Любляна

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Любляна
словен. Ljubljana
Флаг Герб
Страна
Словения
Регион
Средняя Словения
Координаты
Внутреннее деление
17 районов
Жупан
Зоран Янкович
Первое упоминание
Прежние названия
Эмона, Лювигана, Лайбах
Площадь
Высота городской общины
295 м
Тип климата
континентальный
Население
287 000 человек (2015)
Агломерация
508 607 человек (2009)
Национальный состав
словенцев 74 % (2002)
Названия жителей
люблянин, люблянка, любляне
Часовой пояс
Телефонный код
+386 1
Автомобильный код
LJ
Официальный сайт

[www.ljubljana.si/ bljana.si]
 (словенск.) (англ.)</div>

Любля́на (словен. Ljubljana, произношение , до 1918 — Лайбах, нем. Laibach) — город, столица Словении. Образует городскую общину Любляна, разделённую на 17 районов.

Население — 258,9 тыс. человек (2014 год), или 13 % населения страны. В пределах агломерации проживает свыше 500 тысяч человек. Расположена в межгорной Люблянской котловине на берегах реки Любляница.

Главный политический, экономический и культурный центр Словении. Концентрирует свыше 40% ВВП страны и треть штаб-квартир крупнейших компаний Словении. Здесь находится Люблянский университет, в котором обучается свыше 50 тысяч студентов. Общественный транспорт состоит из автобусов.

Историческое ядро образует крепость Град, под ним — Старый город. Остатки античных и средневековых построек; ансамбли в стилях барокко XVI—XVIII веков, модерна после землетрясения 1895 года, постройки архитектора Й. Плечника в первой половине XX века.

С I века — римский город Эмона, обезлюдевший в V веке; как средневековое поселение известно с XII века. С 1335 по 1918 годы под немецким названием Лайбах в составе государства Габсбургов, с XIV века — административный центр Крайны. С 1918 года под словенским названием Любляна — столица Словении.





Название города

Происхождение современного названия города остаётся не ясным. Согласно новейшим объяснениям (Штих, 2010), корень ljub- славянского происхождения, название же города производно от Ljubíja, реки Любляницы (современная форма впервые упоминается в XVI веке П. Трубаром). Со временем первоначальное Ljubijane трансформировалось в Любляну. Немецкое название города Лайбах (впервые упоминается в XII веке) — Laibach скорее всего происходит от Labach: от баварского «болота». В документе 1146 года поселение известно под словенско-романским названием Luwigana[1]. Другие версии выводят название из латинского aluviana.

История

Древнейшие следы пребывания человека на территории Любляны датируются возрастом около четырёх тысяч лет. Первобытные люди занимались охотой, животноводством, а также примитивным земледелием. Болотистая местность вынуждала строить жилища на сваях. Около 1200 года до н. э. на территорию Любляны мигрировали люди, относящиеся к культуре полей погребальных урн. В X—VIII веках до н. э. местность заселили иллирийцы и венеты, позднее сюда пришли кельты[2]. В поселении, появившемся в период поздней бронзы и раннего железного века — около X века до н. э., вдоль грунтовых улиц располагались деревянные дома, которые многократно перестраивались с сохранением первоначальной планировки поселения. На противоположном берегу реки Любляницы размещалось кладбище.

Античность

Территория современной Любляны издавна занимала выгодное географическое положение на берегах судоходной реки Любляницы в центре Люблянской котловины, на пересечении торговых путей, связывавший бассейн Дуная с Адриатическим морем. В I веке до н. э. старое поселение у подножия Замковой горы на правом берегу Любляницы вошло в границы Италии под названием Эмона (лат. Colonia Iulia Emona), основным население которого стали римляне. Античное название поселения скорее всего является доримским, заимствованным у местного населения. К 15-му году нашей эры римляне основали новое поселение на противоположном берегу реки Любляница. Эмона имела прямоугольную планировку улиц, со всех сторон была укреплена стеною (обнаружена в начале XX века) от шести до восьми метров высоты с 29 башнями. Город населяло от трёх до пяти тысяч жителей, которые были выходцами из северной Италии. Дома строились из камня, полы подогревались и были выполнены из мозаики. Имелись общественные бани, городской водопровод и канализация, которая стекала в Любляницу. С конца IV до конца VI веков в Эмоне располагалась резиденция епископа христианской церкви.

Вместе с распадом Римской империи в IV—VI веках Эмона постепенно приходила в упадок. Во время Великого переселения народов в V веке Эмона, располагаясь на самом краю Италии, подверглась вторжениям с востока: здесь останавливались вестготы зимой 408—409 годов, гунны в 452 году, лангобарды в 568 году, и в том же веке — авары и славяне. Население Эмоны в поисках безопасного места бежало в горы, окружающие Люблянскую котловину. Ко второй половине VI века Эмона окончательно обезлюдела. В течение последующих пяти веков не было никаких свидетельств о существовании здесь поселений. Единственным напоминанием об античной Эмоне были руины на левом берегу Любляницы[3].

Средние века

В VII—VIII веках местность современной Любляны попеременно находилась под властью Аварского каганата. В VII веке эти земли могли входить в состав недолговечного государства Само, а после его распада могли оказаться на окраине древнейшего государства словенцев — Карантании со столицей в Крнски Граде. В VIII веке Карантания была завоёвана и вошла в состав Франкского государства, а после его распада в IX веке — в Восточную марку Восточно-Франкского королевства, на месте которого в X веке возникла Священная Римская империя. Тогда же восточные марки вместе с Каринтией и Крайной были объединены в герцогство Великая Карантания, которая позднее распалась.

К периоду между 1112 и 1125 годами относится первое письменное упоминание о средневековом поселении. Оно, вероятно, располагалось на левом берегу Любляницы в районе Новой площади. На Замковой горе левого берега возвышался замок, в то время принадлежавший каринтийским герцогам Спанхеймам. Под 1144 годом упоминается первый житель Любляны — Ульрих, младший брат Генриха V Спанхейма.

Средневековый город развивался под замком, вокруг Городской площади. К нему с юга примыкала Старая площадь, мост Сапожников и площадь Водника. На монете местной чеканки 1220 года фигурирует надпись Civitas Leibacvn. В 1280 году впервые упоминается мост через Любляницу, впоследствии известный как Старый мост. Позднее появился Новый мост, или мост Сапожников, который соединял город с Новой площадью (известна с 1267 года).

Со смертью последнего герцога Каринтии в 1269 году город после осады перешёл во владение короля Богемии. В 1325 году в Лайбахе поселились евреи, приехавшие из Фриули. На улице Господской в XIV веке селилась местная знать. Три части города — собственно город вокруг Городской площади и районы — Старая площадь и Новая площадь имели самостоятельные крепостные стены. Численность населения к концу Средневековья составила около четырёх тысяч человек. В XIV веке появился городской совет из 12 членов.

В 1335 году город вместе с остальной Крайной перешёл во власть Габсбургов. В немецких письменных источниках 1442 года город впервые упоминается как столица Крайны (Laybach… hauptstat daselbst in Krain; первоначальная столица — Крайнбург, поздняя — Штейн). В 1461—1462 годах в Лайбахе была основано епископство, кафедра которого разместилась в Соборе святого Николая. В 1472 году город пережил осаду турок. В XV веке, город по политическому и экономическому значению превзошёл другие города Крайны. В 1504 году император Максимилиан I предоставил городу право ежегодно избирать себе мэра[4].

Новое время

В 1511 году произошло землетрясение, после которого город был перестроен в стиле ренессанса, вокруг города возведена новая крепостная стена. Население города в XVI веке насчитывало около 5 тысяч жителей, для 70 % из которых словенский язык был родным. В этом веке Лайбах превратился в центр протестантизма: здесь жил и словенский первопечатник Примож Трубар. Однако в конечном итоге в Словении победу одержал католицизм. На первую половину XVIII века пришлось творчество итальянского скульптора Франческо Робба, который в течение 9 лет трудился над созданием главного символа люблянского барокко — фонтаном трёх словенских рек[5].

В 1701 году основана местная филармония. В 1754 году население Лайбаха достигло 9300 человек. В 1797 году вышла в свет первая словенская газета.

В 1809—1813 годах Лайбах был административным центром Иллирийских провинций Наполеона, словенский был признан одним из официальных языков нового территориального образования.

В 1821 году в Лайбахе проходил конгресс Священного союза. В память об этом событии одна из центральных площадей города носит название площади Конгрессов.

Во второй половине XIX века получили развитие мануфактуры, так в 1873 году была основана табачная фабрика. В 1849—1857 года установлено железнодорожное сообщение с Веной и Триестом.

В 1860-е годы с создания Матицы словенской Лайбах стал культурным центром словенцев (наряду с Клагенфуртом, Грацем, Веной и Триестом[6]). В 1882 году словенцы составили большинство в городском совете, впервые в истории Лайбаха избрав мэра-словенца Петера Грассели. В 1882 году было открыто первое словенское банковское учреждение — городской сберегательный банк. В 1888 году в город обзавёлся электричеством, 1890 году — водопроводом, в 1896 году появился кинематограф, в 1897 году — телефонная связь. В 1895 году Лайбах пострадал от сильного землетрясения интенсивностью до 9 баллов, восстановлением города по проекту Макса Фабиани занимались австрийские и чешские архитекторы. Город приобрёл новый облик: были проложены новые улицы, построены дома в стиле модерн[7].

Новейшее время

В 1901 году на улицах Лайбаха появился трамвай. В 1907 году открыт первый кинотеатр. Первая мировая война не навредила городу.

С образованием в 1918 году Королевства сербов, хорватов и словенцев, ставшего затем Королевством Югославия, город под словенским названием Любляна стала административным центром словенской части нового государства. Тогда в 1919 году был основан университет, в 1938 году — академия искусств и наук. В период с 1929 по 1939 годы — административный центр Дравской бановины Югославии. В межвоенный период город претерпел существенные изменения под руководством словенского архитектора Йоже Плечника.

Во время Второй мировой войны Любляна была оккупирована сначала войсками Италии (1941—1943 года), а позднее — Германии (1943—1945). Как административный центр входила в образованную провинцию Любляна. Город был обнесён колючей проволокой протяжённостью 30 км. В 1945 году город стал столицей Народной Республики Словении в составе Социалистической Федеративной Республики Югославия. Во второй половине XX века Любляна стремительно развивалась, её население росло. 25 июня 1991 года с провозглашения национальной независимости Любляна стала столицей суверенной Республики Словении[8].

Физико-географическая характеристика

Любляна расположена в центральной части Словении, посреди Люблянской котловины между болотами Люблянского барья на юге и Люблянского поля на севере; к югу от гор Караванке и к востоку от Юлийских Альп; на реке Любляница, примерно в 10 км от её впадения в Саву.

Расстояние до Адриатического моря (Триеста) по прямой составляет около 65 км. Расстояние до ближайших столиц Европы по прямой: 140 км до Загреба, 380 км до Вены, 440 км до Будапешта и Братиславы, 500 км до Сараева и 531 км до Белграда.

Площадь города по данным национальной статистики (2013 год) — 163,8 км²[9]. Площадь муниципального образования — 275 км², из них на зелёные насаждения приходится 127 км²[10].

Высота муниципального образования над уровнем моря составляет 295 метров[11]. Самая высокая точка на уровнем моря — холм Яншки высотою 794 метра, самая низкая — 260 метров при впадении Любляницы в Саву. Географические координаты города: 46° 03' широты и 14° 30' долготы[12].

Через Любляну протекают реки Любляница, Градашчица, Малый Грабен, Глиншчица, Пржанец, Бизовишки Поток, Грабен, Долги Поток, а также канал Грубера, сооружённый в 1782 году для защиты центра города от наводнений.

Растительность

Крупные лесные массивы холмов Рожник и Головец с двух сторон зелёными клиньями вдаются в центр Любляны. К северо-западу от центра расположен крупнейший парк города — Тиволи площадью 5 км². Ландшафтный парк, основанный во времена Наполеона, получил своё название от садов Парижа; современный облик с аллеями и скульптурами приобрёл в XX веке благодаря архитектору Й. Плечнику. На территории парка находится Люблянский зоопарк. Вместе с лесистым холмом Рожник общей площадью 452 га отнесён к охраняемым природным территориям.

К востоку от центра возвышается Замковая гора и далее, разделённый каналом Грубера, массив Головец. В ботаническому саду, основанном в 1810 году, произрастает около 4500 разновидностей растений. В центре города у площади Конгрессов расположен небольшой парк «Звезда», созданный в 1824 году и получивший своё название из-за расходящихся в разные стороны аллей. В память об оккупации во время Второй мировой войны, когда город был окружена колючей проволокой, в 1957 году был заложена аллея Дорога воспоминаний и товарищества[13].

В 2009 году город занял 19-е место в рейтинге тридцати зелёных городов Европы, проигрывая другим столицам из-за плохого состояния водопроводных и канализационных сетей, низкого уровня использования возобновляемых источников энергии и плохой изоляции зданий. Отмечалось отсутствие городской стратегии по сокращению выбросов CO2 в атмосферу, многолетнее снижение пассажиропотока на маршрутных автобусах из-за медленной скорости в условиях узких дорог[14].

Климат

Климат Любляны умеренный, переходный от континентального к морскому, смягчаемый близостью гор и моря. Из-за особенности местности зимой в Любляне наблюдается явление температурной инверсии, при которой прохладный и влажный воздух удерживаются в приземном слое атмосферы. Летом господствуют тёплые воздушные массы Адриатики.

Самый тёплый месяц — июль, самый холодный — январь. По количеству осадков Любляна является одной из самых влажных столиц Европы. Самый дождливый месяц — июнь. С мая по сентябрь обычны грозы. Снег выпадает в период с декабря по февраль. На осенне-зимний период приходится большинство туманов[15].

Любляна вместе с остальной Словенией расположена на сейсмически активной южной границе Евразийской тектонической плиты на северо-западной границе Средиземного-Гималайского сейсмического пояса[16]. Сильнейшее землетрясение магнитудой 6,1 в истории города произошло 14 апреля 1895, повлёкшее разрушения зданий и человеческие жертвы.

Любляна находится в зоне возможных наводнений, вызванных повышением уровня вод в городских реках, особенно в Люблянице и её крупнейшем притоке Малом Грабне. Так, в сентябре 1926 года за четыре дня выпало 300 мм осадков, что повлёкло катастрофическое наводнение[17].

Климат Любляны (1971—2000)
Показатель Янв. Фев. Март Апр. Май Июнь Июль Авг. Сен. Окт. Нояб. Дек. Год
Абсолютный максимум, °C 14,8 19,7 24,6 27,8 32,4 33,3 37,1 36,5 31,3 26,5 20,3 16,7 37,1
Средний максимум, °C 3,0 6,2 11,2 15,4 20,8 23,9 26,5 26,1 21,5 15,3 7,9 3,4 15,1
Средняя температура, °C −0,1 1,8 6,1 10,0 15,0 18,1 20,4 19,8 15,5 10,3 4,5 0,7 10,2
Средний минимум, °C −2,7 −1,9 1,4 4,9 9,4 12,7 14,6 14,4 11,0 6,7 1,7 −1,7 5,9
Абсолютный минимум, °C −20,3 −18 −14,6 −3,3 −1,2 2,9 7,4 5,8 −0,6 −5,4 −14,5 −16 −20,3
Норма осадков, мм 71 71 87 103 113 154 117 134 131 147 137 103 1368
Источник: [www.meteo.si/met/sl/climate/tables/normals_71_00/ Meteo.si]

Символика

Герб Любляны представляет собой червленый щит с изображением серебряного замка, стоящего на зелёной земле. Замок с двумя ярусами, увенчанными зубцами прямоугольной формы, с чёрными окнами и воротами с поднятой золотой решёткой. На верхнем ярусе в горизонтальном положении сидит зелёный дракон с расправленными крыльями, закрученным в спираль хвостом, высунутым червленым языком и золотыми когтями. Щит обрамлён тонкой золотой лентой.

Дракон — старинный символ Лайбаха, известный с XV века. Ему предшествовал крылатый лев, изображавшийся на городской печати в XIII веке. Появление дракона, возможно, связано с традиционным изображением Георгия Победоносца, поражающего змея. По легенде, на берегу Любляницы предводитель аргонавтов Ясон победил крылатого змея.

Флаг Любляны состоит из двух равновеликих горизонтальных полос, верхняя полоса — белая и нижняя зелёная. Соотношение ширины к длине составляет 1:2,5. В центре размещён герб.

Логотип Любляны в нескольких однотипных вариантах, предназначенный для использования в рекламных целях, представляет собой композицию синего квадрата на белом фоне и кривых, символизирующих дракона. Герб, флаг и логотип Любляны были утверждены городским советом в 2012 году[18].

Население

Численность населения
1869—2012 годы, тыс. человек
[19]
<timeline>

Colors=

 id:lightgrey value:gray(0.9)
 id:darkgrey value:gray(0.7)
 id:canvas value:rgb(1,1,1)
 id:barra value:rgb(0.6,0.7,0.8)

ImageSize = width:300 height:200 PlotArea = left:50 bottom:20 top:15 right:30 DateFormat = x.y Period = from:0 till:3000 TimeAxis = orientation:vertical AlignBars = late

ScaleMinor = gridcolor:lightgrey increment:600 start:0 BackgroundColors = canvas:canvas

BarData=

 bar:1869 text:1869
 bar:1900 text:1900
 bar:1953 text:1953
 bar:1970 text:1970
 bar:2002 text:2002
 bar:2014 text:2014

PlotData=

 color:barra     width:15 anchor:till align:center shift:(0,5)
 bar:1869     from:0 till:269 text:27
 bar:1900     from:0 till:450 text:45
 bar:1953     from:0 till:1137 text:114
 bar:1970     from:0 till:1807 text:181
 bar:2002     from:0 till:2659 text:266
 bar:2014     from:0 till:2589 text:259

TextData=

 pos:(10,196) fontsize:XS text:
 pos:(145,1) fontsize:XS text:
 pos:(30,15) fontsize:S text:
 pos:(25,49) fontsize:S text:
 pos:(25,83) fontsize:S text:
 pos:(25,115) fontsize:S text:
 pos:(25,148) fontsize:S text:

</timeline>

По данным на 1 января 2014 года численность населения Любляны составила 258 873 (что на 15 953 человека меньше, чем годом ранее). Из них 47 % мужчин и 53 % женщин[9].

По данным переписи 2002 года, 74 % жителей назвали себя словенцами, 5 % сербами, 4 % босняками, 3 % хорватами. Для 79 % жителей словенский был родным языком, среди других наиболее распространённых языков оказались сербский, хорватский, сербо-хорватский и боснийский. 40 % населения были католиками; 5 % православных, 5 % мусульман, 19 % неверующих и атеистов, 17 % отказались отвечать на вопрос о религиозной принадлежности[20].

Территориальную структуру агломерации Любляны образуют:

  1. собственно город (городское население общины),
  2. муниципалитет (городская община Любляна),
  3. агломерация Любляны из города и 9 соседних общин,
  4. урбанизированный район Любляны (совпадает с границами статистического региона Средняя Словения, охватывает 26 соседних общин, 25 % населения и 12,6 % территории страны[21]), соответствует урбанизированной зоне (larger urban zone) Евростата, численность которой за 2007—2009 годы составила 508 607 человек[22];
  5. метрополитенский район с населением свыше 600 тысяч человек[23].

Власть

Согласно конституции Республики Словении, Любляна является столицей страны[24]. Здесь расположена штаб-квартира организации Евросоюза (с 2011 года) — Агентства по взаимодействию регуляторов энергетики.

Административно образует городскую общину Любляна, управление в которой разделено между централизованной властью в лице жупана, городского совета и наблюдательного совета, и на более низком уровне — советами 17 самоуправляемых районов. Власти общины размещаются в ратуше на Городской площади. Органом представительной власти города является городской совет состоит из 45 членов, избираемых населением раз в четыре года. Он наделён полномочиями вносить изменениями в устав городской общины и принимать бюджет. Мэр Любляны носит названием жупана, является главой городской администрации, и избирается раз в четыре года. Мэр Любляны с 2006 года (переизбран в 2010 году) — Зоран Янкович. Наблюдательный совет следит за исполнением бюджета.

Доходы бюджета Любляны в 2010 году составили 408,7 млн евро. В структуре доходов налоговые доходы составили 52,6 % всех поступлений, доходы от капитала — 25,6 %, неналоговые доходы — 9,2 %[25].

Районы общины

  1. Бежиград
  2. Центр
  3. Чрнуче
  4. Дравле
  5. Головец
  6. Ярше
  1. Мосте
  2. Поле
  3. Посавье
  4. Рожник
  5. Рудник
  6. Состро[комм. 2]
  1. Шентвид
  2. Шишка
  3. Шмарна гора
  4. Трново
  5. Вич

В состав районов общины Любляна кроме города входят ещё 37 населённых пунктов[26].

Экономика

Во времена социализма Любляна была столицей самой процветающей республики в составе Югославии: ВВП на душу населения столицы в 1981 году составлял 260 % от среднего по Югославии[27].

Столица концентрирует 42,6 % национального ВВП (2009 год)[28].

Здесь расположена национальная Люблянская фондовая биржа, а также штаб-квартиры 119 из 300 крупнейших компаний Словении (2011 год), в том числе (по объёму выручки): нефтяной Petrol, международной сети супермаркетов Mercator, энергетической Holding Slovenske elektrarne, телекоммуникационной Telekom Slovenije, фармацевтической Lek, газовой Geoplin, табачной Tobačna Grosist, оптового продавца лекарственных средств Kemofarmacija, производителя электрооборудования Hella Saturnus Slovenija и других[29].

В 2010 году город посетило 393 тысячи туристов, включая иностранных[30].

Согласно исследованию издательства Lonely Planet 2014 года, Любляна вошла в десятку лучших городов Европы как место, наиболее интересное в плане архитектуры, природы, истории и гастрономии[31].

Коммунальная инфраструктура

Коммунальные услуги в Любляне и её окрестностях предоставляют дочерние компании «Общественного холдинга Любляны» с муниципальным участием.

Услуги по водоснабжению, водоотведению и очистке сточных вод оказывает компания Vodovod-kanalizacija. Основным источником центрального водоснабжения Любляны являются подземные воды Люблянского поля на правом берегу реки Савы в черте города, а также Люблянского барья к югу от Любляны. Для обеззараживания воды иногда применяется хлор. Центральные очистные сооружения, расположенные на северо-восточной окраине города, перерабатывают 80 тыс. м³ вод в сутки. В центре города в тёплый сезон работают питьевые фонтанчики.

Централизованное теплоснабжение (подача воды и пара) и распределение природного газа осуществляет компания Energetika Ljubljana. Утилизацией твёрдых отходов, уборкой дорог и пешеходных зон, а также размещением уличной рекламы и содержанием общественных туалетов занимается компания Snaga[32].

Транспорт

Любляна — крупный узел шоссейных дорог. Вокруг города проходит кольцевая автодорога, построенная в 1999 году. Большая часть центра города с 2007 года закрыта для движения автотранспорта.

  • автомагистраль A1, проходящая с юго-запада на северо-восток, связывает Любляну с крупнейшими городами страны — Марибором, Целе на севере и морским портом Копера на юге. Часть европейских автомобильных маршрутов E 57 и E 70, с выходом к австрийской Вене, итальянскому Триесту и хорватской Риеке.
  • автомагистраль A2, проходящая с северо-запада на юго-восток, связывает Любляну с населёнными пунктами Словении.

Общественный

Основным видом общественного транспорта Любляны является автобус, имеющий бело-зелёную расцветку. Единственный перевозчик — компания с муниципальным участием Ljubljanski potniški promet («Пассажирский транспорт Любляны»), обслуживающая 28 городских маршрутов автобусами немецких марок Man и Mercedes-Benz, свыше половины которых — сочленённые. Оплата за проезд осуществляется бесконтактными картами Urbana. С 2009 года в тёплый сезон курсирует электромобиль «кавалер», который бесплатно перевозит туристов по улицам исторического центра[33].

С автовокзала Любляны, расположенного напротив главного железнодорожного вокзала, отправляются пригородные, междугородние и международные маршруты в города Европы, в том числе в Триест и Белград (время в пути — 2 и 8 часов соответственно).

Люблянский фуникулёр, открытый в 2006 году, связывает центральный рынок с замком. Широкое развитие получили системы проката велосипедов. По рекам Люблянице и Саве в тёплый сезон курсируют прогулочные суда. В 1901—1958 годы в Любляне курсировал трамвай, и в 1951—1971 годы — троллейбус.

Железнодорожный и воздушный

С железнодорожного вокзала Любляна отправляются поезда во все направления Словении и соседние страны Европы. Через Любляну проходит самый быстрый поезд Словении, связывающий Копер с Марибором. Регулярно курсируют международные электропоезда на Загреб, Риеку, Грац, Зальцбург (время в пути — от 2-х до 4-х часов).

В пределах города расположено 6 пассажирских станций и 9 остановочных пунктов. Главный пассажирский вокзал на станции Любляна, открытый в 1849 году, примыкает к историческому центру города. Станция Любляна-Залог является крупнейшей сортировочной станцией Словении.

Международный аэропорт Йоже Пучника расположен в 25 км от города; место базирования самолётов словенской авиакомпании Adria Airways; пассажиропоток в 2012 году составил 1,2 млн человек.

Культура

Жители Любляны говорят на люблянском говоре (словен. ljubljanščina), относящемся к гореньской группы диалектов словенского языка[34].

В Любляне регулярно проходят международные фестивали: альтернативной и этнической музыки Druga godba, джазовый, уличного театра Ana Desetnica, альтернативной культуры Trnfest, современного искусства «Город женщин», кинофестиваль LIFFE, биеннале графики, Люблянский марафон[35].

Главный праздник города отмечается 9 мая, в память об освобождении Любляны от немецких захватчиков в 1945 году. Второй праздник города — 14 апреля, на который приходится первое письменное упоминание о появлении города[36].

В 2010 году в городе насчитывалось 10 театров, 14 музеев, 56 галерей, 4 профессиональных оркестра[37]. Крупнейшие собрания исторических и художественных ценностей хранятся в Национальном музее (основан в 1821 году) и Национальной галерее (основана в 1918 году) Словении. Среди других крупных учреждений культуры: Симфонический оркестр Словенской филармонии и Словенский национальный театр оперы и балета.

Главная футбольная арена — стадион «Бежиград» на 8 тысяч зрителей, построенный по проекту Й. Плечника в 1935 году; является домашним стадионом для люблянского футбольного клуба «Олимпия».

Образование

  • Люблянский университет, основанный в 1919 году, является крупнейшим высшим учебным и научно-исследовательским заведением Словении, в котором обучается свыше 60 тысяч студентов. В состав университета входит три академии: музыкальная, изобразительного искусства и академия театра, радио, кино и телевидения. Университетская библиотека и Национальная и университетская библиотека Словении. Медицинский факультет университета курирует крупнейшее больничное учреждение Словении — университетский медицинский центр Любляны, открытый в 1975 году.
  • Словенская академия наук и искусств, основанная в 1938 году, состоит из 6 отделений, включая медицинское. При академии с 1981 года действует научно-исследовательский центр.

Архитектура

Любляна имеет звёздообразную планировочную структуру, в центр которой вдаются зелёные клинья холма Рожник на западе, Замковой горы и холма Головец на востоке, зелёных зон у реки Савы на севере и болот Люблянского барья на юге[38]. Из-за замка, возвышающегося над Старым городом, Любляну иногда называют «маленькой Прагой».

Любляна возникла как типично средневековый город: у подножия холма с замком, в излучине реки Любляницы, которая на протяжении веков служила ему естественной защитой от врагов. Преемственная связь Любляны с древней Эмоной отсутствовала: пришедшие в VI веке славяне могли застать только руины античного города. В позднем средневековье Любляна состояла из трёх обнесённых крепостными стенами частей, которые группировались вокруг Городской, Старой и Новой площадей. В средние века дома строились в основном из дерева, кирпич стали применять только со второй половине XV века. Среди сохранившихся средневековых построек — крепость Град.

В XVI—XVII веках город продолжал развиваться внутри крепостных стен. В XVI веке в Любляну пришёл ренессансный стиль. Старейший дом современной Любляны (построен из кирпича), расположенный на бывшей Рыбьей площади, датируется 1528 годом. На Замковой горе в готическом стиле была построена капелла святого Юрия. К 1586 году относится старейший фортификационный план Любляны архитектора Н. Ангелиния.

XVII и XVIII века прошли под знаком барокко. В этом стиле были построены Стиченский особняк на Старой площади, барочная церковь Благовещения на площади Прешерна, церковь урсулинок, ратуша на Городской площади, кафедральный собор святого Николая, построенный по проекту итальянского архитектора Андреа дель Поццо; дворец, построенный по проекту архитектора Габриэля Грубера; фонтан Трёх рек. В 1639 году итальянец Джованни Пьерони изобразил вид Любляны, обнесённой крепостными стенами. Со временем необходимость в средневековых укреплениях отпала, и после сноса стен в конце XVIII века разрозненные части города был объединён в единое целое. В XIX веке на смену барокко пришёл классицизм: в новом стиле был построен дворец Казина. Для второй половины века были характерны постройки в стиле эклектики: так в неоренессансном стиле в конце века были построены здания центральной аптеки и Национального музея Словении[39].

После землетрясения 1895 года город был частично перестроен по проекту Макса Фабиани, на рубеже веков появились многочисленные здания в стиле модерн. К этому времени относится возведение знаменитого моста Змея, украшенного четырьмя фигурами драконов — символов города. В первой половине XX века Любляна существенно изменила свой облик благодаря идеям словенского архитектора Йоже Плечника. По его проектам был достроен Тройной мост, оформлены кладбища Навье и Жале.

Град Тройной мост Собор святого Николая Фонтан Трёх рек

Города-побратимы

У Любляны подписаны соглашения о сотрудничестве с 21 городом мира, а также с Московской областью в 2001 году[40].

См. также

  • Laibach — известная совенская музыкальная группа, названная в честь старого названия Любляны

Напишите отзыв о статье "Любляна"

Примечания

Комментарии
  1. Приведена площадь города по данным национальной статистики, площадь муниципального образования — 275 км²
  2. Значительная площадь района покрыта лесом, см. раздел 3.4 Плана территориального развития городской общины Любляна 2010 года
Источники
  1. Штих, 2002, pp. 30, 35.
  2. [www.ljubljana.si/si/ljubljana/zgodovina/staroselci/ Prvi prebivalci Ljubljane]. // ljubljana.si. Проверено 14 июля 2013. [www.webcitation.org/6I80bjg4X Архивировано из первоисточника 15 июля 2013].
  3. Штих, 2002, pp. 28—29.
  4. Штих, 2002, pp. 30—34.
  5. [www.ljubljana.si/si/ljubljana/zgodovina/reformacija-renesansa-barok/ Reformacija, protireformacija, renesansa in barok]. // ljubljana.si. Проверено 14 июля 2013. [www.webcitation.org/6I80f40Gl Архивировано из первоисточника 15 июля 2013].
  6. Репе, Божо.  = Podeželska ali urbana Slovenija in njeno glavno mesto // Любляна. — Любляна: Городская община Любляна, 2008. — Вып. сентябрь. — № XIII. — С. 40.
  7. [www.ljubljana.si/si/ljubljana/zgodovina/18-19-stoletje/ Ljubljana v 18. in 19. stoletju]. // ljubljana.si. Проверено 14 июля 2013. [www.webcitation.org/6I80g6JyH Архивировано из первоисточника 15 июля 2013].
  8. [www.ljubljana.si/si/ljubljana/zgodovina/20-stoletje/ Nemirno 20. stoletje]. // ljubljana.si. Проверено 14 июля 2013. [www.webcitation.org/6I80h8hJ1 Архивировано из первоисточника 15 июля 2013].
  9. 1 2 [www.stat.si/eng/krajevnaimena/default.asp?txtIme=LJUBLJANA&selNacin=celo&selTip=naselja&ID=2370 List of settlements named 'Ljubljana']. // stat.si. Проверено 27 августа 2014. [www.webcitation.org/6I80iBxEx Архивировано из первоисточника 15 июля 2013].
  10. = Ljubljana. Osebna izkaznica MOL. — Любляна: Городская община Любляна, 2011. — С. 5, 7.
  11. [www.stat.si/letopis/2002/01_02/01-06-02.asp?jezik=en Nadmorska višina  naselij, kjer so sedeži občin]. // stat.si. Проверено 14 июля 2013. [www.webcitation.org/6I80jECZc Архивировано из первоисточника 15 июля 2013].
  12. Ljubljana v številkah 2003-2008. — Любляна: Городская община Любляна, 2010. — С. 13. — ISBN 978-961-6449-30-4.
  13. [www.urge-project.ufz.de/ljubljana/greensys.htm Ljubljana. Actual Green Supply]. // urge-project.ufz.de. Проверено 20 июля 2013. [www.webcitation.org/6INI8HVJg Архивировано из первоисточника 25 июля 2013].
  14. Economist Intelligence Unit. [www.cee.siemens.com/web/ro/ro/corporate/portal/SiemensRomania/Organizatie/desprenoi/Documents/European_Green_City_Index.pdf Индекс зелёных городов Европы] = European Green City Index. — Мюнхен: Siemens AG, 2009. — С. 69.
  15. [www.arso.gov.si/vreme/napovedi%20in%20podatki/ljubljana.html Vreme. Ljubljana]. // arso.gov.si. Проверено 16 июля 2013. [www.webcitation.org/6IEJ7U9Ah Архивировано из первоисточника 19 июля 2013].
  16. [www.arso.gov.si/en/Seismology/ Seismology]. // arso.gov.si. Проверено 16 июля 2013. [www.webcitation.org/6IEJ8KTor Архивировано из первоисточника 19 июля 2013].
  17. Добравц, Мина. [www.ljubljana.si/file/405358/ogrozenost_mol_poplave_dobravc_2007.pdf Оценка угрозы наводнений в городской общине Любляна] = Ocena ogrozenosti v mestne obcine Ljubljana zaradi poplav. — Любляна: Городская община Любляна, 2009. — С. 6, 8.
  18. [www.ljubljana.si/si/ljubljana/mestni-simboli-praznik/ Grb, zastava in ime MOL ter znak Ljubljana]. // ljubljana.si. Проверено 15 июля 2013. [www.webcitation.org/6I80k23Ft Архивировано из первоисточника 15 июля 2013].
  19. По источнику, указанному в словенском разделе Википедии: Krajevni leksikon Slovenije. — Любляна: DZS, 1995. — С. 297.
  20. [www.inv.si/DocDir/projekti/simulacija_priseljevanja_v_lj.pdf ] = Simulacija priseljevanja v Ljbljansko urbano regio. — Любляна: Inštitut za narodnostna vprašanja, 2005. — С. 17, 37, 39.
  21. = Ljubljana. Osebna izkaznica MOL. — Любляна: Городская община Любляна, 2011. — С. 49.
  22. [epp.eurostat.ec.europa.eu/tgm/table.do?tab=table&init=1&language=en&pcode=tgs00080&plugin=1 Population and living conditions in Urban Audit cities, larger urban zone (LUZ)]. Евростат. Проверено 2 июля 2013. [www.webcitation.org/6BOknujg6 Архивировано из первоисточника 14 октября 2012].
  23. Коуч, Крис и др. [books.google.ru/books?id=7RtuZ0fNAYwC&printsec=frontcover&hl=ru#v=onepage&q&f=false Расползание городов в Европе: пейзаж, изменения в землепользовании и политика] = Urban sprawl in Europe. — Оксфорд, Великобритания (также США и Австралия): Blackwell Publishing Ltd, 2007. — С. 123. — ISBN 978-1-4051-3917-5.
  24. См. статью 10 Конституции: [www.seepag.info/download/slovenia/The%20Constitution%20of%20the%20Republic%20of%20Slovenia%20-%20bilingual.pdf The Constitution of the Republic of Slovenia/Ustava Republike Slovenije]. // seepag.info. Проверено 26 июля 2013. [www.webcitation.org/6IPLjMrPF Архивировано из первоисточника 27 июля 2013].
  25. = Ljubljana. Osebna izkaznica MOL. — Любляна: Городская община Любляна, 2011. — С. 11—41.
  26. О муниципальном и территориальном устройстве городской общины Любляна см. Устав городской общины Любляна: [www.uradni-list.si/1/objava.jsp?urlurid=20011600 Statut Mestne občine Ljubljana]. // uradni-list.si. Проверено 21 июля 2013. [www.webcitation.org/6INI9TBJ0 Архивировано из первоисточника 25 июля 2013].
  27. Радовинович, Радован и др. Atlas svijeta: Novi pogled na Zemlju. — Загреб: Sveučilišna naklada Liber, 1984.
  28. = Ljubljana. Osebna izkaznica MOL. — Любляна: Городская община Любляна, 2011. — С. 5.
  29. [www.investslovenia.org/fileadmin/dokumenti/is/News___Media/e-Newsletter/Top_300_companies_september_2012.pdf Top 300. The Largest Companies in Slovenia]. // investslovenia.org. Проверено 19 июля 2013. [www.webcitation.org/6IEJ93oHu Архивировано из первоисточника 19 июля 2013].
  30. City of Ljubljana — Profile. — Любляна: Городская община Любляна, 2011. — С. 8.
  31. [www.regnum.ru/news/tourism/1813131.html Названо лучшее место для отдыха в Европе]. // regnum.ru. Проверено 24 марта 2015.
  32. По материалам сайта [www.jhl.si/en Javni Holding Ljubljana]. // jhl.si. Проверено 23 июля 2013. [www.webcitation.org/6INIAbOnd Архивировано из первоисточника 25 июля 2013].
  33. По материалам сайта: [www.lpp.si/ Ljubljanski potniški promet]. // lpp.si. Проверено 27 июля 2013. [www.webcitation.org/6IXnQLZ9d Архивировано из первоисточника 1 августа 2013].
  34. [www.centerslo.net/files/File/simpozij/sim22/Makarova.pdf Mehanizem jezikovnega prilagajanja in variantnost sodobne ljubljanščine]. // centerslo.net. Проверено 27 июля 2013. [www.webcitation.org/6IqUWDnKz Архивировано из первоисточника 13 августа 2013].
  35. [www.visitljubljana.com/en/activities/culture-art/15935/detail.html Festivals of all kinds and sizes]. // visitljubljana.com. Проверено 21 июля 2013. [www.webcitation.org/6INIBb0HU Архивировано из первоисточника 25 июля 2013].
  36. City of Ljubljana — Profile. — Любляна: Городская община Любляна, 2011. — С. 7.
  37. [www.ljubljana.si/en/about-ljubljana/ljubljana-in-numbers/ Ljubljana in figures]. // ljubljana.si. Проверено 27 июля 2013. [www.webcitation.org/6IqZ7kFKX Архивировано из первоисточника 13 августа 2013].
  38. [urbanizem.ljubljana.si/index3/files/OPN_MOL_SD_Odlok.pdf Постановление о территориальном планировании городской общины Любляна] = Odlok o občinskem prostorskem načrtu Mestne občine Ljubljana. — Любляна: Городская община Любляна, 2010. — С. 22——26.
  39. Сухадольник, Йоже. Stavbni razvoj v Ljubljani (1144—1895) // Kronika. — 1994. — С. 11—25.
  40. [www.ljubljana.si/si/ljubljana/pobratena-mesta-zdruzenja/ Medmestno in mednarodno sodelovanje]. // ljubljana.si. Проверено 14 июля 2013. [www.webcitation.org/6I80lk8B9 Архивировано из первоисточника 15 июля 2013].

Литература

Ссылки

  • [www.ljubljana.si Сайт городской общины Любляна] (словенск.) (англ.)
  • [www.ljubljana.si/si/mol/publikacije/ Раздел «Публикации»] Сайт городской общины Любляна
  • [www.visitljubljana.com/ Туристический сайт] Visit Ljubljana (словенск.) (англ.)
  • [mesta.slo-link.si/Turisticni%20vodic-ljubljana.pdf Краткий туристический путеводитель по Любляне, с картой центра, слов.яз.]
  • [www.inyourpocket.com/ljubljana Ljubljana - In Your Pocket. Свежий путеводитель по событиям и ресторанам Любляны]  (англ.)
  • [issuu.com/visitljubljana/docs/ljubljana-tourist-guide?e=1525780/2585516 Справочник туриста] Ljubljana tourist guide (англ.)
  • [www.mojaslovenija.si/Ljubljana/map_Ljubljana_eng.html 360-градусные панорамы Любляны] www.mojaslovenija.si
  • [www.burger.si/Ljubljana/2007/seznam_noc.html 360-градусные панорамы ночной Любляны] www.burger.si
  • [www.lpp.si/javni-prevoz/mestni-potniski-promet Расписание автобусов по Любляне] www.lpp.si/javni-prevoz/mestni-potniski-promet
  • [www.lpp.si/sites/default/files/lpp_si/stran/datoteke/shema_dnevnih_linij_oktober_2015_1.pdf Схема дневных автобусных маршрутов по Любляне]
  • [www.lpp.si/sites/default/files/lpp_si/stran/datoteke/shema_dnevnih_linij_lpp_in_lokacije_izobrazevalnih_ustanov_marec_2015.pdf Схема дневных автобусных маршрутов по Любляне с указанием уч.заведений]
  • [www.lpp.si/sites/default/files/lpp_si/stran/datoteke/shema_obmocij_lpp_avgust_2015_.pdf Схема дневных автобусных маршрутов по предместьям Любляны]
  • [www.youtube.com/watch?v=Vuzb6InnEm8 5-минутный фильм о Любляне] Welcome to Ljubljana на YouTube

Отрывок, характеризующий Любляна

В десять часов пехотные солдаты, бывшие впереди батареи в кустах и по речке Каменке, отступили. С батареи видно было, как они пробегали назад мимо нее, неся на ружьях раненых. Какой то генерал со свитой вошел на курган и, поговорив с полковником, сердито посмотрев на Пьера, сошел опять вниз, приказав прикрытию пехоты, стоявшему позади батареи, лечь, чтобы менее подвергаться выстрелам. Вслед за этим в рядах пехоты, правее батареи, послышался барабан, командные крики, и с батареи видно было, как ряды пехоты двинулись вперед.
Пьер смотрел через вал. Одно лицо особенно бросилось ему в глаза. Это был офицер, который с бледным молодым лицом шел задом, неся опущенную шпагу, и беспокойно оглядывался.
Ряды пехотных солдат скрылись в дыму, послышался их протяжный крик и частая стрельба ружей. Через несколько минут толпы раненых и носилок прошли оттуда. На батарею еще чаще стали попадать снаряды. Несколько человек лежали неубранные. Около пушек хлопотливее и оживленнее двигались солдаты. Никто уже не обращал внимания на Пьера. Раза два на него сердито крикнули за то, что он был на дороге. Старший офицер, с нахмуренным лицом, большими, быстрыми шагами переходил от одного орудия к другому. Молоденький офицерик, еще больше разрумянившись, еще старательнее командовал солдатами. Солдаты подавали заряды, поворачивались, заряжали и делали свое дело с напряженным щегольством. Они на ходу подпрыгивали, как на пружинах.
Грозовая туча надвинулась, и ярко во всех лицах горел тот огонь, за разгоранием которого следил Пьер. Он стоял подле старшего офицера. Молоденький офицерик подбежал, с рукой к киверу, к старшему.
– Имею честь доложить, господин полковник, зарядов имеется только восемь, прикажете ли продолжать огонь? – спросил он.
– Картечь! – не отвечая, крикнул старший офицер, смотревший через вал.
Вдруг что то случилось; офицерик ахнул и, свернувшись, сел на землю, как на лету подстреленная птица. Все сделалось странно, неясно и пасмурно в глазах Пьера.
Одно за другим свистели ядра и бились в бруствер, в солдат, в пушки. Пьер, прежде не слыхавший этих звуков, теперь только слышал одни эти звуки. Сбоку батареи, справа, с криком «ура» бежали солдаты не вперед, а назад, как показалось Пьеру.
Ядро ударило в самый край вала, перед которым стоял Пьер, ссыпало землю, и в глазах его мелькнул черный мячик, и в то же мгновенье шлепнуло во что то. Ополченцы, вошедшие было на батарею, побежали назад.
– Все картечью! – кричал офицер.
Унтер офицер подбежал к старшему офицеру и испуганным шепотом (как за обедом докладывает дворецкий хозяину, что нет больше требуемого вина) сказал, что зарядов больше не было.
– Разбойники, что делают! – закричал офицер, оборачиваясь к Пьеру. Лицо старшего офицера было красно и потно, нахмуренные глаза блестели. – Беги к резервам, приводи ящики! – крикнул он, сердито обходя взглядом Пьера и обращаясь к своему солдату.
– Я пойду, – сказал Пьер. Офицер, не отвечая ему, большими шагами пошел в другую сторону.
– Не стрелять… Выжидай! – кричал он.
Солдат, которому приказано было идти за зарядами, столкнулся с Пьером.
– Эх, барин, не место тебе тут, – сказал он и побежал вниз. Пьер побежал за солдатом, обходя то место, на котором сидел молоденький офицерик.
Одно, другое, третье ядро пролетало над ним, ударялось впереди, с боков, сзади. Пьер сбежал вниз. «Куда я?» – вдруг вспомнил он, уже подбегая к зеленым ящикам. Он остановился в нерешительности, идти ему назад или вперед. Вдруг страшный толчок откинул его назад, на землю. В то же мгновенье блеск большого огня осветил его, и в то же мгновенье раздался оглушающий, зазвеневший в ушах гром, треск и свист.
Пьер, очнувшись, сидел на заду, опираясь руками о землю; ящика, около которого он был, не было; только валялись зеленые обожженные доски и тряпки на выжженной траве, и лошадь, трепля обломками оглобель, проскакала от него, а другая, так же как и сам Пьер, лежала на земле и пронзительно, протяжно визжала.


Пьер, не помня себя от страха, вскочил и побежал назад на батарею, как на единственное убежище от всех ужасов, окружавших его.
В то время как Пьер входил в окоп, он заметил, что на батарее выстрелов не слышно было, но какие то люди что то делали там. Пьер не успел понять того, какие это были люди. Он увидел старшего полковника, задом к нему лежащего на валу, как будто рассматривающего что то внизу, и видел одного, замеченного им, солдата, который, прорываясь вперед от людей, державших его за руку, кричал: «Братцы!» – и видел еще что то странное.
Но он не успел еще сообразить того, что полковник был убит, что кричавший «братцы!» был пленный, что в глазах его был заколон штыком в спину другой солдат. Едва он вбежал в окоп, как худощавый, желтый, с потным лицом человек в синем мундире, со шпагой в руке, набежал на него, крича что то. Пьер, инстинктивно обороняясь от толчка, так как они, не видав, разбежались друг против друга, выставил руки и схватил этого человека (это был французский офицер) одной рукой за плечо, другой за гордо. Офицер, выпустив шпагу, схватил Пьера за шиворот.
Несколько секунд они оба испуганными глазами смотрели на чуждые друг другу лица, и оба были в недоумении о том, что они сделали и что им делать. «Я ли взят в плен или он взят в плен мною? – думал каждый из них. Но, очевидно, французский офицер более склонялся к мысли, что в плен взят он, потому что сильная рука Пьера, движимая невольным страхом, все крепче и крепче сжимала его горло. Француз что то хотел сказать, как вдруг над самой головой их низко и страшно просвистело ядро, и Пьеру показалось, что голова французского офицера оторвана: так быстро он согнул ее.
Пьер тоже нагнул голову и отпустил руки. Не думая более о том, кто кого взял в плен, француз побежал назад на батарею, а Пьер под гору, спотыкаясь на убитых и раненых, которые, казалось ему, ловят его за ноги. Но не успел он сойти вниз, как навстречу ему показались плотные толпы бегущих русских солдат, которые, падая, спотыкаясь и крича, весело и бурно бежали на батарею. (Это была та атака, которую себе приписывал Ермолов, говоря, что только его храбрости и счастью возможно было сделать этот подвиг, и та атака, в которой он будто бы кидал на курган Георгиевские кресты, бывшие у него в кармане.)
Французы, занявшие батарею, побежали. Наши войска с криками «ура» так далеко за батарею прогнали французов, что трудно было остановить их.
С батареи свезли пленных, в том числе раненого французского генерала, которого окружили офицеры. Толпы раненых, знакомых и незнакомых Пьеру, русских и французов, с изуродованными страданием лицами, шли, ползли и на носилках неслись с батареи. Пьер вошел на курган, где он провел более часа времени, и из того семейного кружка, который принял его к себе, он не нашел никого. Много было тут мертвых, незнакомых ему. Но некоторых он узнал. Молоденький офицерик сидел, все так же свернувшись, у края вала, в луже крови. Краснорожий солдат еще дергался, но его не убирали.
Пьер побежал вниз.
«Нет, теперь они оставят это, теперь они ужаснутся того, что они сделали!» – думал Пьер, бесцельно направляясь за толпами носилок, двигавшихся с поля сражения.
Но солнце, застилаемое дымом, стояло еще высоко, и впереди, и в особенности налево у Семеновского, кипело что то в дыму, и гул выстрелов, стрельба и канонада не только не ослабевали, но усиливались до отчаянности, как человек, который, надрываясь, кричит из последних сил.


Главное действие Бородинского сражения произошло на пространстве тысячи сажен между Бородиным и флешами Багратиона. (Вне этого пространства с одной стороны была сделана русскими в половине дня демонстрация кавалерией Уварова, с другой стороны, за Утицей, было столкновение Понятовского с Тучковым; но это были два отдельные и слабые действия в сравнении с тем, что происходило в середине поля сражения.) На поле между Бородиным и флешами, у леса, на открытом и видном с обеих сторон протяжении, произошло главное действие сражения, самым простым, бесхитростным образом.
Сражение началось канонадой с обеих сторон из нескольких сотен орудий.
Потом, когда дым застлал все поле, в этом дыму двинулись (со стороны французов) справа две дивизии, Дессе и Компана, на флеши, и слева полки вице короля на Бородино.
От Шевардинского редута, на котором стоял Наполеон, флеши находились на расстоянии версты, а Бородино более чем в двух верстах расстояния по прямой линии, и поэтому Наполеон не мог видеть того, что происходило там, тем более что дым, сливаясь с туманом, скрывал всю местность. Солдаты дивизии Дессе, направленные на флеши, были видны только до тех пор, пока они не спустились под овраг, отделявший их от флеш. Как скоро они спустились в овраг, дым выстрелов орудийных и ружейных на флешах стал так густ, что застлал весь подъем той стороны оврага. Сквозь дым мелькало там что то черное – вероятно, люди, и иногда блеск штыков. Но двигались ли они или стояли, были ли это французы или русские, нельзя было видеть с Шевардинского редута.
Солнце взошло светло и било косыми лучами прямо в лицо Наполеона, смотревшего из под руки на флеши. Дым стлался перед флешами, и то казалось, что дым двигался, то казалось, что войска двигались. Слышны были иногда из за выстрелов крики людей, но нельзя было знать, что они там делали.
Наполеон, стоя на кургане, смотрел в трубу, и в маленький круг трубы он видел дым и людей, иногда своих, иногда русских; но где было то, что он видел, он не знал, когда смотрел опять простым глазом.
Он сошел с кургана и стал взад и вперед ходить перед ним.
Изредка он останавливался, прислушивался к выстрелам и вглядывался в поле сражения.
Не только с того места внизу, где он стоял, не только с кургана, на котором стояли теперь некоторые его генералы, но и с самых флешей, на которых находились теперь вместе и попеременно то русские, то французские, мертвые, раненые и живые, испуганные или обезумевшие солдаты, нельзя было понять того, что делалось на этом месте. В продолжение нескольких часов на этом месте, среди неумолкаемой стрельбы, ружейной и пушечной, то появлялись одни русские, то одни французские, то пехотные, то кавалерийские солдаты; появлялись, падали, стреляли, сталкивались, не зная, что делать друг с другом, кричали и бежали назад.
С поля сражения беспрестанно прискакивали к Наполеону его посланные адъютанты и ординарцы его маршалов с докладами о ходе дела; но все эти доклады были ложны: и потому, что в жару сражения невозможно сказать, что происходит в данную минуту, и потому, что многие адъютапты не доезжали до настоящего места сражения, а передавали то, что они слышали от других; и еще потому, что пока проезжал адъютант те две три версты, которые отделяли его от Наполеона, обстоятельства изменялись и известие, которое он вез, уже становилось неверно. Так от вице короля прискакал адъютант с известием, что Бородино занято и мост на Колоче в руках французов. Адъютант спрашивал у Наполеона, прикажет ли он пореходить войскам? Наполеон приказал выстроиться на той стороне и ждать; но не только в то время как Наполеон отдавал это приказание, но даже когда адъютант только что отъехал от Бородина, мост уже был отбит и сожжен русскими, в той самой схватке, в которой участвовал Пьер в самом начале сраженья.
Прискакавший с флеш с бледным испуганным лицом адъютант донес Наполеону, что атака отбита и что Компан ранен и Даву убит, а между тем флеши были заняты другой частью войск, в то время как адъютанту говорили, что французы были отбиты, и Даву был жив и только слегка контужен. Соображаясь с таковыми необходимо ложными донесениями, Наполеон делал свои распоряжения, которые или уже были исполнены прежде, чем он делал их, или же не могли быть и не были исполняемы.
Маршалы и генералы, находившиеся в более близком расстоянии от поля сражения, но так же, как и Наполеон, не участвовавшие в самом сражении и только изредка заезжавшие под огонь пуль, не спрашиваясь Наполеона, делали свои распоряжения и отдавали свои приказания о том, куда и откуда стрелять, и куда скакать конным, и куда бежать пешим солдатам. Но даже и их распоряжения, точно так же как распоряжения Наполеона, точно так же в самой малой степени и редко приводились в исполнение. Большей частью выходило противное тому, что они приказывали. Солдаты, которым велено было идти вперед, подпав под картечный выстрел, бежали назад; солдаты, которым велено было стоять на месте, вдруг, видя против себя неожиданно показавшихся русских, иногда бежали назад, иногда бросались вперед, и конница скакала без приказания догонять бегущих русских. Так, два полка кавалерии поскакали через Семеновский овраг и только что въехали на гору, повернулись и во весь дух поскакали назад. Так же двигались и пехотные солдаты, иногда забегая совсем не туда, куда им велено было. Все распоряжение о том, куда и когда подвинуть пушки, когда послать пеших солдат – стрелять, когда конных – топтать русских пеших, – все эти распоряжения делали сами ближайшие начальники частей, бывшие в рядах, не спрашиваясь даже Нея, Даву и Мюрата, не только Наполеона. Они не боялись взыскания за неисполнение приказания или за самовольное распоряжение, потому что в сражении дело касается самого дорогого для человека – собственной жизни, и иногда кажется, что спасение заключается в бегстве назад, иногда в бегстве вперед, и сообразно с настроением минуты поступали эти люди, находившиеся в самом пылу сражения. В сущности же, все эти движения вперед и назад не облегчали и не изменяли положения войск. Все их набегания и наскакивания друг на друга почти не производили им вреда, а вред, смерть и увечья наносили ядра и пули, летавшие везде по тому пространству, по которому метались эти люди. Как только эти люди выходили из того пространства, по которому летали ядра и пули, так их тотчас же стоявшие сзади начальники формировали, подчиняли дисциплине и под влиянием этой дисциплины вводили опять в область огня, в которой они опять (под влиянием страха смерти) теряли дисциплину и метались по случайному настроению толпы.


Генералы Наполеона – Даву, Ней и Мюрат, находившиеся в близости этой области огня и даже иногда заезжавшие в нее, несколько раз вводили в эту область огня стройные и огромные массы войск. Но противно тому, что неизменно совершалось во всех прежних сражениях, вместо ожидаемого известия о бегстве неприятеля, стройные массы войск возвращались оттуда расстроенными, испуганными толпами. Они вновь устроивали их, но людей все становилось меньше. В половине дня Мюрат послал к Наполеону своего адъютанта с требованием подкрепления.
Наполеон сидел под курганом и пил пунш, когда к нему прискакал адъютант Мюрата с уверениями, что русские будут разбиты, ежели его величество даст еще дивизию.
– Подкрепления? – сказал Наполеон с строгим удивлением, как бы не понимая его слов и глядя на красивого мальчика адъютанта с длинными завитыми черными волосами (так же, как носил волоса Мюрат). «Подкрепления! – подумал Наполеон. – Какого они просят подкрепления, когда у них в руках половина армии, направленной на слабое, неукрепленное крыло русских!»
– Dites au roi de Naples, – строго сказал Наполеон, – qu'il n'est pas midi et que je ne vois pas encore clair sur mon echiquier. Allez… [Скажите неаполитанскому королю, что теперь еще не полдень и что я еще не ясно вижу на своей шахматной доске. Ступайте…]
Красивый мальчик адъютанта с длинными волосами, не отпуская руки от шляпы, тяжело вздохнув, поскакал опять туда, где убивали людей.
Наполеон встал и, подозвав Коленкура и Бертье, стал разговаривать с ними о делах, не касающихся сражения.
В середине разговора, который начинал занимать Наполеона, глаза Бертье обратились на генерала с свитой, который на потной лошади скакал к кургану. Это был Бельяр. Он, слезши с лошади, быстрыми шагами подошел к императору и смело, громким голосом стал доказывать необходимость подкреплений. Он клялся честью, что русские погибли, ежели император даст еще дивизию.
Наполеон вздернул плечами и, ничего не ответив, продолжал свою прогулку. Бельяр громко и оживленно стал говорить с генералами свиты, окружившими его.
– Вы очень пылки, Бельяр, – сказал Наполеон, опять подходя к подъехавшему генералу. – Легко ошибиться в пылу огня. Поезжайте и посмотрите, и тогда приезжайте ко мне.
Не успел еще Бельяр скрыться из вида, как с другой стороны прискакал новый посланный с поля сражения.
– Eh bien, qu'est ce qu'il y a? [Ну, что еще?] – сказал Наполеон тоном человека, раздраженного беспрестанными помехами.
– Sire, le prince… [Государь, герцог…] – начал адъютант.
– Просит подкрепления? – с гневным жестом проговорил Наполеон. Адъютант утвердительно наклонил голову и стал докладывать; но император отвернулся от него, сделав два шага, остановился, вернулся назад и подозвал Бертье. – Надо дать резервы, – сказал он, слегка разводя руками. – Кого послать туда, как вы думаете? – обратился он к Бертье, к этому oison que j'ai fait aigle [гусенку, которого я сделал орлом], как он впоследствии называл его.
– Государь, послать дивизию Клапареда? – сказал Бертье, помнивший наизусть все дивизии, полки и батальоны.
Наполеон утвердительно кивнул головой.
Адъютант поскакал к дивизии Клапареда. И чрез несколько минут молодая гвардия, стоявшая позади кургана, тронулась с своего места. Наполеон молча смотрел по этому направлению.
– Нет, – обратился он вдруг к Бертье, – я не могу послать Клапареда. Пошлите дивизию Фриана, – сказал он.
Хотя не было никакого преимущества в том, чтобы вместо Клапареда посылать дивизию Фриана, и даже было очевидное неудобство и замедление в том, чтобы остановить теперь Клапареда и посылать Фриана, но приказание было с точностью исполнено. Наполеон не видел того, что он в отношении своих войск играл роль доктора, который мешает своими лекарствами, – роль, которую он так верно понимал и осуждал.
Дивизия Фриана, так же как и другие, скрылась в дыму поля сражения. С разных сторон продолжали прискакивать адъютанты, и все, как бы сговорившись, говорили одно и то же. Все просили подкреплений, все говорили, что русские держатся на своих местах и производят un feu d'enfer [адский огонь], от которого тает французское войско.
Наполеон сидел в задумчивости на складном стуле.
Проголодавшийся с утра m r de Beausset, любивший путешествовать, подошел к императору и осмелился почтительно предложить его величеству позавтракать.
– Я надеюсь, что теперь уже я могу поздравить ваше величество с победой, – сказал он.
Наполеон молча отрицательно покачал головой. Полагая, что отрицание относится к победе, а не к завтраку, m r de Beausset позволил себе игриво почтительно заметить, что нет в мире причин, которые могли бы помешать завтракать, когда можно это сделать.
– Allez vous… [Убирайтесь к…] – вдруг мрачно сказал Наполеон и отвернулся. Блаженная улыбка сожаления, раскаяния и восторга просияла на лице господина Боссе, и он плывущим шагом отошел к другим генералам.
Наполеон испытывал тяжелое чувство, подобное тому, которое испытывает всегда счастливый игрок, безумно кидавший свои деньги, всегда выигрывавший и вдруг, именно тогда, когда он рассчитал все случайности игры, чувствующий, что чем более обдуман его ход, тем вернее он проигрывает.
Войска были те же, генералы те же, те же были приготовления, та же диспозиция, та же proclamation courte et energique [прокламация короткая и энергическая], он сам был тот же, он это знал, он знал, что он был даже гораздо опытнее и искуснее теперь, чем он был прежде, даже враг был тот же, как под Аустерлицем и Фридландом; но страшный размах руки падал волшебно бессильно.
Все те прежние приемы, бывало, неизменно увенчиваемые успехом: и сосредоточение батарей на один пункт, и атака резервов для прорвания линии, и атака кавалерии des hommes de fer [железных людей], – все эти приемы уже были употреблены, и не только не было победы, но со всех сторон приходили одни и те же известия об убитых и раненых генералах, о необходимости подкреплений, о невозможности сбить русских и о расстройстве войск.
Прежде после двух трех распоряжений, двух трех фраз скакали с поздравлениями и веселыми лицами маршалы и адъютанты, объявляя трофеями корпуса пленных, des faisceaux de drapeaux et d'aigles ennemis, [пуки неприятельских орлов и знамен,] и пушки, и обозы, и Мюрат просил только позволения пускать кавалерию для забрания обозов. Так было под Лоди, Маренго, Арколем, Иеной, Аустерлицем, Ваграмом и так далее, и так далее. Теперь же что то странное происходило с его войсками.
Несмотря на известие о взятии флешей, Наполеон видел, что это было не то, совсем не то, что было во всех его прежних сражениях. Он видел, что то же чувство, которое испытывал он, испытывали и все его окружающие люди, опытные в деле сражений. Все лица были печальны, все глаза избегали друг друга. Только один Боссе не мог понимать значения того, что совершалось. Наполеон же после своего долгого опыта войны знал хорошо, что значило в продолжение восьми часов, после всех употрсбленных усилий, невыигранное атакующим сражение. Он знал, что это было почти проигранное сражение и что малейшая случайность могла теперь – на той натянутой точке колебания, на которой стояло сражение, – погубить его и его войска.
Когда он перебирал в воображении всю эту странную русскую кампанию, в которой не было выиграно ни одного сраженья, в которой в два месяца не взято ни знамен, ни пушек, ни корпусов войск, когда глядел на скрытно печальные лица окружающих и слушал донесения о том, что русские всё стоят, – страшное чувство, подобное чувству, испытываемому в сновидениях, охватывало его, и ему приходили в голову все несчастные случайности, могущие погубить его. Русские могли напасть на его левое крыло, могли разорвать его середину, шальное ядро могло убить его самого. Все это было возможно. В прежних сражениях своих он обдумывал только случайности успеха, теперь же бесчисленное количество несчастных случайностей представлялось ему, и он ожидал их всех. Да, это было как во сне, когда человеку представляется наступающий на него злодей, и человек во сне размахнулся и ударил своего злодея с тем страшным усилием, которое, он знает, должно уничтожить его, и чувствует, что рука его, бессильная и мягкая, падает, как тряпка, и ужас неотразимой погибели обхватывает беспомощного человека.
Известие о том, что русские атакуют левый фланг французской армии, возбудило в Наполеоне этот ужас. Он молча сидел под курганом на складном стуле, опустив голову и положив локти на колена. Бертье подошел к нему и предложил проехаться по линии, чтобы убедиться, в каком положении находилось дело.
– Что? Что вы говорите? – сказал Наполеон. – Да, велите подать мне лошадь.
Он сел верхом и поехал к Семеновскому.
В медленно расходившемся пороховом дыме по всему тому пространству, по которому ехал Наполеон, – в лужах крови лежали лошади и люди, поодиночке и кучами. Подобного ужаса, такого количества убитых на таком малом пространстве никогда не видал еще и Наполеон, и никто из его генералов. Гул орудий, не перестававший десять часов сряду и измучивший ухо, придавал особенную значительность зрелищу (как музыка при живых картинах). Наполеон выехал на высоту Семеновского и сквозь дым увидал ряды людей в мундирах цветов, непривычных для его глаз. Это были русские.
Русские плотными рядами стояли позади Семеновского и кургана, и их орудия не переставая гудели и дымили по их линии. Сражения уже не было. Было продолжавшееся убийство, которое ни к чему не могло повести ни русских, ни французов. Наполеон остановил лошадь и впал опять в ту задумчивость, из которой вывел его Бертье; он не мог остановить того дела, которое делалось перед ним и вокруг него и которое считалось руководимым им и зависящим от него, и дело это ему в первый раз, вследствие неуспеха, представлялось ненужным и ужасным.
Один из генералов, подъехавших к Наполеону, позволил себе предложить ему ввести в дело старую гвардию. Ней и Бертье, стоявшие подле Наполеона, переглянулись между собой и презрительно улыбнулись на бессмысленное предложение этого генерала.
Наполеон опустил голову и долго молчал.
– A huit cent lieux de France je ne ferai pas demolir ma garde, [За три тысячи двести верст от Франции я не могу дать разгромить свою гвардию.] – сказал он и, повернув лошадь, поехал назад, к Шевардину.


Кутузов сидел, понурив седую голову и опустившись тяжелым телом, на покрытой ковром лавке, на том самом месте, на котором утром его видел Пьер. Он не делал никаких распоряжении, а только соглашался или не соглашался на то, что предлагали ему.
«Да, да, сделайте это, – отвечал он на различные предложения. – Да, да, съезди, голубчик, посмотри, – обращался он то к тому, то к другому из приближенных; или: – Нет, не надо, лучше подождем», – говорил он. Он выслушивал привозимые ему донесения, отдавал приказания, когда это требовалось подчиненным; но, выслушивая донесения, он, казалось, не интересовался смыслом слов того, что ему говорили, а что то другое в выражении лиц, в тоне речи доносивших интересовало его. Долголетним военным опытом он знал и старческим умом понимал, что руководить сотнями тысяч человек, борющихся с смертью, нельзя одному человеку, и знал, что решают участь сраженья не распоряжения главнокомандующего, не место, на котором стоят войска, не количество пушек и убитых людей, а та неуловимая сила, называемая духом войска, и он следил за этой силой и руководил ею, насколько это было в его власти.
Общее выражение лица Кутузова было сосредоточенное, спокойное внимание и напряжение, едва превозмогавшее усталость слабого и старого тела.
В одиннадцать часов утра ему привезли известие о том, что занятые французами флеши были опять отбиты, но что князь Багратион ранен. Кутузов ахнул и покачал головой.
– Поезжай к князю Петру Ивановичу и подробно узнай, что и как, – сказал он одному из адъютантов и вслед за тем обратился к принцу Виртембергскому, стоявшему позади него:
– Не угодно ли будет вашему высочеству принять командование первой армией.
Вскоре после отъезда принца, так скоро, что он еще не мог доехать до Семеновского, адъютант принца вернулся от него и доложил светлейшему, что принц просит войск.
Кутузов поморщился и послал Дохтурову приказание принять командование первой армией, а принца, без которого, как он сказал, он не может обойтись в эти важные минуты, просил вернуться к себе. Когда привезено было известие о взятии в плен Мюрата и штабные поздравляли Кутузова, он улыбнулся.
– Подождите, господа, – сказал он. – Сражение выиграно, и в пленении Мюрата нет ничего необыкновенного. Но лучше подождать радоваться. – Однако он послал адъютанта проехать по войскам с этим известием.
Когда с левого фланга прискакал Щербинин с донесением о занятии французами флешей и Семеновского, Кутузов, по звукам поля сражения и по лицу Щербинина угадав, что известия были нехорошие, встал, как бы разминая ноги, и, взяв под руку Щербинина, отвел его в сторону.
– Съезди, голубчик, – сказал он Ермолову, – посмотри, нельзя ли что сделать.
Кутузов был в Горках, в центре позиции русского войска. Направленная Наполеоном атака на наш левый фланг была несколько раз отбиваема. В центре французы не подвинулись далее Бородина. С левого фланга кавалерия Уварова заставила бежать французов.
В третьем часу атаки французов прекратились. На всех лицах, приезжавших с поля сражения, и на тех, которые стояли вокруг него, Кутузов читал выражение напряженности, дошедшей до высшей степени. Кутузов был доволен успехом дня сверх ожидания. Но физические силы оставляли старика. Несколько раз голова его низко опускалась, как бы падая, и он задремывал. Ему подали обедать.
Флигель адъютант Вольцоген, тот самый, который, проезжая мимо князя Андрея, говорил, что войну надо im Raum verlegon [перенести в пространство (нем.) ], и которого так ненавидел Багратион, во время обеда подъехал к Кутузову. Вольцоген приехал от Барклая с донесением о ходе дел на левом фланге. Благоразумный Барклай де Толли, видя толпы отбегающих раненых и расстроенные зады армии, взвесив все обстоятельства дела, решил, что сражение было проиграно, и с этим известием прислал к главнокомандующему своего любимца.
Кутузов с трудом жевал жареную курицу и сузившимися, повеселевшими глазами взглянул на Вольцогена.
Вольцоген, небрежно разминая ноги, с полупрезрительной улыбкой на губах, подошел к Кутузову, слегка дотронувшись до козырька рукою.
Вольцоген обращался с светлейшим с некоторой аффектированной небрежностью, имеющей целью показать, что он, как высокообразованный военный, предоставляет русским делать кумира из этого старого, бесполезного человека, а сам знает, с кем он имеет дело. «Der alte Herr (как называли Кутузова в своем кругу немцы) macht sich ganz bequem, [Старый господин покойно устроился (нем.) ] – подумал Вольцоген и, строго взглянув на тарелки, стоявшие перед Кутузовым, начал докладывать старому господину положение дел на левом фланге так, как приказал ему Барклай и как он сам его видел и понял.
– Все пункты нашей позиции в руках неприятеля и отбить нечем, потому что войск нет; они бегут, и нет возможности остановить их, – докладывал он.
Кутузов, остановившись жевать, удивленно, как будто не понимая того, что ему говорили, уставился на Вольцогена. Вольцоген, заметив волнение des alten Herrn, [старого господина (нем.) ] с улыбкой сказал:
– Я не считал себя вправе скрыть от вашей светлости того, что я видел… Войска в полном расстройстве…
– Вы видели? Вы видели?.. – нахмурившись, закричал Кутузов, быстро вставая и наступая на Вольцогена. – Как вы… как вы смеете!.. – делая угрожающие жесты трясущимися руками и захлебываясь, закричал он. – Как смоете вы, милостивый государь, говорить это мне. Вы ничего не знаете. Передайте от меня генералу Барклаю, что его сведения неверны и что настоящий ход сражения известен мне, главнокомандующему, лучше, чем ему.
Вольцоген хотел возразить что то, но Кутузов перебил его.
– Неприятель отбит на левом и поражен на правом фланге. Ежели вы плохо видели, милостивый государь, то не позволяйте себе говорить того, чего вы не знаете. Извольте ехать к генералу Барклаю и передать ему назавтра мое непременное намерение атаковать неприятеля, – строго сказал Кутузов. Все молчали, и слышно было одно тяжелое дыхание запыхавшегося старого генерала. – Отбиты везде, за что я благодарю бога и наше храброе войско. Неприятель побежден, и завтра погоним его из священной земли русской, – сказал Кутузов, крестясь; и вдруг всхлипнул от наступивших слез. Вольцоген, пожав плечами и скривив губы, молча отошел к стороне, удивляясь uber diese Eingenommenheit des alten Herrn. [на это самодурство старого господина. (нем.) ]
– Да, вот он, мой герой, – сказал Кутузов к полному красивому черноволосому генералу, который в это время входил на курган. Это был Раевский, проведший весь день на главном пункте Бородинского поля.
Раевский доносил, что войска твердо стоят на своих местах и что французы не смеют атаковать более. Выслушав его, Кутузов по французски сказал:
– Vous ne pensez donc pas comme lesautres que nous sommes obliges de nous retirer? [Вы, стало быть, не думаете, как другие, что мы должны отступить?]
– Au contraire, votre altesse, dans les affaires indecises c'est loujours le plus opiniatre qui reste victorieux, – отвечал Раевский, – et mon opinion… [Напротив, ваша светлость, в нерешительных делах остается победителем тот, кто упрямее, и мое мнение…]
– Кайсаров! – крикнул Кутузов своего адъютанта. – Садись пиши приказ на завтрашний день. А ты, – обратился он к другому, – поезжай по линии и объяви, что завтра мы атакуем.
Пока шел разговор с Раевским и диктовался приказ, Вольцоген вернулся от Барклая и доложил, что генерал Барклай де Толли желал бы иметь письменное подтверждение того приказа, который отдавал фельдмаршал.
Кутузов, не глядя на Вольцогена, приказал написать этот приказ, который, весьма основательно, для избежания личной ответственности, желал иметь бывший главнокомандующий.
И по неопределимой, таинственной связи, поддерживающей во всей армии одно и то же настроение, называемое духом армии и составляющее главный нерв войны, слова Кутузова, его приказ к сражению на завтрашний день, передались одновременно во все концы войска.
Далеко не самые слова, не самый приказ передавались в последней цепи этой связи. Даже ничего не было похожего в тех рассказах, которые передавали друг другу на разных концах армии, на то, что сказал Кутузов; но смысл его слов сообщился повсюду, потому что то, что сказал Кутузов, вытекало не из хитрых соображений, а из чувства, которое лежало в душе главнокомандующего, так же как и в душе каждого русского человека.
И узнав то, что назавтра мы атакуем неприятеля, из высших сфер армии услыхав подтверждение того, чему они хотели верить, измученные, колеблющиеся люди утешались и ободрялись.


Полк князя Андрея был в резервах, которые до второго часа стояли позади Семеновского в бездействии, под сильным огнем артиллерии. Во втором часу полк, потерявший уже более двухсот человек, был двинут вперед на стоптанное овсяное поле, на тот промежуток между Семеновским и курганной батареей, на котором в этот день были побиты тысячи людей и на который во втором часу дня был направлен усиленно сосредоточенный огонь из нескольких сот неприятельских орудий.
Не сходя с этого места и не выпустив ни одного заряда, полк потерял здесь еще третью часть своих людей. Спереди и в особенности с правой стороны, в нерасходившемся дыму, бубухали пушки и из таинственной области дыма, застилавшей всю местность впереди, не переставая, с шипящим быстрым свистом, вылетали ядра и медлительно свистевшие гранаты. Иногда, как бы давая отдых, проходило четверть часа, во время которых все ядра и гранаты перелетали, но иногда в продолжение минуты несколько человек вырывало из полка, и беспрестанно оттаскивали убитых и уносили раненых.
С каждым новым ударом все меньше и меньше случайностей жизни оставалось для тех, которые еще не были убиты. Полк стоял в батальонных колоннах на расстоянии трехсот шагов, но, несмотря на то, все люди полка находились под влиянием одного и того же настроения. Все люди полка одинаково были молчаливы и мрачны. Редко слышался между рядами говор, но говор этот замолкал всякий раз, как слышался попавший удар и крик: «Носилки!» Большую часть времени люди полка по приказанию начальства сидели на земле. Кто, сняв кивер, старательно распускал и опять собирал сборки; кто сухой глиной, распорошив ее в ладонях, начищал штык; кто разминал ремень и перетягивал пряжку перевязи; кто старательно расправлял и перегибал по новому подвертки и переобувался. Некоторые строили домики из калмыжек пашни или плели плетеночки из соломы жнивья. Все казались вполне погружены в эти занятия. Когда ранило и убивало людей, когда тянулись носилки, когда наши возвращались назад, когда виднелись сквозь дым большие массы неприятелей, никто не обращал никакого внимания на эти обстоятельства. Когда же вперед проезжала артиллерия, кавалерия, виднелись движения нашей пехоты, одобрительные замечания слышались со всех сторон. Но самое большое внимание заслуживали события совершенно посторонние, не имевшие никакого отношения к сражению. Как будто внимание этих нравственно измученных людей отдыхало на этих обычных, житейских событиях. Батарея артиллерии прошла пред фронтом полка. В одном из артиллерийских ящиков пристяжная заступила постромку. «Эй, пристяжную то!.. Выправь! Упадет… Эх, не видят!.. – по всему полку одинаково кричали из рядов. В другой раз общее внимание обратила небольшая коричневая собачонка с твердо поднятым хвостом, которая, бог знает откуда взявшись, озабоченной рысцой выбежала перед ряды и вдруг от близко ударившего ядра взвизгнула и, поджав хвост, бросилась в сторону. По всему полку раздалось гоготанье и взвизги. Но развлечения такого рода продолжались минуты, а люди уже более восьми часов стояли без еды и без дела под непроходящим ужасом смерти, и бледные и нахмуренные лица все более бледнели и хмурились.
Князь Андрей, точно так же как и все люди полка, нахмуренный и бледный, ходил взад и вперед по лугу подле овсяного поля от одной межи до другой, заложив назад руки и опустив голову. Делать и приказывать ему нечего было. Все делалось само собою. Убитых оттаскивали за фронт, раненых относили, ряды смыкались. Ежели отбегали солдаты, то они тотчас же поспешно возвращались. Сначала князь Андрей, считая своею обязанностью возбуждать мужество солдат и показывать им пример, прохаживался по рядам; но потом он убедился, что ему нечему и нечем учить их. Все силы его души, точно так же как и каждого солдата, были бессознательно направлены на то, чтобы удержаться только от созерцания ужаса того положения, в котором они были. Он ходил по лугу, волоча ноги, шаршавя траву и наблюдая пыль, которая покрывала его сапоги; то он шагал большими шагами, стараясь попадать в следы, оставленные косцами по лугу, то он, считая свои шаги, делал расчеты, сколько раз он должен пройти от межи до межи, чтобы сделать версту, то ошмурыгывал цветки полыни, растущие на меже, и растирал эти цветки в ладонях и принюхивался к душисто горькому, крепкому запаху. Изо всей вчерашней работы мысли не оставалось ничего. Он ни о чем не думал. Он прислушивался усталым слухом все к тем же звукам, различая свистенье полетов от гула выстрелов, посматривал на приглядевшиеся лица людей 1 го батальона и ждал. «Вот она… эта опять к нам! – думал он, прислушиваясь к приближавшемуся свисту чего то из закрытой области дыма. – Одна, другая! Еще! Попало… Он остановился и поглядел на ряды. „Нет, перенесло. А вот это попало“. И он опять принимался ходить, стараясь делать большие шаги, чтобы в шестнадцать шагов дойти до межи.
Свист и удар! В пяти шагах от него взрыло сухую землю и скрылось ядро. Невольный холод пробежал по его спине. Он опять поглядел на ряды. Вероятно, вырвало многих; большая толпа собралась у 2 го батальона.
– Господин адъютант, – прокричал он, – прикажите, чтобы не толпились. – Адъютант, исполнив приказание, подходил к князю Андрею. С другой стороны подъехал верхом командир батальона.
– Берегись! – послышался испуганный крик солдата, и, как свистящая на быстром полете, приседающая на землю птичка, в двух шагах от князя Андрея, подле лошади батальонного командира, негромко шлепнулась граната. Лошадь первая, не спрашивая того, хорошо или дурно было высказывать страх, фыркнула, взвилась, чуть не сронив майора, и отскакала в сторону. Ужас лошади сообщился людям.
– Ложись! – крикнул голос адъютанта, прилегшего к земле. Князь Андрей стоял в нерешительности. Граната, как волчок, дымясь, вертелась между ним и лежащим адъютантом, на краю пашни и луга, подле куста полыни.
«Неужели это смерть? – думал князь Андрей, совершенно новым, завистливым взглядом глядя на траву, на полынь и на струйку дыма, вьющуюся от вертящегося черного мячика. – Я не могу, я не хочу умереть, я люблю жизнь, люблю эту траву, землю, воздух… – Он думал это и вместе с тем помнил о том, что на него смотрят.
– Стыдно, господин офицер! – сказал он адъютанту. – Какой… – он не договорил. В одно и то же время послышался взрыв, свист осколков как бы разбитой рамы, душный запах пороха – и князь Андрей рванулся в сторону и, подняв кверху руку, упал на грудь.
Несколько офицеров подбежало к нему. С правой стороны живота расходилось по траве большое пятно крови.
Вызванные ополченцы с носилками остановились позади офицеров. Князь Андрей лежал на груди, опустившись лицом до травы, и, тяжело, всхрапывая, дышал.
– Ну что стали, подходи!
Мужики подошли и взяли его за плечи и ноги, но он жалобно застонал, и мужики, переглянувшись, опять отпустили его.
– Берись, клади, всё одно! – крикнул чей то голос. Его другой раз взяли за плечи и положили на носилки.
– Ах боже мой! Боже мой! Что ж это?.. Живот! Это конец! Ах боже мой! – слышались голоса между офицерами. – На волосок мимо уха прожужжала, – говорил адъютант. Мужики, приладивши носилки на плечах, поспешно тронулись по протоптанной ими дорожке к перевязочному пункту.
– В ногу идите… Э!.. мужичье! – крикнул офицер, за плечи останавливая неровно шедших и трясущих носилки мужиков.
– Подлаживай, что ль, Хведор, а Хведор, – говорил передний мужик.
– Вот так, важно, – радостно сказал задний, попав в ногу.
– Ваше сиятельство? А? Князь? – дрожащим голосом сказал подбежавший Тимохин, заглядывая в носилки.
Князь Андрей открыл глаза и посмотрел из за носилок, в которые глубоко ушла его голова, на того, кто говорил, и опять опустил веки.
Ополченцы принесли князя Андрея к лесу, где стояли фуры и где был перевязочный пункт. Перевязочный пункт состоял из трех раскинутых, с завороченными полами, палаток на краю березника. В березнике стояла фуры и лошади. Лошади в хребтугах ели овес, и воробьи слетали к ним и подбирали просыпанные зерна. Воронья, чуя кровь, нетерпеливо каркая, перелетали на березах. Вокруг палаток, больше чем на две десятины места, лежали, сидели, стояли окровавленные люди в различных одеждах. Вокруг раненых, с унылыми и внимательными лицами, стояли толпы солдат носильщиков, которых тщетно отгоняли от этого места распоряжавшиеся порядком офицеры. Не слушая офицеров, солдаты стояли, опираясь на носилки, и пристально, как будто пытаясь понять трудное значение зрелища, смотрели на то, что делалось перед ними. Из палаток слышались то громкие, злые вопли, то жалобные стенания. Изредка выбегали оттуда фельдшера за водой и указывали на тех, который надо было вносить. Раненые, ожидая у палатки своей очереди, хрипели, стонали, плакали, кричали, ругались, просили водки. Некоторые бредили. Князя Андрея, как полкового командира, шагая через неперевязанных раненых, пронесли ближе к одной из палаток и остановились, ожидая приказания. Князь Андрей открыл глаза и долго не мог понять того, что делалось вокруг него. Луг, полынь, пашня, черный крутящийся мячик и его страстный порыв любви к жизни вспомнились ему. В двух шагах от него, громко говоря и обращая на себя общее внимание, стоял, опершись на сук и с обвязанной головой, высокий, красивый, черноволосый унтер офицер. Он был ранен в голову и ногу пулями. Вокруг него, жадно слушая его речь, собралась толпа раненых и носильщиков.


Источник — «http://wiki-org.ru/wiki/index.php?title=Любляна&oldid=80727247»