Лихтхейм, Мириам

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Мириам Лихтхейм (англ. Miriam Lichtheim; 3 мая 1914, Стамбул — 27 марта 2004, Иерусалим) — израильская лингвист, востоковед и египтолог, широко известная своими современными переводами, изданиями и комментариями древнеегипетской литературы.

Мириам Лихтхейм родилась в семье немецкого деятеля сионистского движения Рихарда Лихтхейма. Младшая сестра социолога и писателя Джорджа Лихтхейма.

В 1932—33 годах изучала египтологию и семитские языки в Берлинском университете. Переехав в Палестину, в 1933—39 годах Мириам Лихтхейм изучает египтологию под руководством Хаима Полоцкого в Иерусалимском Еврейском университете. В своих заметках про студенческие годы Мириам вспоминает, что в начале учебного года в египетский класс к Хаиму Полоцкому записались четыре студента, но к концу семестра она осталась единственной студенткой[1]. В 1941 году Мириам продолжила обучение в США, где получила степень Ph.D. египтологии в Чикагском университете. После этого Мириам Лихтхейм работала исследователем в Йельском университете, а затем — в Калифорнийском университете, где до 1974 года она занимала позицию библиографа и лектора по странам Ближнего Востока. В 1982 году Мириам Лихтхейм переехала в Израиль, где она преподавала египтологию в Иерусалимском Еврейском университете[2].

В 1973 году Мириам Лихтхейм опубликовала первый том «Античной египетской литературы» (англ. Ancient Egyptian Literature (abbr. AEL)), содержащей переводы и комментарии текстов Древнего и Среднего царств Древнего Египта. В 1976 году вышел второй том с текстами Нового царства. Третий том египетских текстов первого тысячелетия до н. э. вышел в 1980 году.

Мириам Лихтхейм умерла в Израиле в 2004 году.



Список работ

  • Miriam Lichtheim & Elizabeth Stefanski. Coptic Ostraca from Medinet Habu. — University of Chicago Oriental Institute Publications, 1952.
  • Miriam Lichtheim Ancient Egypt: A survey of current historiography. / The American Historical Review, 1963.
  • Miriam Lichtheim Ancient Egyptian Literature. — 3 vv. — The University of California Press, 1973—1980.
  • Miriam Lichtheim Late Egyptian Wisdom Literature in the International Context. / Orbis Biblicus Et Orientalis, 1983.
  • Miriam Lichtheim Ancient Egyptian autobiographies chiefly of the Middle Kingdom: A study and an anthology. / Orbis biblicus et orientalis, 1988.
  • Miriam Lichtheim Maat in Egyptian Autobiographies and Related Studies. — Vandenhoeck & Ruprecht, 1992.
  • Miriam Lichtheim Moral Values in Ancient Egypt. — Vandenhoeck & Ruprecht, 1997.
  • Miriam Lichtheim Telling it Briefly: A Memoir of My Life. — University Press Fribourg, 1999.

Напишите отзыв о статье "Лихтхейм, Мириам"

Примечания

  1. Atti del sesto convegno internazionale di Egittologia. — Torino, 1996.
  2. Sarah Israelit-Groll (Hrsg.). Studies In Egyptology. Presented to Miriam Lichtheim. — Bd. 2. — Jerusalem, 1990. — S. 1125.

Отрывок, характеризующий Лихтхейм, Мириам

Что произвело это необычайное событие? Какие были причины его? Историки с наивной уверенностью говорят, что причинами этого события были обида, нанесенная герцогу Ольденбургскому, несоблюдение континентальной системы, властолюбие Наполеона, твердость Александра, ошибки дипломатов и т. п.
Следовательно, стоило только Меттерниху, Румянцеву или Талейрану, между выходом и раутом, хорошенько постараться и написать поискуснее бумажку или Наполеону написать к Александру: Monsieur mon frere, je consens a rendre le duche au duc d'Oldenbourg, [Государь брат мой, я соглашаюсь возвратить герцогство Ольденбургскому герцогу.] – и войны бы не было.
Понятно, что таким представлялось дело современникам. Понятно, что Наполеону казалось, что причиной войны были интриги Англии (как он и говорил это на острове Св. Елены); понятно, что членам английской палаты казалось, что причиной войны было властолюбие Наполеона; что принцу Ольденбургскому казалось, что причиной войны было совершенное против него насилие; что купцам казалось, что причиной войны была континентальная система, разорявшая Европу, что старым солдатам и генералам казалось, что главной причиной была необходимость употребить их в дело; легитимистам того времени то, что необходимо было восстановить les bons principes [хорошие принципы], а дипломатам того времени то, что все произошло оттого, что союз России с Австрией в 1809 году не был достаточно искусно скрыт от Наполеона и что неловко был написан memorandum за № 178. Понятно, что эти и еще бесчисленное, бесконечное количество причин, количество которых зависит от бесчисленного различия точек зрения, представлялось современникам; но для нас – потомков, созерцающих во всем его объеме громадность совершившегося события и вникающих в его простой и страшный смысл, причины эти представляются недостаточными. Для нас непонятно, чтобы миллионы людей христиан убивали и мучили друг друга, потому что Наполеон был властолюбив, Александр тверд, политика Англии хитра и герцог Ольденбургский обижен. Нельзя понять, какую связь имеют эти обстоятельства с самым фактом убийства и насилия; почему вследствие того, что герцог обижен, тысячи людей с другого края Европы убивали и разоряли людей Смоленской и Московской губерний и были убиваемы ими.
Для нас, потомков, – не историков, не увлеченных процессом изыскания и потому с незатемненным здравым смыслом созерцающих событие, причины его представляются в неисчислимом количестве. Чем больше мы углубляемся в изыскание причин, тем больше нам их открывается, и всякая отдельно взятая причина или целый ряд причин представляются нам одинаково справедливыми сами по себе, и одинаково ложными по своей ничтожности в сравнении с громадностью события, и одинаково ложными по недействительности своей (без участия всех других совпавших причин) произвести совершившееся событие. Такой же причиной, как отказ Наполеона отвести свои войска за Вислу и отдать назад герцогство Ольденбургское, представляется нам и желание или нежелание первого французского капрала поступить на вторичную службу: ибо, ежели бы он не захотел идти на службу и не захотел бы другой, и третий, и тысячный капрал и солдат, настолько менее людей было бы в войске Наполеона, и войны не могло бы быть.