Линкува

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Линкува
Linkuva
Герб
Страна
Литва
Уезд
Шяуляйский уезд
Координаты
Первое упоминание
Прежние названия
Линково (до 1917)
Город с
Площадь
3,3 км²
Официальный язык
Население
1 731 человек (2010)
Часовой пояс
Телефонный код
+370 421
Почтовый индекс
LT-83046
Показать/скрыть карты

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Линкува́[1] (лит. Linkuva ) — город на северо-западе Литвы, административный центр Линкувского староства Пакруойского района в Шяуляйском уезде.





География

Расположен в 18 км от Пакруойиса. Железнодорожная станция. В 6 км от города берёт начало река Бержталис (лит. Beržtalis).

История

Впервые упоминается в 1371 году. Известен с 16 века[2]. Первый католический костёл в Линкуве был построен в 1593 году. При разделе Польши отошёл к Российской Империи. Во время Первой мировой войны с лета 1915 года был оккупирован немецкой армией. В 1915—1916 годах немецкой армией была построена узкоколейная железная дорога Шяуляй — Паславис (закрыта в 1996 году[3]). До 1917 года носил название Линково [2]. В 1937 году была открыта библиотека. После окончания войны до 1940 года находился в составе Литвы.

C 1940 года по 1991 года в составе Литовской ССР, СССР. Во время Второй мировой войны летом 1941 года был оккупирован немецкой армией. Освобожден в 1944 году. Город с 1950 года.

С 1991 года в составе Литвы. С 1993 года является центром Линкувского староства. 17 марта 1995 года был утверждёны герб города (автор рисунка герба — Юозас Галкус (Juozas Galkus))[4].

Герб города

В гербе изображена местная церковь. Трилистники символизируют сельское хозяйство, а стропило — характерный изгиб реки[5].

Экономика

В советское время в городе было налажено производство сыра[6].

Население

Динамика населения Линкувы
Год 1833 1897 1923 1959 1970 1979 1989 2001 2010
жителей 745 2 077 1 851 2 144 1 950 1 876 2 025 1 797 1 731

Достопримечательности

Известные жители

Смотри также

  • [www.pakruojis.lt/ Сайт районной администрации]
  • [www.linkuva.net Miesto tinklalapis Сайт города Линкувы]

Напишите отзыв о статье "Линкува"

Примечания

  1. Географический энциклопедический словарь: географические названия / Под ред. А. Ф. Трёшникова. — 2-е изд., доп.. — М.: Советская энциклопедия, 1989. — С. 284. — 210 000 экз. — ISBN 5-85270-057-6.
  2. 1 2 [www.vseslova.ru/index.php?dictionary=bes&word=linkuva БЭС]
  3. [narrow.parovoz.com/panevezys/ Энциклопедия отечественных узкоколеек]. [archive.is/JumU Архивировано из первоисточника 17 июля 2012].
  4. [geraldika.ru/symbols/6522 Геральдика.ru]
  5. [www.heraldicum.ru/lietuva/cities/linkuva.htm Линкувское староство]
  6. [gatchina3000.ru/great-soviet-encyclopedia/bse/070/482.htm БСЭ]

Ссылки


Отрывок, характеризующий Линкува

Ростов увидал отвозимых пленных и поскакал за ними, чтобы посмотреть своего француза с дырочкой на подбородке. Он в своем странном мундире сидел на заводной гусарской лошади и беспокойно оглядывался вокруг себя. Рана его на руке была почти не рана. Он притворно улыбнулся Ростову и помахал ему рукой, в виде приветствия. Ростову все так же было неловко и чего то совестно.
Весь этот и следующий день друзья и товарищи Ростова замечали, что он не скучен, не сердит, но молчалив, задумчив и сосредоточен. Он неохотно пил, старался оставаться один и о чем то все думал.
Ростов все думал об этом своем блестящем подвиге, который, к удивлению его, приобрел ему Георгиевский крест и даже сделал ему репутацию храбреца, – и никак не мог понять чего то. «Так и они еще больше нашего боятся! – думал он. – Так только то и есть всего, то, что называется геройством? И разве я это делал для отечества? И в чем он виноват с своей дырочкой и голубыми глазами? А как он испугался! Он думал, что я убью его. За что ж мне убивать его? У меня рука дрогнула. А мне дали Георгиевский крест. Ничего, ничего не понимаю!»
Но пока Николай перерабатывал в себе эти вопросы и все таки не дал себе ясного отчета в том, что так смутило его, колесо счастья по службе, как это часто бывает, повернулось в его пользу. Его выдвинули вперед после Островненского дела, дали ему батальон гусаров и, когда нужно было употребить храброго офицера, давали ему поручения.


Получив известие о болезни Наташи, графиня, еще не совсем здоровая и слабая, с Петей и со всем домом приехала в Москву, и все семейство Ростовых перебралось от Марьи Дмитриевны в свой дом и совсем поселилось в Москве.
Болезнь Наташи была так серьезна, что, к счастию ее и к счастию родных, мысль о всем том, что было причиной ее болезни, ее поступок и разрыв с женихом перешли на второй план. Она была так больна, что нельзя было думать о том, насколько она была виновата во всем случившемся, тогда как она не ела, не спала, заметно худела, кашляла и была, как давали чувствовать доктора, в опасности. Надо было думать только о том, чтобы помочь ей. Доктора ездили к Наташе и отдельно и консилиумами, говорили много по французски, по немецки и по латыни, осуждали один другого, прописывали самые разнообразные лекарства от всех им известных болезней; но ни одному из них не приходила в голову та простая мысль, что им не может быть известна та болезнь, которой страдала Наташа, как не может быть известна ни одна болезнь, которой одержим живой человек: ибо каждый живой человек имеет свои особенности и всегда имеет особенную и свою новую, сложную, неизвестную медицине болезнь, не болезнь легких, печени, кожи, сердца, нервов и т. д., записанных в медицине, но болезнь, состоящую из одного из бесчисленных соединений в страданиях этих органов. Эта простая мысль не могла приходить докторам (так же, как не может прийти колдуну мысль, что он не может колдовать) потому, что их дело жизни состояло в том, чтобы лечить, потому, что за то они получали деньги, и потому, что на это дело они потратили лучшие годы своей жизни. Но главное – мысль эта не могла прийти докторам потому, что они видели, что они несомненно полезны, и были действительно полезны для всех домашних Ростовых. Они были полезны не потому, что заставляли проглатывать больную большей частью вредные вещества (вред этот был мало чувствителен, потому что вредные вещества давались в малом количестве), но они полезны, необходимы, неизбежны были (причина – почему всегда есть и будут мнимые излечители, ворожеи, гомеопаты и аллопаты) потому, что они удовлетворяли нравственной потребности больной и людей, любящих больную. Они удовлетворяли той вечной человеческой потребности надежды на облегчение, потребности сочувствия и деятельности, которые испытывает человек во время страдания. Они удовлетворяли той вечной, человеческой – заметной в ребенке в самой первобытной форме – потребности потереть то место, которое ушиблено. Ребенок убьется и тотчас же бежит в руки матери, няньки для того, чтобы ему поцеловали и потерли больное место, и ему делается легче, когда больное место потрут или поцелуют. Ребенок не верит, чтобы у сильнейших и мудрейших его не было средств помочь его боли. И надежда на облегчение и выражение сочувствия в то время, как мать трет его шишку, утешают его. Доктора для Наташи были полезны тем, что они целовали и терли бобо, уверяя, что сейчас пройдет, ежели кучер съездит в арбатскую аптеку и возьмет на рубль семь гривен порошков и пилюль в хорошенькой коробочке и ежели порошки эти непременно через два часа, никак не больше и не меньше, будет в отварной воде принимать больная.