Макбет (опера)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Опера
Макбет
Место первой постановки

Театро делла Пергола, Флоренция

«Макбе́т» (итал. Macbeth) — опера в четырёх актах Джузеппе Верди на либретто Франческо Мария Пьяве при участии Андреа Маффеи, основана на трагедии Шекспира «Макбет».





История создания

Музыка написана в 18461847 годах. Текст Пьяве основан на прозаическом переводе Карло Рускони, напечатанным в Турине в 1838 году. Первое представление оперы прошло в Театро делла Пергола во Флоренции 14 марта 1847 года.

Почти через двадцать лет парижский Театр Лирик предложил композитору дополнить оперу новой музыкой, но в результате Верди пересмотрел почти всю партитуру. Премьера новой версии состоялась 21 апреля 1865 года. Второй вариант более популярен с самого времени его постановки.

Опера достаточно близка к тексту пьесы, но наблюдаются любопытные расхождения. Так, шекспировские три ведьмы заменены на хор ведьм с тремя партиями различной высоты. Кроме того, последнее действие открывается сбором мятежников на англо-шотландской границе и завершается хором, прославляющим победу над тираном, который находится после шекспировского финала.

Первая из трёх шекспировских опер Верди.

Действующие лица

Роль Голос
Макбет баритон
Леди Макбет сопрано.
Банко бас
Макдуф тенор
Фрейлина меццо-сопрано.
Малькольм тенор
Доктор бас
Слуга Макбета бас
Герольд бас
Убийца бас
Три видения 2 сопрано и бас
Дункан, король Шотландии без слов
Флинс без слов
Ведьмы, посыльные, дворяне, слуги, беженцы

Содержание

I акт


Шотландия, XI век. Рядом с полем боя собираются на шабаш ведьмы. Входят победоносные полководцы Макбет и Банко. Ведьмы славят Макбета как тана Гламисского, тана Кавдорского и короля позднее. Банко объявлен предком великой королевской династии. Ведьмы исчезают при появлении гонцов от короля Дункана, объявляющих Макбета Кавдорским таном.

В замке Макбетов леди Макбет читает письмо мужа с рассказом о его встрече с ведьмами. Она решает, что Макбет создан для трона ('Vieni! t’affretta!'). В письме также сообщается, что Дункан останется в замке на ночь. Когда появляется Макбет, жена убеждает его воспользоваться случаем и убить монарха. Торжественно прибывают король Дункан и знатные таны и лорды. Макбету хватило смелости убить монарха, но по совершении злодейства он преисполняется ужаса перед содеянным. Леди Макбет, обвиняя его в трусости, довершает преступление. Она мажет спящих стражников кровью и кладёт рядом с ними кинжал, чтобы их уличили в убийстве. Макдуф обнаруживает труп. Хор просит Бога отомстить за преступление ('Schiudi, inferno, . .').

II акт

Макбет стал королём, но его печалит тот факт, что не он, а Банко станет родоначальником великой династии. Он говорит жене, что, чтобы избежать этого, он велел убить Банко и его сына, пока те едут на приём к Макбету. Леди Макбет одобряет действия мужа ('La luce langue').

За стенами крепости в засаде затаилась банда убийц. Появившийся Банко говорит сыну о своих дурных предчувствиях ('Come dal ciel precipita'). Выбежавшие из засады бандиты убивают Банко, но упускают его сына Флинса, успевающего убежать.

В зале своего замка Макбет приветствует гостей. Леди Макбет поёт застольную ('Si colmi il calice'). Макбету сообщают об убийстве. Однако, когда он возвращается к столу, то видит, что призрак Банко сидит на своём месте. Макбет криками гонит привидение, и гости думают, что король сошёл с ума. Столь хорошо начавшийся обед завершается поспешным уходом гостей.

III акт

В тёмной пещере вокруг котла собираются ведьмы. Вошедший Макбет хочет узнать свою судьбу, и ведьмы для этого вызывают трёх видений. Первое сообщает королю, чтобы он опасался Макдуфа, тана Файфского. Второе утверждает, что Макбету не нанесёт вреда никто, рождённый женщиной. Третье заявляет, что Макбет непобедим, пока на него не двинется Бирнамский лес. После этого Макбет видит призрак Банко и восемь его потомков, будущих славных шотландских королей. Упавший в обморок Макбет очнулся в своём замке. Леди Макбет убеждает мужа истребить как Макдуфа, так и семьи Макдуфа и Банко, и он соглашается ('Ora di morte e di vendetta').

IV акт

Многочисленные беженцы находятся на англо-шотландской границе у Бирнамского леса (хор 'Patria oppressa'). Макдуф клянётся отомстить тирану за смерть своих жены и детей ('Ah la paterna mano'). Он присоединяется к сыну покойного Дункана, Малькольму, который предводительствует английской армией. Малькольм приказывает каждому из солдат срезать в Бирнамском лесу по ветке и нести перед собой во время атаки. Все хотят освободить Шотландию от тирании ('La patria tradita').

В замке Макбетов врач и горничная становятся свидетелями того, как во время припадка лунатизма Леди Макбет безуспешно пытается смыть со своих рук кровь жертв ('Una macchia').

Макбету сообщают, что против него ведут армию, но он вспоминает о предсказаниях и спокоен, безразлично встречая весть о смерти жены ('Pietà, rispetto amore'). Собирая войско, он узнаёт, что на его замок двинулся Бирнамский лес. Закипает бой. Макбет сражается с Макдуфом, который говорит, что он не рождён матерью, но вырезан из её чрева до срока. В результате этого Макдуф имеет возможность убить Макбета, что он и делает. Вошедшее войско вместе с народом славит нового короля Шотландии — Малькольма.

Известные арии

«Vieni t’affretta» — Леди Макбет в I акте, 2 сцене

«Or tutti, sorgete» — Леди Макбет в I акте, 2 сцене

«La luce langue» — Леди Макбет во II акте, 1 сцене

«O voluttà del soglio» — Леди Макбет во II акте, 1 сцене

«Come dal ciel precipita» — Банко во II акте, 2 сцене

«Si colmi il calice di vino» — Леди Макбет во II акте, 3 сцене

«Fuggi regal fantasima» — Макбет в III акте

«O lieto augurio» — Макбет в III акте

«Ah, la paterna mano» — Макдуф

«Una macchia è qui tuttora!» — Леди Макбет в IV акте, 2 сцене

«Pietà, rispetto, amore» — Макбет в IV акте, 3 сцене

Расхождения между редакциями

В ранней редакции заканчивалась смертью Макбета, заключительный хор был добавлен при позднейшей переработке. Предшествующий сцене гибели Макбета эпизод битвы, во второй редакции представляющий собой оркестровую фугу, первоначально был создан в свободной форме и имел чуть более длительный хронометраж.

Напишите отзыв о статье "Макбет (опера)"

Ссылки

  • [web.archive.org/web/20010501110344/www.geocities.com/ehub035/macbeth.htm Записи оперы]
  • [www.giuseppeverdi.it/stampabile.asp?IDCategoria=162&IDSezione=581&ID=19898| Либретто]

Отрывок, характеризующий Макбет (опера)

В самом счастливом состоянии духа возвращаясь из своего южного путешествия, Пьер исполнил свое давнишнее намерение заехать к своему другу Болконскому, которого он не видал два года.
Богучарово лежало в некрасивой, плоской местности, покрытой полями и срубленными и несрубленными еловыми и березовыми лесами. Барский двор находился на конце прямой, по большой дороге расположенной деревни, за вновь вырытым, полно налитым прудом, с необросшими еще травой берегами, в середине молодого леса, между которым стояло несколько больших сосен.
Барский двор состоял из гумна, надворных построек, конюшень, бани, флигеля и большого каменного дома с полукруглым фронтоном, который еще строился. Вокруг дома был рассажен молодой сад. Ограды и ворота были прочные и новые; под навесом стояли две пожарные трубы и бочка, выкрашенная зеленой краской; дороги были прямые, мосты были крепкие с перилами. На всем лежал отпечаток аккуратности и хозяйственности. Встретившиеся дворовые, на вопрос, где живет князь, указали на небольшой, новый флигелек, стоящий у самого края пруда. Старый дядька князя Андрея, Антон, высадил Пьера из коляски, сказал, что князь дома, и проводил его в чистую, маленькую прихожую.
Пьера поразила скромность маленького, хотя и чистенького домика после тех блестящих условий, в которых последний раз он видел своего друга в Петербурге. Он поспешно вошел в пахнущую еще сосной, не отштукатуренную, маленькую залу и хотел итти дальше, но Антон на цыпочках пробежал вперед и постучался в дверь.
– Ну, что там? – послышался резкий, неприятный голос.
– Гость, – отвечал Антон.
– Проси подождать, – и послышался отодвинутый стул. Пьер быстрыми шагами подошел к двери и столкнулся лицом к лицу с выходившим к нему, нахмуренным и постаревшим, князем Андреем. Пьер обнял его и, подняв очки, целовал его в щеки и близко смотрел на него.
– Вот не ждал, очень рад, – сказал князь Андрей. Пьер ничего не говорил; он удивленно, не спуская глаз, смотрел на своего друга. Его поразила происшедшая перемена в князе Андрее. Слова были ласковы, улыбка была на губах и лице князя Андрея, но взгляд был потухший, мертвый, которому, несмотря на видимое желание, князь Андрей не мог придать радостного и веселого блеска. Не то, что похудел, побледнел, возмужал его друг; но взгляд этот и морщинка на лбу, выражавшие долгое сосредоточение на чем то одном, поражали и отчуждали Пьера, пока он не привык к ним.
При свидании после долгой разлуки, как это всегда бывает, разговор долго не мог остановиться; они спрашивали и отвечали коротко о таких вещах, о которых они сами знали, что надо было говорить долго. Наконец разговор стал понемногу останавливаться на прежде отрывочно сказанном, на вопросах о прошедшей жизни, о планах на будущее, о путешествии Пьера, о его занятиях, о войне и т. д. Та сосредоточенность и убитость, которую заметил Пьер во взгляде князя Андрея, теперь выражалась еще сильнее в улыбке, с которою он слушал Пьера, в особенности тогда, когда Пьер говорил с одушевлением радости о прошедшем или будущем. Как будто князь Андрей и желал бы, но не мог принимать участия в том, что он говорил. Пьер начинал чувствовать, что перед князем Андреем восторженность, мечты, надежды на счастие и на добро не приличны. Ему совестно было высказывать все свои новые, масонские мысли, в особенности подновленные и возбужденные в нем его последним путешествием. Он сдерживал себя, боялся быть наивным; вместе с тем ему неудержимо хотелось поскорей показать своему другу, что он был теперь совсем другой, лучший Пьер, чем тот, который был в Петербурге.
– Я не могу вам сказать, как много я пережил за это время. Я сам бы не узнал себя.
– Да, много, много мы изменились с тех пор, – сказал князь Андрей.
– Ну а вы? – спрашивал Пьер, – какие ваши планы?
– Планы? – иронически повторил князь Андрей. – Мои планы? – повторил он, как бы удивляясь значению такого слова. – Да вот видишь, строюсь, хочу к будущему году переехать совсем…
Пьер молча, пристально вглядывался в состаревшееся лицо (князя) Андрея.
– Нет, я спрашиваю, – сказал Пьер, – но князь Андрей перебил его:
– Да что про меня говорить…. расскажи же, расскажи про свое путешествие, про всё, что ты там наделал в своих именьях?
Пьер стал рассказывать о том, что он сделал в своих имениях, стараясь как можно более скрыть свое участие в улучшениях, сделанных им. Князь Андрей несколько раз подсказывал Пьеру вперед то, что он рассказывал, как будто всё то, что сделал Пьер, была давно известная история, и слушал не только не с интересом, но даже как будто стыдясь за то, что рассказывал Пьер.
Пьеру стало неловко и даже тяжело в обществе своего друга. Он замолчал.
– А вот что, душа моя, – сказал князь Андрей, которому очевидно было тоже тяжело и стеснительно с гостем, – я здесь на биваках, и приехал только посмотреть. Я нынче еду опять к сестре. Я тебя познакомлю с ними. Да ты, кажется, знаком, – сказал он, очевидно занимая гостя, с которым он не чувствовал теперь ничего общего. – Мы поедем после обеда. А теперь хочешь посмотреть мою усадьбу? – Они вышли и проходили до обеда, разговаривая о политических новостях и общих знакомых, как люди мало близкие друг к другу. С некоторым оживлением и интересом князь Андрей говорил только об устраиваемой им новой усадьбе и постройке, но и тут в середине разговора, на подмостках, когда князь Андрей описывал Пьеру будущее расположение дома, он вдруг остановился. – Впрочем тут нет ничего интересного, пойдем обедать и поедем. – За обедом зашел разговор о женитьбе Пьера.
– Я очень удивился, когда услышал об этом, – сказал князь Андрей.
Пьер покраснел так же, как он краснел всегда при этом, и торопливо сказал:
– Я вам расскажу когда нибудь, как это всё случилось. Но вы знаете, что всё это кончено и навсегда.
– Навсегда? – сказал князь Андрей. – Навсегда ничего не бывает.
– Но вы знаете, как это всё кончилось? Слышали про дуэль?
– Да, ты прошел и через это.
– Одно, за что я благодарю Бога, это за то, что я не убил этого человека, – сказал Пьер.