Ломоносов, Владимир Григорьевич

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Владимир Григорьевич Ломоносов
Председатель Государственного комитета СССР по труду и социальным вопросам (до 1978 г. - Государственный комитет СМ СССР)
17 августа 1976 года — 11 апреля 1983 года
Глава правительства: Алексей Николаевич Косыгин
Николай Александрович Тихонов
Предшественник: Должность учреждена; он же как председатель Государственного комитета СМ СССР по вопросам труда и заработной платы
Преемник: Юрий Петрович Баталин
Председатель Государственного комитета СМ СССР по вопросам труда и заработной платы
9 июля 1976 года — 17 августа 1976 года
Глава правительства: Алексей Николаевич Косыгин
Предшественник: Сергей Сергеевич Новожилов, и.о.
Преемник: Должность преобразована; он же как председатель Государственного комитета СМ СССР по труду и социальным вопросам
 
Рождение: 20 июня 1928(1928-06-20)
с. Михайловское, Михайловский район, Амурский округ, Дальневосточный край, РСФСР, СССР (ныне — Амурская область, Россия)
Смерть: 16 ноября 1999(1999-11-16) (71 год)
Москва, Российская Федерация
Партия: КПСС с 1950 года
Образование: Московский институт стали и сплавов (1953)
Профессия: инженер-металлург
 
Награды:

Владимир Григорьевич Ломоносов (20 июня 1928, с. Михайловское, Михайловский район, Амурская область, РСФСР16 ноября 1999, Москва, Российская Федерация) — советский партийный и государственный деятель, председатель Государственного комитета СССР по труду и социальным вопросам (1976—1983).





Биография

Родился в семье служащего. В 1953 г. окончил Московский институт стали и сплавов по специальности инженер-металлург.

  • 1953—1954 гг. — на Московском металлургическом заводе «Серп и молот»: мастер листопрокатного цеха;
  • 1954—1956 гг. — заместитель секретаря парткома завода; в 1956 г. парторг ЦК КПСС; с 1956 г. секретарь парткома завода.
  • 1957—1962 гг. — секретарь, второй секретарь Калининского райкома партии Москвы.
  • 1962—1964 гг. — председатель Среднеазиатского Бюро ЦК КПСС.
  • 1964—1965 гг. — инспектор отдела партийной работы ЦК КПСС.
  • 1965—1976 гг. — второй секретарь ЦК Компартии Узбекистана.
  • 1976—1983 гг. — председатель Государственного комитета Совета Министров СССР по труду и социальным вопросам (с июля 1978 г. Государственного комитета СССР по труду и социальным вопросам).
  • 1983—1986 гг. — руководитель группы партийных советников ЦК КПСС при ЦК Народно-демократической партии Афганистана.
  • 1986—1989 гг. — заместитель председателя ВЦСПС.

Член КПСС с 1950 г. Член ЦК КПСС в 1966—1990 гг. Депутат Совета Национальностей Верховного Совета СССР 7-11 созывов (1966-1989) от Мордовской АССР.

С сентября 1989 г. персональный пенсионер союзного значения.

Похоронен на Троекуровском кладбище.

Награды

Награждён тремя орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденом Дружбы народов.

Источники

  • Государственная власть СССР. Высшие органы власти и управления и их руководители. 1923—1991 гг./ Сост. В. И. Ивкин. — М.: «Российская политическая энциклопедия» , 1999 г.
  • ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ КПСС, ВКП(б), РКП(б), РСДРП(б): Историко-биографический справочник / Сост. Горячев Ю. В. -М.: Издательский дом «Парад», 2005.

Напишите отзыв о статье "Ломоносов, Владимир Григорьевич"

Ссылки

moscow-tombs.ru/1999/lomonosov_vg.htm

Отрывок, характеризующий Ломоносов, Владимир Григорьевич

– Ах, да… Я сейчас, сейчас лягу, – сказала Наташа, поспешно раздеваясь и обрывая завязки юбок. Скинув платье и надев кофту, она, подвернув ноги, села на приготовленную на полу постель и, перекинув через плечо наперед свою недлинную тонкую косу, стала переплетать ее. Тонкие длинные привычные пальцы быстро, ловко разбирали, плели, завязывали косу. Голова Наташи привычным жестом поворачивалась то в одну, то в другую сторону, но глаза, лихорадочно открытые, неподвижно смотрели прямо. Когда ночной костюм был окончен, Наташа тихо опустилась на простыню, постланную на сено с края от двери.
– Наташа, ты в середину ляг, – сказала Соня.
– Нет, я тут, – проговорила Наташа. – Да ложитесь же, – прибавила она с досадой. И она зарылась лицом в подушку.
Графиня, m me Schoss и Соня поспешно разделись и легли. Одна лампадка осталась в комнате. Но на дворе светлело от пожара Малых Мытищ за две версты, и гудели пьяные крики народа в кабаке, который разбили мамоновские казаки, на перекоске, на улице, и все слышался неумолкаемый стон адъютанта.
Долго прислушивалась Наташа к внутренним и внешним звукам, доносившимся до нее, и не шевелилась. Она слышала сначала молитву и вздохи матери, трещание под ней ее кровати, знакомый с свистом храп m me Schoss, тихое дыханье Сони. Потом графиня окликнула Наташу. Наташа не отвечала ей.
– Кажется, спит, мама, – тихо отвечала Соня. Графиня, помолчав немного, окликнула еще раз, но уже никто ей не откликнулся.
Скоро после этого Наташа услышала ровное дыхание матери. Наташа не шевелилась, несмотря на то, что ее маленькая босая нога, выбившись из под одеяла, зябла на голом полу.
Как бы празднуя победу над всеми, в щели закричал сверчок. Пропел петух далеко, откликнулись близкие. В кабаке затихли крики, только слышался тот же стой адъютанта. Наташа приподнялась.
– Соня? ты спишь? Мама? – прошептала она. Никто не ответил. Наташа медленно и осторожно встала, перекрестилась и ступила осторожно узкой и гибкой босой ступней на грязный холодный пол. Скрипнула половица. Она, быстро перебирая ногами, пробежала, как котенок, несколько шагов и взялась за холодную скобку двери.
Ей казалось, что то тяжелое, равномерно ударяя, стучит во все стены избы: это билось ее замиравшее от страха, от ужаса и любви разрывающееся сердце.
Она отворила дверь, перешагнула порог и ступила на сырую, холодную землю сеней. Обхвативший холод освежил ее. Она ощупала босой ногой спящего человека, перешагнула через него и отворила дверь в избу, где лежал князь Андрей. В избе этой было темно. В заднем углу у кровати, на которой лежало что то, на лавке стояла нагоревшая большим грибом сальная свечка.
Наташа с утра еще, когда ей сказали про рану и присутствие князя Андрея, решила, что она должна видеть его. Она не знала, для чего это должно было, но она знала, что свидание будет мучительно, и тем более она была убеждена, что оно было необходимо.
Весь день она жила только надеждой того, что ночью она уввдит его. Но теперь, когда наступила эта минута, на нее нашел ужас того, что она увидит. Как он был изуродован? Что оставалось от него? Такой ли он был, какой был этот неумолкавший стон адъютанта? Да, он был такой. Он был в ее воображении олицетворение этого ужасного стона. Когда она увидала неясную массу в углу и приняла его поднятые под одеялом колени за его плечи, она представила себе какое то ужасное тело и в ужасе остановилась. Но непреодолимая сила влекла ее вперед. Она осторожно ступила один шаг, другой и очутилась на середине небольшой загроможденной избы. В избе под образами лежал на лавках другой человек (это был Тимохин), и на полу лежали еще два какие то человека (это были доктор и камердинер).
Камердинер приподнялся и прошептал что то. Тимохин, страдая от боли в раненой ноге, не спал и во все глаза смотрел на странное явление девушки в бедой рубашке, кофте и вечном чепчике. Сонные и испуганные слова камердинера; «Чего вам, зачем?» – только заставили скорее Наташу подойти и тому, что лежало в углу. Как ни страшно, ни непохоже на человеческое было это тело, она должна была его видеть. Она миновала камердинера: нагоревший гриб свечки свалился, и она ясно увидала лежащего с выпростанными руками на одеяле князя Андрея, такого, каким она его всегда видела.
Он был таков же, как всегда; но воспаленный цвет его лица, блестящие глаза, устремленные восторженно на нее, а в особенности нежная детская шея, выступавшая из отложенного воротника рубашки, давали ему особый, невинный, ребяческий вид, которого, однако, она никогда не видала в князе Андрее. Она подошла к нему и быстрым, гибким, молодым движением стала на колени.