Максимафилия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Максимафили́я (реже ма́ксимум-филатели́я, аналогофили́я)[1] — особая область филателии, занимающаяся изучением и созданием картмаксимумов[2]. Она признана Международной федерацией филателии (ФИП) и как одно из направлений в филателии курируется специализированной комиссией ФИП[3].





Описание

Картмаксимум состоит из трёх элементов: почтовой карточки, почтовой марки и почтового штемпеля.

Цель максимафилии заключается в получении почтовой карточки, изображение на которой тесно связано с сюжетом почтовой марки, а в идеале и с соответствующим почтовым штемпелем.

Если все три этих элемента согласуются между собой, то такая карточка действительно является карточкой максимального соответствия (отсюда и название «максимафилия»).

Предпочтительно, чтобы изображение на почтовой карточке не было просто увеличенным изображением такового на почтовой марке, но из этого правила есть исключения. Например, такое произведение искусства, как картина (а не его деталь), часто показывается полностью как на почтовой карточке, так и на почтовой марке картмаксимума.

Выставки

Регламентация

Максимафилия входит в число одиннадцати классификационных категорий филателии, признанных ФИП. Комиссией ФИП по максимафилии разработаны специальные регламенты для оказания помощи в оценке конкурсных экспонатов на выставках различного уровня[4][5][6]. Комиссия один раз в два года проводит конференцию по этой теме; последняя такая конференция (по состоянию на 2015 год) прошла в 2012 году в Джакарте[7].

Типы и примеры

Экспонаты максимафилии обрели популярность на различных конкурсных филателистических выставках. Картмаксимумы могут составлять основное содержание коллекций, демонстрируемых на специализированных филателистических выставках максимафилии[4].

Выставки максимафилии могут относиться к различным категориям[4]:

  • международные выставки (например, «Евромакс» — с участием экспонентов из европейских стран),
  • национальные (например, всесоюзная выставка «Картмаксимум»),
  • двусторонние и др.

Так, например, дружеские двусторонние выставки максимафилии неоднократно проводились в СССРМоскваБудапешт», «Москва—Бухарест» и т. д.)[4].

В 1974 году была организована международная специализированная выставка «Евромакс-74»[8], а в 1975 году — советская выставка «Картмаксимум-75»[8][9]. В обеих этих выставках участвовал советский филателист В. Садовников, завоевавший высокие призы за экспозицию картмаксимумов по теме «Лениниана». На каждом выставочном листе экспозиции были размещены по два картмаксимума, тематически раскрывающие заголовок листа[8].

История и современность

Максимафилия появилась в начале XX века, но приобрела широкое распространение и организованный характер только после Второй мировой войны[1][3]. До этого картмаксимумы создавались в качестве сувениров, зачастую — туристами[10]. Максимафилия тесно связана с тематическим или мотивным коллекционированием почтовых марок: многие тематические коллекции значительно выигрывают от наличия соответствующих картмаксимумов.

В некоторых странах (Бельгия, Болгария, Румыния, Франция и др.) были созданы филателистические клубы и кружки максимафилии[3].

Мнения

Появление картмаксимумов и максимафилии было воспринято неоднозначно в среде коллекционеров. Некоторые из них считают, что тем самым подтверждается общая тенденция в современной филателии — превращение знаков почтовой оплаты в картинку, в репродукцию:

   
Наглядным свидетельством превращения знака почтовой оплаты в картинку является нынешнее увлечение картмаксимумами. Смысл картмаксимума в том и состоит, что рисунок марки становится более отчётлив, иными словами — картинка увеличивается в размере. Спрашивается, какое отношение картмаксимум имеет к филателии? Что, собственно, в картмаксимуме сохранилось от знака почтовой оплаты? Гашение? Но ведь все прекрасно понимают, что почтовое гашение на картмаксимуме не вызывается никакой почтовой необходимостью и является, по существу, фиктивным. <…>

В таком случае, может показаться, что филателию неминуемо ожидает вырождение, что она фактически сливается с филокартией.

</td>
</td></tr>
 — М. Теплинский, доктор филологических наук[11]</td>
  </td>
 </tr>
</table>

С другой стороны, возникновение и развитие картмаксимумов и максимафилии рассматривается как отражение популярности тематической филателии, принявшей со второй половины XX века массовый характер[11].

См. также

Напишите отзыв о статье "Максимафилия"

Примечания

  1. 1 2 Максимафилия, максимум-филателия, аналогофилия // Филателистический словарь / В. Граллерт, В. Грушке; Сокр. пер. с нем. Ю. М. Соколова и Е. П. Сашенкова. — М.: Связь, 1977. — С. 79. — 271 с. — 63 000 экз.
  2. Carlton R. S. The International Encyclopaedic Dictionary of Philately. — Iola, WI, USA: Krause Publications, 1997. — P. 154. — ISBN 0-87341-448-9.
  3. 1 2 3 Максимафилия // [filatelist.ru/tesaurus/204/185625/ Большой филателистический словарь] / Н. И. Владинец, Л. И. Ильичёв, И. Я. Левитас, П. Ф. Мазур, И. Н. Меркулов, И. А. Моросанов, Ю. К. Мякота, С. А. Панасян, Ю. М. Рудников, М. Б. Слуцкий, В. А. Якобс; под общ. ред. Н. И. Владинца и В. А. Якобса. — М.: Радио и связь, 1988. — С. 162. — 320 с. — 40 000 экз. — ISBN 5-256-00175-2.  (Проверено 7 сентября 2015)
  4. 1 2 3 4 Выставка максимафилии // [filatelist.ru/tesaurus/194/184743/ Большой филателистический словарь] / Н. И. Владинец, Л. И. Ильичёв, И. Я. Левитас, П. Ф. Мазур, И. Н. Меркулов, И. А. Моросанов, Ю. К. Мякота, С. А. Панасян, Ю. М. Рудников, М. Б. Слуцкий, В. А. Якобс; под общ. ред. Н. И. Владинца и В. А. Якобса. — М.: Радио и связь, 1988. — С. 52. — 320 с. — 40 000 экз. — ISBN 5-256-00175-2.  (Проверено 7 сентября 2015)
  5. Commission for Maximaphily. [www.f-i-p.ch/regulation/pdf/Max-Srev_000.pdf Special Regulations for the Evaluation of Maximaphily Exhibits at F. I. P. Exhibitions (SREV)] (англ.) (PDF). Regulations: SREV and Guidelines: English: Maximaphily. Malaga: F. I. P. — Fédération Internationale de Philatélie (12 October 2006). Проверено 7 сентября 2015. [www.webcitation.org/6bNFvTtf4 Архивировано из первоисточника 7 сентября 2015].
  6. Петров В. Мастерская картмаксимума — регламент и фантазия // Филателия. — 2003. — № 1, 3, 5.
  7. [www.maximaphily.info/Conferences.html Conferences] (англ.). FIP Maximaphily Commission. Проверено 7 сентября 2015. [www.webcitation.org/6bNFIuyrx Архивировано из первоисточника 7 сентября 2015].
  8. 1 2 3 Садовников В. Лениниана на картмаксимумах // Филателия СССР. — 1976. — № 2. — С. 2—3.
  9. Алексеев В. [www.stampsportal.ru/commarticles/mail/2173-lfke-1975-9 «Картмаксимум-75»] // Филателия СССР. — 1975. — № 9. — С. 16—17. (Проверено 7 сентября 2015) [www.webcitation.org/6bNMx4whm Архивировано] из первоисточника 7 сентября 2015.
  10. Healey B. [www.nytimes.com/1990/05/20/style/pastimes-stamps.html Pastimes; Stamps.] // The New York Times. — 1990. — 20 May. (Проверено 7 сентября 2015) [www.webcitation.org/6bNGk14b2 Архивировано] из первоисточника 7 сентября 2015.
  11. 1 2 Теплинский М. [www.stampsportal.ru/commarticles/common-articles/2211-fil-1975-12 Почему я собираю марки?] // Филателия СССР. — 1975. — № 12. — С. 17—18. (Проверено 3 сентября 2015) [www.webcitation.org/6bGtFj3tj Архивировано] из первоисточника 3 сентября 2015.

Литература

Ссылки

  • [www.maximaphily.info/ Home] (англ.). FIP Maximaphily Commission (2012). Проверено 7 сентября 2015. [www.webcitation.org/6bNHcYRxl Архивировано из первоисточника 7 сентября 2015].
    • Rangos N. [www.maximaphily.info/Articles/What%20is%20MAXIMAPHILY%20_1_.pdf What is Maximaphily?] (англ.) (PDF). Articles. FIP Maximaphily Commission (2006). Проверено 7 сентября 2015. [www.webcitation.org/6bNGtb9ja Архивировано из первоисточника 7 сентября 2015].
  • Millis L. [www.website-analyst.co.il/lucdesk/mcards.html Home: Definition] (англ.). Maximaphily: Maximum Cards from the Collection of Lucian Millis. Netanya, Israel: LucDesk; Lucian Millis; seo website-analyst (20 March 2008). — Описание максимафилии. Проверено 4 апреля 2009. [web.archive.org/web/20100323020945/www.website-analyst.co.il/lucdesk/mcards.html Архивировано из первоисточника 23 марта 2010].
  • Ye Choh San. [www.mccraze.blogspot.co.uk/ Maximaphily] (англ.). Seremban, Malaysia: Ye Choh San; mccraze.blogspot.com; Blogger. — Максимафилия Малайзии. Проверено 7 сентября 2015. [www.webcitation.org/6bNIbrYqt Архивировано из первоисточника 7 сентября 2015].
  • [www.apmaxima.com/ Home] (англ.). Asia Pacific Maximaphily. Проверено 10 апреля 2014. [archive.is/80gHD Архивировано из первоисточника 10 апреля 2014].

Отрывок, характеризующий Максимафилия

– Вы знаете, я поверил ему нашу тайну, – сказал князь Андрей. – Я знаю его с детства. Это золотое сердце. Я вас прошу, Натали, – сказал он вдруг серьезно; – я уеду, Бог знает, что может случиться. Вы можете разлю… Ну, знаю, что я не должен говорить об этом. Одно, – чтобы ни случилось с вами, когда меня не будет…
– Что ж случится?…
– Какое бы горе ни было, – продолжал князь Андрей, – я вас прошу, m lle Sophie, что бы ни случилось, обратитесь к нему одному за советом и помощью. Это самый рассеянный и смешной человек, но самое золотое сердце.
Ни отец и мать, ни Соня, ни сам князь Андрей не могли предвидеть того, как подействует на Наташу расставанье с ее женихом. Красная и взволнованная, с сухими глазами, она ходила этот день по дому, занимаясь самыми ничтожными делами, как будто не понимая того, что ожидает ее. Она не плакала и в ту минуту, как он, прощаясь, последний раз поцеловал ее руку. – Не уезжайте! – только проговорила она ему таким голосом, который заставил его задуматься о том, не нужно ли ему действительно остаться и который он долго помнил после этого. Когда он уехал, она тоже не плакала; но несколько дней она не плача сидела в своей комнате, не интересовалась ничем и только говорила иногда: – Ах, зачем он уехал!
Но через две недели после его отъезда, она так же неожиданно для окружающих ее, очнулась от своей нравственной болезни, стала такая же как прежде, но только с измененной нравственной физиогномией, как дети с другим лицом встают с постели после продолжительной болезни.


Здоровье и характер князя Николая Андреича Болконского, в этот последний год после отъезда сына, очень ослабели. Он сделался еще более раздражителен, чем прежде, и все вспышки его беспричинного гнева большей частью обрушивались на княжне Марье. Он как будто старательно изыскивал все больные места ее, чтобы как можно жесточе нравственно мучить ее. У княжны Марьи были две страсти и потому две радости: племянник Николушка и религия, и обе были любимыми темами нападений и насмешек князя. О чем бы ни заговорили, он сводил разговор на суеверия старых девок или на баловство и порчу детей. – «Тебе хочется его (Николеньку) сделать такой же старой девкой, как ты сама; напрасно: князю Андрею нужно сына, а не девку», говорил он. Или, обращаясь к mademoiselle Bourime, он спрашивал ее при княжне Марье, как ей нравятся наши попы и образа, и шутил…
Он беспрестанно больно оскорблял княжну Марью, но дочь даже не делала усилий над собой, чтобы прощать его. Разве мог он быть виноват перед нею, и разве мог отец ее, который, она всё таки знала это, любил ее, быть несправедливым? Да и что такое справедливость? Княжна никогда не думала об этом гордом слове: «справедливость». Все сложные законы человечества сосредоточивались для нее в одном простом и ясном законе – в законе любви и самоотвержения, преподанном нам Тем, Который с любовью страдал за человечество, когда сам он – Бог. Что ей было за дело до справедливости или несправедливости других людей? Ей надо было самой страдать и любить, и это она делала.
Зимой в Лысые Горы приезжал князь Андрей, был весел, кроток и нежен, каким его давно не видала княжна Марья. Она предчувствовала, что с ним что то случилось, но он не сказал ничего княжне Марье о своей любви. Перед отъездом князь Андрей долго беседовал о чем то с отцом и княжна Марья заметила, что перед отъездом оба были недовольны друг другом.
Вскоре после отъезда князя Андрея, княжна Марья писала из Лысых Гор в Петербург своему другу Жюли Карагиной, которую княжна Марья мечтала, как мечтают всегда девушки, выдать за своего брата, и которая в это время была в трауре по случаю смерти своего брата, убитого в Турции.
«Горести, видно, общий удел наш, милый и нежный друг Julieie».
«Ваша потеря так ужасна, что я иначе не могу себе объяснить ее, как особенную милость Бога, Который хочет испытать – любя вас – вас и вашу превосходную мать. Ах, мой друг, религия, и только одна религия, может нас, уже не говорю утешить, но избавить от отчаяния; одна религия может объяснить нам то, чего без ее помощи не может понять человек: для чего, зачем существа добрые, возвышенные, умеющие находить счастие в жизни, никому не только не вредящие, но необходимые для счастия других – призываются к Богу, а остаются жить злые, бесполезные, вредные, или такие, которые в тягость себе и другим. Первая смерть, которую я видела и которую никогда не забуду – смерть моей милой невестки, произвела на меня такое впечатление. Точно так же как вы спрашиваете судьбу, для чего было умирать вашему прекрасному брату, точно так же спрашивала я, для чего было умирать этому ангелу Лизе, которая не только не сделала какого нибудь зла человеку, но никогда кроме добрых мыслей не имела в своей душе. И что ж, мой друг, вот прошло с тех пор пять лет, и я, с своим ничтожным умом, уже начинаю ясно понимать, для чего ей нужно было умереть, и каким образом эта смерть была только выражением бесконечной благости Творца, все действия Которого, хотя мы их большею частью не понимаем, суть только проявления Его бесконечной любви к Своему творению. Может быть, я часто думаю, она была слишком ангельски невинна для того, чтобы иметь силу перенести все обязанности матери. Она была безупречна, как молодая жена; может быть, она не могла бы быть такою матерью. Теперь, мало того, что она оставила нам, и в особенности князю Андрею, самое чистое сожаление и воспоминание, она там вероятно получит то место, которого я не смею надеяться для себя. Но, не говоря уже о ней одной, эта ранняя и страшная смерть имела самое благотворное влияние, несмотря на всю печаль, на меня и на брата. Тогда, в минуту потери, эти мысли не могли притти мне; тогда я с ужасом отогнала бы их, но теперь это так ясно и несомненно. Пишу всё это вам, мой друг, только для того, чтобы убедить вас в евангельской истине, сделавшейся для меня жизненным правилом: ни один волос с головы не упадет без Его воли. А воля Его руководствуется только одною беспредельною любовью к нам, и потому всё, что ни случается с нами, всё для нашего блага. Вы спрашиваете, проведем ли мы следующую зиму в Москве? Несмотря на всё желание вас видеть, не думаю и не желаю этого. И вы удивитесь, что причиною тому Буонапарте. И вот почему: здоровье отца моего заметно слабеет: он не может переносить противоречий и делается раздражителен. Раздражительность эта, как вы знаете, обращена преимущественно на политические дела. Он не может перенести мысли о том, что Буонапарте ведет дело как с равными, со всеми государями Европы и в особенности с нашим, внуком Великой Екатерины! Как вы знаете, я совершенно равнодушна к политическим делам, но из слов моего отца и разговоров его с Михаилом Ивановичем, я знаю всё, что делается в мире, и в особенности все почести, воздаваемые Буонапарте, которого, как кажется, еще только в Лысых Горах на всем земном шаре не признают ни великим человеком, ни еще менее французским императором. И мой отец не может переносить этого. Мне кажется, что мой отец, преимущественно вследствие своего взгляда на политические дела и предвидя столкновения, которые у него будут, вследствие его манеры, не стесняясь ни с кем, высказывать свои мнения, неохотно говорит о поездке в Москву. Всё, что он выиграет от лечения, он потеряет вследствие споров о Буонапарте, которые неминуемы. Во всяком случае это решится очень скоро. Семейная жизнь наша идет по старому, за исключением присутствия брата Андрея. Он, как я уже писала вам, очень изменился последнее время. После его горя, он теперь только, в нынешнем году, совершенно нравственно ожил. Он стал таким, каким я его знала ребенком: добрым, нежным, с тем золотым сердцем, которому я не знаю равного. Он понял, как мне кажется, что жизнь для него не кончена. Но вместе с этой нравственной переменой, он физически очень ослабел. Он стал худее чем прежде, нервнее. Я боюсь за него и рада, что он предпринял эту поездку за границу, которую доктора уже давно предписывали ему. Я надеюсь, что это поправит его. Вы мне пишете, что в Петербурге о нем говорят, как об одном из самых деятельных, образованных и умных молодых людей. Простите за самолюбие родства – я никогда в этом не сомневалась. Нельзя счесть добро, которое он здесь сделал всем, начиная с своих мужиков и до дворян. Приехав в Петербург, он взял только то, что ему следовало. Удивляюсь, каким образом вообще доходят слухи из Петербурга в Москву и особенно такие неверные, как тот, о котором вы мне пишете, – слух о мнимой женитьбе брата на маленькой Ростовой. Я не думаю, чтобы Андрей когда нибудь женился на ком бы то ни было и в особенности на ней. И вот почему: во первых я знаю, что хотя он и редко говорит о покойной жене, но печаль этой потери слишком глубоко вкоренилась в его сердце, чтобы когда нибудь он решился дать ей преемницу и мачеху нашему маленькому ангелу. Во вторых потому, что, сколько я знаю, эта девушка не из того разряда женщин, которые могут нравиться князю Андрею. Не думаю, чтобы князь Андрей выбрал ее своею женою, и откровенно скажу: я не желаю этого. Но я заболталась, кончаю свой второй листок. Прощайте, мой милый друг; да сохранит вас Бог под Своим святым и могучим покровом. Моя милая подруга, mademoiselle Bourienne, целует вас.