Лофтус Роуд

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Лофтус Роуд
Местоположение

Лондон, Англия

Построен

1904

Открыт

1904

Вместимость

18 439

Домашняя команда

Куинз Парк Рейнджерс

Размеры поля

102,4 x 66 м

Координаты: 51°30′33″ с. ш. 0°13′56″ з. д. / 51.509167° с. ш. 0.232222° з. д. / 51.509167; -0.232222 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=51.509167&mlon=-0.232222&zoom=17 (O)] (Я){{#coordinates:}}: недопустимая долготаК:Стадионы, построенные в 1904 году

«Ло́фтус Ро́уд» (англ. Loftus Road) — футбольный стадион в Шепердс Буш, Лондон. Является домашним стадионом английского клуба «Куинз Парк Рейнджерс». Вмещает около 20 тыс. зрителей. Каждая из четырёх трибун стадиона имеет своё название: Лофтус Роуд Энд (Loftus Road End, сокращённо Loft), трибуна Эллерсли Роуд (Ellerslie Road Stand), трибуна Саут Эфрика Роуд (South Africa Road Stand) и Скул Энд (School End). На Скул Энд размещаются болельщики гостевой команды. С 2002 по 2004 годы на стадионе также проводил домашние матчи лондонский клуб «Фулхэм», когда «Крейвен Коттедж» был закрыт на реконструкцию.

«Куинз Парк Рейнджерс» планирует построить новый стадион вместимостью 40 тыс. зрителей из-за невозможности реконструировать и увеличить вместимость Ло́фтус Ро́уд.[1]





История

Стадион был открыт осенью 1904 года. Изначально на нём выступал любительский футбольный клуб «Шепердс Буш», который прекратил своё существование после Первой мировой войны. «Куинз Парк Рейнджерс» переехал на «Лофтус Роуд» в 1917 году.

В 1953 году на стадионе прошёл первый матч под светом прожекторов. Летом 1966 года на стадионе были установлены более высокие прожекторы. В 1981 году прожекторы вновь поменяли, и они используются на стадионе до сих пор.

Рекордная посещаемость стадиона была зафиксирована 27 апреля 1974 года в матче с «Лидс Юнайтед»: она составила 35 353 зрителей.

Трибуны

Саут Эфрика Роуд

Трибуна «Саут Эфрика Роуд» (South Africa Road) является самой вместительной трибуной на стадионе. Она состоит из двух ярусов. На нижнем ярусе расположена зона под названием «Пэддокс» (англ. The Paddocks). Нижний ярус, «Пэддокс» и верхний ярус разделены перегородками. Также на этой трибуне расположен туннель для выхода игроков, раздевалки, офисы, клубный магазин, залы для пресс-конференций. Билеты на «Пэддокс» самые дешевые на стадионе, тогда как билеты на верхний ярус «Саут Эфрика Роуд» самые дорогие.

Лофт

«Лофтус Роуд Энд» (Loftus Road End) или просто «Лофт» (The Loft) является двухярусной трибуной, возведённой в 1981 году за воротами. В ней традиционно собираются владельцы сезонных абонементов и прочие преданные болельщики «Куинз Парк Рейнджерс». Билеты на эту трибуну занимают третье место по стоимости. Чаще всего «Куинз Парк Рейнджерс» атакует ворота за этими трибунами во втором тайме, так как считается, что это приносит удачу. На этой трибуны расположены полицейские боксы и бар для болельщиков, который называется The Blue and White Bar. Также на этой трибуне располагается новое цветное табло, установленное летом 2008 года между верхним и нижним ярусами.

Эллерсли Роуд

Трибуна «Эллерсли Роуд» (Ellerslie Road stand) была построена в 1972 году. Её название постоянно менялось в соответствии с изменениями спонсоров футбольного клуба, но среди болельщиков она наиболее известна под названием «Эллерсли Роуд». Трибуна состоит из одного яруса и является самой низкой на стадионе, но по вместимости и создаваемому болельщиками шуму не является последней. Также это единственная трибуна, не покрашенная белые и синие полоски; вместо этого, на ней белыми буквами на синем фоне написаны буквы QPR (сокращённое название клуба). На этой трибуне, как и на «Лофте», собираются преданные болельщики клуба, поддерживающие команду песнями и кричалками. Трибуна очень популярна у многих болельщиков из-за хорошего обзора поля и особой атмосферы. Билеты на эту трибуну занимают второе место по стоимости. Также на этой трибуне располагаются будки футбольных комментаторов и телевизионные камеры.

Скул Энд

Западная трибуна «Лофтус Роуд» известна под названием «Скул Энд» (School End). Она была построена в 1980 году. По внешнему виду трибуна является копией противоположной трибуны, «Лофта». На верхнем ярусе этой трибуны размещаются болельщики гостевой команды; в случае большого ажиотажа, гостевые болельщики могут быть также размещены и на нижнем ярусе. На крыше этой трибуны, над верхним ярусом, в 2008 году был установлен большой экран, на котором демонстрируются повторы ключевых моментов матча, а также рекламные объявления. Также на трибуне между верхним и нижним ярусами расположено цветное табло.

Напишите отзыв о статье "Лофтус Роуд"

Примечания

  1. [allstadium.org/novosti-stadionov/kuinz-park-reyndzhers-stroit-novyy-stadion.html «Куинз Парк Рейнджерс» строит новый стадион — allstadium.org]

Ссылки

  • [www.qpr.co.uk/page/LoftusRoad/0,,10373,00.html «Лофтус Роуд»] на официальном сайте QPR  (англ.)
  • [www.stadiumguide.com/loftusroad.htm «Лофтус Роуд»] на StadiumGuide.com  (англ.)

Отрывок, характеризующий Лофтус Роуд

Наполеон нахмурился и долго молча сидел, опустив голову на руку.
– Cette pauvre armee, – сказал он вдруг, – elle a bien diminue depuis Smolensk. La fortune est une franche courtisane, Rapp; je le disais toujours, et je commence a l'eprouver. Mais la garde, Rapp, la garde est intacte? [Бедная армия! она очень уменьшилась от Смоленска. Фортуна настоящая распутница, Рапп. Я всегда это говорил и начинаю испытывать. Но гвардия, Рапп, гвардия цела?] – вопросительно сказал он.
– Oui, Sire, [Да, государь.] – отвечал Рапп.
Наполеон взял пастильку, положил ее в рот и посмотрел на часы. Спать ему не хотелось, до утра было еще далеко; а чтобы убить время, распоряжений никаких нельзя уже было делать, потому что все были сделаны и приводились теперь в исполнение.
– A t on distribue les biscuits et le riz aux regiments de la garde? [Роздали ли сухари и рис гвардейцам?] – строго спросил Наполеон.
– Oui, Sire. [Да, государь.]
– Mais le riz? [Но рис?]
Рапп отвечал, что он передал приказанья государя о рисе, но Наполеон недовольно покачал головой, как будто он не верил, чтобы приказание его было исполнено. Слуга вошел с пуншем. Наполеон велел подать другой стакан Раппу и молча отпивал глотки из своего.
– У меня нет ни вкуса, ни обоняния, – сказал он, принюхиваясь к стакану. – Этот насморк надоел мне. Они толкуют про медицину. Какая медицина, когда они не могут вылечить насморка? Корвизар дал мне эти пастильки, но они ничего не помогают. Что они могут лечить? Лечить нельзя. Notre corps est une machine a vivre. Il est organise pour cela, c'est sa nature; laissez y la vie a son aise, qu'elle s'y defende elle meme: elle fera plus que si vous la paralysiez en l'encombrant de remedes. Notre corps est comme une montre parfaite qui doit aller un certain temps; l'horloger n'a pas la faculte de l'ouvrir, il ne peut la manier qu'a tatons et les yeux bandes. Notre corps est une machine a vivre, voila tout. [Наше тело есть машина для жизни. Оно для этого устроено. Оставьте в нем жизнь в покое, пускай она сама защищается, она больше сделает одна, чем когда вы ей будете мешать лекарствами. Наше тело подобно часам, которые должны идти известное время; часовщик не может открыть их и только ощупью и с завязанными глазами может управлять ими. Наше тело есть машина для жизни. Вот и все.] – И как будто вступив на путь определений, definitions, которые любил Наполеон, он неожиданно сделал новое определение. – Вы знаете ли, Рапп, что такое военное искусство? – спросил он. – Искусство быть сильнее неприятеля в известный момент. Voila tout. [Вот и все.]
Рапп ничего не ответил.
– Demainnous allons avoir affaire a Koutouzoff! [Завтра мы будем иметь дело с Кутузовым!] – сказал Наполеон. – Посмотрим! Помните, в Браунау он командовал армией и ни разу в три недели не сел на лошадь, чтобы осмотреть укрепления. Посмотрим!
Он поглядел на часы. Было еще только четыре часа. Спать не хотелось, пунш был допит, и делать все таки было нечего. Он встал, прошелся взад и вперед, надел теплый сюртук и шляпу и вышел из палатки. Ночь была темная и сырая; чуть слышная сырость падала сверху. Костры не ярко горели вблизи, во французской гвардии, и далеко сквозь дым блестели по русской линии. Везде было тихо, и ясно слышались шорох и топот начавшегося уже движения французских войск для занятия позиции.
Наполеон прошелся перед палаткой, посмотрел на огни, прислушался к топоту и, проходя мимо высокого гвардейца в мохнатой шапке, стоявшего часовым у его палатки и, как черный столб, вытянувшегося при появлении императора, остановился против него.
– С которого года в службе? – спросил он с той привычной аффектацией грубой и ласковой воинственности, с которой он всегда обращался с солдатами. Солдат отвечал ему.
– Ah! un des vieux! [А! из стариков!] Получили рис в полк?
– Получили, ваше величество.
Наполеон кивнул головой и отошел от него.

В половине шестого Наполеон верхом ехал к деревне Шевардину.
Начинало светать, небо расчистило, только одна туча лежала на востоке. Покинутые костры догорали в слабом свете утра.
Вправо раздался густой одинокий пушечный выстрел, пронесся и замер среди общей тишины. Прошло несколько минут. Раздался второй, третий выстрел, заколебался воздух; четвертый, пятый раздались близко и торжественно где то справа.
Еще не отзвучали первые выстрелы, как раздались еще другие, еще и еще, сливаясь и перебивая один другой.
Наполеон подъехал со свитой к Шевардинскому редуту и слез с лошади. Игра началась.


Вернувшись от князя Андрея в Горки, Пьер, приказав берейтору приготовить лошадей и рано утром разбудить его, тотчас же заснул за перегородкой, в уголке, который Борис уступил ему.