Лукьяненко Дмитрий Григорьевич

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
К:Википедия:Страницы на КУ (тип: не указан)
Дмитрий Григорьевич Лукьяненко
Дмитро Григорович Лук'яненко

Лукьяненко Д.Г., 2014
Дата рождения:

8 августа 1955(1955-08-08) (63 года)

Место рождения:

город Сухиничи, Россия

Страна:

СССР СССРУкраина Украина

Научная сфера:

экономика, международная экономика

Место работы:

Киевский национальный экономический университет имени Вадима Гетьмана

Учёная степень:

доктор экономических наук

Учёное звание:

профессор

Альма-матер:

Киевский институт народного хозяйства им. Д. С. Коротченко, ныне Киевский национальный экономический университет имени Вадима Гетьмана

Известен как:

Основатель национальной научной школы международной экономики

Награды и премии:
Сайт:

[lukianenko.com.ua/ nko.com.ua]

Лукья́ненко Дми́трий Григо́рьевич (укр. Лук'яненко Дмитро Григорович; род. 8 августа 1955, Сухиничи, Россия) — украинский ученый-экономист, доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники Украины, лауреат премии НАН Украины им. В. М. Птухи, председатель подкомиссии «Международная экономика» Научно-методической комиссии Министерства образования и науки Украины по экономике и предпринимательству. Первый проректор по научно-педагогической и научной работе Государственного высшего учебного заведения «Киевский национальный экономический университет имени Вадима Гетьмана».





Образование

  • 1962-1970 гг. — Бориспольская средняя школа № 6 Киевской обл.,
  • 1970-1974 гг. — Киевский техникум электронных приборов,
  • 1977-1980 гг. — Киевский институт народного хозяйства им. Д. С. Коротченко (с 1992 - Киевский государственный экономический университет, Киевский национальный экономический университет, с 07.2005 — Киевский национальный экономический университет им. В. Гетьмана), спец. «Экономика промышленности»
  • 1986 — защитил кандидатскую диссертацию
  • 1990 — окончил Международный институт менеджмента (г. Киев), магистр делового администрации
  • 1996 — защитил докторскую диссертацию на тему «Развитие национальной экономики в условиях международной интеграции»[1].

Карьера

С 1980 гг. - Работает в Киевском национальном экономическом университете имени Вадима Гетьмана. С 1990 г. возглавляет кафедру международных экономических отношений. Начиная с 1996 г. возглавляет кафедру международного менеджмента, руководителем которой является по настоящее время. С 1990 гг. - доцент, с 1997г. - профессор. С 1995 года по 2012 год занимал должность декана факультета Международной экономики и менеджмента. С 2013 года и по настоящее время - Первый проректор по научно-педагогической и научной работы ГВУЗ «Киевский национальный экономический университет имени Вадима Гетьмана»[2].

Научная деятельность

Доктор экономических наук, профессор Лукьяненко Дмитрий Григорьевич является известным в Украине и за рубежом ученым-экономистом, основателем национальной научной школы международной экономики. Академик Украинской академии наук, директор Института глобальной экономической политики ДВНЗ «Киевский национальный экономический университет имени Вадима Гетьмана». Его научные достижения в области международной экономической интеграции и глобализации в 2001г. отмечены Премией НАН Украины им. В. М. Птухи.

Подготовил 3-х докторов и более 20-ти кандидатов экономических наук. С 2004 гг. - Председатель диссертационного совета Д 26.006.02 по защите докторских и кандидатских диссертаций по специальности 08.00.02 - мировое хозяйство и международные экономические отношения.

Председатель подкомиссии «Международная экономика» НМК Министерства образования и науки Украины из экономического образования, эксперт секции «Экономика» Министерства образования и науки Украины. Проходил научную стажировку в ведущих университетах Канады, США, Великобритании, Германии, Нидерландов, Турции, России, Китая. Принимал непосредственное участие в разработке «Концепции внешнеэкономической политики Украины» (1995), Проекта Зоны свободной торговли «Украина-ЕС», подготовке ежегодных докладов Президента Украины, исследовании актуальных экономических проблем по тематике Государственного комитета науки и техники и НАН Украины, работал экспертом европейской Комиссии ООН.

Возглавляет редакционные коллегии научных журналов «Ценные бумаги Украины» и «Международная экономическая политика». Член Союза журналистов Украины.

Основные направления научных исследований - международная экономическая интеграция, глобализация экономического развития, международная инвестиционная деятельность, глобальный менеджмент[3].

Награды

Публикации

Общий объем печатных работ составляет более 200 наименований. Автор и соавтор 20 фундаментальных монографий на украинском, русском, польском и английском языках и 30 учебников и учебных пособий по международной экономике и менеджменту.

Монографии

  1. Глобальная экономика XXI века: человеческое измерение [монография] / Д. Г. Лукьяненко, А. М. Поручик, А. М. Колот [и др.]; за общ.ред. д-ра экон.наук, проф. Д. Г. Лукьяненко и д-ра экон.наук, проф. А. М. Поручника. - К.: КНЭУ, 2008. - 420 с.
  2. Антициклическое регулирования рыночной экономики: глобализационная перспектива: монография / Д. Г. Лукьяненко, А. М. Поручник, Я. М. Столярчук [и др.]; за общ.ред. д-ров экон.наук., проф. Д. Г. Лукьяненко, Поручника А. М. - К.: Финансы, 2011. - 334 с.
  3. Ресурсы и модели глобального экономического развития: [монография]; под общ. ред. Д. Г. Лукьяненко, А. М. Поручника. - К.: Финансы, 2011. - 703 с.
  4. Глобальное экономическое развитие: тенденции, асимметрии, регулирование: монография [Д.Лукьяненко, А.Колот, Я.Столярчук и др.]: Под. науч. ред. профессоров Д. Лукьяненко, А. Поручника, В. Колесова. - К.: КНЭУ, 2013. - 466 с.
  5. Convergence and Divergence in Europe: Polish and Ukrainian Cases Monograph / scientific editors Dmytro Lukianenko, Viktor Chuzhykov, Machal Gabriel Woznaniak. - Kiev: KNEU, 2013. - 687 p.

Учебники, учебные пособия

  1. Международные стратегии экономического развития: учебное пособие / [Д. Г. Лукьяненко, Ю. В. Макогон и др.]; под ред. Ю. В. Макогон. - К.: Знание, 2007. - 461 с.
  2. Международная экономика: [учебник] / Под ред. Ю. Г. Козака, Д. Г. Лукьяненко, Ю. В. Макогон, 3-е изд. - К.: Центр Учебной литературы, 2009. - 560 с.
  3. Экономическая глобализация: [учебник] / А. С. Филипенко, В. С. Будкин, И. В. Бураковский и др .; под ред. А. С. Филипенко. - К.: Издательско-полиграфический центр «Киевский университет», 2009.
  4. Международные стратегии экономического развития: учебник. - К.: «Образование Украины», 2009.
  5. Транснациональные корпорации: учебник / [Д. Г. Лукьяненко и др.]. - Донецк: 2013. - 637 с.

Статьи

  1. Лукьяненко Д. Г. Глобальная модификация конкурентных механизмов рынка / Д. Г. Лукьяненко, А. С. Титова // Международная экономическая политика. - М., 2011. - № 12-13. - С.5-22.
  2. Императивы глобального корпоративного менеджмента / Д. Г. Лукьяненко // Стратегия развития Украины (экономика, социология, право). - М., 2011. - № 1. - С.44-47.
  3. Лукьяненко Д. Г. Образовательно-интеллектуальный ракурс инновационного развития / Д. Г. Лукьяненко, А. М. Поручик // Стратегия развития Украины (экономика, социология, право): наук.журн. - М .: НАУ, 2011. - № 4. - Т.1. - С.89-94.
  4. Лукьяненко Д. Г. Инновационно-креативный компонент глобального менеджмента / Д. Г. Лукьяненко, А. С. Титова // Журнал европейской экономики. - Том 11 (№ 1). - Март 2012 - С.39-54.
  5. Лукьяненко Д. Г. Имплементация парадигмы экономики знаний в стратегии национального экономического развития / А. Д. Лукьяненко, А. С. Дорошенко // Международная экономическая политика (наук.базы). - 2013. - № 19. - С.5-26.[5][6]

Напишите отзыв о статье "Лукьяненко Дмитрий Григорьевич"

Примечания

  1. [lukianenko.com.ua/biographia.html Лукьяненко Д. Г. — Биография — Официальный веб-сайт Лукьяненко Дмитрия Григорьевича]
  2. [esu.com.ua/search_articles.php?id=50472 Лукьяненко Дмитрий Григорьевич - Энциклопедия современной Украины]
  3. [kneu.edu.ua/ua/University_en/rectorate_en/ Ректорат — Официальный сайт Киевского национального экономического университета имени Вадима Гетьмана]
  4. [who-is-who.ua/main/page/ryteuj567/77/651 Справочник «Кто есть кто в Украине» Государственные награды Украины. Кавалеры и лауреаты (том V, часть первая) — Лукьяненко Дмитрий Григорьевич]
  5. [scholar.google.com.ua/citations?user=VOCwT5MAAAAJ&hl=ru Дмитрий Лукьяненко - Google Scholar Citations]
  6. [scholar.google.com.ua/citations?user=VOCwT5MAAAAJ&hl=ru Лукьяненко Дмитрий Григорьевич - Каталог эллектронных и печатных научных изданий - Национальная библиотека Украины имени В.И. Вернадского]

Ссылки

  • [www.lukianenko.com.ua/ Лукьяненко Д. Г. — Официальный сайт]
  • [who-is-who.ua/main/page/ryteuj567/77/651 Справочник «Кто есть кто в Украине» Государственные награды Украины. Кавалеры и лауреаты (том V, часть первая) — Лукьяненко Дмитрий Григорьевич]

Отрывок, характеризующий Лукьяненко Дмитрий Григорьевич

Ежели бы казаки преследовали французов, не обращая внимания на то, что было позади и вокруг них, они взяли бы и Мюрата, и все, что тут было. Начальники и хотели этого. Но нельзя было сдвинуть с места казаков, когда они добрались до добычи и пленных. Команды никто не слушал. Взято было тут же тысяча пятьсот человек пленных, тридцать восемь орудий, знамена и, что важнее всего для казаков, лошади, седла, одеяла и различные предметы. Со всем этим надо было обойтись, прибрать к рукам пленных, пушки, поделить добычу, покричать, даже подраться между собой: всем этим занялись казаки.
Французы, не преследуемые более, стали понемногу опоминаться, собрались командами и принялись стрелять. Орлов Денисов ожидал все колонны и не наступал дальше.
Между тем по диспозиции: «die erste Colonne marschiert» [первая колонна идет (нем.) ] и т. д., пехотные войска опоздавших колонн, которыми командовал Бенигсен и управлял Толь, выступили как следует и, как всегда бывает, пришли куда то, но только не туда, куда им было назначено. Как и всегда бывает, люди, вышедшие весело, стали останавливаться; послышалось неудовольствие, сознание путаницы, двинулись куда то назад. Проскакавшие адъютанты и генералы кричали, сердились, ссорились, говорили, что совсем не туда и опоздали, кого то бранили и т. д., и наконец, все махнули рукой и пошли только с тем, чтобы идти куда нибудь. «Куда нибудь да придем!» И действительно, пришли, но не туда, а некоторые туда, но опоздали так, что пришли без всякой пользы, только для того, чтобы в них стреляли. Толь, который в этом сражении играл роль Вейротера в Аустерлицком, старательно скакал из места в место и везде находил все навыворот. Так он наскакал на корпус Багговута в лесу, когда уже было совсем светло, а корпус этот давно уже должен был быть там, с Орловым Денисовым. Взволнованный, огорченный неудачей и полагая, что кто нибудь виноват в этом, Толь подскакал к корпусному командиру и строго стал упрекать его, говоря, что за это расстрелять следует. Багговут, старый, боевой, спокойный генерал, тоже измученный всеми остановками, путаницами, противоречиями, к удивлению всех, совершенно противно своему характеру, пришел в бешенство и наговорил неприятных вещей Толю.
– Я уроков принимать ни от кого не хочу, а умирать с своими солдатами умею не хуже другого, – сказал он и с одной дивизией пошел вперед.
Выйдя на поле под французские выстрелы, взволнованный и храбрый Багговут, не соображая того, полезно или бесполезно его вступление в дело теперь, и с одной дивизией, пошел прямо и повел свои войска под выстрелы. Опасность, ядра, пули были то самое, что нужно ему было в его гневном настроении. Одна из первых пуль убила его, следующие пули убили многих солдат. И дивизия его постояла несколько времени без пользы под огнем.


Между тем с фронта другая колонна должна была напасть на французов, но при этой колонне был Кутузов. Он знал хорошо, что ничего, кроме путаницы, не выйдет из этого против его воли начатого сражения, и, насколько то было в его власти, удерживал войска. Он не двигался.
Кутузов молча ехал на своей серенькой лошадке, лениво отвечая на предложения атаковать.
– У вас все на языке атаковать, а не видите, что мы не умеем делать сложных маневров, – сказал он Милорадовичу, просившемуся вперед.
– Не умели утром взять живьем Мюрата и прийти вовремя на место: теперь нечего делать! – отвечал он другому.
Когда Кутузову доложили, что в тылу французов, где, по донесениям казаков, прежде никого не было, теперь было два батальона поляков, он покосился назад на Ермолова (он с ним не говорил еще со вчерашнего дня).
– Вот просят наступления, предлагают разные проекты, а чуть приступишь к делу, ничего не готово, и предупрежденный неприятель берет свои меры.
Ермолов прищурил глаза и слегка улыбнулся, услыхав эти слова. Он понял, что для него гроза прошла и что Кутузов ограничится этим намеком.
– Это он на мой счет забавляется, – тихо сказал Ермолов, толкнув коленкой Раевского, стоявшего подле него.
Вскоре после этого Ермолов выдвинулся вперед к Кутузову и почтительно доложил:
– Время не упущено, ваша светлость, неприятель не ушел. Если прикажете наступать? А то гвардия и дыма не увидит.
Кутузов ничего не сказал, но когда ему донесли, что войска Мюрата отступают, он приказал наступленье; но через каждые сто шагов останавливался на три четверти часа.
Все сраженье состояло только в том, что сделали казаки Орлова Денисова; остальные войска лишь напрасно потеряли несколько сот людей.
Вследствие этого сражения Кутузов получил алмазный знак, Бенигсен тоже алмазы и сто тысяч рублей, другие, по чинам соответственно, получили тоже много приятного, и после этого сражения сделаны еще новые перемещения в штабе.
«Вот как у нас всегда делается, все навыворот!» – говорили после Тарутинского сражения русские офицеры и генералы, – точно так же, как и говорят теперь, давая чувствовать, что кто то там глупый делает так, навыворот, а мы бы не так сделали. Но люди, говорящие так, или не знают дела, про которое говорят, или умышленно обманывают себя. Всякое сражение – Тарутинское, Бородинское, Аустерлицкое – всякое совершается не так, как предполагали его распорядители. Это есть существенное условие.
Бесчисленное количество свободных сил (ибо нигде человек не бывает свободнее, как во время сражения, где дело идет о жизни и смерти) влияет на направление сражения, и это направление никогда не может быть известно вперед и никогда не совпадает с направлением какой нибудь одной силы.
Ежели многие, одновременно и разнообразно направленные силы действуют на какое нибудь тело, то направление движения этого тела не может совпадать ни с одной из сил; а будет всегда среднее, кратчайшее направление, то, что в механике выражается диагональю параллелограмма сил.
Ежели в описаниях историков, в особенности французских, мы находим, что у них войны и сражения исполняются по вперед определенному плану, то единственный вывод, который мы можем сделать из этого, состоит в том, что описания эти не верны.
Тарутинское сражение, очевидно, не достигло той цели, которую имел в виду Толь: по порядку ввести по диспозиции в дело войска, и той, которую мог иметь граф Орлов; взять в плен Мюрата, или цели истребления мгновенно всего корпуса, которую могли иметь Бенигсен и другие лица, или цели офицера, желавшего попасть в дело и отличиться, или казака, который хотел приобрести больше добычи, чем он приобрел, и т. д. Но, если целью было то, что действительно совершилось, и то, что для всех русских людей тогда было общим желанием (изгнание французов из России и истребление их армии), то будет совершенно ясно, что Тарутинское сражение, именно вследствие его несообразностей, было то самое, что было нужно в тот период кампании. Трудно и невозможно придумать какой нибудь исход этого сражения, более целесообразный, чем тот, который оно имело. При самом малом напряжении, при величайшей путанице и при самой ничтожной потере были приобретены самые большие результаты во всю кампанию, был сделан переход от отступления к наступлению, была обличена слабость французов и был дан тот толчок, которого только и ожидало наполеоновское войско для начатия бегства.


Наполеон вступает в Москву после блестящей победы de la Moskowa; сомнения в победе не может быть, так как поле сражения остается за французами. Русские отступают и отдают столицу. Москва, наполненная провиантом, оружием, снарядами и несметными богатствами, – в руках Наполеона. Русское войско, вдвое слабейшее французского, в продолжение месяца не делает ни одной попытки нападения. Положение Наполеона самое блестящее. Для того, чтобы двойными силами навалиться на остатки русской армии и истребить ее, для того, чтобы выговорить выгодный мир или, в случае отказа, сделать угрожающее движение на Петербург, для того, чтобы даже, в случае неудачи, вернуться в Смоленск или в Вильну, или остаться в Москве, – для того, одним словом, чтобы удержать то блестящее положение, в котором находилось в то время французское войско, казалось бы, не нужно особенной гениальности. Для этого нужно было сделать самое простое и легкое: не допустить войска до грабежа, заготовить зимние одежды, которых достало бы в Москве на всю армию, и правильно собрать находившийся в Москве более чем на полгода (по показанию французских историков) провиант всему войску. Наполеон, этот гениальнейший из гениев и имевший власть управлять армиею, как утверждают историки, ничего не сделал этого.
Он не только не сделал ничего этого, но, напротив, употребил свою власть на то, чтобы из всех представлявшихся ему путей деятельности выбрать то, что было глупее и пагубнее всего. Из всего, что мог сделать Наполеон: зимовать в Москве, идти на Петербург, идти на Нижний Новгород, идти назад, севернее или южнее, тем путем, которым пошел потом Кутузов, – ну что бы ни придумать, глупее и пагубнее того, что сделал Наполеон, то есть оставаться до октября в Москве, предоставляя войскам грабить город, потом, колеблясь, оставить или не оставить гарнизон, выйти из Москвы, подойти к Кутузову, не начать сражения, пойти вправо, дойти до Малого Ярославца, опять не испытав случайности пробиться, пойти не по той дороге, по которой пошел Кутузов, а пойти назад на Можайск и по разоренной Смоленской дороге, – глупее этого, пагубнее для войска ничего нельзя было придумать, как то и показали последствия. Пускай самые искусные стратегики придумают, представив себе, что цель Наполеона состояла в том, чтобы погубить свою армию, придумают другой ряд действий, который бы с такой же несомненностью и независимостью от всего того, что бы ни предприняли русские войска, погубил бы так совершенно всю французскую армию, как то, что сделал Наполеон.