Ликуд

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Ликуд
ивр.ליכוד‏‎
Страна:

Израиль Израиль

Лидеры:

Биньямин Нетаньяху

Основатели:

Менахем Бегин

Глава фракции:

Зеэв Элькин

Дата основания:

1973

Штаб-квартира:

Мецудат Зеев

Идеология:

национал-либерализм, сионизм-ревизионизм

Мест в кнессете:
30 / 120
Сайт:

www.likud.org.il/ru/

Ликуд (ивр.ליכוד‏‎ «консолидация») — правоцентристская национал-консервативная политическая партия Израиля.

Корни движения «Ликуд» уходят в сионизм-ревизионизм, главным идеологом которого являлся Зеэв Жаботинский. В продолжение идеологии, созданной Жаботинским, в 1948 году Менахем Бегин создал движение «Херут» (ивр.חירות‏‎, «Свобода»). «Херут» как правая партия противостоял левоцентристской партии МАПАЙ (ивр.מפלגת פועלי ארץ ישראל, מפא"י‏‎, «Рабочая партия Земли Израиля») под руководством Давида Бен-Гуриона. «Херут» являлся политическим продолжением еврейской подпольной организации ЭЦЕЛ (ивр.אצ"ל‏‎), также возглавляемой Менахемом Бегиным.

Блок «Ликуд» возник в 1973 году на основе блока ГАХАЛ, новый блок был создан по инициативе Ариэля Шарона как альянс израильских правых и либеральных партий. В 1977 году «Ликуд» одержал победу, лидер блока Бегин стал премьер-министром[1].

В 1983 году Менахем Бегин заявил, что больше не может находиться на посту премьер-министра, и ушёл в отставку, а также покинул пост лидера блока. На выборах главы «Херута» победил Ицхак Шамир, который сформировал новое правительство, удачно прошедшее утверждение в кнессете.

На выборах 1984 года партия получила 41 мандат в кнессете, в то время как «Маарах» получил 43 мандата. Ни Ликуд, ни Маарах не смогли сформировать правительство без участия друг друга. В конце концов было достигнуто коалиционное соглашение, согласно которому на первые два года (1984—1986) премьер-министром становился Шимон Перес, а на последующие два (1986—1988) — Ицхак Шамир.

В 1988 году «Ликуд» во главе с Шамиром выиграл выборы в кнессет, Ицхак Шамир остался на посту премьер-министра. Однако когда партия «Авода» покинула коалицию, последняя потеряла большинство в кнессете, в результате чего возник правительственный кризис. Шамиру удалось избежать перевыборов, расширив коалицию правыми фракциями «Тхия», «Моледет» и «Цомет».

В 1993 году лидером партии стал Биньямин Нетаньяху. В 1996 году на прямых выборах премьер-министра он получил большее количество голосов избирателей, чем кандидат от партии «Авода» Шимон Перес, и стал премьер-министром. В 1999 году Нетаньяху, проиграв прямые выборы Эхуду Бараку, временно ушёл из политической жизни, покинув как кнессет, так и пост главы партии. Новым лидером был избран Ариэль Шарон[2].

На досрочных прямых выборах премьер-министра 2001 года Ариэль Шарон одержал победу над Эхудом Бараком. В 2003 году партия «Ликуд» получила 38 мест в кнессете, и президент Израиля Моше Кацав поручил лидеру партии Ариэлю Шарону сформировать правительство. В 2005 году из-за политики, проводимой Шароном, партия разделилась на два лагеря: противников и сторонников Шарона. Потеряв большинство в собственной партии, в том же году Шарон и его сторонники решились на крайний шаг: вышли из «Ликуда» и основали новую партию «Кадима». Это было серьёзным ударом по «Ликуду», на выборах в 2006 году партия получила всего 12 мест в кнессете 17-го созыва (под руководством вернувшегося в политику и вновь избранного лидером партии Биньямина Нетаньяху), против 27 мандатов в кнессете 16-го созыва[3].





История партии

В 1948 году лидер еврейской подпольной организации ЭЦЕЛ Менахем Бегин основал движение Херут. Херут был главной оппозиционной партией в Кнессете с первого по пятый созывы[4]. В 1965 году движение Херут и Либеральная партия Израиля составили новый электоральный блок Гахал, в 1973 году в блок вошли новые партии, в том числе Свободный центр и Движение за Великий Израиль, вследствие чего блок Гахал был преобразован в блок Ликуд.[5].

До 1988 года движение Херут и Либеральная партия сохраняли свою самостоятельность. В 1988 году блок Ликуд был преобразован во всеизраильскую политическую партию Ликуд. С момента его создания Ликуд пользовался устойчивой поддержкой сефардов (восточных евреев), которые считали, что правящий блок Маарах намеренно дискриминирует выходцев с Востока, так как в Маарахе большинство членов составляли ашкеназы (евреи европейского происхождения)[6].

Первым премьер-министром Израиля от Ликуда стал его бессменный лидер Менахем Бегин, он привел блок к победе на парламентских выборах в 1977 году. Это был первый период в истории Израиля, когда левый лагерь во главе с «Маарахом» потерял власть[7].

Несмотря на то что ранее Бегин был одним из руководителей военизированной подпольной организации «Иргун» и поддерживал идеи ревизионизма, он был согласен на ведение мирных переговоров с арабскими странами. Именно Менахем Бегин начал мирный процесс с Египтом, который закончился подписанием Кэмп-Дэвидских соглашений.

В 1983 году, в связи со смертью жены и отчетом комиссии Кахана, Менахем Бегин уходит в отставку со всех постов, в том числе с поста главы правительства и лидера блока Ликуд. На внутренних выборах партии побеждает Ицхак Шамир.

Шамир, Нетаньяху и Шарон

Вторым премьер-министром Израиля от партии Ликуд стал Ицхак Шамир, который впервые пришел к власти после отставки Менахема Бегина в 1983 году. Шамир, который в прошлом был одним из руководителей еврейской подпольной организации «Лехи»[8], рассматривался как более сильный лидер, чем предыдущий премьер-министр. Правительство Шамира организовало массовую репатриацию эфиопских евреев в Израиль, были проведены военные операции «Моисей» и «Соломон»(в ходе операции «Соломон» в Израиль было привезено 14 325 человек)[9].

Во времена правления Шамира возобновилась в беспрецедентном размахе репатриация советских евреев в Израиль. В этот период развивались и создавались новые израильские поселения на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа.

На выборах 1988 года Ликуд снова стал ведущей партией, получив 40 мандатов, тогда как Маарах — 39. На этот раз у Ликуда было 2 выбора, один из которых — продолжение коалиционного правительства с Маарахом. Маарах из-за отсутствия прошлого перевеса согласился на продолжение коалиционного правительства с Ликудом, однако на этот раз без ротации. В 1990 году, после попыток Переса сформировать правительство с мелкими партиями без Ликуда, получившего в политическом жаргоне название «вонючий трюк»К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3234 дня], Шамир уволил Переса и всю его партию. Правительство на этом официально распалось, и президент передал Пересу полномочия создать новое правительство. Две недели переговоров не принесли успеха, и президент предложил формирование правительства Шамиру. Шамир вскоре получил поддержку мелких партий и сформировал новое правительство с опорой на партии религиозно-правой ориентации.

В 1990 году из состава Ликуда вышли некоторые депутаты и образовали Новую Либеральную партию.

Перед выборами 1992 года Шамир остался во главе Ликуда; набрав на праймериз 40,6 %, он победил Давида Леви — 31,2 % и Ариэля Шарона — 22 %. На выборах 1992 года Ликуд потрепел фиаско и получил только 32 мандата, тогда как Авода (новое название Маараха после выхода партии Мапам) — 44. Лидер «Аводы» Рабин без труда сформировал лево-центристское правительство с партиями Мерец и ШАС, а Ликуд стал крупнейшей оппозиционной партией. Ицхак Шамир ушёл в отставку с поста лидера партии[10]. На выборах лидера партии в 1993 году победу одержал молодой Биньямин Нетаньяху, бывший заместитель министра иностранных дел и посол в ООН. Набрав 52 % голосов, он опередил конкурентов — Давида Леви (26.3 %), Бени Бегина (15.1 %) и Моше Кацава (6.5 %)[11].

Третьим премьером от Ликуда стал Биньямин Нетаньяху, избранный на эту должность в мае 1996 года.[11] Нетаньяху формирует следующее правительство на основе коалиции религиозных и правых партий. Как и его предшественник, Нетаньяху отказался резко менять политический курс правительства и продолжил переговоры с палестинцами, но с более жёсткими требованиями, что однако не удовлетворяет его правых партнёров по коалиции. После соглашений Уай Плантейшн правые партии покидают коалицию, и кнессет объявляет о самороспуске.

Также после этих соглашений несколько членов Ликуда в знак протеста вышли из партии и основали новую более правую партию — «Новый Херут» (также «Херут — Национальное Движение»). Среди основателей партии были сын Менахема Бегина Бени Бегин, Давид Реэм и Михаэль Кляйнер[12].

На выборах 1999 года «Ликуд» и Нетаньяху терпят тяжёлое поражение от Аводы и её лидера Эхуда Барака. После оглашения результатов Нетаньяху уходит в отставку с поста лидера партии. На выборах лидера партии, состоявшихся через 3 месяца, победил старый партийный ветеран Ариэль Шарон, набравший 54 % на праймериз (у Эхуда Ольмерта 24 %, у Меира Шитрита — 22 %).

В сентябре 2000 года года Шарон поднялся на Храмовую гору, чем вызвал протест палестинцев и израильских арабов, связанный с провалом переговоров в Кэмп-Дэвиде[13]. Через полгода премьер-министр Эхуд Барак объявляет о своей отставке и новых выборах только на пост премьер-министра с сохранением прежнего состава кнессета[14].

На этих выборах 6 февраля лидер Ликуда Шарон одержал внушительную победу над Бараком и вскоре сформировал новое правительство с участием партии «Авода» и её новым лидером Биньямином Бен-Элиэзером[15].

В 2003 году Шарону удалось остаться во главе партии, победив на праймериз вернувшегося в политику Нетаньяху. Моше Фейглин набрал на этих праймериз 3,5 %. На выборах в 2003 году Ликуд во главе с Шароном заново одержал внушительную победу, подняв своё представительство с 19 до 38 мандатов в кнессете[16].

На Герцлийской конференции в 2004 году Ариэль Шарон объявил о плане размежевания с сектором Газа и северной Самарией, чем сразу вызвал недовольство многих членов своей собственной партии[17].

На состоявшемся в 2004 году партийном референдуме противники размежевания одержали убедительную победу, набрав 60 %, но Ариэль Шарон всё же решил продолжить размежевание. После выполнения плана размежевания в Ликуде обострились взаимоотношения между Шароном и его оппонентами в партии, что привело к выключению микрофона во время выступления Шарона на партийной конференции и блокированию лидерами внутрипартийной оппозиции всех новых назначений Шарона[18]. В ответ на покушение на свою власть Шарон объявил о выходе из «Ликуда» и создании новой партии со своими сторонниками 21 ноября. Новая партия была названа «Кадима» («Вперёд»)[19].

Раскол и образование партии «Кадима»

После возвращения Ариэля Шарона в большую политику и его избрания на пост лидера партии, недовольства внутри самого Ликуда стали расти — это вызвало раскол партии на сторонников политики, проводимой Шароном, и её противников. В марте 2005 года министр финансов Израиля Биньямин Нетаньяху предложил новый проект государственного бюджета Израиля. Шарон принимает этот бюджет и тем самым укрепляет свои позиции в Ликуде.[20] 7-го августа министр финансов Биньямин Нетаньяху в знак протеста против «Плана одностороннего размежевания» выходит из правительства. Кроме того, в Кнессете Шарон столкнулся с растущей оппозицией и с обвинениями в коррупции против его сына Омри. [21] Часть депутатов Кнессета от партии Ликуд перешли на сторону оппозиции, при этом не покидая Ликуд.

В ноябре 2005 года в партии Авода прошли внутренние выборы, на которых победил Амир Перец, который и стал лидером партии. Перец заявил о выходе Аводы из правящей коалиции. В связи с эти 23 ноября 2005 года Ариэль Шарон заявляет о своем выходе из состава Ликуда и создании новой партии — Кадима.[22] За пост нового лидера партии боролись шесть кандидатов:

В итоге победу одержал Биньямин Нетаньяху. Избрание Биньямина Нетаньяху — активного противника плана Шарона по одностороннему разъединению с палестинцами — означает отход Ликуда от центризма в правую часть политического спектра, которую ранее занимал правый блок Национальное единство (лидер — Авигдор Либерман).

Второй срок Нетаньяху

Нетаньяху победил на выборах главы партии в декабре 2005 года, набрав 44 %. Второе место занял Сильван Шалом, который получил 33 % голосов. Проголосовали 44,6 процента из 128.000 членов партии. Большое внимание СМИ было сосредоточено на правом кандидате Моше Фейглине, который в итоге набрал всего 12,4. % голосов.[23]

После создания Ариэлем Шароном новой правоцентристской партии Кадима перед Ликудом нависла угроза потерять место одной из ведущей партии Израиля. Кадима привлекла в свой лагерь большинство избирателей и членов Ликуда. По этой причине Ликуду пришлось занять более правую позицию, например, в этот период Ликуд выступил против ликвидации еврейских поселений в Самарии и секторе Газа.

Другая проблема заключалась в том, что большинство избирателей продолжали голосовать за Кадиму, так как та занимала более правую позицию. Кроме того, партия Наш дом Израиль (партия русских репатриантов) заняла более сильные позиции. По этой причине после выборов в 2006 году «Ликуд» был только на четвёртом месте. По количеству мандатов в Кнессете Ликуд опережали следующие партии: Кадима (возглавляемая Эхудом Ольмертом), партия Авода (левая партия, возглавляемая Амиром Перецом) и ШАС (религиозная партия, представляющая интересы выходцев с востока в Израиле).[10]

На выборах 2006 года партия получила всего 12 мандатов[10], потеряв 28 мандатов по сравнению с выборами 2003 года, и это стало крупнейшим поражением за всю историю партии.[26]

Лидер партии признал, что это катастрофа для партии, но также он заявил, что в связи с этим не собирается покидать пост председателя партии. Нетаньяху занял пост лидера оппозиции в Кнессете.[27]

Выборы 2009 года и правительство Нетаньяху

На внеочередных выборах в 2009 году партия Ликуд получила 27 мандатов в Кнессете, таким образом став второй по величине партией в парламенте. Больше всего мандатов досталось партии Кадима. После неудачной попытки лидера Кадимы Ципи Ливни сформировать правительство, президент страны Шимон Перес поручил формирование правительства Биньямину Нетаньяху. 12 февраля израильские СМИ сообщили, что Нетаньяху ведет коалиционные переговоры с партиями Наш Дом Израиль и Кадима, планируя таким образом создать правительство национального единства, в котором Авигдор Либерман (лидер партии Наш Дом Израиль) должен получить пост министра финансов, а политики из Кадимы — Ципи Ливни и Шауль Мофаз — получат посты министра иностранных дел и обороны, соответственно[28].

Наконец, 31 марта 2009 года Биньямин Нетаньяху заявил, что ему удалось создать коалицию, которая имеет большинство в Кнессете. Вместе с Ликудом в коалицию вошли: партия ШАС (политический лидер партии Эли Ишай получил пост министра внутренних дел и вице-премьера); партия Авода (лидер партии Эхуд Барак получил пост министра обороны и пост вице-премьера); партия НДИ (лидер партии Авигдор Либерман получил пост министра иностранных дел и пост вице-премьера); также в коалицию вошли маленькие партии — Яхадут ха-Тора и Мафдаль. Сформированное правительство стало самым большим за всю историю страны — 29 министров[29].

Идеологические позиции

Взгляды на экономику

Члены партии Ликуд являются сторонниками свободной рыночной экономики, хотя на практике во времена правления партии действовала модель смешанной экономики. Когда Биньямин Нетаньяху был министром финансов Израиля, был снижен налог на добавленную стоимость и подоходный налог, а также некоторые другие налоги. Кроме того, Нетаньяху привел в действие новую экономическую программу, которая получила название «Программа оздоровления израильской экономики». Программа предусматривала сокращение государственного бюджета на 11 миллиардов шекелей; особенно сильно программа задела министерство обороны (его бюджет был сокращен на 3 миллиарда шекелей, вместо предлагаемых изначально 6 миллиардов). Был увеличен пенсионный возраст (с для мужчин с 65 лет до 67-ми, и для женщин с 60-ти до 62-ух), некоторые министерства были объединены.[30]

Ликуд поддерживает развитие свободной торговли, особенно со странами Евросоюза и США, а также ликвидацию монополий. В последние годы, когда Ликуд находился у власти, государством были приватизированы несколько крупных предприятий, таких как авиакомпания Эль-Аль и банк Леуми.

Взгляды на арабо-израильский конфликт

В прошлом партия Ликуд поддерживала воинственную политику в отношении палестинцев, Ликуд выступал против создания независимого палестинского государства, партия всегда выступала за строительство и развитие израильских поселений в Иудеи и Самарии. Однако именно Менахему Бегину первому из израильских лидеров удалось заключить мирный договор с арабской страной. Кэмп-Дэвидские соглашения стали основой для развития дружественных отношений между Израилем и Египтом. В результате достигнутых соглашений Израиль вернул Египту Синайский полуостров (оккупированный Израилем в Шестидневной войне 1967 года) в обмен на мир. Ицхак Шамир стал первым премьер-министром Израиля, который встретился с официальной палестинской делегацией, это произошло на Мадридской конференции. При этом Ицхак Шамир категорически отверг идею существования независимого палестинского государства, из-за чего его обвинили в провале саммита[31].

Во время второй Интифады, когда во главе правительства стоял Ариэль Шарон, Израиль взял под свой контроль лагеря палестинских беженцев на Западном берегу реки Иордан[32]. В 2005 году Ариэль Шарон начал проводить в жизнь свой план одностороннего размеживания, который предусматривал вывод всех еврейских поселений и подразделений Армии Обороны Израиля с территории сектора Газа, а также вывод ряда поселений из Самарии.[33] Шарон отошел от политики, проводимой Ликудом до него, он фактически отказался от идей сионизма-ревизионизма — идей, которые заключаются в праве евреев селиться на земле их предков, включая Западный берег реки Иордан[34][35]. В 2006 году Шарон основал новую партию Кадима.

После ухода Шарона лидером партии вновь был избран Биньямин Нетаньяху, второе место на внутренних выборах партии занял Сильван Шалом, который поддерживал план размежевания. Нетаньяху же является противником этого плана, и в знак протеста против плана 9 августа 2005 года подавал в отставку с поста министра финансов Израиля[36].

На 2010 год большинство членов Ликуда являются противниками ликвидации еврейских поселений на Западном берегу реки Иордан и выступают против существования независимого палестинского государства[35].

Национально-религиозные вопросы

Ликуд способствует возрождению еврейской культуры, в соответствии с принципами сионизма-ревизионизма, установленными основателем ревизионистского движения Зеэвом Жаботинским.

Ликуд также поддерживает укоренение еврейской традиции в образовании и в повседневной жизни[37].

Также устав Ликуда гласит, что основным способом сохранения еврейского самосознания является изучение иврита и еврейской традиции[37].

Ликуд поддерживает репатриацию евреев на их историческую родину в Страну Израиля, культивирование связи евреев с Землей Израиля и признание единства судьбы всего еврейского народа[37]. Исторически так сложилось, что партия Ликуд является представителем светского национализма. Несмотря на то, что основатель партии Менахем Бегин был человеком светским, он тепло относился к еврейской традиции и религии. В Кнессете, помимо прочего, Ликуд защищал интересы восточных евреев. Именно голоса выходцев с востока привели партию Ликуд к власти в 1977 году.

Ликуд считает, что Иерусалим является «вечной, объединенной столицей государства Израиль»[38].

В Кнессете

Выборы Количество мандатов Место Количество голосов Процент голосов
1973[39] 39 2 473 309 30,2 %
1977[40] 43 1 583 968 33,4 %
1981[41] 48 1 718 941 37,1 %
1984[42] 41 2 661 302 31,9 %
1988[43] 40 1 709 305 31,1 %
1992[44] 32 2 651 229 24,9 %
1996[45] 32 2 767 401 25,8 %
1999[46] 19 2 468 103 14,46 %
2003[47] 38 1 925 279 29,39 %
2006[48] 12 4 282 070 9,0 %
2009[49] 27 2 729 054 21,61 %

Источник данных: [www.knesset.gov.il Официальный сайт Кнессета].

Лидеры Ликуда

В Кнессете 18-го созыва

Выборы 19-го созыва кнессета

Лидером партии является премьер министр Израиля Биньямин Нетаньяху. Его позиция во главе списка была подтверждена на внутренних выборах в партии 31 января 2012 года, которые Нетаньяху выиграл, набрав 76,8 % голосов.

На пресс-конференции 25-го октября было заявлено, что партии «Наш дом Израиль» и Ликуд будут баллотироваться единым списком «Ликуд - Наш дом Израиль»[50].

В Кнессете 19-го созыва


Напишите отзыв о статье "Ликуд"

Литература

  • Карасова Т. А. [books.google.com/books?id=mRovAQAAIAAJ Политическая история Израиля: блок Ликуд прошлое и настоящее]. — М.: Институт востоковедения РАН, 2009. — 526 с. — 1000 экз. — ISBN 978-5-89282-400-2.
  • Бовин А. Е. Пять лет среди евреев и мидовцев. — М.: Захаров, 1999. — 573 с. — ISBN 5-8159-0222-5.
  • Colin Shindler. [books.google.com/books?id=7VBoVr089GwC The land beyond promise: Israel, Likud and the Zionist dream]. — I.B.Tauris, 2002. — 324 p. — ISBN 9781860647741.
  • Sefer ha-Likud: reshimat muʻamade ha-Likud la-Keneset ha-16. — Likud, 2002. — 60 p.
  • Нойбергер Б., Каспи Д. [books.google.ru/books?id=OWroUcUJtVAC&printsec=frontcover&source=gbs_ge_summary_r&cad=0#v=onepage&q&f=false Власть и политика в государстве Израиль: исторические корни и конституционное устройство]. — Тель-Авив: Открытый университет Израиля, 1997. — Т. 10. — 193 с. — ISBN 9650604200.

Примечания

  1. [istok.ru/library/times-n-dates/newholidays/sabje-independence Пятьдесят лет государству Израиль]. Исток - еврейская интернет библиотека. Проверено 25 марта 2011. [www.webcitation.org/61HH5iv5j Архивировано из первоисточника 28 августа 2011].
  2. [www.makomisrael.net/JewishAgency/Russian/Education/Jewish+State/People/Netanyahu.html+23.htm Биньямин Нетаньяху].
  3. [www.knesset.gov.il/history/ru/hist17_s_ru.htm Кнессет семнадцатого созыва — Состав фракций] (рус.). Кнессет. Проверено 21 марта 2011. [www.webcitation.org/61HLlfBjW Архивировано из первоисточника 28 августа 2011].
  4. Кнессет. [www.knesset.gov.il/faction/eng/FactionPage_eng.asp?PG=78 Herut Movement] (англ.). Проверено 21 марта 2011. [www.webcitation.org/61HLmszn1 Архивировано из первоисточника 28 августа 2011].
  5. [www.knesset.gov.il/faction/eng/FactionPage_eng.asp?PG=13 Likud]. Кнессет. Проверено 21 марта 2011. [www.webcitation.org/61HLnkdIQ Архивировано из первоисточника 28 августа 2011].
  6. Meyrav Wurmser [www.meforum.org/707/post-zionism-and-the-sephardi-question Post-Zionism and the Sephardi Question Post-Zionism and the Sephardi Question] (англ.).
  7. [www.knesset.gov.il/history/ru/hist9_s_ru.htm Кнессет девятого созыва - Состав фракций]. Проверено 21 марта 2011. [www.webcitation.org/61HLoZrpQ Архивировано из первоисточника 28 августа 2011].
  8. [www.eleven.co.il/?mode=article&id=14729 Ицхак Шамир] // Краткая еврейская энциклопедия.
  9. [www.zionism-israel.com/dic/Operation_Solomon.htm Operation Solomon] (англ.) // Ami Isseroff Zionism and Israel - Encyclopedic Dictionary.
  10. 1 2 3 [www.inaru.co.il/win_d/polit_d/pol_partii.html Партии]. Проверено 21 марта 2011. [www.webcitation.org/61HLpJq4j Архивировано из первоисточника 28 августа 2011].
  11. 1 2 [israel2006.zahav.ru/NewsPage.aspx?nId=261 Почему Нетаньяху проигрывает выборы]
  12. перевод Бориса Новака [maof.rjews.net/israel/26-elections-2001/1692 ХЕРУТ – НАЦИОНАЛЬНОЕ ЕВРЕЙСКОЕ ДВИЖЕНИЕ].
  13. [www.sem40.ru/ourpeople/destiny/16662/ Грустный День рождения премьер-министра]. Проверено 25 марта 2011.
  14. [presidents.h1.ru/site/primeministers/israel/barak.html Эхуд Барак]. Проверено 21 марта 2011.
  15. [www.knesset.gov.il/review/ReviewPage2.aspx?kns=15&lng=4 Кнессет пятнадцатого созыва История]. Проверено 21 марта 2011. [www.webcitation.org/61HLs0PJW Архивировано из первоисточника 28 августа 2011].
  16. [www.knesset.gov.il/history/ru/hist16_s_ru.htm Кнессет шестнадцатого созыва — Состав фракций]. Кнессет. Проверено 21 марта 2011. [www.webcitation.org/61HLsrsQG Архивировано из первоисточника 28 августа 2011].
  17. [www.newsru.co.il/israel/22jan2006/netan.html Герцлийская конференция]. Проверено 25 марта 2011.
  18. [9-05.olo.ru/news/politic/68143.html Шарона заставили замолчать]. Проверено 25 марта 2011.
  19. Рафи Сапир [www.evreimir.com/article.php?id=7907 «Национальная ответственность» по Шарону...].
  20. [www.oef.com/OE_FA_Display_Frm.asp?Pg=CtryDetail&Txt=International%20Sectors&MenuLevel=6&Ctry=Israel&Folder=Israel&Section=CBA INTERNATIONAL SECTORS Israel] (англ.). Проверено 21 марта 2011. [www.webcitation.org/61HLtZyiO Архивировано из первоисточника 28 августа 2011].
  21. Neil Lazarus, Steven Klein, Gila Ansell Brauner, Игаль Лапидус [www.jewishagency.org/JewishAgency/Russian/Education/Jewish+State/People/Ariel+Sharon Ариэль Шарон].
  22. [www.knesset.gov.il/review/ReviewPage2.aspx?kns=16&lng=4 Кнессет 16-го созыва - История]. Проверено 21 марта 2011. [www.webcitation.org/61HLuFapl Архивировано из первоисточника 28 августа 2011].
  23. 1 2 3 4 5 [www.jewish.ru/israel/hot/2005/12/news994228706.php Нетаньяху лечит Шарона]. Проверено 25 марта 2011.
  24. [www.ynetnews.com/articles/0,7340,L-3179500,00.html Landau quits Likud race; supports Bibi] (иврит). Проверено 21 марта 2011. [www.webcitation.org/61HLuzdll Архивировано из первоисточника 28 августа 2011].
  25. [www.nrg.co.il/online/1/ART1/018/879.html מופז עוזב את הליכוד ועובר ל"קדימה"] (иврит). Проверено 21 марта 2011. [www.webcitation.org/61HLw6kcd Архивировано из первоисточника 28 августа 2011].
  26. [evreimir.com/article.php?id=11406&res=1 Председатель "Ликуда" Биньямин Нетаниягу: "Примем обратно всех, кто захочет вернуться". Активисты хотят вернуться из "Кадимы" тихо и без шума.]. Проверено 25 марта 2011.
  27. [botinok.co.il/likud Подходим к всеобщим выборам. Часть третья - партия "Ликуд"]. Проверено 25 марта 2011. [www.webcitation.org/61HLxPYaa Архивировано из первоисточника 28 августа 2011].
  28. [www.haaretz.com/news/likud-may-offer-top-spots-to-kadima-lieberman-in-bid-to-form-quick-coalition-1.269995 Likud may offer top spots to Kadima, Lieberman in bid to form quick coalition]. Проверено 25 марта 2011.
  29. [jta.org/news/article/2009/03/30/1004083/netanyahu-names-cabinet Netanyahu names Likud Cabinet posts]. Проверено 25 марта 2011.
  30. [www.insuranceisrael.com/news/nitanyagu.html «Программа оздоровления израильской экономики»]. Проверено 25 марта 2011.
  31. Бовин А. Е. Пять лет среди евреев и мидовцев. — М.: Захаров, 1999. — 573 с. — ISBN 5-8159-0222-5.
  32. [www.1tv.ru/news/world/109523 Израиль продолжает масштабную операцию в лагерях палестинских беженцев на Западном берегу реки Иордан]. Проверено 25 марта 2011.
  33. [politicom.moldova.org/news/vivod-evreiskih-poselenii-iz-sektora-gaza-budet-polnostiyu-zavershen-vo-vtornik-3959-rus.html Вывод еврейских поселений из сектора Газа будет полностью завершен во вторник]. Проверено 25 марта 2011.
  34. [www.eleven.co.il/article/13824 Сионисты-ревизионисты] — статья из Электронной еврейской энциклопедии
  35. 1 2 [www.knesset.gov.il/elections/knesset15/elikud_m.htm Устав Ликуда] (англ.) = Likud - Platform.
  36. [www.rg.ru/2005/08/08/israil.html Нетаньяху хлопнул дверью]. Проверено 25 марта 2011.
  37. 1 2 3 [asya.rjews.net/likud.html Устав Ликуда, раздел "Цели", перевод на сайте Аси Энтовой]. Проверено 30 апреля 2011.
  38. [www.newsru.co.il/press/16dec2005/times.html The Times: Ян Маккиннон — «Ликуду» не стоит рассчитывать на семейное единство прежних времен]. Проверено 25 марта 2011.
  39. [www.knesset.gov.il/description/eng/eng_mimshal_res8.htm Кнессет восьмого созыва - Состав фракций]. Проверено 25 марта 2011. [www.webcitation.org/61HLyb72H Архивировано из первоисточника 28 августа 2011].
  40. [www.knesset.gov.il/description/eng/eng_mimshal_res9.htm Кнессет девятого созыва - Состав фракций]. Проверено 25 марта 2011. [www.webcitation.org/61HLzIo72 Архивировано из первоисточника 28 августа 2011].
  41. [www.knesset.gov.il/description/eng/eng_mimshal_res10.htm Кнессет десятого созыва - Состав фракций]. Проверено 25 марта 2011. [www.webcitation.org/61HM018RT Архивировано из первоисточника 28 августа 2011].
  42. [www.knesset.gov.il/description/eng/eng_mimshal_res11.htm Кнессет одиннадцатого созыва - Состав фракций]. Проверено 25 марта 2011. [www.webcitation.org/61HM0jyUh Архивировано из первоисточника 28 августа 2011].
  43. [www.knesset.gov.il/description/eng/eng_mimshal_res12.htm Кнессет двенадцатого созыва - Состав фракций]. Проверено 25 марта 2011. [www.webcitation.org/61HM1SMT2 Архивировано из первоисточника 28 августа 2011].
  44. [www.knesset.gov.il/description/eng/eng_mimshal_res13.htm Кнессет тринадцатого созыва - Состав фракций]. Проверено 25 марта 2011. [www.webcitation.org/61HM29mdi Архивировано из первоисточника 28 августа 2011].
  45. [www.knesset.gov.il/description/eng/eng_mimshal_res14.htm Кнессет четырнадцатого созыва - Состав фракций]. Проверено 25 марта 2011. [www.webcitation.org/61HM2rvX7 Архивировано из первоисточника 28 августа 2011].
  46. [www.knesset.gov.il/description/eng/eng_mimshal_res15.htm Кнессет пятнадцатого созыва - Состав фракций]. Проверено 25 марта 2011. [www.webcitation.org/61HM3ZIaa Архивировано из первоисточника 28 августа 2011].
  47. [www.knesset.gov.il/description/eng/eng_mimshal_res16.htm Кнессет шестнадцатого созыва - Состав фракций]. Проверено 25 марта 2011. [www.webcitation.org/61HM4HTZ1 Архивировано из первоисточника 28 августа 2011].
  48. [www.knesset.gov.il/description/eng/eng_mimshal_res17.htm Кнессет семнадцатого созыва - Состав фракций]. Проверено 25 марта 2011. [www.webcitation.org/61HM4zJje Архивировано из первоисточника 28 августа 2011].
  49. [www.knesset.gov.il/description/eng/eng_mimshal_res18.htm Кнессет восемнадцатого созыва - Состав фракций]. Проверено 25 марта 2011. [www.webcitation.org/61HM5iDwi Архивировано из первоисточника 28 августа 2011].
  50. [cursorinfo.co.il/news/novosti/2012/10/25/odin/ Ликуд и НДИ объединяются в блок «Ликуд Исраэль Бейтейну»]

Ссылки

  • [www.knesset.gov.il/parties/eng/sia_eng.asp?partyid=13 Страница партии «Ликуд» на сайте кнессета]  (англ.)
  • [ru.netanyahu.org.il/ Веб-сайт партии «Ликуд»] (на русском языке)
  • [russian.manhigut.org/ Веб-сайт движения «Еврейское руководство»]
  • [izrus.co.il/tags/1.html Статьи по тегу — Ликуд]
  • [mnenia.zahav.ru/ArticlePage.aspx?articleID=13618 Как израильские правые видят решения израильско-палестинского конфликта]
  • [youtube.com/watch?v=OfficialLikudAnglos Официальный видеоканал Ликуда] на YouTube  (англ.)
  • [ru.netanyahu.org.il/media/ Ликуд ТВ]  (иврит)

Отрывок, характеризующий Ликуд



По переулкам Хамовников пленные шли одни с своим конвоем и повозками и фурами, принадлежавшими конвойным и ехавшими сзади; но, выйдя к провиантским магазинам, они попали в середину огромного, тесно двигавшегося артиллерийского обоза, перемешанного с частными повозками.
У самого моста все остановились, дожидаясь того, чтобы продвинулись ехавшие впереди. С моста пленным открылись сзади и впереди бесконечные ряды других двигавшихся обозов. Направо, там, где загибалась Калужская дорога мимо Нескучного, пропадая вдали, тянулись бесконечные ряды войск и обозов. Это были вышедшие прежде всех войска корпуса Богарне; назади, по набережной и через Каменный мост, тянулись войска и обозы Нея.
Войска Даву, к которым принадлежали пленные, шли через Крымский брод и уже отчасти вступали в Калужскую улицу. Но обозы так растянулись, что последние обозы Богарне еще не вышли из Москвы в Калужскую улицу, а голова войск Нея уже выходила из Большой Ордынки.
Пройдя Крымский брод, пленные двигались по нескольку шагов и останавливались, и опять двигались, и со всех сторон экипажи и люди все больше и больше стеснялись. Пройдя более часа те несколько сот шагов, которые отделяют мост от Калужской улицы, и дойдя до площади, где сходятся Замоскворецкие улицы с Калужскою, пленные, сжатые в кучу, остановились и несколько часов простояли на этом перекрестке. Со всех сторон слышался неумолкаемый, как шум моря, грохот колес, и топот ног, и неумолкаемые сердитые крики и ругательства. Пьер стоял прижатый к стене обгорелого дома, слушая этот звук, сливавшийся в его воображении с звуками барабана.
Несколько пленных офицеров, чтобы лучше видеть, влезли на стену обгорелого дома, подле которого стоял Пьер.
– Народу то! Эка народу!.. И на пушках то навалили! Смотри: меха… – говорили они. – Вишь, стервецы, награбили… Вон у того то сзади, на телеге… Ведь это – с иконы, ей богу!.. Это немцы, должно быть. И наш мужик, ей богу!.. Ах, подлецы!.. Вишь, навьючился то, насилу идет! Вот те на, дрожки – и те захватили!.. Вишь, уселся на сундуках то. Батюшки!.. Подрались!..
– Так его по морде то, по морде! Этак до вечера не дождешься. Гляди, глядите… а это, верно, самого Наполеона. Видишь, лошади то какие! в вензелях с короной. Это дом складной. Уронил мешок, не видит. Опять подрались… Женщина с ребеночком, и недурна. Да, как же, так тебя и пропустят… Смотри, и конца нет. Девки русские, ей богу, девки! В колясках ведь как покойно уселись!
Опять волна общего любопытства, как и около церкви в Хамовниках, надвинула всех пленных к дороге, и Пьер благодаря своему росту через головы других увидал то, что так привлекло любопытство пленных. В трех колясках, замешавшихся между зарядными ящиками, ехали, тесно сидя друг на друге, разряженные, в ярких цветах, нарумяненные, что то кричащие пискливыми голосами женщины.
С той минуты как Пьер сознал появление таинственной силы, ничто не казалось ему странно или страшно: ни труп, вымазанный для забавы сажей, ни эти женщины, спешившие куда то, ни пожарища Москвы. Все, что видел теперь Пьер, не производило на него почти никакого впечатления – как будто душа его, готовясь к трудной борьбе, отказывалась принимать впечатления, которые могли ослабить ее.
Поезд женщин проехал. За ним тянулись опять телеги, солдаты, фуры, солдаты, палубы, кареты, солдаты, ящики, солдаты, изредка женщины.
Пьер не видал людей отдельно, а видел движение их.
Все эти люди, лошади как будто гнались какой то невидимою силою. Все они, в продолжение часа, во время которого их наблюдал Пьер, выплывали из разных улиц с одним и тем же желанием скорее пройти; все они одинаково, сталкиваясь с другими, начинали сердиться, драться; оскаливались белые зубы, хмурились брови, перебрасывались все одни и те же ругательства, и на всех лицах было одно и то же молодечески решительное и жестоко холодное выражение, которое поутру поразило Пьера при звуке барабана на лице капрала.
Уже перед вечером конвойный начальник собрал свою команду и с криком и спорами втеснился в обозы, и пленные, окруженные со всех сторон, вышли на Калужскую дорогу.
Шли очень скоро, не отдыхая, и остановились только, когда уже солнце стало садиться. Обозы надвинулись одни на других, и люди стали готовиться к ночлегу. Все казались сердиты и недовольны. Долго с разных сторон слышались ругательства, злобные крики и драки. Карета, ехавшая сзади конвойных, надвинулась на повозку конвойных и пробила ее дышлом. Несколько солдат с разных сторон сбежались к повозке; одни били по головам лошадей, запряженных в карете, сворачивая их, другие дрались между собой, и Пьер видел, что одного немца тяжело ранили тесаком в голову.
Казалось, все эти люди испытывали теперь, когда остановились посреди поля в холодных сумерках осеннего вечера, одно и то же чувство неприятного пробуждения от охватившей всех при выходе поспешности и стремительного куда то движения. Остановившись, все как будто поняли, что неизвестно еще, куда идут, и что на этом движении много будет тяжелого и трудного.
С пленными на этом привале конвойные обращались еще хуже, чем при выступлении. На этом привале в первый раз мясная пища пленных была выдана кониною.
От офицеров до последнего солдата было заметно в каждом как будто личное озлобление против каждого из пленных, так неожиданно заменившее прежде дружелюбные отношения.
Озлобление это еще более усилилось, когда при пересчитывании пленных оказалось, что во время суеты, выходя из Москвы, один русский солдат, притворявшийся больным от живота, – бежал. Пьер видел, как француз избил русского солдата за то, что тот отошел далеко от дороги, и слышал, как капитан, его приятель, выговаривал унтер офицеру за побег русского солдата и угрожал ему судом. На отговорку унтер офицера о том, что солдат был болен и не мог идти, офицер сказал, что велено пристреливать тех, кто будет отставать. Пьер чувствовал, что та роковая сила, которая смяла его во время казни и которая была незаметна во время плена, теперь опять овладела его существованием. Ему было страшно; но он чувствовал, как по мере усилий, которые делала роковая сила, чтобы раздавить его, в душе его вырастала и крепла независимая от нее сила жизни.
Пьер поужинал похлебкою из ржаной муки с лошадиным мясом и поговорил с товарищами.
Ни Пьер и никто из товарищей его не говорили ни о том, что они видели в Москве, ни о грубости обращения французов, ни о том распоряжении пристреливать, которое было объявлено им: все были, как бы в отпор ухудшающемуся положению, особенно оживлены и веселы. Говорили о личных воспоминаниях, о смешных сценах, виденных во время похода, и заминали разговоры о настоящем положении.
Солнце давно село. Яркие звезды зажглись кое где по небу; красное, подобное пожару, зарево встающего полного месяца разлилось по краю неба, и огромный красный шар удивительно колебался в сероватой мгле. Становилось светло. Вечер уже кончился, но ночь еще не начиналась. Пьер встал от своих новых товарищей и пошел между костров на другую сторону дороги, где, ему сказали, стояли пленные солдаты. Ему хотелось поговорить с ними. На дороге французский часовой остановил его и велел воротиться.
Пьер вернулся, но не к костру, к товарищам, а к отпряженной повозке, у которой никого не было. Он, поджав ноги и опустив голову, сел на холодную землю у колеса повозки и долго неподвижно сидел, думая. Прошло более часа. Никто не тревожил Пьера. Вдруг он захохотал своим толстым, добродушным смехом так громко, что с разных сторон с удивлением оглянулись люди на этот странный, очевидно, одинокий смех.
– Ха, ха, ха! – смеялся Пьер. И он проговорил вслух сам с собою: – Не пустил меня солдат. Поймали меня, заперли меня. В плену держат меня. Кого меня? Меня! Меня – мою бессмертную душу! Ха, ха, ха!.. Ха, ха, ха!.. – смеялся он с выступившими на глаза слезами.
Какой то человек встал и подошел посмотреть, о чем один смеется этот странный большой человек. Пьер перестал смеяться, встал, отошел подальше от любопытного и оглянулся вокруг себя.
Прежде громко шумевший треском костров и говором людей, огромный, нескончаемый бивак затихал; красные огни костров потухали и бледнели. Высоко в светлом небе стоял полный месяц. Леса и поля, невидные прежде вне расположения лагеря, открывались теперь вдали. И еще дальше этих лесов и полей виднелась светлая, колеблющаяся, зовущая в себя бесконечная даль. Пьер взглянул в небо, в глубь уходящих, играющих звезд. «И все это мое, и все это во мне, и все это я! – думал Пьер. – И все это они поймали и посадили в балаган, загороженный досками!» Он улыбнулся и пошел укладываться спать к своим товарищам.


В первых числах октября к Кутузову приезжал еще парламентер с письмом от Наполеона и предложением мира, обманчиво означенным из Москвы, тогда как Наполеон уже был недалеко впереди Кутузова, на старой Калужской дороге. Кутузов отвечал на это письмо так же, как на первое, присланное с Лористоном: он сказал, что о мире речи быть не может.
Вскоре после этого из партизанского отряда Дорохова, ходившего налево от Тарутина, получено донесение о том, что в Фоминском показались войска, что войска эти состоят из дивизии Брусье и что дивизия эта, отделенная от других войск, легко может быть истреблена. Солдаты и офицеры опять требовали деятельности. Штабные генералы, возбужденные воспоминанием о легкости победы под Тарутиным, настаивали у Кутузова об исполнении предложения Дорохова. Кутузов не считал нужным никакого наступления. Вышло среднее, то, что должно было совершиться; послан был в Фоминское небольшой отряд, который должен был атаковать Брусье.
По странной случайности это назначение – самое трудное и самое важное, как оказалось впоследствии, – получил Дохтуров; тот самый скромный, маленький Дохтуров, которого никто не описывал нам составляющим планы сражений, летающим перед полками, кидающим кресты на батареи, и т. п., которого считали и называли нерешительным и непроницательным, но тот самый Дохтуров, которого во время всех войн русских с французами, с Аустерлица и до тринадцатого года, мы находим начальствующим везде, где только положение трудно. В Аустерлице он остается последним у плотины Аугеста, собирая полки, спасая, что можно, когда все бежит и гибнет и ни одного генерала нет в ариергарде. Он, больной в лихорадке, идет в Смоленск с двадцатью тысячами защищать город против всей наполеоновской армии. В Смоленске, едва задремал он на Молоховских воротах, в пароксизме лихорадки, его будит канонада по Смоленску, и Смоленск держится целый день. В Бородинский день, когда убит Багратион и войска нашего левого фланга перебиты в пропорции 9 к 1 и вся сила французской артиллерии направлена туда, – посылается никто другой, а именно нерешительный и непроницательный Дохтуров, и Кутузов торопится поправить свою ошибку, когда он послал было туда другого. И маленький, тихенький Дохтуров едет туда, и Бородино – лучшая слава русского войска. И много героев описано нам в стихах и прозе, но о Дохтурове почти ни слова.
Опять Дохтурова посылают туда в Фоминское и оттуда в Малый Ярославец, в то место, где было последнее сражение с французами, и в то место, с которого, очевидно, уже начинается погибель французов, и опять много гениев и героев описывают нам в этот период кампании, но о Дохтурове ни слова, или очень мало, или сомнительно. Это то умолчание о Дохтурове очевиднее всего доказывает его достоинства.
Естественно, что для человека, не понимающего хода машины, при виде ее действия кажется, что важнейшая часть этой машины есть та щепка, которая случайно попала в нее и, мешая ее ходу, треплется в ней. Человек, не знающий устройства машины, не может понять того, что не эта портящая и мешающая делу щепка, а та маленькая передаточная шестерня, которая неслышно вертится, есть одна из существеннейших частей машины.
10 го октября, в тот самый день, как Дохтуров прошел половину дороги до Фоминского и остановился в деревне Аристове, приготавливаясь в точности исполнить отданное приказание, все французское войско, в своем судорожном движении дойдя до позиции Мюрата, как казалось, для того, чтобы дать сражение, вдруг без причины повернуло влево на новую Калужскую дорогу и стало входить в Фоминское, в котором прежде стоял один Брусье. У Дохтурова под командою в это время были, кроме Дорохова, два небольших отряда Фигнера и Сеславина.
Вечером 11 го октября Сеславин приехал в Аристово к начальству с пойманным пленным французским гвардейцем. Пленный говорил, что войска, вошедшие нынче в Фоминское, составляли авангард всей большой армии, что Наполеон был тут же, что армия вся уже пятый день вышла из Москвы. В тот же вечер дворовый человек, пришедший из Боровска, рассказал, как он видел вступление огромного войска в город. Казаки из отряда Дорохова доносили, что они видели французскую гвардию, шедшую по дороге к Боровску. Из всех этих известий стало очевидно, что там, где думали найти одну дивизию, теперь была вся армия французов, шедшая из Москвы по неожиданному направлению – по старой Калужской дороге. Дохтуров ничего не хотел предпринимать, так как ему не ясно было теперь, в чем состоит его обязанность. Ему велено было атаковать Фоминское. Но в Фоминском прежде был один Брусье, теперь была вся французская армия. Ермолов хотел поступить по своему усмотрению, но Дохтуров настаивал на том, что ему нужно иметь приказание от светлейшего. Решено было послать донесение в штаб.
Для этого избран толковый офицер, Болховитинов, который, кроме письменного донесения, должен был на словах рассказать все дело. В двенадцатом часу ночи Болховитинов, получив конверт и словесное приказание, поскакал, сопутствуемый казаком, с запасными лошадьми в главный штаб.


Ночь была темная, теплая, осенняя. Шел дождик уже четвертый день. Два раза переменив лошадей и в полтора часа проскакав тридцать верст по грязной вязкой дороге, Болховитинов во втором часу ночи был в Леташевке. Слезши у избы, на плетневом заборе которой была вывеска: «Главный штаб», и бросив лошадь, он вошел в темные сени.
– Дежурного генерала скорее! Очень важное! – проговорил он кому то, поднимавшемуся и сопевшему в темноте сеней.
– С вечера нездоровы очень были, третью ночь не спят, – заступнически прошептал денщицкий голос. – Уж вы капитана разбудите сначала.
– Очень важное, от генерала Дохтурова, – сказал Болховитинов, входя в ощупанную им растворенную дверь. Денщик прошел вперед его и стал будить кого то:
– Ваше благородие, ваше благородие – кульер.
– Что, что? от кого? – проговорил чей то сонный голос.
– От Дохтурова и от Алексея Петровича. Наполеон в Фоминском, – сказал Болховитинов, не видя в темноте того, кто спрашивал его, но по звуку голоса предполагая, что это был не Коновницын.
Разбуженный человек зевал и тянулся.
– Будить то мне его не хочется, – сказал он, ощупывая что то. – Больнёшенек! Может, так, слухи.
– Вот донесение, – сказал Болховитинов, – велено сейчас же передать дежурному генералу.
– Постойте, огня зажгу. Куда ты, проклятый, всегда засунешь? – обращаясь к денщику, сказал тянувшийся человек. Это был Щербинин, адъютант Коновницына. – Нашел, нашел, – прибавил он.
Денщик рубил огонь, Щербинин ощупывал подсвечник.
– Ах, мерзкие, – с отвращением сказал он.
При свете искр Болховитинов увидел молодое лицо Щербинина со свечой и в переднем углу еще спящего человека. Это был Коновницын.
Когда сначала синим и потом красным пламенем загорелись серники о трут, Щербинин зажег сальную свечку, с подсвечника которой побежали обгладывавшие ее прусаки, и осмотрел вестника. Болховитинов был весь в грязи и, рукавом обтираясь, размазывал себе лицо.
– Да кто доносит? – сказал Щербинин, взяв конверт.
– Известие верное, – сказал Болховитинов. – И пленные, и казаки, и лазутчики – все единогласно показывают одно и то же.
– Нечего делать, надо будить, – сказал Щербинин, вставая и подходя к человеку в ночном колпаке, укрытому шинелью. – Петр Петрович! – проговорил он. Коновницын не шевелился. – В главный штаб! – проговорил он, улыбнувшись, зная, что эти слова наверное разбудят его. И действительно, голова в ночном колпаке поднялась тотчас же. На красивом, твердом лице Коновницына, с лихорадочно воспаленными щеками, на мгновение оставалось еще выражение далеких от настоящего положения мечтаний сна, но потом вдруг он вздрогнул: лицо его приняло обычно спокойное и твердое выражение.
– Ну, что такое? От кого? – неторопливо, но тотчас же спросил он, мигая от света. Слушая донесение офицера, Коновницын распечатал и прочел. Едва прочтя, он опустил ноги в шерстяных чулках на земляной пол и стал обуваться. Потом снял колпак и, причесав виски, надел фуражку.
– Ты скоро доехал? Пойдем к светлейшему.
Коновницын тотчас понял, что привезенное известие имело большую важность и что нельзя медлить. Хорошо ли, дурно ли это было, он не думал и не спрашивал себя. Его это не интересовало. На все дело войны он смотрел не умом, не рассуждением, а чем то другим. В душе его было глубокое, невысказанное убеждение, что все будет хорошо; но что этому верить не надо, и тем более не надо говорить этого, а надо делать только свое дело. И это свое дело он делал, отдавая ему все свои силы.
Петр Петрович Коновницын, так же как и Дохтуров, только как бы из приличия внесенный в список так называемых героев 12 го года – Барклаев, Раевских, Ермоловых, Платовых, Милорадовичей, так же как и Дохтуров, пользовался репутацией человека весьма ограниченных способностей и сведений, и, так же как и Дохтуров, Коновницын никогда не делал проектов сражений, но всегда находился там, где было труднее всего; спал всегда с раскрытой дверью с тех пор, как был назначен дежурным генералом, приказывая каждому посланному будить себя, всегда во время сраженья был под огнем, так что Кутузов упрекал его за то и боялся посылать, и был так же, как и Дохтуров, одной из тех незаметных шестерен, которые, не треща и не шумя, составляют самую существенную часть машины.
Выходя из избы в сырую, темную ночь, Коновницын нахмурился частью от головной усилившейся боли, частью от неприятной мысли, пришедшей ему в голову о том, как теперь взволнуется все это гнездо штабных, влиятельных людей при этом известии, в особенности Бенигсен, после Тарутина бывший на ножах с Кутузовым; как будут предлагать, спорить, приказывать, отменять. И это предчувствие неприятно ему было, хотя он и знал, что без этого нельзя.
Действительно, Толь, к которому он зашел сообщить новое известие, тотчас же стал излагать свои соображения генералу, жившему с ним, и Коновницын, молча и устало слушавший, напомнил ему, что надо идти к светлейшему.


Кутузов, как и все старые люди, мало спал по ночам. Он днем часто неожиданно задремывал; но ночью он, не раздеваясь, лежа на своей постели, большею частию не спал и думал.
Так он лежал и теперь на своей кровати, облокотив тяжелую, большую изуродованную голову на пухлую руку, и думал, открытым одним глазом присматриваясь к темноте.
С тех пор как Бенигсен, переписывавшийся с государем и имевший более всех силы в штабе, избегал его, Кутузов был спокойнее в том отношении, что его с войсками не заставят опять участвовать в бесполезных наступательных действиях. Урок Тарутинского сражения и кануна его, болезненно памятный Кутузову, тоже должен был подействовать, думал он.
«Они должны понять, что мы только можем проиграть, действуя наступательно. Терпение и время, вот мои воины богатыри!» – думал Кутузов. Он знал, что не надо срывать яблоко, пока оно зелено. Оно само упадет, когда будет зрело, а сорвешь зелено, испортишь яблоко и дерево, и сам оскомину набьешь. Он, как опытный охотник, знал, что зверь ранен, ранен так, как только могла ранить вся русская сила, но смертельно или нет, это был еще не разъясненный вопрос. Теперь, по присылкам Лористона и Бертелеми и по донесениям партизанов, Кутузов почти знал, что он ранен смертельно. Но нужны были еще доказательства, надо было ждать.
«Им хочется бежать посмотреть, как они его убили. Подождите, увидите. Все маневры, все наступления! – думал он. – К чему? Все отличиться. Точно что то веселое есть в том, чтобы драться. Они точно дети, от которых не добьешься толку, как было дело, оттого что все хотят доказать, как они умеют драться. Да не в том теперь дело.
И какие искусные маневры предлагают мне все эти! Им кажется, что, когда они выдумали две три случайности (он вспомнил об общем плане из Петербурга), они выдумали их все. А им всем нет числа!»
Неразрешенный вопрос о том, смертельна или не смертельна ли была рана, нанесенная в Бородине, уже целый месяц висел над головой Кутузова. С одной стороны, французы заняли Москву. С другой стороны, несомненно всем существом своим Кутузов чувствовал, что тот страшный удар, в котором он вместе со всеми русскими людьми напряг все свои силы, должен был быть смертелен. Но во всяком случае нужны были доказательства, и он ждал их уже месяц, и чем дальше проходило время, тем нетерпеливее он становился. Лежа на своей постели в свои бессонные ночи, он делал то самое, что делала эта молодежь генералов, то самое, за что он упрекал их. Он придумывал все возможные случайности, в которых выразится эта верная, уже свершившаяся погибель Наполеона. Он придумывал эти случайности так же, как и молодежь, но только с той разницей, что он ничего не основывал на этих предположениях и что он видел их не две и три, а тысячи. Чем дальше он думал, тем больше их представлялось. Он придумывал всякого рода движения наполеоновской армии, всей или частей ее – к Петербургу, на него, в обход его, придумывал (чего он больше всего боялся) и ту случайность, что Наполеон станет бороться против него его же оружием, что он останется в Москве, выжидая его. Кутузов придумывал даже движение наполеоновской армии назад на Медынь и Юхнов, но одного, чего он не мог предвидеть, это того, что совершилось, того безумного, судорожного метания войска Наполеона в продолжение первых одиннадцати дней его выступления из Москвы, – метания, которое сделало возможным то, о чем все таки не смел еще тогда думать Кутузов: совершенное истребление французов. Донесения Дорохова о дивизии Брусье, известия от партизанов о бедствиях армии Наполеона, слухи о сборах к выступлению из Москвы – все подтверждало предположение, что французская армия разбита и сбирается бежать; но это были только предположения, казавшиеся важными для молодежи, но не для Кутузова. Он с своей шестидесятилетней опытностью знал, какой вес надо приписывать слухам, знал, как способны люди, желающие чего нибудь, группировать все известия так, что они как будто подтверждают желаемое, и знал, как в этом случае охотно упускают все противоречащее. И чем больше желал этого Кутузов, тем меньше он позволял себе этому верить. Вопрос этот занимал все его душевные силы. Все остальное было для него только привычным исполнением жизни. Таким привычным исполнением и подчинением жизни были его разговоры с штабными, письма к m me Stael, которые он писал из Тарутина, чтение романов, раздачи наград, переписка с Петербургом и т. п. Но погибель французов, предвиденная им одним, было его душевное, единственное желание.
В ночь 11 го октября он лежал, облокотившись на руку, и думал об этом.
В соседней комнате зашевелилось, и послышались шаги Толя, Коновницына и Болховитинова.
– Эй, кто там? Войдите, войди! Что новенького? – окликнул их фельдмаршал.
Пока лакей зажигал свечу, Толь рассказывал содержание известий.
– Кто привез? – спросил Кутузов с лицом, поразившим Толя, когда загорелась свеча, своей холодной строгостью.
– Не может быть сомнения, ваша светлость.
– Позови, позови его сюда!
Кутузов сидел, спустив одну ногу с кровати и навалившись большим животом на другую, согнутую ногу. Он щурил свой зрячий глаз, чтобы лучше рассмотреть посланного, как будто в его чертах он хотел прочесть то, что занимало его.
– Скажи, скажи, дружок, – сказал он Болховитинову своим тихим, старческим голосом, закрывая распахнувшуюся на груди рубашку. – Подойди, подойди поближе. Какие ты привез мне весточки? А? Наполеон из Москвы ушел? Воистину так? А?
Болховитинов подробно доносил сначала все то, что ему было приказано.
– Говори, говори скорее, не томи душу, – перебил его Кутузов.
Болховитинов рассказал все и замолчал, ожидая приказания. Толь начал было говорить что то, но Кутузов перебил его. Он хотел сказать что то, но вдруг лицо его сщурилось, сморщилось; он, махнув рукой на Толя, повернулся в противную сторону, к красному углу избы, черневшему от образов.
– Господи, создатель мой! Внял ты молитве нашей… – дрожащим голосом сказал он, сложив руки. – Спасена Россия. Благодарю тебя, господи! – И он заплакал.


Со времени этого известия и до конца кампании вся деятельность Кутузова заключается только в том, чтобы властью, хитростью, просьбами удерживать свои войска от бесполезных наступлений, маневров и столкновений с гибнущим врагом. Дохтуров идет к Малоярославцу, но Кутузов медлит со всей армией и отдает приказания об очищении Калуги, отступление за которую представляется ему весьма возможным.
Кутузов везде отступает, но неприятель, не дожидаясь его отступления, бежит назад, в противную сторону.
Историки Наполеона описывают нам искусный маневр его на Тарутино и Малоярославец и делают предположения о том, что бы было, если бы Наполеон успел проникнуть в богатые полуденные губернии.
Но не говоря о том, что ничто не мешало Наполеону идти в эти полуденные губернии (так как русская армия давала ему дорогу), историки забывают то, что армия Наполеона не могла быть спасена ничем, потому что она в самой себе несла уже тогда неизбежные условия гибели. Почему эта армия, нашедшая обильное продовольствие в Москве и не могшая удержать его, а стоптавшая его под ногами, эта армия, которая, придя в Смоленск, не разбирала продовольствия, а грабила его, почему эта армия могла бы поправиться в Калужской губернии, населенной теми же русскими, как и в Москве, и с тем же свойством огня сжигать то, что зажигают?
Армия не могла нигде поправиться. Она, с Бородинского сражения и грабежа Москвы, несла в себе уже как бы химические условия разложения.
Люди этой бывшей армии бежали с своими предводителями сами не зная куда, желая (Наполеон и каждый солдат) только одного: выпутаться лично как можно скорее из того безвыходного положения, которое, хотя и неясно, они все сознавали.
Только поэтому, на совете в Малоярославце, когда, притворяясь, что они, генералы, совещаются, подавая разные мнения, последнее мнение простодушного солдата Мутона, сказавшего то, что все думали, что надо только уйти как можно скорее, закрыло все рты, и никто, даже Наполеон, не мог сказать ничего против этой всеми сознаваемой истины.
Но хотя все и знали, что надо было уйти, оставался еще стыд сознания того, что надо бежать. И нужен был внешний толчок, который победил бы этот стыд. И толчок этот явился в нужное время. Это было так называемое у французов le Hourra de l'Empereur [императорское ура].
На другой день после совета Наполеон, рано утром, притворяясь, что хочет осматривать войска и поле прошедшего и будущего сражения, с свитой маршалов и конвоя ехал по середине линии расположения войск. Казаки, шнырявшие около добычи, наткнулись на самого императора и чуть чуть не поймали его. Ежели казаки не поймали в этот раз Наполеона, то спасло его то же, что губило французов: добыча, на которую и в Тарутине и здесь, оставляя людей, бросались казаки. Они, не обращая внимания на Наполеона, бросились на добычу, и Наполеон успел уйти.
Когда вот вот les enfants du Don [сыны Дона] могли поймать самого императора в середине его армии, ясно было, что нечего больше делать, как только бежать как можно скорее по ближайшей знакомой дороге. Наполеон, с своим сорокалетним брюшком, не чувствуя в себе уже прежней поворотливости и смелости, понял этот намек. И под влиянием страха, которого он набрался от казаков, тотчас же согласился с Мутоном и отдал, как говорят историки, приказание об отступлении назад на Смоленскую дорогу.
То, что Наполеон согласился с Мутоном и что войска пошли назад, не доказывает того, что он приказал это, но что силы, действовавшие на всю армию, в смысле направления ее по Можайской дороге, одновременно действовали и на Наполеона.


Когда человек находится в движении, он всегда придумывает себе цель этого движения. Для того чтобы идти тысячу верст, человеку необходимо думать, что что то хорошее есть за этими тысячью верст. Нужно представление об обетованной земле для того, чтобы иметь силы двигаться.
Обетованная земля при наступлении французов была Москва, при отступлении была родина. Но родина была слишком далеко, и для человека, идущего тысячу верст, непременно нужно сказать себе, забыв о конечной цели: «Нынче я приду за сорок верст на место отдыха и ночлега», и в первый переход это место отдыха заслоняет конечную цель и сосредоточивает на себе все желанья и надежды. Те стремления, которые выражаются в отдельном человеке, всегда увеличиваются в толпе.
Для французов, пошедших назад по старой Смоленской дороге, конечная цель родины была слишком отдалена, и ближайшая цель, та, к которой, в огромной пропорции усиливаясь в толпе, стремились все желанья и надежды, – была Смоленск. Не потому, чтобы люди знала, что в Смоленске было много провианту и свежих войск, не потому, чтобы им говорили это (напротив, высшие чины армии и сам Наполеон знали, что там мало провианта), но потому, что это одно могло им дать силу двигаться и переносить настоящие лишения. Они, и те, которые знали, и те, которые не знали, одинаково обманывая себя, как к обетованной земле, стремились к Смоленску.
Выйдя на большую дорогу, французы с поразительной энергией, с быстротою неслыханной побежали к своей выдуманной цели. Кроме этой причины общего стремления, связывавшей в одно целое толпы французов и придававшей им некоторую энергию, была еще другая причина, связывавшая их. Причина эта состояла в их количестве. Сама огромная масса их, как в физическом законе притяжения, притягивала к себе отдельные атомы людей. Они двигались своей стотысячной массой как целым государством.
Каждый человек из них желал только одного – отдаться в плен, избавиться от всех ужасов и несчастий. Но, с одной стороны, сила общего стремления к цели Смоленска увлекала каждою в одном и том же направлении; с другой стороны – нельзя было корпусу отдаться в плен роте, и, несмотря на то, что французы пользовались всяким удобным случаем для того, чтобы отделаться друг от друга и при малейшем приличном предлоге отдаваться в плен, предлоги эти не всегда случались. Самое число их и тесное, быстрое движение лишало их этой возможности и делало для русских не только трудным, но невозможным остановить это движение, на которое направлена была вся энергия массы французов. Механическое разрывание тела не могло ускорить дальше известного предела совершавшийся процесс разложения.
Ком снега невозможно растопить мгновенно. Существует известный предел времени, ранее которого никакие усилия тепла не могут растопить снега. Напротив, чем больше тепла, тем более крепнет остающийся снег.
Из русских военачальников никто, кроме Кутузова, не понимал этого. Когда определилось направление бегства французской армии по Смоленской дороге, тогда то, что предвидел Коновницын в ночь 11 го октября, начало сбываться. Все высшие чины армии хотели отличиться, отрезать, перехватить, полонить, опрокинуть французов, и все требовали наступления.
Кутузов один все силы свои (силы эти очень невелики у каждого главнокомандующего) употреблял на то, чтобы противодействовать наступлению.
Он не мог им сказать то, что мы говорим теперь: зачем сраженье, и загораживанье дороги, и потеря своих людей, и бесчеловечное добиванье несчастных? Зачем все это, когда от Москвы до Вязьмы без сражения растаяла одна треть этого войска? Но он говорил им, выводя из своей старческой мудрости то, что они могли бы понять, – он говорил им про золотой мост, и они смеялись над ним, клеветали его, и рвали, и метали, и куражились над убитым зверем.
Под Вязьмой Ермолов, Милорадович, Платов и другие, находясь в близости от французов, не могли воздержаться от желания отрезать и опрокинуть два французские корпуса. Кутузову, извещая его о своем намерении, они прислали в конверте, вместо донесения, лист белой бумаги.