Липштадт, Дебора

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Дебора Эстер Липштадт
Deborah Esther Lipstadt
Дата рождения:

18 марта 1947(1947-03-18) (72 года)

Место рождения:

Нью-Йорк, США

Страна:

США

Научная сфера:

История

Место работы:

Институт новейшей еврейской истории и изучения Холокоста в Университете Эмори

Известна как:

историк Холокоста

Награды и премии:

премия Джойнта (2002)[1]

Сайт:

[www.hdot.org t.org]

Де́бора Э́стер Ли́пштадт (англ. Deborah Esther Lipstadt; род. 18 марта 1947, Нью-Йорк, США) — американский историк, исследователь Холокоста. В настоящее время — профессор Института новейшей еврейской истории и изучения Холокоста в Университете Эмори в Атланте.





Биография

Дебора Липштадт родилась 18 марта 1947 года в семье еврейских эмигрантов из нацистской Германии и выросла в Нью-Йорке[2]. Она закончила Городской колледж Нью-Йорка, получила степень магистра и профессора в Брандейском университете. Работает в Университете Эмори.

Является председателем академического комитета Американского мемориального музея Холокоста[3]. В 1994 году президент США Билл Клинтон назначил Дебору Липштадт в американский «Совет памяти жертв Холокоста», где она проработала два срока[4].

Профессиональная деятельность

В Викитеке есть тексты по теме
Липштадт, Дебора

Профессор Липштадт известна тем, что ведёт научную полемику с отрицателями Холокоста. В 1993 году она издала книгу «Denying the Holocaust: The Growing Assault on Truth and Memory», посвящённую этой проблеме[5].

Однако, несмотря на постоянную борьбу с отрицателями Холокоста, Дебора Липштадт не поддерживает запрет на высказывания, отрицающие Холокост, либо наказание за них.

«Я сторонница такой неприятной мелочи, как свобода слова, и меня очень беспокоит, когда правительства её ограничивают»[6].

В феврале 2007 года Липштадт использовала неологизм «мягкое отрицание» на ежегодном благотворительном банкете Сионистского объединения в Лондоне. Говоря о книге Джимми Картера «Палестина: мир, а не апартеид», она заявила:

«Когда бывший президент Соединенных Штатов пишет книгу по израильско-палестинскому кризису и помещает хронологическую таблицу в начале книги, чтобы способствовать пониманию ситуации, и в этой хронологии не вносит ничего существенного между 1939 и 1947 годами, то это мягкое отрицание»[7].

В дальнейшем Липштадт использовала данный термин для связи отрицания Холокоста с теми, кто признаёт само событие в целом, однако пытается преуменьшить его масштабы и уникальность путём умолчания существенных аспектов или некорректных сравнений с другими событиями[8][9].

Суд с Дэвидом Ирвингом

В 1996 году один из персонажей книги «Denying the Holocaust: The Growing Assault on Truth and Memory», писатель Дэвид Ирвинг подал иск в британский суд на Дебору Липштадт и издательство «Penguin Books» с обвинением в клевете и нанесении ущерба своей научной и деловой репутации.

Суд вызвал большое внимание общественности, причём не только в Великобритании[10]. Дело продолжалось несколько лет. Поскольку британские законы возлагают бремя доказательств на ответчика, Липштадт и издательству пришлось убеждать суд в своей правоте. Они сумели с помощью ряда ведущих экспертов по истории Третьего рейха доказать, что Ирвинг манипулировал документами, подтасовывал исторические факты и мотивом к этому служили его антисемитские убеждения[11].

На этом суде впервые в истории были публично оглашены выдержки из ранее не публиковавшихся дневников нацистского преступника Адольфа Эйхмана[12].

11 апреля 2000 года судья Грей огласил 333-страничный вердикт[10]. Ирвинг был официально признан антисемитом, расистом и апологетом Гитлера. Все исковые требования Ирвинга были признаны несостоятельными, он получил постановление оплатить 3,2 млн фунтов в качестве компенсации судебных издержек[13].

Политика

По просьбе президента Джорджа Буша Дебора Липштадт представляла Соединённые Штаты на мероприятии, посвящённом 60-летию освобождения Аушвица. В июне 2007 года Джордж Буш включил её в состав делегации США на конференцию ОБСЕ по противодействию нетерпимости и антисемитизму[14].

Библиография

  • Deborah E. Lipstadt. Beyond Belief: The American Press and the Coming of the Holocaust 1933—1945. 1993. ISBN 0-02-919161-0.  (англ.)
  • Lipstadt D. Denying the Holocaust: The Growing Assault on Truth and Memory. — Penguin Books, 2004. — ISBN 978-0-14-024157-0.
  • Deborah E. Lipstadt. History on Trial: My Day in Court with David Irving. 2005. ISBN 0-06-059376-8.  (англ.)

Напишите отзыв о статье "Липштадт, Дебора"

Ссылки

  • [lipstadt.blogspot.com/ Блог Деборы Липштадт]  (англ.)
  • [www.hdot.org/ru/trial Ирвинг против Липштадт]
  • [religion.emory.edu/home/people/faculty/lipstadt-deborah.html Страница] на сайте Университета Эмори
  • [youtube.com/watch?v=rhROsMZPtiU Happiness and Faith: Judaism] на YouTube

Примечания

  1. [www.jewish.ru/news/world/2002/12/news994172018.php Липштадт завоевала премию еврейского распределительного комитета «Джойнт»]
  2. [www.svoboda.org/programs/AD/2000/AD.022900.asp Что расскажем детям]
  3. [www.hdot.org/ru/trial Кто такая д-р Дебора Липштадт?]
  4. Hebrew Union College-Jewish Institute of Religion News & Publications [www.huc.edu/newspubs/pressroom/2005/11/bamberger1.shtml Third Annual Bamberger Memorial Lecture with Deborah E. Lipstadt (22/11/2005)] (англ.). Проверено 14 июня 2008. [www.webcitation.org/66BQGbpJ6 Архивировано из первоисточника 15 марта 2012].
  5. Deborah Lipstadt, Denying the Holocaust: The Growing Assault on Truth and Memory, Penguin, New-York, 1993; London, 1994  (англ.)
  6. [www.newsru.com/world/02feb2007/zakon.html Евросоюз планирует принять спорный закон против отрицания геноцида]
  7. Quoted by Jonny Paul, [fr.jpost.com/servlet/Satellite?cid=1170359797134&pagename=JPost%2FJPArticle%2FPrinter «Holocaust Scholar Warns of New 'soft-core' Denial»] The Jerusalem Post (6 февраля 2007 года)  (англ.).
  8. [www.miscellanynews.com/mobile/2.1576/lipstadt-lecture-to-focus-on-holocaust-denial-libel-suit-1.2384467 Lipstadt lecture to focus on Holocaust denial, libel suit]
  9. [jta.org/news/article/2009/04/19/1004269/denying-the-deniers-q-a-with-deborah-lipstadt Denying the deniers: Q & A with Deborah Lipstadt]
  10. 1 2 [www.vestnik.com/issues/2003/0305/win/kushner.htm Одна, но пламенная страсть]
  11. R. J. Evans, Lying about Hitler. History, Holocaust, and the David Irving Trial, Basic Books, New York, 2001 и R.J. van Pelt, The case for Auschwitz: Evidence from the Irving Trial, Indiana University Press, 2002.  (англ.)
  12. [www.eleven.co.il/article/15036 «Эйхмана процесс»] — статья из Электронной еврейской энциклопедии
  13. [www.day.kiev.ua/88952/ 3,2 миллиона долларов — за попытку оправдать нацизм]
  14. [www.js.emory.edu/faculty/lipstadthomepage.htm Deborah E. Lipstadt]

Отрывок, характеризующий Липштадт, Дебора

Сердце княжны Марьи так сильно забилось при этом известии, что она, побледнев, прислонилась к двери, чтобы не упасть. Увидать его, говорить с ним, подпасть под его взгляд теперь, когда вся душа княжны Марьи была переполнена этих страшных преступных искушений, – было мучительно радостно и ужасно.
– Пойдемте, – сказал доктор.
Княжна Марья вошла к отцу и подошла к кровати. Он лежал высоко на спине, с своими маленькими, костлявыми, покрытыми лиловыми узловатыми жилками ручками на одеяле, с уставленным прямо левым глазом и с скосившимся правым глазом, с неподвижными бровями и губами. Он весь был такой худенький, маленький и жалкий. Лицо его, казалось, ссохлось или растаяло, измельчало чертами. Княжна Марья подошла и поцеловала его руку. Левая рука сжала ее руку так, что видно было, что он уже давно ждал ее. Он задергал ее руку, и брови и губы его сердито зашевелились.
Она испуганно глядела на него, стараясь угадать, чего он хотел от нее. Когда она, переменя положение, подвинулась, так что левый глаз видел ее лицо, он успокоился, на несколько секунд не спуская с нее глаза. Потом губы и язык его зашевелились, послышались звуки, и он стал говорить, робко и умоляюще глядя на нее, видимо, боясь, что она не поймет его.
Княжна Марья, напрягая все силы внимания, смотрела на него. Комический труд, с которым он ворочал языком, заставлял княжну Марью опускать глаза и с трудом подавлять поднимавшиеся в ее горле рыдания. Он сказал что то, по нескольку раз повторяя свои слова. Княжна Марья не могла понять их; но она старалась угадать то, что он говорил, и повторяла вопросительно сказанные им слона.
– Гага – бои… бои… – повторил он несколько раз. Никак нельзя было понять этих слов. Доктор думал, что он угадал, и, повторяя его слова, спросил: княжна боится? Он отрицательно покачал головой и опять повторил то же…
– Душа, душа болит, – разгадала и сказала княжна Марья. Он утвердительно замычал, взял ее руку и стал прижимать ее к различным местам своей груди, как будто отыскивая настоящее для нее место.
– Все мысли! об тебе… мысли, – потом выговорил он гораздо лучше и понятнее, чем прежде, теперь, когда он был уверен, что его понимают. Княжна Марья прижалась головой к его руке, стараясь скрыть свои рыдания и слезы.
Он рукой двигал по ее волосам.
– Я тебя звал всю ночь… – выговорил он.
– Ежели бы я знала… – сквозь слезы сказала она. – Я боялась войти.
Он пожал ее руку.
– Не спала ты?
– Нет, я не спала, – сказала княжна Марья, отрицательно покачав головой. Невольно подчиняясь отцу, она теперь так же, как он говорил, старалась говорить больше знаками и как будто тоже с трудом ворочая язык.
– Душенька… – или – дружок… – Княжна Марья не могла разобрать; но, наверное, по выражению его взгляда, сказано было нежное, ласкающее слово, которого он никогда не говорил. – Зачем не пришла?
«А я желала, желала его смерти! – думала княжна Марья. Он помолчал.
– Спасибо тебе… дочь, дружок… за все, за все… прости… спасибо… прости… спасибо!.. – И слезы текли из его глаз. – Позовите Андрюшу, – вдруг сказал он, и что то детски робкое и недоверчивое выразилось в его лице при этом спросе. Он как будто сам знал, что спрос его не имеет смысла. Так, по крайней мере, показалось княжне Марье.
– Я от него получила письмо, – отвечала княжна Марья.
Он с удивлением и робостью смотрел на нее.
– Где же он?
– Он в армии, mon pere, в Смоленске.
Он долго молчал, закрыв глаза; потом утвердительно, как бы в ответ на свои сомнения и в подтверждение того, что он теперь все понял и вспомнил, кивнул головой и открыл глаза.
– Да, – сказал он явственно и тихо. – Погибла Россия! Погубили! – И он опять зарыдал, и слезы потекли у него из глаз. Княжна Марья не могла более удерживаться и плакала тоже, глядя на его лицо.
Он опять закрыл глаза. Рыдания его прекратились. Он сделал знак рукой к глазам; и Тихон, поняв его, отер ему слезы.
Потом он открыл глаза и сказал что то, чего долго никто не мог понять и, наконец, понял и передал один Тихон. Княжна Марья отыскивала смысл его слов в том настроении, в котором он говорил за минуту перед этим. То она думала, что он говорит о России, то о князе Андрее, то о ней, о внуке, то о своей смерти. И от этого она не могла угадать его слов.
– Надень твое белое платье, я люблю его, – говорил он.
Поняв эти слова, княжна Марья зарыдала еще громче, и доктор, взяв ее под руку, вывел ее из комнаты на террасу, уговаривая ее успокоиться и заняться приготовлениями к отъезду. После того как княжна Марья вышла от князя, он опять заговорил о сыне, о войне, о государе, задергал сердито бровями, стал возвышать хриплый голос, и с ним сделался второй и последний удар.
Княжна Марья остановилась на террасе. День разгулялся, было солнечно и жарко. Она не могла ничего понимать, ни о чем думать и ничего чувствовать, кроме своей страстной любви к отцу, любви, которой, ей казалось, она не знала до этой минуты. Она выбежала в сад и, рыдая, побежала вниз к пруду по молодым, засаженным князем Андреем, липовым дорожкам.
– Да… я… я… я. Я желала его смерти. Да, я желала, чтобы скорее кончилось… Я хотела успокоиться… А что ж будет со мной? На что мне спокойствие, когда его не будет, – бормотала вслух княжна Марья, быстрыми шагами ходя по саду и руками давя грудь, из которой судорожно вырывались рыдания. Обойдя по саду круг, который привел ее опять к дому, она увидала идущих к ней навстречу m lle Bourienne (которая оставалась в Богучарове и не хотела оттуда уехать) и незнакомого мужчину. Это был предводитель уезда, сам приехавший к княжне с тем, чтобы представить ей всю необходимость скорого отъезда. Княжна Марья слушала и не понимала его; она ввела его в дом, предложила ему завтракать и села с ним. Потом, извинившись перед предводителем, она подошла к двери старого князя. Доктор с встревоженным лицом вышел к ней и сказал, что нельзя.
– Идите, княжна, идите, идите!
Княжна Марья пошла опять в сад и под горой у пруда, в том месте, где никто не мог видеть, села на траву. Она не знала, как долго она пробыла там. Чьи то бегущие женские шаги по дорожке заставили ее очнуться. Она поднялась и увидала, что Дуняша, ее горничная, очевидно, бежавшая за нею, вдруг, как бы испугавшись вида своей барышни, остановилась.