еще за границей, – проговорила гостья, – этот молодой человек предоставлен был самому себе, и теперь в Петербурге, говорят, он такие ужасы наделал, что его с полицией выслали оттуда.
– Скажите! – сказала графиня.
– Он дурно выбирал свои знакомства, – вмешалась княгиня Анна Михайловна. – Сын князя Василия, он и один Долохов, они, говорят, Бог знает что делали. И оба пострадали. Долохов разжалован в солдаты, а сын Безухого выслан в Москву. Анатоля Курагина – того отец как то замял. Но выслали таки из Петербурга.
– Да что, бишь, они сделали? – спросила графиня.
– Это совершенные разбойники, особенно Долохов, – говорила гостья. – Он сын Марьи Ивановны Долоховой, такой почтенной дамы, и что же? Можете себе представить: они втроем достали где то медведя, посадили с собой в карету и повезли к актрисам. Прибежала полиция их унимать. Они поймали квартального и привязали его спина со спиной к медведю и пустили медведя в Мойку; медведь плавает, а квартальный на нем.
– Хороша, ma chere, фигура квартального, – закричал граф, помирая со смеху.
– Ах, ужас какой! Чему тут смеяться, граф?
Но дамы невольно смеялись и сами.
– Насилу спасли этого несчастного, – продолжала гостья. – И это сын графа Кирилла Владимировича Безухова так умно забавляется! – прибавила она. – А говорили, что так хорошо воспитан и умен. Вот всё воспитание заграничное куда довело. Надеюсь, что здесь его никто не примет, несмотря на его богатство. Мне хотели его представить. Я решительно отказалась: у меня дочери.
– Отчего вы говорите, что этот молодой человек так богат? – спросила графиня, нагибаясь от девиц, которые тотчас же сделали вид, что не слушают. – Ведь у него только незаконные дети. Кажется… и Пьер незаконный.
Гостья махнула рукой.
– У него их двадцать незаконных, я думаю.
Княгиня Анна Михайловна вмешалась в разговор, видимо, желая выказать свои связи и свое знание всех светских обстоятельств.
– Вот в чем дело, – сказала она значительно и тоже полушопотом. – Репутация графа Кирилла Владимировича известна… Детям своим он и счет потерял, но этот Пьер любимый был.
– Как старик был хорош, – сказала графиня, – еще прошлого года! Красивее мужчины я не видывала.
– Теперь очень переменился, – сказала Анна Михайловна. – Так я хотела сказать, – продолжала она, – по жене прямой наследник всего именья князь Василий, но Пьера отец очень любил, занимался его воспитанием и писал государю… так что никто не знает, ежели он умрет (он так плох, что этого ждут каждую минуту, и Lorrain приехал из Петербурга), кому достанется это огромное состояние, Пьеру или князю Василию. Сорок тысяч душ и миллионы. Я это очень хорошо знаю, потому что мне сам князь Василий это говорил. Да и Кирилл Владимирович мне приходится троюродным дядей по матери. Он и крестил Борю, – прибавила она, как будто не приписывая этому обстоятельству никакого значения.
– Князь Василий приехал в Москву вчера. Он едет на ревизию, мне говорили, – сказала гостья.
– Да, но, entre nous, [между нами,] – сказала княгиня, – это предлог, он приехал собственно к графу Кирилле Владимировичу, узнав, что он так плох.
– Однако, ma chere, это славная штука, – сказал граф и, заметив, что старшая гостья его не слушала, обратился уже к барышням. – Хороша фигура была у квартального, я воображаю.
И он, представив, как махал руками квартальный, опять захохотал звучным и басистым смехом, колебавшим всё его полное тело, как смеются люди, всегда хорошо евшие и особенно пившие. – Так, пожалуйста же, обедать к нам, – сказал он.


Наступило молчание. Графиня глядела на гостью, приятно улыбаясь, впрочем, не скрывая того, что не огорчится теперь нисколько, если гостья поднимется и уедет. Дочь гостьи уже оправляла платье, вопросительно глядя на мать, как вдруг из соседней комнаты послышался бег к двери нескольких мужских и женских ног, грохот зацепленного и поваленного стула, и в комнату вбежала тринадцатилетняя девочка, запахнув что то короткою кисейною юбкою, и остановилась по средине комнаты. Очевидно было, она нечаянно, с нерассчитанного бега, заскочила так далеко. В дверях в ту же минуту показались студент с малиновым воротником, гвардейский офицер, пятнадцатилетняя девочка и толстый румяный мальчик в детской курточке.
Граф вскочил и, раскачиваясь, широко расставил руки вокруг бежавшей девочки.
– А, вот она! – смеясь закричал он. – Именинница! Ma chere, именинница!
– Ma chere, il y a un temps pour tout, [Милая, на все есть время,] – сказала графиня, притворяясь строгою. – Ты ее все балуешь, Elie, – прибавила она мужу.
– Bonjour, ma chere, je vous felicite, [Здравствуйте, моя милая, поздравляю вас,] – сказала гостья. – Quelle delicuse enfant! [Какое прелестное дитя!] – прибавила она, обращаясь к матери.
Черноглазая, с большим ртом, некрасивая, но живая девочка, с своими детскими открытыми плечиками, которые, сжимаясь, двигались в своем корсаже от быстрого бега, с своими сбившимися назад черными кудрями, тоненькими оголенными руками и маленькими ножками в кружевных панталончиках и открытых башмачках, была в том милом возрасте, когда девочка уже не ребенок, а ребенок еще не девушка. Вывернувшись от отца, она подбежала к матери и, не обращая никакого внимания на ее строгое замечание, спрятала свое раскрасневшееся лицо в кружевах материной мантильи и засмеялась. Она смеялась чему то, толкуя отрывисто про куклу, которую вынула из под юбочки.
– Видите?… Кукла… Мими… Видите.
И Наташа не могла больше говорить (ей всё смешно казалось). Она упала на мать и расхохоталась так громко и звонко, что все, даже чопорная гостья, против воли засмеялись.
– Ну, поди, поди с своим уродом! – сказала мать, притворно сердито отталкивая дочь. – Это моя меньшая, – обратилась она к гостье.
Наташа, оторвав на минуту лицо от кружевной косынки матери, взглянула на нее снизу сквозь слезы смеха и опять спрятала лицо.