Макаров, Николай Павлович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Николай Павлович Макаров
Научная сфера:

экономика, доктор экономических наук

Учёное звание:

профессор

Николай Павлович Макаров (20 декабря 1886, Харьков — 1 октября 1980, Москва) — учёный, экономист.



Биография

Из семьи служащего. В 1911 году окончил отделение юридического факультета Московского университета в качестве экономиста. Был оставлен при кафедре экономики для подготовки к профессорскому званию, которую вскоре покинул в знак протеста против нарушения автономии университета министром просвещения Л. А. Кассо. В 19141918 гг. заведующий кафедрой полит. экономии и статистики Воронежского сельско-хозяйственного института; за работу «Крестьянское хозяйство и его эволюция» удостоен звания профессора (1918). После Февральской революции 1917 г. член распорядительного комитета Лиги аграрных реформ, в мае избран членом Совета Главного земельного комитета. С декабря 1918 г. — товарищ председателя президиума Совета объединенной сельскохозяйственной кооперации (Сельскосовета).
В 19191920 гг. профессор МГУ и Московского кооперативного института. Летом 1920 г. выезжал в заграничную командировку для ознакомления с опытом организации Сельскохозяйственного производства США и Западной Европы.

С 1924 г. профессор, затем декан экономического факультета Московской сельскохозяйственной академии им. К. А. Тимирязева, член президиума Земплана Наркомзема РСФСР. Участвовал в работе над «пятилеткой Кондратьева». Выступал за форсированное развитие сельского хозяйства как базы индустриализации и экономического подъёма страны в условиях нэпа.

В 1930 г. репрессирован (реабилитирован в 1987 г.). После освобождения работал в 1935-1947 гг. агрономом, плановиком совхоза и МТС, участник антифашистского подполья. С 1948 г. профессор Ворошиловградского сельскохозяйственного института, в 19551973 гг. — Всесоюзного сельскохозяйственного института заочного образования[1].

Адреса

Николай Макаров жил в московском посёлке «Сокол» по адресу: улица Поленова, 15[2].

Напишите отзыв о статье "Макаров, Николай Павлович"

Примечания

  1. [www.hrono.ru/biograf/bio_m/makarovnp.php Макаров Николай Павлович]
  2. Посёлок Сокол. История посёлка и его жителей / ред. Н. А. Соляник. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2004. — С. 63. — 208 с. — 1000 экз. — ISBN 5-224-03302-0.

Отрывок, характеризующий Макаров, Николай Павлович

В особенности это стремление отличиться и маневрировать, опрокидывать и отрезывать проявлялось тогда, когда русские войска наталкивались на войска французов.
Так это случилось под Красным, где думали найти одну из трех колонн французов и наткнулись на самого Наполеона с шестнадцатью тысячами. Несмотря на все средства, употребленные Кутузовым, для того чтобы избавиться от этого пагубного столкновения и чтобы сберечь свои войска, три дня у Красного продолжалось добивание разбитых сборищ французов измученными людьми русской армии.
Толь написал диспозицию: die erste Colonne marschiert [первая колонна направится туда то] и т. д. И, как всегда, сделалось все не по диспозиции. Принц Евгений Виртембергский расстреливал с горы мимо бегущие толпы французов и требовал подкрепления, которое не приходило. Французы, по ночам обегая русских, рассыпались, прятались в леса и пробирались, кто как мог, дальше.
Милорадович, который говорил, что он знать ничего не хочет о хозяйственных делах отряда, которого никогда нельзя было найти, когда его было нужно, «chevalier sans peur et sans reproche» [«рыцарь без страха и упрека»], как он сам называл себя, и охотник до разговоров с французами, посылал парламентеров, требуя сдачи, и терял время и делал не то, что ему приказывали.
– Дарю вам, ребята, эту колонну, – говорил он, подъезжая к войскам и указывая кавалеристам на французов. И кавалеристы на худых, ободранных, еле двигающихся лошадях, подгоняя их шпорами и саблями, рысцой, после сильных напряжений, подъезжали к подаренной колонне, то есть к толпе обмороженных, закоченевших и голодных французов; и подаренная колонна кидала оружие и сдавалась, чего ей уже давно хотелось.
Под Красным взяли двадцать шесть тысяч пленных, сотни пушек, какую то палку, которую называли маршальским жезлом, и спорили о том, кто там отличился, и были этим довольны, но очень сожалели о том, что не взяли Наполеона или хоть какого нибудь героя, маршала, и упрекали в этом друг друга и в особенности Кутузова.
Люди эти, увлекаемые своими страстями, были слепыми исполнителями только самого печального закона необходимости; но они считали себя героями и воображали, что то, что они делали, было самое достойное и благородное дело. Они обвиняли Кутузова и говорили, что он с самого начала кампании мешал им победить Наполеона, что он думает только об удовлетворении своих страстей и не хотел выходить из Полотняных Заводов, потому что ему там было покойно; что он под Красным остановил движенье только потому, что, узнав о присутствии Наполеона, он совершенно потерялся; что можно предполагать, что он находится в заговоре с Наполеоном, что он подкуплен им, [Записки Вильсона. (Примеч. Л.Н. Толстого.) ] и т. д., и т. д.