Литовско-Белорусская советская социалистическая республика

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)
Литовско-Белорусская советская социалистическая республика
лит. Lietuvos–Baltarusijos Tarybinė Socialistinė Respublika
белор. Літоўска–Беларуская Савецкая Сацыялістычная Рэспубліка
польск. Litewsko-Białoruska Socjalistyczna Republika Radziecka
идиш סאָציאַליסט סאָוועטן רעפובליק פון ליטע און ווייַסרוסלאַנ

 

27 февраля — 19 июля 1919



 

 

 

Флаг
Девиз
лит. Visų šalių proletarai, vienykitės!
белор. Пралетарыі ўсіх краін, яднайцеся!
Гимн
«Интернационал»

Заявленные границы Литбел в 1919 году
Столица Вильно (27 февраля — 19 апреля 1919),
Минск (19 апреля — 19 июля 1919)
Язык(и) литовский, белорусский, русский, польский, идиш[1]
Площадь 207 тыс.км²
Население ок. 4 млн чел. (1919)
Форма правления советская республика
Председатель Совета народных комиссаров ЛБССР
 - 1919 Винцас Мицкявичюс-Капсукас
К:Исчезли в 1919 году

Литовско-Белорусская советская социалистическая республика, Литбел (Социалистическая Советская Республика Литвы и Белоруссии) — советская республика, государство между СССР и Польшей, созданное на занятых Красной армией территориях современных Белоруссии и Литвы, просуществовавшее несколько месяцев (февраль — июль 1919).





Предпосылки

В конце 1918 года при отступлении германских войск и наступлении советских частей в Литве одновременно формировалось несколько центров государственности, боровшихся друг с другом за власть: сформированное Государственным Советом Литвы (лит. Lietuvos Valstybės Taryba; Литовский Государственный Совет) в ноябре 1918 правительство, коммунистические группировки, польские объединения.

Советская Литва

 История Белоруссии

Древнейшая история

Древнерусское государство
(Полоцкое и Туровское княжества)

Великое княжество Литовское

Речь Посполитая

Российская империя
(Северо-Западный край)

</td></tr>

Белорусская Народная Республика

</td></tr>

Белорусская ССР
(ССРБ • Литовско-Белорусская ССР)

</td></tr>

Республика Беларусь

</td></tr>

Список правителей Белоруссии

</td></tr>

Портал «Белоруссия»
</td></tr>

</table> 4 декабря Центральное бюро литовской секции РКП (б) в Москве постановило создать литовское временное революционное правительство. 8 декабря было сформировано Временное революционное рабоче-крестьянское правительство Литвы (лит. Lietuvos laikinoji revoliucinė darbininkų ir valstiečių vyriausybė) под председательством Винцаса Мицкявичюса-Капсукаса. Местонахождением правительства 16 декабря 1918 — 7 января 1919 был занятый красными частями Двинск (Даугавпилс). 16 декабря Временным революционным правительством опубликован манифест, провозгласивший низложение власти германских оккупантов, роспуск Литовского Государственного Совета, переход власти к советам депутатов трудящихся и создание Литовской Советской Республики. Одновременно 15 декабря в Вильне совет рабочих депутатов во главе с Пранасом Эйдукявичюсом провозгласил установление советской власти; 16 декабря коммунисты, бундовцы, левые социал-демократы провели демонстрацию и митинг в поддержку Красной Армии и коммунистической власти; 18 декабря был опубликован на литовском, русском, польском, еврейском языках манифест виленского совета. В те же дни 16—19 декабря прошли коммунистические демонстрации в других городах Литвы; в некоторых населённых пунктах появились советы рабочих депутатов, реальной властью, как правило, не обладавшие. Советская Россия декретом 22 декабря 1918 СНК признала Литовскую Советскую Республику (одновременно с Советской Латвией). В декабре 1918 — январе 1919 красные части заняли большую часть территорий Литвы, с которых были выведены немецкие войска. При этом созданные ранее советы разгонялись и создавались ревкомы. 5 января части Красной Армии заняли Вильно, куда переехало правительство Винцаса Мицкявичюса-Капсукаса.

Советская Белоруссия

Между тем аналогичным образом 3031 декабря 1918 в Смоленске было создано белорусское Временное революционное рабоче-крестьянское правительство во главе с Д. Ф. Жилуновичем. 1 января 1919 Временное революционное правительство опубликовало манифест, провозгласивший образование Советской Социалистической Республики Белоруссия (ССРБ). 31 января 1919 года ССРБ вышла из состава РСФСР и была переименована в Белорусскую Советскую Социалистическую Республику, независимость которой официально признало правительство Советской России. 2 февраля 1919 года в Минске собрался I Всебелорусский съезд Советов рабочих, солдатских и красноармейских депутатов, принявший 3 февраля Конституцию Белорусской Советской Социалистической Республики.

Литбел

Первый съезд Советов Белоруссии (Минск, 2—3 февраля) и Первый съезд Советов Литвы (Вильно, 18—20 февраля) приняли Декларации о слиянии республик. 27 февраля 1919 в Вильне состоялось объединённое заседание ЦИКов Литвы и Белоруссии. На нём было провозглашено образование Литовско-Белорусской Советской Социалистической Республики (Литбела) со столицей в Вильне. В правительство (Совет Народных Комиссаров ЛБССР) вошли председатель Винцас Мицкявичюс-Капсукас, Зигмас Алекса-Ангаретис, И. С. Уншлихт, М. Ю. Калманович, В. З. Туров (Гинзбург), Ю. И. Лещинский, И. И. Рейнгольд и др.). В объединённый ЦИК (Центральный Исполнительный Комитет) вошли под председатель К. Г. Циховский, секретарь Р. А. Пиллер, Я. Г. Долецкий, С. В. Иванов, Пранас Свотялис, И. С. Уншлихт и др.). 4—6 марта состоялся объединительный съезд КП(б) Б и КП(б) Л, на котором была образована единая коммунистическая партия Литвы и Белоруссии (КП(б) Литвы и Белоруссии), сформирован Центральный Комитет партии и другие руководящие органы. В Президиум ЦК вошли В. Мицкявичюс-Капсукас (председатель), В. Г. Кнорин (Кнориньш; секретарь), Алекса-Ангаретис, В. А. Богуцкий, Долецкий, Иванов, Калманович, А. Ф. Мясников (Мясникян), Уншлихт, Циховский, В. И. Яркин и др.

После первых серьёзных боёв польских частей с наступавшими красными войсками (14 февраля 1919) в первой фазе советско-польской войны в начале марта 1919 года польская армия, поддержаная войсками литовской тарибы и немецких частей оставленных в Литве, перешла в наступление.

Территория Литбела первоначально охватывала Виленскую и Минскую губернии, а также часть Ковенской и Гродненской губерний. В связи с приближением польских войск к Вильно 8 апреля республика была объявлена на военном положении. 19 апреля был создан Совет обороны (Мицкявичюс-Капсукас — председатель, Калманович, Уншлихт; позднее были введены Е. Б. Бош, Кнорин, Циховский). К нему перешла вся полнота военной и государственной власти в республике. После того, как польские части заняли Вильню (19 апреля 1919; примерно в то же время поляками были заняты также Новогрудок, Барановичи, Лида), руководство Литбела переместилось в Минск.

19 июля СНК Литбела принял постановление о передаче всех дел Минскому губернскому РВК. На этом история Литбела прекращается; вскоре после принятия упомянутого постановления, после 40 дней обороны, польскими войсками был занят и Минск (8 августа 1919).

Административно-территориальное деление

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Советская Республика Литвы и Белоруссии включала 5 губерний:

  1. Виленская — г. Вильно
  2. Гродненская — г. Гродно
  3. Ковенская — г. Ковно
  4. Минская — г. Минск
  5. Сувалковская — г. Сувалки

См. также

Напишите отзыв о статье "Литовско-Белорусская советская социалистическая республика"

Примечания

  1. Borzęcki Jerzy. [books.google.com/books?id=wjsk1sdZzdIC&pg=PA16 The Soviet-Polish peace of 1921 and the creation of interwar Europe]. — Yale University Press, 2008. — P. 16. — ISBN 9780300121216.

Отрывок, характеризующий Литовско-Белорусская советская социалистическая республика

– Пожалуйте, милости просим, братец покойника, – царство небесное! – Макар Алексеевич остались, да, как изволите знать, они в слабости, – сказал старый слуга.
Макар Алексеевич был, как знал Пьер, полусумасшедший, пивший запоем брат Иосифа Алексеевича.
– Да, да, знаю. Пойдем, пойдем… – сказал Пьер и вошел в дом. Высокий плешивый старый человек в халате, с красным носом, в калошах на босу ногу, стоял в передней; увидав Пьера, он сердито пробормотал что то и ушел в коридор.
– Большого ума были, а теперь, как изволите видеть, ослабели, – сказал Герасим. – В кабинет угодно? – Пьер кивнул головой. – Кабинет как был запечатан, так и остался. Софья Даниловна приказывали, ежели от вас придут, то отпустить книги.
Пьер вошел в тот самый мрачный кабинет, в который он еще при жизни благодетеля входил с таким трепетом. Кабинет этот, теперь запыленный и нетронутый со времени кончины Иосифа Алексеевича, был еще мрачнее.
Герасим открыл один ставень и на цыпочках вышел из комнаты. Пьер обошел кабинет, подошел к шкафу, в котором лежали рукописи, и достал одну из важнейших когда то святынь ордена. Это были подлинные шотландские акты с примечаниями и объяснениями благодетеля. Он сел за письменный запыленный стол и положил перед собой рукописи, раскрывал, закрывал их и, наконец, отодвинув их от себя, облокотившись головой на руки, задумался.
Несколько раз Герасим осторожно заглядывал в кабинет и видел, что Пьер сидел в том же положении. Прошло более двух часов. Герасим позволил себе пошуметь в дверях, чтоб обратить на себя внимание Пьера. Пьер не слышал его.
– Извозчика отпустить прикажете?
– Ах, да, – очнувшись, сказал Пьер, поспешно вставая. – Послушай, – сказал он, взяв Герасима за пуговицу сюртука и сверху вниз блестящими, влажными восторженными глазами глядя на старичка. – Послушай, ты знаешь, что завтра будет сражение?..
– Сказывали, – отвечал Герасим.
– Я прошу тебя никому не говорить, кто я. И сделай, что я скажу…
– Слушаюсь, – сказал Герасим. – Кушать прикажете?
– Нет, но мне другое нужно. Мне нужно крестьянское платье и пистолет, – сказал Пьер, неожиданно покраснев.
– Слушаю с, – подумав, сказал Герасим.
Весь остаток этого дня Пьер провел один в кабинете благодетеля, беспокойно шагая из одного угла в другой, как слышал Герасим, и что то сам с собой разговаривая, и ночевал на приготовленной ему тут же постели.
Герасим с привычкой слуги, видавшего много странных вещей на своем веку, принял переселение Пьера без удивления и, казалось, был доволен тем, что ему было кому услуживать. Он в тот же вечер, не спрашивая даже и самого себя, для чего это было нужно, достал Пьеру кафтан и шапку и обещал на другой день приобрести требуемый пистолет. Макар Алексеевич в этот вечер два раза, шлепая своими калошами, подходил к двери и останавливался, заискивающе глядя на Пьера. Но как только Пьер оборачивался к нему, он стыдливо и сердито запахивал свой халат и поспешно удалялся. В то время как Пьер в кучерском кафтане, приобретенном и выпаренном для него Герасимом, ходил с ним покупать пистолет у Сухаревой башни, он встретил Ростовых.


1 го сентября в ночь отдан приказ Кутузова об отступлении русских войск через Москву на Рязанскую дорогу.
Первые войска двинулись в ночь. Войска, шедшие ночью, не торопились и двигались медленно и степенно; но на рассвете двигавшиеся войска, подходя к Дорогомиловскому мосту, увидали впереди себя, на другой стороне, теснящиеся, спешащие по мосту и на той стороне поднимающиеся и запружающие улицы и переулки, и позади себя – напирающие, бесконечные массы войск. И беспричинная поспешность и тревога овладели войсками. Все бросилось вперед к мосту, на мост, в броды и в лодки. Кутузов велел обвезти себя задними улицами на ту сторону Москвы.
К десяти часам утра 2 го сентября в Дорогомиловском предместье оставались на просторе одни войска ариергарда. Армия была уже на той стороне Москвы и за Москвою.
В это же время, в десять часов утра 2 го сентября, Наполеон стоял между своими войсками на Поклонной горе и смотрел на открывавшееся перед ним зрелище. Начиная с 26 го августа и по 2 е сентября, от Бородинского сражения и до вступления неприятеля в Москву, во все дни этой тревожной, этой памятной недели стояла та необычайная, всегда удивляющая людей осенняя погода, когда низкое солнце греет жарче, чем весной, когда все блестит в редком, чистом воздухе так, что глаза режет, когда грудь крепнет и свежеет, вдыхая осенний пахучий воздух, когда ночи даже бывают теплые и когда в темных теплых ночах этих с неба беспрестанно, пугая и радуя, сыплются золотые звезды.
2 го сентября в десять часов утра была такая погода. Блеск утра был волшебный. Москва с Поклонной горы расстилалась просторно с своей рекой, своими садами и церквами и, казалось, жила своей жизнью, трепеща, как звезды, своими куполами в лучах солнца.
При виде странного города с невиданными формами необыкновенной архитектуры Наполеон испытывал то несколько завистливое и беспокойное любопытство, которое испытывают люди при виде форм не знающей о них, чуждой жизни. Очевидно, город этот жил всеми силами своей жизни. По тем неопределимым признакам, по которым на дальнем расстоянии безошибочно узнается живое тело от мертвого. Наполеон с Поклонной горы видел трепетание жизни в городе и чувствовал как бы дыханио этого большого и красивого тела.
– Cette ville asiatique aux innombrables eglises, Moscou la sainte. La voila donc enfin, cette fameuse ville! Il etait temps, [Этот азиатский город с бесчисленными церквами, Москва, святая их Москва! Вот он, наконец, этот знаменитый город! Пора!] – сказал Наполеон и, слезши с лошади, велел разложить перед собою план этой Moscou и подозвал переводчика Lelorgne d'Ideville. «Une ville occupee par l'ennemi ressemble a une fille qui a perdu son honneur, [Город, занятый неприятелем, подобен девушке, потерявшей невинность.] – думал он (как он и говорил это Тучкову в Смоленске). И с этой точки зрения он смотрел на лежавшую перед ним, невиданную еще им восточную красавицу. Ему странно было самому, что, наконец, свершилось его давнишнее, казавшееся ему невозможным, желание. В ясном утреннем свете он смотрел то на город, то на план, проверяя подробности этого города, и уверенность обладания волновала и ужасала его.
«Но разве могло быть иначе? – подумал он. – Вот она, эта столица, у моих ног, ожидая судьбы своей. Где теперь Александр и что думает он? Странный, красивый, величественный город! И странная и величественная эта минута! В каком свете представляюсь я им! – думал он о своих войсках. – Вот она, награда для всех этих маловерных, – думал он, оглядываясь на приближенных и на подходившие и строившиеся войска. – Одно мое слово, одно движение моей руки, и погибла эта древняя столица des Czars. Mais ma clemence est toujours prompte a descendre sur les vaincus. [царей. Но мое милосердие всегда готово низойти к побежденным.] Я должен быть великодушен и истинно велик. Но нет, это не правда, что я в Москве, – вдруг приходило ему в голову. – Однако вот она лежит у моих ног, играя и дрожа золотыми куполами и крестами в лучах солнца. Но я пощажу ее. На древних памятниках варварства и деспотизма я напишу великие слова справедливости и милосердия… Александр больнее всего поймет именно это, я знаю его. (Наполеону казалось, что главное значение того, что совершалось, заключалось в личной борьбе его с Александром.) С высот Кремля, – да, это Кремль, да, – я дам им законы справедливости, я покажу им значение истинной цивилизации, я заставлю поколения бояр с любовью поминать имя своего завоевателя. Я скажу депутации, что я не хотел и не хочу войны; что я вел войну только с ложной политикой их двора, что я люблю и уважаю Александра и что приму условия мира в Москве, достойные меня и моих народов. Я не хочу воспользоваться счастьем войны для унижения уважаемого государя. Бояре – скажу я им: я не хочу войны, а хочу мира и благоденствия всех моих подданных. Впрочем, я знаю, что присутствие их воодушевит меня, и я скажу им, как я всегда говорю: ясно, торжественно и велико. Но неужели это правда, что я в Москве? Да, вот она!»
– Qu'on m'amene les boyards, [Приведите бояр.] – обратился он к свите. Генерал с блестящей свитой тотчас же поскакал за боярами.