Лы (язык)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Лы
Самоназвание:

Kwaam Tai Lue

Страны:

Таиланд

Официальный статус:

Таиланд

Регулирующая организация:

Королевский институт Таиланда

Общее число говорящих:

700 000[1]

Рейтинг:

24

Классификация
Категория:

Языки Евразии

Тай-кадайская семья

Тайская группа
Юго-западная подгруппа
Письменность:

письмо ланна[en], тайское письмо, письмо лы

Языковые коды
ГОСТ 7.75–97:

таи 645

ISO 639-1:

ISO 639-2:

ISO 639-3:

khb

См. также: Проект:Лингвистика

Язык лы (ᦑᦺᦟᦹᧉ; также тай-лы, тай-люэ, тай-лэ; tâi lɯ̀; синьшуанбаньские дайцы; китайский: кит. трад. 傣仂語, упр. 傣仂语, пиньинь: dǎilèyǔ, палл.: дайлэюй; тайск. ภาษาไทลื้อ пхаса тхай луэ, pʰāːsǎː tʰāj lɯ́ː; вьетн. Lự или вьетн. Lữ) — язык, на котором говорит около 700 000 людей в Юго-Восточной Азии, включая 280 000 людей в Китае, 200 000 в Бирме, 134 000 в Лаосе, 83 000 в Таиланде и 4 960 во Вьетнаме[1]. Язык относится к юго-западнотайским, близкородственен с юанским. В Китае распространён в Сишуанбаньна-Дайском АО (включая город Цзинхун[en], уезд Мэньла[zh], уезд Мэнхай[en]), а также Цзянчэн-хани-ийском автономном уезде в городском округе Пуэр.

Во Вьетнаме носителей языка лы считают отдельным народом лы, а в Китае они считаются частью народа дай.

В деревне Мэнкан (кит. 勐康村) живёт около тысячи представителей народа бацзя (кит. 八甲人), они говорят на близкородственном лы языке[2].





Фонетика

В лы 21 инициали, 91 финалей и шесть тонов.

Инициали

p b m f v
t d n l
ts s j
k ŋ x
ʔ h

Инициали ts- и s- смягчаются перед i, e и ɛ, становясь соответственно - и ɕ-.

Финали

ɛː ɔː ɯː əː
ai aːi ui oi ɔi ɯi əi
au aːu iu eu ɛu əu
am aːm im em ɛm um om ɔm ɯm əm
an aːn in en ɛn un on ɔn ɯn ən
aːŋ ɛŋ ɔŋ ɯŋ əŋ
ap aːp ip ep ɛp up op ɔp ɯp əp
at aːt it et ɛt ut ot ɔt ɯt ət
ak aːk ik ek ɛk uk ok ɔk ɯk ək
ɛʔ ɔʔ ɯʔ əʔ

Тоны

В открытых слогах может быть любой из шести тонов, а в закрытых — всего три.

Описание Контур Транскрипция Пример Письмо лы Значение
Высокий 55 á /káa/ ᦂᦱ ворон
Высокий повышающийся 35 a᷄ /ka᷄a/ ᦂᦱᧈ идти
Низкий повышающийся 13 a᷅ /ka᷅a/ ᦂᦱᧉ побеги риса
Падающий 51 â /kâa/ ᦅᦱ застрять
Средний 33 a (без знака) /kaa/ ᦅᦱᧈ цена
Низкий 11 à /kàa/ ᦅᦱᧉ вести дело, заниматься бизнесом

Грамматика

Порядок слов — SVO; определения идут за определяемым словом.

Лексика

В лы много общей лексики с лаосским языком, оба они заимствовали множество аффиксов из санскрита и пали. Лы также близок к тайскому, но гораздо в меньшей степени.

В примерах ниже тайские слова приведены слева, а лы (записанные тайским письмом) — справа.

Разные слова

  • ยี่สิบ → ซ่าว (/jîː sìp/ → /sâːw/, двадцать)
  • พูด → อู๋ (/pʰûːt/ → /ʔu᷅ː/, говорить)
  • พี่ชาย → อ๋าย (/pʰîː tɕʰaːj/> /ʔa᷅ːj/, старший брат)

Слова, отличающиеся только тоном

  • หนึ่ง → นึง (/nɯŋ/, один)
  • หก → ฮก (/hók/, шесть)
  • เจ็ด → เจ๊ด (/tɕét/, семь)
  • สิบ → ซิบ (/síp/, десять)
  • กิน → กิ๊น (/kín/, to есть)

Некоторые слова отличаются одним звуком и тоном. К примеру, инициали ร (/r/) в тайском соответствует ฮ (/h/) в лы.

  • ร้อน → ห่อน (/rɔ́n/ → /hɔ̀n/, горячий)
  • รัก → หัก (/rák/ → /hak/, любить)
  • รู้ → หู่ (/rúː/ → /hùː/, знать)

Придыхательные согласные теряют придыхание:

  • เชียงราย → เจ้งฮ่าย (/tɕʰiaŋ raːj/ → /tɕêŋ hâːj/, город Чианграй и одноимённая провиннция)
  • คิด → กึด (/kʰít/ → /kɯt/, думать)
  • พ่อ → ปอ (/pʰɔ̂/ → /pɔ/, отец)
  • ทาง → ต้าง (/tʰaːŋ/ → /tâːŋ/, путь)

Следует отметить, что во многих родственных однокоренных словах в тайском и лы отличаются гласные звуки.

Если за придыхательным согласным идёт ร (/r/), он получает придыхание:

  • ประเทศ> ผะเตด (/praʔtʰêːt/ → /pʰaʔtêːt/, страна)

Прочее:

  • ให้ → หือ (/hâj/ → /hɯ᷅/, давать, позволять)

Числительные

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 100 10,000 100,000 1,000,000
nɯŋ sɔ́ŋ sám si᷄ː ha᷅ː hók tɕét pɛ᷄t ka᷅w síp hɔ̀i mɯ᷄n sɛ́n làn

Письменность

Для лы имеется две письменности: старая «ланна» и новая, реформированная в 1950-х, «письмо лы». Старая письменность неожиданно получила поддержку государства после многих десятилетий.

Старое письмо лы могут читать большинство носителей в Мьянме, Лаосе, Таиланде и Вьетнаме. Новое письмо лы занимает отдельный диапазон Юникода («New Tai Lue»): U+1980 — U+19DF.

Напишите отзыв о статье "Лы (язык)"

Примечания

  1. 1 2 [www.ethnologue.com/show_language.asp?code=khb Ethnologue report for language code: khb]. Проверено 27 января 2013. [www.webcitation.org/6ECmyi5yD Архивировано из первоисточника 5 февраля 2013].
  2. [www.baike.com/wiki/%E5%85%AB%E7%94%B2%E8%AF%AD 八甲语_互动百科]. Проверено 27 января 2013.
  • Дао Шисюнь (кит. 刀世勋: «Дай-китайский словарь» кит. 傣汉词典; Куньмин (кит. 昆明), Юньнань миньцзу чубаньшэ (кит. 云南民族出版社), 2002).
  • Юй Цуйжун (кит. 喻翠荣), Ло Мэйчжэнь (кит. 罗美珍): «Словарь тай-лы-китайского языка» (кит. 傣仂汉词典); Пекин, Миньцзу чубаньшэ, 2004.
  • Уиллиам Ханна: дай-лы-английский словарь (англ. Dai Lue-English Dictinary), Чиангмай: Silkworm Books, 2012. ISBN 978-6162150319

Ссылки

  • [www.ethnologue.org/show_language.asp?code=khb Китайский язык лы]
  • [www.seasite.niu.edu/tai/TaiLue/index.htm SeaSite: Tai Lue]
  • [scripts.sil.org/cms/scripts/page.php?site_id=nrsi&id=SILDB_home SIL Шрифты для лы]
  • [www.omniglot.com/writing/tailue.htm Omniglot — письменность лы]

Отрывок, характеризующий Лы (язык)

– Там наши? – спросил Пьер.
– Да, а вон подальше и французы, – сказал офицер. – Вон они, вон видны.
– Где? где? – спросил Пьер.
– Простым глазом видно. Да вот, вот! – Офицер показал рукой на дымы, видневшиеся влево за рекой, и на лице его показалось то строгое и серьезное выражение, которое Пьер видел на многих лицах, встречавшихся ему.
– Ах, это французы! А там?.. – Пьер показал влево на курган, около которого виднелись войска.
– Это наши.
– Ах, наши! А там?.. – Пьер показал на другой далекий курган с большим деревом, подле деревни, видневшейся в ущелье, у которой тоже дымились костры и чернелось что то.
– Это опять он, – сказал офицер. (Это был Шевардинский редут.) – Вчера было наше, а теперь его.
– Так как же наша позиция?
– Позиция? – сказал офицер с улыбкой удовольствия. – Я это могу рассказать вам ясно, потому что я почти все укрепления наши строил. Вот, видите ли, центр наш в Бородине, вот тут. – Он указал на деревню с белой церковью, бывшей впереди. – Тут переправа через Колочу. Вот тут, видите, где еще в низочке ряды скошенного сена лежат, вот тут и мост. Это наш центр. Правый фланг наш вот где (он указал круто направо, далеко в ущелье), там Москва река, и там мы три редута построили очень сильные. Левый фланг… – и тут офицер остановился. – Видите ли, это трудно вам объяснить… Вчера левый фланг наш был вот там, в Шевардине, вон, видите, где дуб; а теперь мы отнесли назад левое крыло, теперь вон, вон – видите деревню и дым? – это Семеновское, да вот здесь, – он указал на курган Раевского. – Только вряд ли будет тут сраженье. Что он перевел сюда войска, это обман; он, верно, обойдет справа от Москвы. Ну, да где бы ни было, многих завтра не досчитаемся! – сказал офицер.
Старый унтер офицер, подошедший к офицеру во время его рассказа, молча ожидал конца речи своего начальника; но в этом месте он, очевидно, недовольный словами офицера, перебил его.
– За турами ехать надо, – сказал он строго.
Офицер как будто смутился, как будто он понял, что можно думать о том, сколь многих не досчитаются завтра, но не следует говорить об этом.
– Ну да, посылай третью роту опять, – поспешно сказал офицер.
– А вы кто же, не из докторов?
– Нет, я так, – отвечал Пьер. И Пьер пошел под гору опять мимо ополченцев.
– Ах, проклятые! – проговорил следовавший за ним офицер, зажимая нос и пробегая мимо работающих.
– Вон они!.. Несут, идут… Вон они… сейчас войдут… – послышались вдруг голоса, и офицеры, солдаты и ополченцы побежали вперед по дороге.
Из под горы от Бородина поднималось церковное шествие. Впереди всех по пыльной дороге стройно шла пехота с снятыми киверами и ружьями, опущенными книзу. Позади пехоты слышалось церковное пение.
Обгоняя Пьера, без шапок бежали навстречу идущим солдаты и ополченцы.
– Матушку несут! Заступницу!.. Иверскую!..
– Смоленскую матушку, – поправил другой.
Ополченцы – и те, которые были в деревне, и те, которые работали на батарее, – побросав лопаты, побежали навстречу церковному шествию. За батальоном, шедшим по пыльной дороге, шли в ризах священники, один старичок в клобуке с причтом и певчпми. За ними солдаты и офицеры несли большую, с черным ликом в окладе, икону. Это была икона, вывезенная из Смоленска и с того времени возимая за армией. За иконой, кругом ее, впереди ее, со всех сторон шли, бежали и кланялись в землю с обнаженными головами толпы военных.
Взойдя на гору, икона остановилась; державшие на полотенцах икону люди переменились, дьячки зажгли вновь кадила, и начался молебен. Жаркие лучи солнца били отвесно сверху; слабый, свежий ветерок играл волосами открытых голов и лентами, которыми была убрана икона; пение негромко раздавалось под открытым небом. Огромная толпа с открытыми головами офицеров, солдат, ополченцев окружала икону. Позади священника и дьячка, на очищенном месте, стояли чиновные люди. Один плешивый генерал с Георгием на шее стоял прямо за спиной священника и, не крестясь (очевидно, пемец), терпеливо дожидался конца молебна, который он считал нужным выслушать, вероятно, для возбуждения патриотизма русского народа. Другой генерал стоял в воинственной позе и потряхивал рукой перед грудью, оглядываясь вокруг себя. Между этим чиновным кружком Пьер, стоявший в толпе мужиков, узнал некоторых знакомых; но он не смотрел на них: все внимание его было поглощено серьезным выражением лиц в этой толпе солдат и оиолченцев, однообразно жадно смотревших на икону. Как только уставшие дьячки (певшие двадцатый молебен) начинали лениво и привычно петь: «Спаси от бед рабы твоя, богородице», и священник и дьякон подхватывали: «Яко вси по бозе к тебе прибегаем, яко нерушимой стене и предстательству», – на всех лицах вспыхивало опять то же выражение сознания торжественности наступающей минуты, которое он видел под горой в Можайске и урывками на многих и многих лицах, встреченных им в это утро; и чаще опускались головы, встряхивались волоса и слышались вздохи и удары крестов по грудям.
Толпа, окружавшая икону, вдруг раскрылась и надавила Пьера. Кто то, вероятно, очень важное лицо, судя по поспешности, с которой перед ним сторонились, подходил к иконе.
Это был Кутузов, объезжавший позицию. Он, возвращаясь к Татариновой, подошел к молебну. Пьер тотчас же узнал Кутузова по его особенной, отличавшейся от всех фигуре.
В длинном сюртуке на огромном толщиной теле, с сутуловатой спиной, с открытой белой головой и с вытекшим, белым глазом на оплывшем лице, Кутузов вошел своей ныряющей, раскачивающейся походкой в круг и остановился позади священника. Он перекрестился привычным жестом, достал рукой до земли и, тяжело вздохнув, опустил свою седую голову. За Кутузовым был Бенигсен и свита. Несмотря на присутствие главнокомандующего, обратившего на себя внимание всех высших чинов, ополченцы и солдаты, не глядя на него, продолжали молиться.
Когда кончился молебен, Кутузов подошел к иконе, тяжело опустился на колена, кланяясь в землю, и долго пытался и не мог встать от тяжести и слабости. Седая голова его подергивалась от усилий. Наконец он встал и с детски наивным вытягиванием губ приложился к иконе и опять поклонился, дотронувшись рукой до земли. Генералитет последовал его примеру; потом офицеры, и за ними, давя друг друга, топчась, пыхтя и толкаясь, с взволнованными лицами, полезли солдаты и ополченцы.