Макбет

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Макбет
Mac Bethad mac Findláich,<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Портрет Макбета XIX века</td></tr>

Король Шотландии
14 августа 1040 — 15 августа 1057
Предшественник: Дункан I
Преемник: Лулах
мормэр Морея
1032 — 15 августа 1057
Предшественник: Гиллекомган
Преемник: Лулах
 
Рождение: ок. 1001
Смерть: 15 августа 1057(1057-08-15)
Место погребения: Айона
Род: Морейский дом
Отец: Финдлех
Мать: Донада, дочь Малкольма II
Супруга: Груох

Мак Бетад мак Финдляйх, (гэльск. Mac Bethad mac Findláich, 1005 — 15 августа 1057) — король Шотландии из Морейской династии с 1040 года. Наиболее известен как персонаж трагедии Шекспира «Макбет», которая не вполне соответствует исторической действительности. Могила его находится на острове Айона.





Происхождение и семья

Макбет — сын Финдлеха мак Руэдри, мормэра Морея. Иногда полагают, что его матерью, которая не упомянута в современных источниках, была Донада, вторая дочь Малкольма II, короля Шотландии. Его отец Финдлех погиб в 1020 году, после чего власть в Морее перешла к его двоюродным братьям, Малькольму и Гиллекомгану.[1]. После насильственной смерти в 1029 году Малькольма, а в 1032 году Гиллекомгана правителем Морея стал Макбет.[2] Макбет женился на вдове Гиллекомгана Груох, наследнице Кеннета III. До Малкольма II в Шотландии существовал сеньоратный принцип престолонаследования. Малкольму II приписывают установление наследования по праву первородства. В соответствии с этим правом, а также по привычной для Шотландии практике чередования на престоле представителей разных ветвей королевского рода, наибольшими законными правами на корону обладал пасынок Макбета Лулах как правнук Кеннета III, но он был ещё юн. У Малкольма II было три дочери Беток (мать Дункана), Донада (мать Макбета) и неизвестная (мать Торфина Оркнейского) потомство которых могло наследовать трон по сеньоратному принципу праву. После смерти в 1034 году Малкольма II королём Шотландии стал его внук от старшей дочери Дункан, бывший королём Стратклайда.

Мормэр и вождь

С 1032 года по 1057 год он был мормэром (правителем) Морея. В 10391040 годы Дункан I неудачно воевал с англичанами. Это привело к недовольству знати. В 1040 году Дункан I вторгся в Морей и погиб 14 августа 1040 года при Ботгогованане (Bothnagowan).[3]

Верховный король Шотландии

После смерти Дункана Макбет стал королём Шотландии. В 1045 году против Макбета восстал аббат Кринан (отец Дункана), бывший мормореем Атолла, и был убит.[4] После этой победы власть Макбета стала бесспорной (наследники Дункана где-то скитались)[5] и в 1050 году, будучи уверен в своей безопасности, он совершил паломничество в Рим, где прославился щедрыми пожертвованиями.[6] В 1052 году в Англии произошел антинормандский переворот. Нормандцы, обосновавшиеся при дворе Эдуарда Исповедника, были изгнаны. Часть из них нашла приют у Макбета. Это было использовано Сивардом как предлог для поддержки своего родственника Малькольма, сына Дункана. В 1054 году войска Сиварда вторглись в Южную Шотландию и разбили Макбета. Три года спустя Макбет был убит Малкольмом в битве при Лумфанане в Абердине. Преемником Макбета стал его пасынок Лулах.

Легенда

Жизнь Макбета, как и жизнь короля Дункана I, превратилась в легенду к концу XIV века, когда Джон Форданский и Эндрю Уинтонский написали свои исторические сочинения.

Напишите отзыв о статье "Макбет"

Примечания

  1. Виновных с точки зрения Annals of Tigernach в гибели Финдлеха
  2. Часть исследователей утверждают, что братья погибли из-за мести Макбета. Другие приписывают смерть Гиллекомгана борьбе Малкольма II с наследниками Кеннета III ([www.ucc.ie/celt/published/T100001A/index.html Annals of Ulster]. 1033.7. [www.webcitation.org/65Oskrg07 Архивировано из первоисточника 12 февраля 2012].
  3. Согласно «шекспировской традиции» погиб в замке в ходе заговора. А другие авторы утверждают, что в ходе битвы ([www.kamsha.ru/journal/portrets/stat/macbet.html Вера Камша]. УБИЙСТВО, КОТОРОГО НЕ БЫЛО. И КОРОЛЬ, КОТОРЫЙ БЫЛ. [www.webcitation.org/65OslVKRu Архивировано из первоисточника 12 февраля 2012]. , Мак-Кензи, Агнес. Кельтская Шотландия. — М.: Вече, 2006. — С. 117. — 336 с. — 2 000 экз. — ISBN 5-9533-1527-9.)
  4. Победа Макбета в 1045 году над армией бунтовщиков неподалеку от Данкельда могла стать причиной позднейших упоминаний (у Шекспира и других) Бирнэмского леса из-за деревни Бирнэм рядом с Данкельдом. brude.narod.ru/kingsofalba.htm)
  5. То ли в Нортумбрии у Сиварда, то ли в Островном королевстве
  6. Мак-Кензи, Агнес. Кельтская Шотландия. — М.: Вече, 2006. — С. 118. — 336 с. — 2 000 экз. — ISBN 5-9533-1527-9.

Ссылки

Первичные источники

  • [celt.ucc.ie/index.html CELT: Corpus of Electronic Texts] at [www.ucc.ie/ University College Cork] including:
    • [www.ucc.ie/celt/published/G105003/index.html Genealogies] from Rawlinson B.502 (no translation available)
    • [www.ucc.ie/celt/published/G102007/ Gaelic notes from the Book of Deer] (with translation)
    • [www.ucc.ie/celt/published/G100001A/index.html The Annals of Ulster] ([www.ucc.ie/celt/published/T100001A/index.html translation])
    • [www.ucc.ie/celt/published/G100002/index.html The Annals of Tigernach] (translation in progress)
    • The Chronicon Scotorum reproduces a considerable part of the Annals of Tigernach and is available in [www.ucc.ie/celt/published/T100016/index.html translation].
  • The Anglo-Saxon Chronicle, Mss. D and E, various editions including [jebbo.home.texas.net/asc/asc.html an XML] version by Tony Jebson.
  • [www.arts.ed.ac.uk/scothist/booklets/sh1/documents-alba.html The Chronicle of the Kings of Alba]
  • [www.chayka.org/oarticle.php?id=116 Макбет ], в журнале «Чайка»
  • The Chronicon ex chronicis attributed to Florence of Worcester.

Вторичные источники

  • Barrell, A.D.M., Medieval Scotland. Cambridge University Press, Cambridge, 2000. ISBN 0-521-58602-X
  • Barrow, G.W.S., Kingship and Unity: Scotland 1000—1306. Edinburgh University Press, Edinburgh, (corrected edn) 1989. ISBN 0-7486-0104-X
  • Byrne, Francis John, Irish Kings and High-Kings. Batsford, London, 1973. ISBN 0-7134-5882-8
  • Duncan, A.A.M., The Kingship of the Scots 842—1292: Succession and Independence. Edinburgh University Press, Edinburgh, 2002. ISBN 0-7486-1626-8
  • Hudson, Benjamin T., The Prophecy of Berchán: Irish and Scottish High-Kings of the Early Middle Ages. Greenwood, London, 1996.
  • Ó Cróinín, Dáibhí, Early Medieval Ireland: 400—1200. Longman, London, 1995. ISBN 0-582-01565-0
  • Sellar, W.D.H., «Moray: to 1130» in Michael Lynch (ed.), The Oxford Companion to Scottish History. Oxford UP, Oxford, 2001. ISBN 0-19-211696-7
  • Smyth, Alfred P., Warlords and Holy Men: Scotland AD 80—1000. Edinburgh UP, Edinburgh, 1984. ISBN 0-7486-0100-7
  • Taylor, A.B., «Karl Hundason: King of Scots» in the Proceedings of the Society of Antiquaries of Scotland, LXXI (1937), pp. 334–340.
  • Woolf, Alex, «Macbeth» in Lynch (2001).

Дальнейшее чтение

  • Aitchison, N. B., Macbeth : man and myth. Sutton, Sutton, 1999.
  • Crawford, Barbara, Scandinavian Scotland. Leicester University Press, Leicester, 1987.
  • Hudson, Benjamin T., Kings of Celtic Scotland. Greenwood, London, 1994.
  • McDonald, R. Andrew, Outlaws of medieval Scotland: Challenges to the Canmore kings, 1058—1266. Tuckwell, East Linton, 2003.
Предшественник:
Дункан I
король Шотландии
1040-1057
Преемник:
Лулах

Отрывок, характеризующий Макбет

Он придвинулся и продолжал толкование.
– Нельзя, княжна, нельзя, – сказал он, когда княжна, взяв и закрыв тетрадь с заданными уроками, уже готовилась уходить, – математика великое дело, моя сударыня. А чтобы ты была похожа на наших глупых барынь, я не хочу. Стерпится слюбится. – Он потрепал ее рукой по щеке. – Дурь из головы выскочит.
Она хотела выйти, он остановил ее жестом и достал с высокого стола новую неразрезанную книгу.
– Вот еще какой то Ключ таинства тебе твоя Элоиза посылает. Религиозная. А я ни в чью веру не вмешиваюсь… Просмотрел. Возьми. Ну, ступай, ступай!
Он потрепал ее по плечу и сам запер за нею дверь.
Княжна Марья возвратилась в свою комнату с грустным, испуганным выражением, которое редко покидало ее и делало ее некрасивое, болезненное лицо еще более некрасивым, села за свой письменный стол, уставленный миниатюрными портретами и заваленный тетрадями и книгами. Княжна была столь же беспорядочная, как отец ее порядочен. Она положила тетрадь геометрии и нетерпеливо распечатала письмо. Письмо было от ближайшего с детства друга княжны; друг этот была та самая Жюли Карагина, которая была на именинах у Ростовых:
Жюли писала:
«Chere et excellente amie, quelle chose terrible et effrayante que l'absence! J'ai beau me dire que la moitie de mon existence et de mon bonheur est en vous, que malgre la distance qui nous separe, nos coeurs sont unis par des liens indissolubles; le mien se revolte contre la destinee, et je ne puis, malgre les plaisirs et les distractions qui m'entourent, vaincre une certaine tristesse cachee que je ressens au fond du coeur depuis notre separation. Pourquoi ne sommes nous pas reunies, comme cet ete dans votre grand cabinet sur le canape bleu, le canape a confidences? Pourquoi ne puis je, comme il y a trois mois, puiser de nouvelles forces morales dans votre regard si doux, si calme et si penetrant, regard que j'aimais tant et que je crois voir devant moi, quand je vous ecris».
[Милый и бесценный друг, какая страшная и ужасная вещь разлука! Сколько ни твержу себе, что половина моего существования и моего счастия в вас, что, несмотря на расстояние, которое нас разлучает, сердца наши соединены неразрывными узами, мое сердце возмущается против судьбы, и, несмотря на удовольствия и рассеяния, которые меня окружают, я не могу подавить некоторую скрытую грусть, которую испытываю в глубине сердца со времени нашей разлуки. Отчего мы не вместе, как в прошлое лето, в вашем большом кабинете, на голубом диване, на диване «признаний»? Отчего я не могу, как три месяца тому назад, почерпать новые нравственные силы в вашем взгляде, кротком, спокойном и проницательном, который я так любила и который я вижу перед собой в ту минуту, как пишу вам?]
Прочтя до этого места, княжна Марья вздохнула и оглянулась в трюмо, которое стояло направо от нее. Зеркало отразило некрасивое слабое тело и худое лицо. Глаза, всегда грустные, теперь особенно безнадежно смотрели на себя в зеркало. «Она мне льстит», подумала княжна, отвернулась и продолжала читать. Жюли, однако, не льстила своему другу: действительно, и глаза княжны, большие, глубокие и лучистые (как будто лучи теплого света иногда снопами выходили из них), были так хороши, что очень часто, несмотря на некрасивость всего лица, глаза эти делались привлекательнее красоты. Но княжна никогда не видала хорошего выражения своих глаз, того выражения, которое они принимали в те минуты, когда она не думала о себе. Как и у всех людей, лицо ее принимало натянуто неестественное, дурное выражение, как скоро она смотрелась в зеркало. Она продолжала читать: 211
«Tout Moscou ne parle que guerre. L'un de mes deux freres est deja a l'etranger, l'autre est avec la garde, qui se met en Marieche vers la frontiere. Notre cher еmpereur a quitte Petersbourg et, a ce qu'on pretend, compte lui meme exposer sa precieuse existence aux chances de la guerre. Du veuille que le monstre corsicain, qui detruit le repos de l'Europe, soit terrasse par l'ange que le Tout Рuissant, dans Sa misericorde, nous a donnee pour souverain. Sans parler de mes freres, cette guerre m'a privee d'une relation des plus cheres a mon coeur. Je parle du jeune Nicolas Rostoff, qui avec son enthousiasme n'a pu supporter l'inaction et a quitte l'universite pour aller s'enroler dans l'armee. Eh bien, chere Marieie, je vous avouerai, que, malgre son extreme jeunesse, son depart pour l'armee a ete un grand chagrin pour moi. Le jeune homme, dont je vous parlais cet ete, a tant de noblesse, de veritable jeunesse qu'on rencontre si rarement dans le siecle оu nous vivons parmi nos villards de vingt ans. Il a surtout tant de franchise et de coeur. Il est tellement pur et poetique, que mes relations avec lui, quelque passageres qu'elles fussent, ont ete l'une des plus douees jouissances de mon pauvre coeur, qui a deja tant souffert. Je vous raconterai un jour nos adieux et tout ce qui s'est dit en partant. Tout cela est encore trop frais. Ah! chere amie, vous etes heureuse de ne pas connaitre ces jouissances et ces peines si poignantes. Vous etes heureuse, puisque les derienieres sont ordinairement les plus fortes! Je sais fort bien, que le comte Nicolas est trop jeune pour pouvoir jamais devenir pour moi quelque chose de plus qu'un ami, mais cette douee amitie, ces relations si poetiques et si pures ont ete un besoin pour mon coeur. Mais n'en parlons plus. La grande nouvelle du jour qui occupe tout Moscou est la mort du vieux comte Безухой et son heritage. Figurez vous que les trois princesses n'ont recu que tres peu de chose, le prince Basile rien, est que c'est M. Pierre qui a tout herite, et qui par dessus le Marieche a ete reconnu pour fils legitime, par consequent comte Безухой est possesseur de la plus belle fortune de la Russie. On pretend que le prince Basile a joue un tres vilain role dans toute cette histoire et qu'il est reparti tout penaud pour Petersbourg.
«Je vous avoue, que je comprends tres peu toutes ces affaires de legs et de testament; ce que je sais, c'est que depuis que le jeune homme que nous connaissions tous sous le nom de M. Pierre les tout court est devenu comte Безухой et possesseur de l'une des plus grandes fortunes de la Russie, je m'amuse fort a observer les changements de ton et des manieres des mamans accablees de filles a Marieier et des demoiselles elles memes a l'egard de cet individu, qui, par parenthese, m'a paru toujours etre un pauvre, sire. Comme on s'amuse depuis deux ans a me donner des promis que je ne connais pas le plus souvent, la chronique matrimoniale de Moscou me fait comtesse Безухой. Mais vous sentez bien que je ne me souc nullement de le devenir. A propos de Marieiage, savez vous que tout derienierement la tante en general Анна Михайловна, m'a confie sous le sceau du plus grand secret un projet de Marieiage pour vous. Ce n'est ni plus, ni moins, que le fils du prince Basile, Anatole, qu'on voudrait ranger en le Marieiant a une personne riche et distinguee, et c'est sur vous qu'est tombe le choix des parents. Je ne sais comment vous envisagerez la chose, mais j'ai cru de mon devoir de vous en avertir. On le dit tres beau et tres mauvais sujet; c'est tout ce que j'ai pu savoir sur son compte.
«Mais assez de bavardage comme cela. Je finis mon second feuillet, et maman me fait chercher pour aller diner chez les Apraksines. Lisez le livre mystique que je vous envoie et qui fait fureur chez nous. Quoiqu'il y ait des choses dans ce livre difficiles a atteindre avec la faible conception humaine, c'est un livre admirable dont la lecture calme et eleve l'ame. Adieu. Mes respects a monsieur votre pere et mes compliments a m elle Bourienne. Je vous embrasse comme je vous aime. Julie».