Лорьян

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Коммуна
Лорьян
Lorient
Страна
Франция
Регион
Бретань
Департамент
Координаты
Мэр
Норбер Метэри
Основан
Прежние названия
L'Orient
Площадь
17,48 км²
Высота центра
46 м
Официальный язык
Население
59189 человек (1999)
Плотность
3,386 чел./км²
Названия жителей
Lorientais
Почтовый индекс
56100
Официальный сайт
[www.lorient.com/ ient.com]
Награды
Показать/скрыть карты
К:Населённые пункты, основанные в 1628 году

Лорьян (фр. Lorient, брет. An Oriant) — портовый город и коммуна на западе Франции, в регионе Бретань, в департаменте Морбиан.

Город Лорьян возник в первой половине XVII века в устье реки Блаве во время расцвета торговли с Индией. Первоначально склады для морской торговли располагались в Порт-Луи, а в 1628 году к востоку от Порт-Луи были построены дополнительные склады, которые стали известны как восточные (Orient по-французски — восток). После 1664 года в Лорьяне была построена судоверфь французской Ост-Индской компании, что способствовало дальнейшему росту города.

Во время Второй мировой войны в Лорьяне находилась база немецких подводных лодок. Город подвергался массированным авианалётам союзников и был практически полностью разрушен, особо сильные бомбардировки проводились в январе-феврале 1943 года. В современном Лорьяне преобладает архитектура 1950-х годов.

Начиная с августа 1970 года, в Лорьяне проводится международный фестиваль Festival Interceltique de Lorient (фр.), объединяющий в себе музыкантов, танцоров и художников , представителей кельтских народов со всего мира (Бретань, Ирландия, Шотландия, Галиссия, Австралия, Акидия и Остров Ман). Является одним из крупнейших фестивалей в Европе, количество участников в 2015 году составило 750 000 человек.[1]





Экономика

Основное значение в экономике Лорьяна имеет порт, главные отрасли в экономике — торговля, рыболовство, пассажирские перевозки. Для привлечения туристов проводятся спортивные соревнования на воде и ежегодный (с 1971 года) обще-кельтский фестиваль этнической музыки.

Рядом с городом расположен Лорьянский Южно-Бретанский аэропорт, из которого осуществляются внутрифранцузские и международные (в Великобританию) рейсы.

Военно-морская база Кероман

Несмотря на тяжёлые бомбардировки в ходе Второй мировой войны, бывшая германская база подводных лодок в местности Кероман уцелела до наших дней. В наши дни большая часть территории базы является музеем, открытым для посещения круглый год.

Города-побратимы Лорьяна

Известные уроженцы и жители

Кинематограф

В Лорьяне проходили съёмки фильма "17 девушек".

См. также

Напишите отзыв о статье "Лорьян"

Примечания

  1. [www.letelegramme.fr/festival-interceltique-2011/concerts/festival-interceltique-proche-de-l-affluence-record-avec-750-000-visiteurs-16-08-2015-10741280.php FIL. Proche de l'affluence record avec 750.000 visiteurs - Festival Interceltique 2011 - Concerts - Le Télégramme, quotidien de la Bretagne]


Отрывок, характеризующий Лорьян

– Vous parlez de Buonaparte? [Вы говорите про Буонапарта?] – сказал ему улыбаясь генерал.
Борис вопросительно посмотрел на своего генерала и тотчас же понял, что это было шуточное испытание.
– Mon prince, je parle de l'empereur Napoleon, [Князь, я говорю об императоре Наполеоне,] – отвечал он. Генерал с улыбкой потрепал его по плечу.
– Ты далеко пойдешь, – сказал он ему и взял с собою.
Борис в числе немногих был на Немане в день свидания императоров; он видел плоты с вензелями, проезд Наполеона по тому берегу мимо французской гвардии, видел задумчивое лицо императора Александра, в то время как он молча сидел в корчме на берегу Немана, ожидая прибытия Наполеона; видел, как оба императора сели в лодки и как Наполеон, приставши прежде к плоту, быстрыми шагами пошел вперед и, встречая Александра, подал ему руку, и как оба скрылись в павильоне. Со времени своего вступления в высшие миры, Борис сделал себе привычку внимательно наблюдать то, что происходило вокруг него и записывать. Во время свидания в Тильзите он расспрашивал об именах тех лиц, которые приехали с Наполеоном, о мундирах, которые были на них надеты, и внимательно прислушивался к словам, которые были сказаны важными лицами. В то самое время, как императоры вошли в павильон, он посмотрел на часы и не забыл посмотреть опять в то время, когда Александр вышел из павильона. Свидание продолжалось час и пятьдесят три минуты: он так и записал это в тот вечер в числе других фактов, которые, он полагал, имели историческое значение. Так как свита императора была очень небольшая, то для человека, дорожащего успехом по службе, находиться в Тильзите во время свидания императоров было делом очень важным, и Борис, попав в Тильзит, чувствовал, что с этого времени положение его совершенно утвердилось. Его не только знали, но к нему пригляделись и привыкли. Два раза он исполнял поручения к самому государю, так что государь знал его в лицо, и все приближенные не только не дичились его, как прежде, считая за новое лицо, но удивились бы, ежели бы его не было.
Борис жил с другим адъютантом, польским графом Жилинским. Жилинский, воспитанный в Париже поляк, был богат, страстно любил французов, и почти каждый день во время пребывания в Тильзите, к Жилинскому и Борису собирались на обеды и завтраки французские офицеры из гвардии и главного французского штаба.
24 го июня вечером, граф Жилинский, сожитель Бориса, устроил для своих знакомых французов ужин. На ужине этом был почетный гость, один адъютант Наполеона, несколько офицеров французской гвардии и молодой мальчик старой аристократической французской фамилии, паж Наполеона. В этот самый день Ростов, пользуясь темнотой, чтобы не быть узнанным, в статском платье, приехал в Тильзит и вошел в квартиру Жилинского и Бориса.
В Ростове, также как и во всей армии, из которой он приехал, еще далеко не совершился в отношении Наполеона и французов, из врагов сделавшихся друзьями, тот переворот, который произошел в главной квартире и в Борисе. Все еще продолжали в армии испытывать прежнее смешанное чувство злобы, презрения и страха к Бонапарте и французам. Еще недавно Ростов, разговаривая с Платовским казачьим офицером, спорил о том, что ежели бы Наполеон был взят в плен, с ним обратились бы не как с государем, а как с преступником. Еще недавно на дороге, встретившись с французским раненым полковником, Ростов разгорячился, доказывая ему, что не может быть мира между законным государем и преступником Бонапарте. Поэтому Ростова странно поразил в квартире Бориса вид французских офицеров в тех самых мундирах, на которые он привык совсем иначе смотреть из фланкерской цепи. Как только он увидал высунувшегося из двери французского офицера, это чувство войны, враждебности, которое он всегда испытывал при виде неприятеля, вдруг обхватило его. Он остановился на пороге и по русски спросил, тут ли живет Друбецкой. Борис, заслышав чужой голос в передней, вышел к нему навстречу. Лицо его в первую минуту, когда он узнал Ростова, выразило досаду.
– Ах это ты, очень рад, очень рад тебя видеть, – сказал он однако, улыбаясь и подвигаясь к нему. Но Ростов заметил первое его движение.
– Я не во время кажется, – сказал он, – я бы не приехал, но мне дело есть, – сказал он холодно…
– Нет, я только удивляюсь, как ты из полка приехал. – «Dans un moment je suis a vous», [Сию минуту я к твоим услугам,] – обратился он на голос звавшего его.
– Я вижу, что я не во время, – повторил Ростов.
Выражение досады уже исчезло на лице Бориса; видимо обдумав и решив, что ему делать, он с особенным спокойствием взял его за обе руки и повел в соседнюю комнату. Глаза Бориса, спокойно и твердо глядевшие на Ростова, были как будто застланы чем то, как будто какая то заслонка – синие очки общежития – были надеты на них. Так казалось Ростову.
– Ах полно, пожалуйста, можешь ли ты быть не во время, – сказал Борис. – Борис ввел его в комнату, где был накрыт ужин, познакомил с гостями, назвав его и объяснив, что он был не статский, но гусарский офицер, его старый приятель. – Граф Жилинский, le comte N.N., le capitaine S.S., [граф Н.Н., капитан С.С.] – называл он гостей. Ростов нахмуренно глядел на французов, неохотно раскланивался и молчал.